ЛИБЕРИЙСКИЙ ФАЛЬСТАРТ

28 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

Пока никто никуда не едет. Две попытки поддержать президентский законопроект о направлении украинского воинского контингента в Либерию, предпринятые в парламенте во вторник и четверг, оказались тщетными...

Пока никто никуда не едет. Две попытки поддержать президентский законопроект о направлении украинского воинского контингента в Либерию, предпринятые в парламенте во вторник и четверг, оказались тщетными. Для начала новой украинской миротворческой миссии в Африке не хватило буквально нескольких депутатских голосов. Что потеряли и что спасли?

Главным препятствием на маршруте, старательно просчитанном в военном ведомстве, стал парламентский альянс четырех. Фракции КПУ, «Наша Украина», СПУ и БЮТ заявили о том, что не будут голосовать за одобрение решения Президента направить украинских миротворцев в Либерию. Более того, настаивали на том, что пора возвращать домой украинский контингент из Ирака, где становится все горячее. «Четверка» свое обещание сдержала. После того как во вторник в парламенте не досчитались всего лишь 9 голосов для легитимизации отправки контингента в горячую точку черного континента, министр обороны Украины пообещал провести встречи со всеми фракциями и группами, дабы еще раз аргументировать целесообразность появления в Африке украинских «голубошлемников». Но и в четверг ничего не изменилось.

Оценивая последствия украинского неучастия в миротворческой операции в Либерии, глава профильного парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Георгий Крючков заявил, что «это будет досадно в первую очередь для ООН». Как известно, гражданская война в Либерии продолжалась более 14 лет и унесла жизни более чем 150 тысяч человек. 18 августа этого года — после того как страну добровольно покинул бывший президент Чарльз Тэйлор — либерийские повстанцы и правительственные войска подписали мирный договор. Договоренности предусматривают двухлетний период правления переходного правительства, в которое наравне с представителями нынешней власти войдут и лидеры повстанцев. Совместное правление должно подготовить страну к демократическим выборам, намеченным на 2006 год. Чтобы выполнить запланированное, нужно обеспечить стабильность в Либерии силами миротворцев. ООН заявила о необходимости размещения в стране едва ли не самой большой миротворческой армии — около 15 тыс. военнослужащих. Но набор желающих идет крайне медленно. Пока в Либерии развернуты несколько военных контингентов государств Западной Африки.

Что же касается реакции оборонного ведомства, то, по словам министра обороны Евгения Марчука, Украина не получит то, что могла бы получить. Сначала в Либерию планировалось отправить 350 миротворцев, 6 вертолетов Ми-24, 8 вертолетов Ми-8, 48 автомобилей. Задача наших военных в Африке формулировалась так: перевозка грузов и персонала Миссии ООН, воздушное патрулирование и наблюдение, поисково-спасательные операции и задачи медицинской эвакуации, а также предоставление огневой поддержки с воздуха пехотным подразделениям Миссии в случае угрозы. По ооновским расценкам один час эксплуатации Ми-8 стоит 1650 долл., Ми-24 — 2900 долл. В целом компенсация со стороны ООН затрат Украины на содержание контингента наших миротворцев в Либерии должна была составить около 1,5 млн. долл. ежемесячно, или 18 млн. долл. в год. С 1992 г. секретариат ООН уже выплатил Украине за участие в других миротворческих операциях 194 млн. долл., из них в этом году — 54 млн. долл.

С военной точки зрения участие в миротворческой миссии дает возможность накопить опыт применения армейской авиации в подобных условиях и возможность отработать вопросы оперативного взаимодействия с подразделениями других стран. «Летчики получат хорошую подготовку за счет значительного объема полетов, который будет составлять до 100 часов вместо 10—20 минут, которые они имеют в Украине», утверждал министр обороны. Если же припомнить расклад с утвержденным госбюджетом на 2004 г., где «армейский» раздел «тесноват» для полноценной боевой подготовки Вооруженных сил, то стремление политической «четверки» не выпустить украинских военных добровольцев на тренаж за пределы страны, мягко говоря, излишне демонстративное. Но в идеале нужно стремиться к большему, нежели просто к получению дополнительных средств в бюджет Минобороны в виде компенсаций от ООН. Да, это тоже деньги. Но высший пилотаж — суметь извлечь из ситуации двойную, тройную выгоду. Пребывание наших «голубых касок» в том или ином регионе должно становиться своеобразным плацдармом для расширения экономических или военно-технических контактов. И этому нам еще учиться и учиться. На первый взгляд, экономический маневр в Либерии крайне ограничен. С началом гражданской войны из страны ушли все иностранные компании, включая американские. Сельское хозяйство захирело, месяцами не выплачиваются зарплаты. Либерия находится еще и под санкциями ООН. Совет Безопасности ООН единогласно принял в мае 2003 года резолюцию, продлевающую еще на год и расширяющую действие международных санкций в отношении Либерии. Они включают в себя эмбарго на вывоз всех необработанных алмазов из Либерии, запрет на поставки в эту африканскую страну любых видов вооружений. С 7 июля этого года к ним добавился 10-месячный запрет на вывоз из Либерии всех видов круглого леса и лесоматериалов. Но нужно учитывать, что все это временно. Пока же, если не будет реализована возможность отправки своего контингента в Либерию, Украина может попытаться заработать на предоставлении военно-технической помощи миротворцам из других стран. Так, украинский миротворческий контингент (в составе 4-го отдельного ремонтно-восстановительного батальона и 20-го вертолетного отряда Вооруженных сил Украины) находящийся в соседнем с Либерией государстве — Сьерра-Леоне, уже передавал военную технику контингентам из африканских стран, которые до украинского усиления в лучшем случае имели в своем арсенале лишь стрелковое вооружение. За каждую единицу военной техники, предоставленную для потребностей «голубых касок» (в основном речь идет о бронетранспортерах и автомобилях), ООН также переводит в бюджет государства сумму в несколько десятков тысяч долларов. Учитывая опыт работы в Сьерра-Леоне, Украина могла бы реализовать проекты по поставкам авто- и бронетехники для международного контингента в Либерии. Но это требует от Киева умения убедить ООН взять именно нашу технику. Еще один интересный нюанс. Та же Либерия граничит с Гвинеей, где сосредоточено около 40 процентов запасов бокситов — основного сырья для алюминиевой промышленности. С 2001 г. «Русскому алюминию» принадлежит контроль над гвинейской бокситной компанией SBK, что приносит «Русалу» около 30—40 млн. долл. в год. Эта компания поставляет сырье на Николаевский глиноземный завод. Себестоимость бокситов, добытых в SBK, выше, чем в целом по Гвинее. Но «Русал» планирует начать разработку крупнейшего гвинейского месторождения бокситов «Дян-Дян» — тогда в распоряжении российской компании будут самые дешевые бокситы в мире по цене чуть ли не 7 долл. за тонну. Успешная реализация проектов «Русала» в Гвинее напрямую зависит от стабильности положения в соседних странах — а это как раз Либерия и Сьерра-Леоне. В Сьерра-Леоне присутствуют более 600 украинских и 115 российских миротворцев. Если наши военные таки появятся в Либерии, то означает ли это, что они, среди прочего, обеспечат и спокойную жизнь проектам «Русала»? Схожая ситуация и с перспективами разработки и контроля за месторождениями алмазов — как в самой Либерии, так и в Гвинее, где укрепляется российская «АЛРОСА». Наши интересы в этом сегменте заметны разве что на уровне участия Украины в Программе сертификации алмазов Кимберлийского процесса — межгосударственного органа, стремящегося ограничить нелегальную торговлю алмазами на мировом рынке. А основными нарушителями являются именно африканские государства — прежде всего Либерия и Сьерра-Леоне. Та же Монровия активно помогала боевикам Объединенного революционного фронта (ОРФ), воюющего против правительства соседней Сьерра-Леоне, сбывать добытые на территории Сьерра-Леоне алмазы и взамен поставляла им оружие и боеприпасы, подпитывая таким образом вооруженный конфликт. Политические дивиденды от участия Украины в Программе сертификации алмазов могли бы подкрепиться более осязаемыми вещами — такими, как появление стабильных поставщиков сырья для украинских гранильных заводов. Но на самом деле перспективы развития украинских заводов по огранке ювелирных алмазов, как и национальной алмазной промышленности в целом, уже чрезмерно зависят от иностранных «контролеров». ГАК «Полиметаллы Украины» в ходе работы предоставила право управления внешнеэкономической деятельностью ряда своих дочерних компаний иностранным трейдерам. И теперь очень сложно говорить, что в смычке «миротворчество — алмазы» на Африканском континенте можно будет найти связь с украинскими интересами. Но ведь пока никто никуда и не едет?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно