ЗИГЗАГИ РЕФОРМ

18 февраля, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 18 февраля-25 февраля

Днепропетровский предприниматель Виктор СИМОНОВ стоял у истоков одного из первых в Украине совместных предприятий с иностранными инвестициями — акционерного общества «Фирма «Фианит»...

Днепропетровский предприниматель Виктор СИМОНОВ стоял у истоков одного из первых в Украине совместных предприятий с иностранными инвестициями — акционерного общества «Фирма «Фианит». Исповедь ветерана частного бизнеса позволяет рассмотреть проблему с иной, не столь очевидной для массового читателя, стороны:

«Убедить иностранного партнера, что в постсоветскую Украину можно инвестировать капитал, оказалось делом непростым. «Понимаешь, Виктор, — говорил мне немецкий предприниматель, — если бы я проиграл полмиллиона марок в мюнхенском казино, то знакомые только похлопали бы меня по плечу, мол, погулял ты, друг, на славу. Но если они узнают, что я вкладываю деньги в вашу страну, у них сразу возникнут сомнения относительно моих деловых способностей. Это в лучшем случае, в худшем подумают: совсем свихнулся, на извращения парня потянуло».

В.Симонова избирают вице-президентом Лиги предприятий с иностранным капиталом, он становится членом Совета предпринимателей при Кабинете министров, выступает с докладами на двух заседаниях Всемирного экономического форума — в Киеве и Москве. С его непосредственным участием готовится проект Закона Украины «О предприятиях с иностранными инвестициями», который в 1992 году принимает Верховная Рада. В документе оговорены достаточно привлекательные для иностранных инвесторов условия. Дана гарантия, что в течение 10 лет правила игры меняться не будут.

В страну потекли тоненькие ручейки «пробных» инвестиций. Рискнул и немецкий партнер «Фирмы «Фианит» — полмиллиона дойчмарок или 310 тыс. долларов по тогдашнему курсу были вложены им в дело. На заводе местпрома, который к тому времени выкупила фирма, установили новейший обрабатывающий центр с программным управлением стоимостью 120 тыс. долларов, и работа пошла.

«Уникальное оборудование позволило нам на СПАО «Фирма «Фианит» изготавливать самые сложные пресс-формы и штампы, — вспоминает предприниматель. — Современная оснастка в сочетании с космическими технологиями дала чудесные результаты. Мы стали производить весла из углепластика для спортивных лодок (на Олимпийских играх в Барселоне 42 гребца, в том числе несколько призеров, пользовались нашей продукцией), корпуса яхт и даже бассейны. Параллельно с этим наращивался выпуск ТНП — кипятильников, запчастей для газовых плит, эмалированных моек, ножовок. Казалось бы, мелочь. Но, например, инструментальную сталь для ножовочных полотен в Украине тогда не делали вообще. Пришлось освоить ее выплавку на запорожской «Днепроспецстали». Работали и с деревом. Дубовые столы для пивных баров отправляли на экспорт — в Голландию.

Особая гордость фирмы — новые технологии. Мы запатентовали оригинальный метод получения алюминиевого порошка и построили в Житомире цех по производству деталей из него. А еще приобрели специальное оборудование, которое ранее устанавливалось лишь на искусственных спутниках Земли, и приспособили его к самолету АН-30. Так появилась первая в СНГ летающая лаборатория, предназначенная для составления земельного кадастра».

Но гиперинфляция не разбирала, кто свой, кто чужой. Немецкие марки, конвертированные в украинские карбованцы, превратились в прах. Потребность в оборотных средствах росла с поистине космической быстротой. Чтобы рассчитаться с акционерами, «Фирме Фианит» пришлось продать завод. Иностранный партнер вместо планируемого дохода также понес убытки. Из мощного процветающего предприятия «Фирма «Фианит» превратилась в мелкую коммерческую структуру, едва сводящую концы с концами за счет посреднических операций.

А тем временем отечественное законодательство по отношению к СП с иностранными инвестициями значительно ужесточилось. С 1993 по 1996 год сначала декретом Кабмина, а затем постановлением Верховной Рады были внесены дополнения и изменения, фактически упразднившие установленные ранее льготы.

Но закон, как известно, обратной силы не имеет. И СП, зарегистрированные в 1992 году, сохраняют дарованные им на 10 лет привилегии вплоть до 2002 года. Осознав этот принципиально важный факт, немецкий инвестор СПАО «Фирма «Фианит» в 1998 году решился еще на один рискованный шаг. Получив на родине 30 млн. марок кредитов, он решил инвестировать их, но уже не в производство, а в торгово-закупочную деятельность. Заключил договоры о поставках товаров в Украину с более чем полусотней зарубежных фирм. Надежда заработать прибыль и компенсировать таким образом потерянное во время инфляционного пожара, в нем, как видно, не умерла. «Фирма «Фианит» стала понемногу выкарабкиваться. Бензин и куриные окорочка — достаточно ходовой в Украине товар. Приличные суммы инвестиций позволяли закупать их крупными партиями и продавать с минимальными «накрутками». Но тут на головы «эспэшников» обрушилась кампания по искоренению льгот.

Виктор Симонов: «Я понимаю, откуда в правительственных кругах столь негативное отношение к «старым», то есть учрежденным в 1992 — 1993 годах СП. В свое время из-за гиперинфляции стало возможным регистрировать их при символической сумме иностранных инвестиций — порядка 50 долларов. Пока законодатели спохватились, в стране появилось немало подобных фирм. Но давайте вспомним, по чьей инициативе была исправлена оплошность законотворцев. Одной из первых забила тревогу Лига предприятий с иностранным капиталом. Ведь «липовые» СП дискредитировали, прежде всего, настоящих инвесторов. На заседаниях Совета предпринимателей при Кабинете министров мы не раз обсуждали этот вопрос, в том числе с нынешними премьером Виктором Ющенко и первым вице-премьером Юрием Ехануровым. Затем был принят декрет Кабмина, установивший минимальный порог для регистрации СП с иностранными инвестициями в 100 тыс. долларов. То есть ошибку удалось исправить.

Почему же о лже-СП вспомнили 7 лет спустя? Неужели для того, чтобы наказать нас, реально привлекших иностранные инвестиции на сотни тысяч долларов и получивших твердые государственные гарантии незыблемости правил хозяйственной деятельности в течение десятилетия? И еще, кто-нибудь подсчитал, во что выльется для страны резкое изменение налогового законодательства?

Меня очень беспокоят последствия возможного изменения налогового законодательства. «Артподготовка» в виде участившихся проверок уже началась. Во-первых, иностранные инвесторы окончательно потеряют веру в то, что Украина намерена построить правовое государство. Они и сейчас идут к нам с большой опаской, а после очередного обмана их калачом не заманишь. Во-вторых, деловые партнеры инвесторов, в первую очередь западные, также сделают для себя вывод: кредитовать товаром или финансами человека, который имеет бизнес в Украине, крайне рискованно. Но главная опасность в другом. Любому мало-мальски грамотному человеку известно, что усиление налогового пресса само по себе валовой внутренний продукт не увеличивает. (Уменьшить может — это мы уже проходили.) Другими словами, денег в стране от того, что мы обложим СП дополнительными налогами, больше не станет. Их, как ожидается, станет больше в госбюджете. Но за чей счет? Да за счет потребителей, то есть рядовых граждан, прежде всего малоимущих!

Впрочем, тезис об увеличении бюджетных поступлений весьма спорен. Нефтепродукты и куриные окорочка — вот две главные статьи импорта в Украину, на которые пока не распространяются некоторые налоги. Лишение СП так называемых льгот тут же увеличит оптовую цену тонны бензина, например, марки А-92 с 300 до 420 у.е., то есть более чем на треть. А значит, подорожает все: хлеб, молоко, общественный транспорт, коммунальные услуги. Подскочат цены — уменьшится спрос, следовательно, упадут объемы продаж, а вместе с ними и налоговые поступления. Круг замкнулся? Об импортных окорочках я уже не говорю. Это продукт питания для людей с достатком ниже среднего. Если его цена с 4,5—5 поднимется до 8—9 грн. за кг, вряд ли пенсионеров удовлетворит объяснение, что это сделано в их интересах. Посмотрите, об изменении порядка налогообложения СП только заговорили, а цены на бензин уже подпрыгнули процентов на 15. Надо же просчитывать последствия таких акций!

Мне могут возразить, что ужесточение условий импорта проводится в интересах отечественного производителя. Категорически с этим не согласен. Если мы сделаем экономически невыгодным ввоз тех же окорочков, это вовсе не означает, что местные птицефабрики на следующий день завалят нас качественным и дешевым мясом. Скорее всего, наоборот, в отсутствие конкуренции они попытаются взвинтить цены.

Административная реформа, начатая Президентом, видимо, не на шутку испугала многих аппаратчиков. Не в их ли лагере родилась идея переложить ответственность за бюджетные провалы с нерадивых чиновников на... иностранных инвесторов?

Верю в то, что руководство страны найдет наименее болезненный выход из сложившейся ситуации. Мне кажется, одним из вариантов такого выхода было бы установление конструктивного диалога между правительством и теми иностранными инвесторами, на которых сегодня распространяются льготные условия налогообложения. Западные бизнесмены прекрасно осознают трудности, переживаемые сегодня Украиной. Думаю, большинство из них согласилось бы на добровольное ограничение льгот по взаимно согласованной схеме, но ни в коем случае не на обвальную отмену их, да еще и задним числом, как предлагают некоторые. Разумный компромисс принесет бюджету страны куда больше пользы, чем административная война с теми немногими, кто не потерял еще веры в светлое будущее украинской экономики.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно