«МЫ ТАК БЛИЗКИ, ЧТО СЛОВ НЕ НАДО» ИЛИ ЗАМЕТКИ К НЕСОСТОЯВШИМСЯ ПАРЛАМЕНТСКИМ СЛУШАНИЯМ ПО ПРОБЛЕМАМ УКРАИНО-РОССИЙСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

20 июня, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №23, 20 июня-27 июня

Парламентские слушания «Украино-российские отношения: современное состояние и перспективы», назначенные на 10 июня, были перенесены на октябрь...

Михаил Пашков
Михаил Пашков

Парламентские слушания «Украино-российские отношения: современное состояние и перспективы», назначенные на 10 июня, были перенесены на октябрь. Официально — по причине нецелесообразности одновременного проведения Дня правительства и слушаний со схожей повесткой дня. Реальные же причины их переноса на осень отражают, с одной стороны, особенности политического сезона, когда PR-акции более востребованы, чем рутинная черновая работа, а с другой — стиль наших действий на российском направлении.

День правительства, посвященный проблемам реализации Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и РФ, обернулся вполне рядовым мероприятием, прошедшим при полупустом зале. От правительства выступил госсекретарь МИДа В.Ельченко. Вялая дискуссия парламентариев прошла в режиме циркуляции трех расхожих идиологем. Первая (пророссийская) — курс на максимальное углубление политико-экономической интеграции, интенсификацию строительства ЕЭП. Вторая (радикальная) — осуждение имперских притязаний РФ. Третья (умеренная) — выстраивание прагматичных партнерских отношений: там, где позволяют национальные интересы, — сближаться, где нет — дистанцироваться...

Говорили депутаты и об «особости» двусторонних отношений. (Кстати, недавно во время майского самого длительного своего визита в Украину президент России обронил знаковую фразу об уникальности отношений между Россией и Украиной.) Действительно, отношения Киева и Москвы уникальны по многим причинам, но еще и потому, что именно в них сфокусировались все проблемы и противоречия украинской внешней политики, о которых авторы уже писали на страницах «ЗН» (№45 от 23 ноября 2002 г.).

Участники упомянутого Дня правительства в конце концов сошлись на том, что: а) большой Договор выполняется не так, как хотелось бы; б) нерешенных проблем в двусторонних отношениях больше, чем решенных; в) не удалось достичь нового качества украино-российского сотрудничества.

Парадокс ситуации в том, что формальное проходное мероприятие подменило парламентские слушания тогда, когда характер партнерства под влиянием внутренних и в большей степени внешних факторов меняется на глазах и стремительно приближается новая фаза отношений. А осенние слушания могут обернуться, образно говоря, голосом вдогонку...

В статье делается попытка проанализировать «день вчерашний» украино-российских отношений, оценить сегодняшнее двустороннее сотрудничество и предложить некоторые меры по укреплению и развитию «завтрашних» контактов Киева и Москвы. В материале используются результаты социологического исследования Центра Разумкова, проведенного 1—8 июня. (Методом личного интервью опрошены 2011 респондентов старше 18 лет во всех регионах Украины.)

Воспоминания о прошлом, или Ненайденный новый алгоритм сотрудничества

За прошедшие годы украино-российские отношения развивались преимущественно на принципах политико-экономического бартера. Поиск так называемого «нового алгоритма взаимоотношений», о котором Президент Украины Л.Кучма заявил в октябре 2000 г., по сути, свелся к прагматизации обмена преференциями, экономический потенциал которых со стороны Украины иссякает. Двусторонний диалог, при всей его внешней активности и эффектных (но отнюдь не эффективных) PR-акциях, был централизован и непрозрачен. Реализация достигнутых договоренностей оставляла желать лучшего. В торгово-экономических отношениях не наблюдалось качественных перемен.

Стоит вспомнить, что уже в постельцинский период одной из первых попыток придать новый характер двустороннему сотрудничеству стала «технологическая встреча» Л.Кучмы и В.Путина в Днепропетровске (февраль 2001 г.), именно после которой и заговорили о качественной смене отношений. Действительно, с этого момента удалось заметно интенсифицировать двусторонний диалог. За прошедшие два с половиной года состоялось 20 встреч президентов, подписано более 40 украино-российских соглашений.

И нынешний год начался в режиме «политико-дипломатического спурта». В январе прошло первое заседание межпарламентской комиссии. Президенты официально открыли Год России в Украине и подписали договор о госгранице. Встречались премьеры и спикеры, региональные лидеры и руководители партий, представители спецслужб и женщины-бизнесмены. На украинских чиновников пролился звездопад российских орденов...

Однако переход количества контактов и деклараций об углублении отношений в новое качество двустороннего сотрудничества пока не состоялся. Такая ситуация отражается и в оценках гражданами Украины нынешних отношений Киева и Москвы. Более половины опрошенных оценивают их довольно критически: 51,8% считают их нестабильными, 7,7% — плохими и менее трети (30,4%) — хорошими. Каждый десятый респондент (10,1%) затруднился охарактиризовать состояние двустороннего взаимодействия.

На наш взгляд, не были решены главные задачи. Во-первых, не удалось сформировать новую природу экономических отношений. Несмотря на то что на уровне политического руководства Украины и России постоянно декларируется необходимость полномасштабного экономического партнёрства, степень наших экономических взаимоотношений значительно отстает от политических. Фактически по инерции используются связи, сформированные в советские времена. Невзирая на все усилия, остается немало негативных факторов, которые тормозят развитие взаимовыгодных связей между нашими странами. Результатом этого стало уменьшение товарооборота, сокращение взаимных инвестиций, отсутствие конечных результатов в создании совместных ФПГ, недостаточная эффективность производственной кооперации, потеря рынков друг друга.

Структурно схожие экономики двух стран действовали в режиме жесткой конкуренции. В минувшем году отраслевые лоббисты вели тихую торговую войну — возводился частокол ограничений, квот, защитных пошлин. Эхо прошлогодней войны слышится и поныне. (Недавно россияне ввели антидемпинговую пошлину на украинский оцинкованный прокат, а Киев «порадовал» соседей предварительными антидемпинговыми мерами на импорт российских спичек.) Кстати, сюда же можно отнести (если отбросить политическую подоплеку) и недавний скандал вокруг совместного проекта АН-70, вызвавшего даже резкую негативную реакцию украинского Президента — «мне надоела эта политика со стороны Российской Федерации!». В свою очередь, вряд ли свидетельством «экономического взаимопонимания» двух стран может служить тот факт, что после отмены санкций FATF против Украины комитет РФ по финансовому мониторингу включил Украину в «черный список» стран, не содействующих борьбе с отмыванием «грязных» денег.

Торгово-экономические «узлы» приходилось вручную развязывать президентам, ибо компенсационные механизмы (например, Меморандум о принципах неприменения специальных мер от 4 октября 2001 г.) фактически не действовали.

За прошедшее время сторонам так и не удалось создать ни одной совместной финансово-промышленной группы, способной конкурировать на европейских рынках. Наоборот, и Москва, и Киев продолжали затрачивать значительные ресурсы на создание дублирующих производств.

Во-вторых, не состоялось заявленное обновление механизмов двустороннего сотрудничества. Сформированный два года назад украинский «треугольник», работающий на российском направлении (Смешанная комиссия — Стратегическая группа — Рабочая группа), не придал нового импульса отношениям Украины с Россией. Кабмину было поручено оживить работу Смешанной комиссии и провести инвентаризацию двустороннего экономического сотрудничества. Однако выработать новую экономическую стратегию на российском направлении не удалось, равно как и отладить стабильную и надежную систему двусторонних контактов на среднечиновничьем уровне. (Именно на этом уровне продолжали гаснуть полезные инициативы и тормозиться нужные решения.) Два же других угла в «треугольнике» совсем провисли.

В-третьих, принятие важных решений в сфере двустороннего сотрудничества остается чрезмерно централизованным и непрозрачным. В условиях мощного административного влияния на экономические процессы и сосредоточения властных рычагов по принятию внешнеполитических решений в руках Президента Л.Кучмы и его окружения сфера принятия решений сужена до президентских структур. Достаточно вспомнить об «экспромтном» подписании трехстороннего заявления президентов Украины, Молдовы и РФ о расширении участия в ЕврАзЭС, о закрытом режиме подготовки к созданию международного газотранспортного консорциума, о «сюрпризном» для многих высокопоставленных чиновников интеграционном заявлении «четверки» по созданию единого экономического пространства и т.п. Кстати, многие наблюдатели расценили недавнюю крымскую встречу президентов как своеобразный ренессанс былой безгалстучной дипломатии времен Б.Ельцина, когда важные решения принимались тет-а-тет. Президенты общались в Ялте в закрытом режиме, без ближайших советников, которые, по словам Л.Кучмы (sic!), «иногда подсказывают то, что сам не хочешь».

В-четвертых, не удалось отладить эффективные механизмы контактов между политическими, деловыми и научными элитами.

Этот тезис звучал и звучит неизменным рефреном на многих «круглых столах» и встречах, посвященных двустороннему сотрудничеству, в т.ч. проведенных за последнее время Центром Разумкова и фондом «Российский общественно-политический центр» в Москве (май 2001 г.) и Киеве (декабрь 2002 г.) Не случайно участники прошлогоднего украинско-российского делового форума в Одессе обратились к президентам обеих стран с предложением создать совет экспертов. (В конце концов на нынешнем форуме 19 мая региональные лидеры двух стран учредили постоянно действующий орган «Совет регионов».)

Посол РФ в Украине В.Черномырдин был вынужден признать, что в отношениях между двумя странами сложилась ситуация «интеллектуального отчуждения». Такому отчуждению элит в немалой степени способствовало и непродуктивное позицирование российских властей накануне прошлогодних парламентских выборов в Украине, когда политические силы, участвующие в выборах, делились на «наших» и «ненаших».

Таким образом, качественно изменить природу двустороннего сотрудничества пока не удалось, поиск нового алгоритма в целом свелся к активизации контактов, прагматизации традиционного политико-экономического бартера: политическая поддержка — экономические преференции. Причем этот самый бартер за последние годы претерпел значительные трансформации. Традиционный ельцинский вариант, когда некоторые политические шаги Украины сопровождались экономическими преференциями со стороны РФ, сменился в период 2001—2003 гг. на зеркально противоположный. Политическая поддержка российского лидера в моменты острых внутриукраинских кризисов (февраль 2001 г., октябрь 2002 г.) имела определенную экономическую цену. Ныне, с учетом новой геополитической ситуации и приближения выборов, в обеих странах наблюдается тенденция перехода к смешанному обмену политико-экономическими «поддержко-уступками».

День сегодняшний, или «Строить нам наши отношения нужно нестандартными средствами
и нестандартными способами»

Эта путинская фраза, произнесенная во время беседы с журналистами по итогам ялтинской встречи, отражает определенную эволюцию взглядов российского лидера на отношения с Украиной. Ибо еще в октябре прошлого года на встрече в Запорожье В.Путин заявил: «...мы не знаем подчас, как строить новые отношения, ждем друг от друга каких-то преференций». Фраза о «нестандартности» имеет множество смыслов. Один из них, очевидно, сводится к тому, что сторонам должно общаться доверительно, в т.ч. без дипломатических экивоков и международных политесов. Доверительность хороша, но до определенных пределов, за рамки которых, надо полагать, выходят «нестандартные» просьбы российской стороны поделиться переговорными протоколами украинцев по вступлению в ВТО.

«Нестандартность» по-российски — это долгие уговоры вступить в ЕврАзЭС, идея участия Украины в Совете Россия—НАТО, координация вступления в ВТО, форсирование создания Организации региональной интеграции, многолетняя нератификация Соглашения о зоне свободной торговли, нежелание демаркации госграницы, решение о возможности службы украинцев в российской армии и др. (Интересно, какой была бы, к примеру, реакция российской стороны на предложение об участии граждан РФ в украинском контингенте в Ираке?)

А вот «стандартность» — это российская инициатива введения режима поездок по загранпаспортам, новая жесткая миграционная политика РФ без всяких послаблений «братьям-украинцам». (Тут невозможно удержаться от цитирования еще одного ялтинского высказывания В.Путина: «Отношения между Россией и Украиной уникальны.... Большое количество граждан Украины связывают свою судьбу с Россией, а многие российские граждане связывают свои судьбы и судьбы близких родственников с Украиной. Так сложилось».) Кстати, по результатам социологического исследования Центра Разумкова абсолютное большинство украинских граждан (74,9%) негативно относятся к перспективе поездок в РФ по загранпаспортам. Приветствуют такую инициативу всего лишь 6,5% респондентов. Индифферентно смотрят на эту проблему 16,3% опрошенных.

К «стандарту» в двусторонних отношениях можно отнести и проведение Года Украины в РФ и соответственно Года России у нас. Многие политики и политологи и в Киеве, и в Москве эти акции оценивают весьма скептически. Глава парламентского комитета по международным делам С.Сташевский, выступая на Дне правительства, заметил, что результаты проведения Года Украины в РФ «к сожалению, не были столь весомыми, как ожидалось». Время покажет, сколь «весомы» будут итоги российского года. Однако результаты июньского опроса оптимизма как-то не добавляют. Так, 66,4% граждан Украины слышали о том, что в их стране проходит Год России. Принимали участие в мероприятиях, посвященных Году РФ, — 0,8%(!). А треть населения (32,8%) об этой акции не слышала. Причем отношение у людей к проводимой акции отнюдь не однозначное. 45,7% опрошенных считают, что проведение Года РФ в Украине — «это доброе дело, содействующее развитию отношений между странами, укрепляющее контакты меж людьми». В свою очередь, 37% опрошенных уверены: это — «серия формальных мероприятий, не влияющих на украино-российские отношения».

В общем, проблем в двусторонних отношениях немало. Многие за эти годы удалось решить, но некоторые обрели явно хронический характер. Собственно, речь идет о а) делимитации водной части украино-российской границы; б) разделе недвижимости бывшего СССР за рубежом (т.е. «нулевом варианте»); в) обеспечении защиты прав украинцев в РФ и россиян в Украине (в т.ч. пенсионного обеспечения украинских граждан, работавших в районах Крайнего Севера); г) евроатлантической интеграции Украины; д) введении зоны свободной торговли без ограничений и изъятий; е) возвращение вкладов юридических лиц во Внешэкономбанке; ж) функционировании ЧФ РФ на территории Украины и др.

Кстати, по результатам июньского опроса Центра Разумкова, граждане Украины среди факторов, наиболее негативно влияющих на двусторонние отношения, выделяют в первую очередь наличие ограничений в двусторонней торговле (46,2%), непоследовательность внешнеполитического курса Украины на российском направлении (40,6%), проблемы Черноморского флота и Севастополя (39,5%), контрольный режим на границе (37,6%). Надо сказать, что последние три года такая градация негативных факторов остается практически неизменной.

Каковы сегодняшние отношения двух стран? На наш взгляд, специфика нынешнего сотрудничества Украины и России определяется следующими факторами.

Первое. У сторон отсутствует четкая, согласованная и эффективно действующая модель двусторонних отношений на перспективу. Что касается экономики, то нам так и не удалось реализовать идею разработки Концепции внешнеэкономических отношений с РФ на 2001—2004 годы. С учетом новых условий требует модернизации и существенной корректировки базовая Программа экономического сотрудничества на 1998—2007 гг.

В общеполитическом плане Киев использует по меньшей мере несколько идеологем двустороннего партнерства. Одна из них универсальная президентская: РФ — самый-самый стратегический партнер и «альтернативы углублению отношений с нашим стратегическим партнером Российской Федерацией не может быть». Другая, более изысканная, ныне апробируется внешнеполитическим ведомством. По словам А.Зленко, в отношениях с РФ «мы выработали оптимальную политическую дистанцию — достаточно близкую, чтобы поддерживать партнерский диалог, и достаточно отдаленную, чтобы не бояться быть втянутыми на орбиту этого геополитического гиганта».

Со своей стороны Россия на украинском направлении использует набор различных технологий — от «постимперского собирания земель» в виде создания разноглубинно интегрированных экономических и военных альянсов на просторах СНГ (ЕврАзЭС, получивший в мае с.г. официальную регистрацию в ООН, обновленный недавно ОДКБ, создаваемое ударными темпами единое экономическое пространство) до синхронного движения в Европу.

Поэтому отнюдь не случайно ныне стороны (в измененном виде) вернулись к идее Меморандума о стратегическом партнерстве, которую активно продвигал в свое время А.Разумков. 19 мая на совместной коллегии МИДов Украины и РФ была парафирована «Декларация о поддержании стратегического партнерства между Украиной и Россией».

Второе. Мы входим в «паузовую» фазу отношений и в ближайшее время прорывов не ожидается. Этот тезис можно подкрепить следующими аргументами. Количественное участие российского бизнеса в украинских приватизационных проектах достигло определенного порогового значения, что обусловлено как политическими факторами, так и нестабильностью законодательства, «засушливостью» инвестиционного климата. (Впрочем, перечень освоенных российским капиталом объектов уже насчитывает немало «внушительных» аббревиатур — от серии НПЗ и системы АЗС до НГЗ, ЗАК, ХМК, UMC и др.)

2004 год станет переломным потому, что на это время приходится электоральный цикл смены государственно-политической элиты в обеих странах. Украина и Россия втягиваются в период предвыборной нестабильности, когда в отношениях начинает доминировать некая выжидательность. Собственно говоря, уроки истории двусторонних отношений подтверждают тот факт, что период серьезных внутренних перемен является периодом определенной консервации уровня сотрудничества.

Для России, очевидно, большую проблему представляют парламентские выборы-2003 и губернаторские-2004, ибо финал президентской кампании, исходя из сегодняшней расстановки сил, предсказать несложно. Для Украины следующий год ожидается судьбоносным во всех смыслах. На этом фоне лидеры двух стран чем дальше, тем больше будут нуждаться во взаимной политической поддержке. Для В.Путина на старте президентской кампании, безусловно, нужен успех реинтеграционных инициатив на стратегически приоритетном направлении — постсоветском пространстве. Для этого успеха, по меткому выражению политологов, Украина являет собой «критическую массу». Для Л.Кучмы, который озабочен выстраиванием политических и экономических гарантий на постпрезидентский период, российская поддержка дорогого стоит...

Третье. Изменился внешнеполитический интерьер двусторонних отношений. Максимально обобщенно ситуация выглядит примерно следующим образом. Военная операция в Ираке качественно изменила ситуацию в мире, в первую очередь касательно международных механизмов безопасности и расстановки сил на геополитической карте. «Пацифистский триумвират» (Франция—Германия—РФ) потерпел неудачу, и Москве пришлось «зачищать» возникшие шероховатости в отношениях с Вашингтоном. (Россия попыталась по максимуму использовать для этого юбилейный форум в Санкт-Петербурге и заседание стран «большой восьмерки» во Франции.)

В то же время в украино-американских отношениях наступило заметное потепление. Решение Киева по отправке РХБ-батальона в Кувейт привело к снижению напряженности в двусторонних контактах и продуцированию серии «обнадеживающих» импульсов Киеву со стороны НАТО. Тему «Кольчуг» сменила (не заменила!) тема участия Украины в стабилизационном процессе в Ираке и возможности участия украинских компаний в экономических проектах по восстановлению страны. Безусловно позитивно было встречено американской стороной принятое СНБОУ и поддержанное Верховной Радой решение о направлении украинского военного контингента в Ирак. (Как обнадеживающий знаковый жест в этом плане можно расценивать и недавнее обещание американского гранта на реализацию проектов регионального сотрудничества в рамках ГУУАМ.)

В свою очередь, в последнее время оживился диалог Украины с ЕС, и Президент Л.Кучма перестал ощущать былой дискомфорт в общении с европейскими лидерами. (К примеру, еще полгода назад вряд ли бы представилось возможным проведение семейного уик-энда с президентом Еврокомиссии Р.Проди в его болонской резиденции.)

Очевидно, что такая новая «поствоенная» конфигурация, повысившая геополитические дивиденды Киева, и стала одной из мотиваций безгалстучного визита в Украину В.Путина и последующего мидовского десанта во главе с И.Ивановым. В этом контексте можно вполне согласиться с тезисом статьи А.Гальчинского «Осторожно!» — Россия» («ЗН» №19 от 24 мая 2003г.): «нынешняя геополитическая ситуация все более приобретает признаки того, что Украина для России оказывается более значимой, нежели наоборот». Во всяком случае, в новой ситуации заметно снизилась былая односторонняя необходимость компенсировать провисание западного вектора украинской внешней политики бурной активизацией контактов на российском направлении.

«Завтра» украино-российского партнерства,
или Несколько шагов навстречу

Во время недавнего визита в Киев глава российского МИДа И.Иванов использовал тезис, гласящий: «отношения наших стран достигли достаточной зрелости для того, чтобы придать им действительно стратегический характер и развернуть в будущее на длительную перспективу». Очевидно, подобный «разворот» предполагает качественные перемены в технологии взаимоотношений, формирование новой природы сотрудничества. Ныне вряд ли можно точно спрогнозировать, как в будущем будет выглядеть формула партнерства Украины и России. Но ключевые составляющие ее безусловно будут определяться как характером внутриполитических процессов, так и уровнем отношений со странами-лидерами (в первую очередь, США) и доминирующими международными структурами (ЕС, НАТО).

Несомненно, рано или поздно придется отойти от пышных фраз, признаний в дружбе и братстве, взаимоотношений по схеме ведущий–ведомый, а строить партнерство на взаимовыгодной, долгосрочной основе, сконцентрироваться на достижении конкретных и ощутимых для граждан обеих стран результатов, объединении усилий с целью создания наиболее благоприятных условий экономического возрождения Украины и России, обеспечение их статуса высокоразвитых государств с рыночной экономикой.

Базисом стратегического партнерства должны стать совпадающие основные ориентиры внутренней и внешней политики двух государств — создание основ гражданского общества; завершение рыночных преобразований; повышение уровня жизни населения; интеграция в европейское и мировое экономическое, политическое, правовое и культурное пространство, обеспечение мира и стабильности.

В украинском обществе существует большой потенциал поддержки взаимовыгодного сотрудничества Украины с северным соседом. Большинство респондентов (69%) выступают за углубление сотрудничества с Россией. (Каждый пятый опрошенный (20,2%) считает целесообразным поддержание нынешнего уровня взаимоотношений. За уменьшение сотрудничества выступают всего 4,2% опрошенных. Только 6,6% затруднились с ответом.)

На наш взгляд, повышению эффективности и продвижению к новой природе украино-российского сотрудничества могли бы способствовать следующие шаги:

— придание прозрачности и сбалансированности процессу принятия решений по ключевым проблемам двустороннего сотрудничества. Речь идет о перераспределении переговорных функций в пользу межпарламентских и межправительственных структур, повышении роли в переговорном процессе региональных лидеров;

— модернизация традиционных механизмов двустороннего сотрудничества — в т.ч. пересмотр ставшей «номинальной» роли Стратегической группы (косвенным подтверждением такой «номинальности» стало обсуждение проблем стратегического партнерства и парафирование соответствующего документа на совместной коллегии МИДов);

— формирование стабильных каналов сотрудничества между политическими, предпринимательскими и научными элитами двух стран;

— обеспечение гармонизации законодательной и нормативной базы Украины и России в соответствии с международными стандартами и принципами ВТО, максимальное снятие барьеров на пути свободного перемещения товаров, услуг, капитала и рабочей силы между странами;

— создание совместных транснациональных корпораций, крупных вертикально интегрированных финансово-промышленных структур, способных на равных конкурировать на европейских и мировых рынках;

— объединение усилий в развитии приоритетных научных направлений в областях исследований космического пространства, биотехнологий и сельского хозяйства, ресурсо- и энергосбережения, создания новых материалов и информационных технологий;

— согласование транзитных режимов, систем взимания местных налогов и портовых сборов, углубление сотрудничества в области торгового судоходства, воздушного сообщения, трубопроводного транспорта, транзита и поставок электроэнергии в третьи страны;

— расширение сотрудничества в сфере защиты окружающей среды, предотвращения трансграничных загрязнений, оказание взаимной помощи по предупреждению и ликвидации последствий техногенных и природных катастроф;

— объединение усилий в борьбе с организованной преступностью, терроризмом, наркобизнесом, контрабандой и нелегальной миграцией;

— развитие межрегиональных связей, создание благоприятных условий для развития экономического сотрудничества на уровне областей (республик, краев), отдельных городов обеих стран;

— создание цивилизованных условий, взаимоприемлемых правил и норм обмена информацией массового пользования; координация действий в сфере социального обеспечения и миграционной политики; развитие гуманитарных связей и культурного обмена.

Разумеется, этим не исчерпывается комплекс необходимых мер по совершенствованию двусторонних отношений. Некоторые конкретные предложения к рекомендациям парламентских слушаний по вопросам украино-российских отношений, которые, мы надеемся, все-таки состоятся, можно было бы сформулировать следующим образом (учитывая соответствующую стилистику предполагаемого документа):

Верховной Раде Украины:

1. Расширять межпарламентское сотрудничество с Федеральным собранием РФ, содействовать развитию контактов региональных структур представительской власти.

2. В сфере парламентского сотрудничества Украина—Россия содействовать дальнейшему совершенствованию и развитию системы договорно-правовых отношений с РФ, активизировать и координировать деятельность парламентов по сближению (на основе европейских норм) законодательств Украины и России в сфере торгово-экономических, гуманитарных отношений, иммиграционной политики, межрегионального сотрудничества.

3. Наладить регулярный обмен а) информацией о работе парламентских групп в международных организациях; б) законопроектами, которые могут затрагивать интересы сторон.

4. В рамках межпарламентской комиссии обеспечить реализацию комплекса задач и скоординированность действий с Федеральным собранием РФ в процессе ратификации Договора об украино-российской государственной границе.

5. На очередном заседании украино-российской межпарламентской комиссии провести переговоры по проблемам миграционной политики государств по следующим направлениям: а) подготовка двустороннего соглашения о защите социально-экономических прав трудящихся иммигрантов; б) координация на законодательном уровне мер по борьбе с фирмами, которые вербуют нелегалов-иммигрантов; в) упрощение миграционного российского законодательства (Закон «О правовом положении иностранных граждан в РФ») для граждан Украины, временно работающих в РФ; г) обсуждение принятого руководством РФ решения (Послание президента РФ Федеральному собранию РФ от 16 мая 2003 г.) о приеме на профессиональную службу в российскую армию граждан СНГ.

Кабинету министров Украины:

1. Повысить эффективность реализации двусторонних договоренностей в торгово-экономической, газовой, электроэнергетической, аэрокосмической, гуманитарной сферах сотрудничества.

2. Обеспечивать условия для формирования новой природы экономического сотрудничества, сосредоточив усилия на реализации зоны свободной торговли, содействии созданию конкурентоспособных транснациональных корпораций, предприятий, ассоциаций в разных сферах, реализации проектов в третьих странах, в т.ч. в сфере энергетики, транспорта, высокотехнологического военного сотрудничества.

3. Активизировать переговорный процесс по проблемным вопросам украино-российских отношений (в т.ч. режима государственной границы, делимитации водной и демаркации ее сухопутной части; раздела заграничной собственности бывшего СССР).

4. В рамках Смешанной украино-российской комиссии по сотрудничеству провести с российской стороной во второй половине 2003 г. инвентаризацию договорно-правовой базы с целью а) мониторинга устаревших и недействующих документов; б) разработки предложений по корректировке долгосрочных программ двустороннего сотрудничества (Программа долгосрочного экономического сотрудничества до 2007 г.). Результаты работы представить к заседанию Смешанной украино-российской комиссии по сотрудничеству.

5. Принять меры по подписанию с РФ соглашения о передаче лиц, пребывающих на территории государств нелегально (реадмиссии). Синхронизировать этот процесс с заключением аналогичных соглашений со странами ЕС; заключить соглашение с правительством РФ об обмене информацией относительно практики реализации новых иммиграционных законов, регулирования миграционных потоков. До 1 октября 2003 г. провести переговоры с Министерством труда и социального развития РФ, МВД, Министерством экономического развития и торговли относительно квот для граждан Украины на въезд в РФ для осуществления трудовой деятельности. Разработать до конца 2003 г. Концепцию миграционной политики Украины.

6. С целью более полной реализации потенциала межрегионального сотрудничества а) провести мониторинг реализации нормативных актов, регулирующих процессы межрегионального сотрудничества, проанализировать ход реализации Программы межрегионального и приграничного сотрудничества на 2001-2007 гг. с последующей ее корректировкой, учитывая подписание украино-российского Договора о государственной границе; б) содействовать формированию межрегиональных образований по принципу еврорегионов, расширению участия приграничных регионов двух стран в работе европейских структур межрегионального сотрудничества; в) решить с российской стороной проблемы финансирования деятельности недавно созданного «Совета регионов». Содействовать формированию информационной базы данных на общем вебсайте, реализации программ гуманитарного сотрудничества, изучения рынка труда в плане обеспечения социальной занятости населения регионов.

На наш взгляд, комплекс предложенных мер мог бы способствовать более эффективной реализации принятых решений и договоренностей, наполнению стратегического партнерства наших стран конкретным содержанием и в конечном итоге — созданию условий для обретения нового качества украино-российского сотрудничества.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно