БРИТАНИЯ В ПРЕДЧУВСТВИИ ВОЙНЫ - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

БРИТАНИЯ В ПРЕДЧУВСТВИИ ВОЙНЫ

28 сентября, 2001, 00:00 Распечатать

Британия еще не вступила в войну, равно как и ее «политрук» Соединенные Штаты. Но англичан активно готовят к возможной войне...

Британия еще не вступила в войну, равно как и ее «политрук» Соединенные Штаты. Но англичан активно готовят к возможной войне. Не так, правда, как американцев, которым пространно и методично, по нескольку раз в день рассказывают в телепередачах о всевозможных отравляющих веществах, газах и бактериях и их влиянии на человеческий организм. В Британии также стали появляться статьи подобного рода, пошли репортажи из госпиталей о действенности прививок. В результате резко возросла продажа противогазов, различных антигазовых масок и защитных противохимических костюмов. Процесс легкой паники стал наблюдаться особенно после заявления премьера Тони Блэра о возможных террористических атаках с использованием химических и бактериологических веществ. После чего правительство вынуждено было оправдываться, что не хотело испугать население. Электорат, тем не менее, испуган, поскольку в среду подала свой голос и Всемирная организация здоровья, предупредив о возможной угрозе биологической атаки.

Напуганы британцы еще и потому, что лондонское Сити — не меньший символ финансового могущества капитализма, чем небоскребы Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, уничтоженные террористами. И посему следующее нападение террористов, о возможности которого предупреждают британские и американские секретные службы, может произойти в Лондоне.

Еще один источник напряжения поселился в британском обществе. Министр внутренних дел Дэвид Бланкетт настойчиво обосновывает необходимость введения повсеместно и в обязательном порядке идентификационных карт, т.е. удостоверений личности. Идея эта и раньше витала в правительственных кругах в связи с наплывом нелегальных иммигрантов и неспособностью властей решить проблему имеющимися законными способами. Теперь же, подталкивемый информацией о том, что среди просителей политического убежища могут оказаться будущие террористы, вопрос удостоверений встал остро. Даже не в смысле его технического введения — времени, средств и т.п. Он взбудоражил общество по двум причинам: многие рассматривают этот давно отошедший документ как посягательство на права человека, но больше беспокоит англичан то, что документ приведет к возрождению дискриминации со всеми вытекающими последствиями, потому что понятно — документ главным образом будут требовать у людей арабской национальности. И главное: удостоверение личности, может, и решит проблему иммигрантов, но не встанет на пути у террористов.

Об этом в начале недели открыто высказались делегаты на конференции либерально-демократической партии, третьей парламентской партии (после лейбористов и консерваторов), которая на июньских всеобщих выборах набрала 19% голосов. Взволнованные либдемы говорили о том, что правительство лейбористов использует терроризм как оправдание для подавления свободы личности, и назвали возможное введение документа «большой ошибкой».

Партийная конференция либерал-демократов прошла в неожиданной для официального Лондона тональности — нет, не антиамериканской, но явно антивоенной. Осудив теракт против США и почтив память погибших двумя минутами молчания, делегаты в большинстве своем высказались против бомбардировок Афганистана. И это несмотря на то, что Тони Блэр провозгласил от имени своей страны поддержку Америке «плечом к плечу» в войне с терроризмом. А ведь премьер — лидер лейбористской партии, которой либерально-демократическая партия чаще высказывала поддержку, чем возражения. Чарльз Кеннеди, лидер либдемов, прославился в последние дни фразой о том, что «война» и «крестовый поход» — не те слова и выбраны не к месту.

«Мы должны бомбить Афганистан, но бомбить его едой и гуманитарной помощью», «Бедность и голод вскармливают терроризм и конфликты», «Если расстояние между богатыми и бедными странами будет расти в следующие 10 лет, мы никогда не выиграем эту войну» — именно такого рода выступления сорвали бурные аплодисменты на конференции.

Конференция третьей по величине и влиянию «в массах» партии продемонстрировала, что не все британское общество единодушно поддерживает поиски бин Ладена при помощи бомбардировок полуразрушенного Афганистана. И хотя на прошлой неделе журнал Economist заметил, что лишь 10% неселения не поддерживает премьера в подготовке к войне, на самом деле процент гораздо выше. Причем оппозиция (еще не начавшейся) войне имеет две ярко выраженные стороны.

Во-первых, мусульмане. Граждан Британии, исповедующих ислам, более двух миллионов. Они давно проживают на территории Королевства (первая мечеть была построена в 1890 году), прочно вписались в политические, экономические и культурные инфраструктуры общества. Ненужное межэтническое напряжение, возникшее в связи с терактом в США, волнует все нацменьшинства, но особенно пугает мусульман, которые во многих городах Британии уже подверглись нападениям экстремистов. Усиленные наряды полиции охраняют мечети по всей стране, многие мусульманские школы в целях безопасности закрыты.

Кто представляет вторую сторону оппозиционеров войне, нетрудно догадаться. Конечно, интеллигенция. И не только журнал New Statesman, который считается органом левых интеллектуалов. Министр по делам международного развития Клэр Шорт дала интервью, в котором усомнилась в правильности резких призывов своего премьера. Она назвала удары по США и гибель людей «нестерпимым фактом». Но вероятность широких военных действий прокомментировала довольно эмоционально, сказав: «Было бы недопустимо, если ответный удар унесет гораздо больше невинных жизней и воспламенит и так накаленную атмосферу». Для коллег по кабинету такое диссидентство прозвучало как откровенная оппозиция, за что госпожа Шорт получила моральный упрек.

А до нее на эту тему первыми заговорили британские журналисты, обозреватели разных изданий — от респектабельных до таблоидных газет. Один из них заметил: да, мы, европейцы, определенно отличаемся от американцев — после 11 сентября мы задаем себе вопрос «почему?», за океаном же спрашивают «как?».

Вопрос терроризма для Объединенного Королевства — болезненный и хронический: многие годы в политической повестке дня существовала проблема кровавых столкновений католиков и протестантов в Северной Ирландии, проблема Ирландской республиканской армии, за свои акции названной террористической, и роль ее политического крыла — партии Шин Фейн. Сегодня же лидеры этой партии Джерри Адамс, Мартин МакГиннес и многие другие — легальные политики, посещающие штаб-квартиру британского премьера на Даунинг-стрит для переговоров. (МакГиннес, кстати, в 1999 году стал министром образования в первом коалиционном правительстве провинции — Североирландской ассамблее). А в свое время как члены ИРА они пребывали в подполье, были объявлены в розыск, часто скрывались на территории соседней Ирландии. Известно также, что 75% финансирования ИРА составляли добровольные пожертвования из США. И что, спрашивают, журналисты, может быть, Лондону следовало «бомбануть» Дублин или Вашингтон, и проблема терроризма была бы решена? Естетственно, британцы имеют право гордиться тем, что нации хватило терпения, а правителям — ума, чтобы в конце концов, а именно в 1998 году, повести противостоящие стороны к подписанию мирного так называемого Договора Страстной Пятницы. Кстати, один из делегатов той же либдемовской конференции напомнил, что когда-то и Нельсон Мандела считался «террористом» в западных странах, которые тогда поддерживали в ЮАР правящее белое меньшинство.

Такова история. И неудивительно, что американская трагедия и потребность ответа на вопрос «почему?» дала британским журналистам повод, в очередной раз взглянуть на проблему терроризма в широком диапазоне — от истории до экономики. Обозреватель одной из лондонских газет, рассматривая терроризм во временном пространстве, привел примеры образования новых государств именно в результате терактов. Он вспомнил, что мощная Российская империя была повержена кучкой фанатиков-большевиков. Что англичане, игнорировавшие стремление ирландцев к независимости, дождались террористических взрывов в 1867 году. И лишь спустя несколько десятилетий было создано независимое государство Ирландия. Что государство Израиль было основано после терактов, включая убийство офицеров Британской армии в иерусалимской гостинице Кинг Дэвид в 1948 году. И что англичане могли начать «войну» против еврейских террористов в Палестине, но у них не было такого политического желания. Что Британия до сих пор оплакивает тех, кто погиб в борьбе с племенем Мау-Мау, но никто сегодня не возьмется отрицать независимость Кении. «И что через 30 лет мир будет вспоминать 11 сентября 2001 года как ужасный день, но история покажет, что те, кого мы называем сегодня «фанатиками», обеспечат Исламу право голоса»...

Другой аналитик напоминает, что в годы Второй мировой войны члены движения Сопротивления, взрывавшие поезда и убивавшие из-за угла вермахтовских офицеров, считали свои действия святыми, ибо боролись за святую свободу. Но при этом они не брали в расчет сотни невинных заложников из гражданского населения, которых гитлеровцы расстреливали у ближайшей стены в наказание за «праведный» теракт. Война закончилась, история помнит лишь героев Сопротивления...

Все чаще в Британии, да и не только там, звучит вопрос «почему?» — имеются в виду корни терроризма, причины его возникновения. Даже ведущая американская телекомпания CNN (круглосуточный эфир которой в последние недели заполнен лишь патриотическим звучанием — для поднятия духа нации) отважилась во вторник на передачу прямого эфира в рубрике «Вопрос—ответ» на тему «Почему они нас ненавидят?» Звонившие со всего мира зрители пытались объяснить, что американцев как жителей своей страны никто не ненавидит — но мир, особенно развивающийся, не приемлет политику двойного стандарта, которую проводит администрация США на всех других континентах, исходя лишь из своих собственных интересов. Примеров вышесказанному предостаточно.

Итак, Британия пребывает в предчувствии военных действий. К этому ее обязывает не только статус особых отношений с США как с главным стратегическим союзником. Британия, как всегда, пытается сделать вид, что играет самостоятельную роль. Поэтому, например, министр иностранных дел Джек Стро заявил, что британские разведывательные службы имеют собственные доказательства причастности бин Ладена к терактам. Потому и Скотланд-Ярд старается вовсю, и уже задержано 11 человек на территории страны, имеющих якобы связи с террористами. И, конечно, Тони Блэр, любитель масштабных жестов, возглавил усилия по организации широкой антитеррористической коалиции в мире — слетал в Берлин, Париж, Вашингтон, Брюссель. Затем направил министра Стро в Иран, чтобы убедить Тегеран присоединиться к коалиции. Несмотря на то что визит этот был первым официальным из Лондона в Тегеран после Иранской революции 1979 года, заполучить Тегеран в безоговорочные союзники не удалось. А иранское интервью Джека Стро с упоминанием слова «Палестина» чуть было не сорвало его следующие переговоры с израильским премер-министром Шароном. И только телефонный разговор Тони Блэра с Ариэлем Шароном спас ситуацию в последний момент.

Еще на прошлой неделе новый лидер консерваторов Иан Дункан-Смит уже пообещал Блэру свою полную поддержку относительно участия Англии в войне против бин Ладена и его боевиков-добровольцев. Кстати, единственный вопрос, в котором партия Тори, находящаяся в оппозиции, всегда поддерживала правящих лейбористов, был вопрос вовлечения страны в военные действия — будь-то удары по Ираку или бомбардировки Югославии (очевидно, традиция, привитая партии ее «железной премьершей»). Лидер либеральных демократов Чарльз Кеннеди, учитывая антивоенные настроения в своей партии, поддержал лишь ограниченное военное участие. Таким образом, вопрос единения партийных лидеров кажется решенным. Однако настроения рядовых парламентариев предвещают бурные дебаты. Постараются, скорее всего, однопартийцы Блэра, особенно лейбористы левого крыла.

По официальным данным, две трети населения Британии поддерживают необходимость ответного военного удара, половина — хочет видеть страну вовлеченной в военный конфликт совместно с США. Другую половину, очевидно, составляют те, чьи дети пойдут на войну. Тем более что министр обороны Доналд Рамсфелд пообещал, что она будет тяжелой, опасной и затяжной. На что те же британские журналисты ответили словами своего знаменитого Уинстона Черчилля «To jaw-jaw is always better than to war-war» («Говорить всегда лучше, чем воевать»).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно