Молодые реформаторы старой монархии

9 июля, 2010, 17:42 Распечатать Выпуск №26, 9 июля-16 июля

Через 19 дней после парламентских выборов британская королева Елизавета II торжественно открыла сессию парламента и зачитала тронную речь...

Через 19 дней после парламентских выборов британская королева Елизавета II торжественно открыла сессию парламента и зачитала тронную речь. По традиции, речь эта подготовлена новым премьер-министром и является изложением на тему программы нового правительства. На сей раз спич был удивительно кратким и свелся главным образом к перечислению 22 законодательных инициатив, которые новое коалиционное правительство консерваторов и либерал-демократов планирует осуществить за первые 500 дней своего правления.

Политический ландшафт старой монархии кардинально изменился 7 мая, когда стали известны результаты выборов. После 13 лет оппозиционного прозябания консерваторы получили большинство голосов. Но победа далась нелегко, и была скорее горькой, чем радостной. Ибо предвкушение сокрушительного удара по лейбористам развеялось, когда стало понятно, что абсолютное парламентское большинство осталось недосягаемой мечтой. Справедливости ради стоит вспомнить, что победа лейбористов в 1997-м была куда более триумфальной. И потому, что случилась через долгие 18 лет тотального правления консерваторов, и потому, что принесла новым лейбористам подавляющий перевес голосов. А также вывела на политическую арену лидера нового типа — молодого и энергичного Тони Блэра. Тогда в стране накопилась усталость от консерваторов, на нынешних выборах фактор усталости от лейбористов повторился, к тому же главным раздражителем оказался неуклюжий и хмурый премьер Гордон Браун.

Последние выборы в палату общин показали, что новейшая история Британии обретает новую традицию. В электоральном сознании старой монархии востребованы молодые лидеры. После Тони Блэра на арене появился премьер-министр Дэвид Кэмерон, 43-летний лидер партии тори, и вице-премьер Ник Клегг, 43-летний лидер партии либерал-демократов. Кэмерона провозгласили самым молодым премьером Великобритании за последние 200 лет, ибо он оказался на пару месяцев моложе Блэра, также в 43 года возглавившего правительство страны. Действительно, Британия гордится собственным традиционализмом, но понимает, а скорее чувствует, что свежая политическая кровь и молодые современные мозги ей необходимы для удержания своего места в узком кругу мировых лидеров.

Идеологически либдемы гораздо ближе к лейбористам, чем к тори. И даже после парламентских выборов 2010-го у этих двух левоцентристских партий был шанс сформировать правительство и выбить консерваторов в очередную оппозицию. Но не договорились. Консерваторы в переговорах были более оперативны и главное — заманчивы. Они согласились на главную фишку либдемов — изменение избирательной системы. Причем сделал это Кэмерон без оглядки на позицию авторитетов собственной партии, ведь тори никогда раньше не помышляли о подобного рода реформе. Избирательная система всегда устраивала две крупнейшие партии страны — консерваторов и лейбористов.

Для набирающих вес либдемов избирательная система стала поистине камнем преткновения. При существующей мажоритарной системе голосования в каждом избирательном округе учитываются лишь голоса за кандидата-победителя. Голоса за представителей от других партий в счет не идут. Таким образом, состав парламента не отображает реального процентного соотношения голосов, отданных избирателями по всей стране. Потому либерал-демократы и хотят пропорциональной системы голосования, ибо на последних выборах полученные 27% всех голосов по стране (практически третья часть) дали им всего 51 место в палате общин, где заседает 650 человек.

Не секрет, что свою золотую акцию либерал-демократы вложили в коалицию со вчерашними политическими противниками лишь потому, что те пообещали им референдум об изменении избирательной системы. Другое дело, что в предреферендумное время консерваторы, особенно на местах, будут агитировать против реформы, и каким в конце концов окажется результат, пока никто не может предсказать. Но Ник Клегг, получив место заместителя главы правительства, будет заниматься именно подготовкой политической реформы.

Главным приоритетом деятельности нового правительства назначена экономическая составляющая — сокращение бюджетного дефицита и меры по выходу из рецессии. Как было обещано, министерство финансов во главе с Джорджем Осборном подготовило новый проект бюджета за 50 дней. Он был обнародован 22 июня, и явился, по сути, программой жесткой экономии для страны. За последующие пять лет дефицит бюджета должен быть сокращен в 10 раз: с 12% ВВП текущего года (что соответствует 163 млрд. фунтов стерлингов) до 1,1% ВВП (20 млрд. фунтов) в 2015 году. Уже в текущем году заложено снижение расходов в 6 млрд. фунтов. Сам Осборн назвал этот бюджет «неизбежной необходимостью» в борьбе со «структурным дефицитом». Правительство считает: если немедленно не начать меры по сокращению дефицита, экономика страны не поднимется. Прогноз по росту ВВП на 2011 год пересмотрен в сторону понижения — с прогнозированных прежде 3,5% до 2,6. На 2012 год рост ВВП заложен на уровне 2,8%, на 2013-й — 2,9%.

Дефицит британского бюджета станут сокращать разными путями. Со следующего года будет введен налог на банки, который затронет все статьи балансовых ведомостей британских банков, филиалов иностранных банков и строительных обществ. Минфин подсчитал, что налог этот будет приносить в казну ежегодно около 2 млрд. фунтов.

Еще одной неизбежной мерой Осборн называет увеличение ставки НДС: с нынешних 17,5 до 20%, что в течение пяти лет должно принести 13 млрд. фунтов. Однако от этого налога будут освобождены основные продукты питания, детская одежда и...(!) газетно-книжная продукция. В то же время налог на доходы корпораций будет снижаться до 24% (против нынешних 28%), что позволит повысить привлекательность ведения бизнеса в Британии для крупных транснациональных компаний.

На пути экономического блицкрига новое правительство поджидает множество явных и скрытых угроз. В первую очередь безработица. На сегодня она самая высокая за последние 15 лет и охватывает до 8% населения. По прогнозам, в следующем году рост безработицы продолжится. Кроме того, либдемы принципиально выступают за снижение налогов для малоимущих слоев, но консерваторы согласились только повысить порог для налоговых льгот. В свою очередь либерал-демократы отказались от идеи повышения налога на недвижимость стоимостью более 2 млн. фунтов. Единодушно коалиция согласилась отменить повышение выплат в систему социального страхования от граждан, но эти же выплаты для работодателей возрастут.

По прогнозам многих обозревателей, главные разногласия ожидают новую коалицию в осуществлении внешней политики. Ибо консерваторы достойные продолжатели евроскептицизма «имени Тэтчер», а программа либеральных демократов всегда была сильна проевропейской позицией. Пока что на европейском направлении партии заключили временное перемирие: нейтрально записали, что Британия будет активным участником процессов в ЕС. Но если встанет вопрос о делегировании определенных функций британского правительства на европейский уровень, то он будет решаться путем всеобщего референдума. Вопрос вступления в еврозону вообще не будет рассматриваться в ближайшие пять лет.

Сильные связи Великобритании и США, которые официально именуются «особыми отношениями», остаются, вне сомнения, приоритетными во внешней политике Британии. Таковы традиции, на которые практически не влияет смена власти ни в одной, ни в другой стране. И даже фраза Хейга о том, что Британия будет «верным, но не рабским союзником», по существу, ничего не меняет. Сегодня британские солдаты — главная опора американцев на военных полях Афганистана. Кэмерон уже несколько раз с разных трибун заявил о том, что войска Объединенного Королевства будут выведены из Афганистана в течение трех-пяти лет. Лидер консерваторов понимает: если вывод войск затянется, то напряжения в коалиции не избежать. Но главное, он помнит, что именно поддержка Тони Блэром американских военных действий в Ираке привела того к закату политической карьеры.

Новая политическая коалиция появилась в Британии не в самый благоприятный для страны период экономической рецессии. Но именно она, как ни парадоксально, сыграла роль объединителя для столь разных партий. Казавшиеся несовместимыми политические программы стараниями двух лидеров удалось соединить путем компромиссов, разумных уступок и главное — политической воли. Консерватор Кэмерон и либерал-демократ Клегг не устают повторять, что сделали они это в интересах страны. Страна пока что хочет им верить. Даже несмотря на то что пастельная картинка явно отдает импрессионизмом. Когда же расплывчатые очертания программ начнут проявляться под влиянием жестких реалий бытия, понадобится не только политическая воля, компромиссы, переговоры, а станет востребованной роль личностей — премьера и его вице.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно