Заключение Венецианской комиссии и его ретроспектива

22 октября, 2010, 17:19 Распечатать Выпуск №39, 22 октября-29 октября

Нет такого закона, который был бы хорош для всех. Катон Старший, римский писатель и государственны...

Нет такого закона, который был бы хорош для всех.

Катон Старший, римский писатель и государственный деятель

Не ошибается тот, кто говорит, что по своей природе власть статична: для того, чтобы она пришла в движение, ее необходимо подтолкнуть. Отечественное судопроизводство также очень долго пребывало в покое. Прошло почти три месяца с тех пор, как вступил в действие Закон «О судоустройстве и статусе судей». И вместо того, чтобы раскручивать маховик судебной реформы, его авторам приходится отбивать многочисленные атаки противников изменений.

Причем это уже не внутриполитические баталии, цель которых умалить значение новаций, в подавляющем большинстве выстраданных украинским обществом: честными юристами, некоррумпированными судьями и гражданами, сталкивавшимися с судебной практикой. К величайшему сожалению, мы имеем дело с давней традицией отечественной оппозиции: исходя из узкополитических интересов, изображать черной краской любые действия власти. И не только дома, но и за рубежом.

В последние дни со всех сторон звучит, будто Венецианская комиссия в своем заключении на закон №2253-VI подвергла остракизму едва ли не все его положения. Попробую аргументированно показать обществу, что это не вся правда.

Итак, заключение Венецианской комиссии можно условно поделить на три части: то, что европейские эксперты приветствовали; то, о чем высказаны справедливые замечания; то, что нарушает природу нашего действующего законодательства.

Эксперты отметили: во время доработки закона мы учли рекомендации относительно осуществления правосудия, в частности, на основе положений международного права.

Нас искренне поздравили с введением автоматизированной системы документооборота, что прежде всего сделает более прозрачным механизм распределения дел между судьями. Указали на то, что в законе усилена независимость судебной ветви власти путем предоставления Высшему совету юстиции полномочий назначать судей на все административные должности, кроме Верховного суда.

Прозрачной и справедливой названа процедура назначения на должность судей, одобрена организация подготовки судей в самой судебной системе. К прогрессивным отнесли тот факт, что именно закон определяет исчерпывающий перечень документов, которые требуются от кандидата на должность судьи. Европейцы одобрили и то, что мы сузили полномочия Верховной Рады относительно избрания судей бессрочно.

Признано также, что упразднение военных судов является безусловно положительным моментом в реформировании судебной системы, как и ликвидация территориальных квалификационных комиссий судей. Венецианская комиссия назвала важным достижением введение подотчетности Государственной судебной администрации съезду судей страны.

Разумеется, были высказаны и замечания. К примеру, нас упрекают, что юрисдикция Верховного суда ограничивается вопросами, связанными с неодинаковым применением лишь норм материального права. А между тем это вопрос спорный, поскольку расширение полномочий ВСУ может привести к возврату ситуации, когда мы имели фактически две кассационные инстанции, как это до недавнего времени было, например , в делах административного и хозяйственного судопроизводства.

Еще одно спорное замечание: стороны не имеют прямого доступа к Верховному суду. Нам рекомендуют обеспечить такой доступ в делах о нарушении Украиной международных обязательств, и с этим можно согласиться. Но следует отметить, что раньше, когда решение о принятии к рассмотрению того или иного дела принималось непосредственно судьями ВСУ, трудно было понять, какими мотивами они руководствовались, кроме личных.

Относительно ограничения неприкосновенности судей, опять-таки вспомним наши реалии. Сегодня еще трудно полностью исключить возможное давление на судей со стороны властных структур.

Соглашусь, что следует привести состав Высшего совета юстиции в соответствие с международными стандартами. Нам справедливо рекомендуют, чтобы большинство, или по крайней мере половина членов этого совета, были судьями, избранными собственно судьями через соответствующие органы судейского самоуправления.

Действительно, можно критиковать полномочия ВСЮ относительно назначения председателей судов и их заместителей, пока его деятельность не приведена в соответствие с европейскими стандартами. Хотя отмечу, что действующий закон дает ему это право с конкретным ограничением: такие назначения осуществляются лишь по представлению соответствующего совета судей.

Мы должны принять во внимание и в будущем пересмотреть соответствующую норму закона на предмет нарушения принципа разделения ветвей власти из-за наличия представителя министра юстиции в Высшей квалификационной комиссии.

Учитывая изложенное, любознательный читатель сам может дать ответ на вопрос, действительно ли Венецианская комиссия подвергла «сокрушительной» критике Закон «О судоустройстве и статусе судей».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно