«Взрослая болезнь» в детском учреждении

13 января, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 1, 13 января-20 января 2006г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Когда-то Береговская школа-интернат (Закарпатская область) считалась элитным учебным заведением, где работал прекрасный педагогический коллектив...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Когда-то Береговская школа-интернат (Закарпатская область) считалась элитным учебным заведением, где работал прекрасный педагогический коллектив. Чтобы отдать сюда своего ребенка, родителями нужно было иметь хорошие связи в коридорах районной власти. Те времена давно прошли. Теперь из около трехсот учеников, обучающихся в интернате, львиная доля — это сироты и дети из неблагополучных семей. Часть школьников имеет психологические и физические недостатки и попадает сюда по направлению областной медико-педагогической комиссии. Воспитанники интерната неоднократно были в поле зрения правоохранителей — то несколько детей убежит из школы в неизвестном направлении, и их приходится разыскивать милиции, то кто-то попадется на мелкой краже. Однако последнее событие шокировало даже видавших виды — у трех учеников младших классов школы обнаружили сифилис. Причем, как выяснилось, инфекция попала в организм детей не бытовым, а половым путем.

Все раскрылось полтора месяца назад, когда на одном из уроков учительница сделала замечание семилетнему второкласснику, который все время возился за партой и упрямо не хотел сесть ровно. Мальчик пожаловался, что ему больно сидеть, и был направлен в медпункт. Школьный медперсонал обнаружил у ребенка высыпание вокруг прямой кишки и несколько дней пытался лечить его самостоятельно. Когда же появились подозрения, что болезнь имеет венерическое происхождение, малолетнего пациента отвезли в районный кожно-венерологический диспансер.

— Я сразу заподозрила, что это сифилис, — рассказывает береговский районный кожвенеролог Тимофей Зятюк. — У ребенка были широкие кондиломы воспалительного характера, типичные именно для этой болезни. Мы положили мальчика в изолятор, чтобы ликвидировать источник возможного дальнейшего заражения, и взяли кровь на экспресс-анализ. Через три дня он дал положительный результат. Это была вторая стадия болезни — вторичный рецидивный сифилис, для развития которого нужно 4—6 месяцев с момента заражения.

Силами районной больницы сразу была проведена проверка всей школы — от кочегара до директора, в ходе которой такую же инфекцию обнаружили еще у двух школьников — семилетней девочки и 13-летнего мальчика. Поскольку у первого пациента высыпание локализовалось вокруг прямой кишки (а сифилис часто проявляется там, где был начальный источник заражения), появились подозрения, что инфекция занесена половым путем. Вот почему я сразу написал письмо прокурору с просьбой провести расследование. Подозрения о половом инфицировании подтвердил и сам мальчик. Когда я спросил, не цеплялся ли к нему кто-то из взрослых, он ответил: «Цеплялся. Это 13-летний Михаил (имена детей изменены по этическим соображениям. — Авт.), он учится в нашем интернате…»

Семилетнюю девочку, как установили позже, тоже заразил Михаил, после чего встал закономерный вопрос: каким образом подросток имел доступ к детям, которые намного его младше? Когда правоохранители начали выяснять это, на поверхность всплыли дикие вещи. Оказалось, 13-летний Михаил и 7-летние Олег с Наташей — одноклассники (хотя до перевода в Береговскую школу-интернат старший мальчик закончил в Мукачево четвертый класс). Спальный корпус в школе построен по «коридорной» системе — мальчики и девочки одного года рождения ночуют в отдельных комнатах. Тем не менее в данном случае 13-летнего Михаила поселили вместе с младшими одноклассниками. При этом каким-то непонятным образом в одной комнате оказались девять детей — семеро ребят и... две девочки. Лишь только блюстителям порядка стал известен этот факт, вопрос о том, как подросток мог «общаться» со своими младшими одноклассниками и одноклассницами, отпал сам собой.

— Мы постарались установить первоисточник инфицирования, — продолжает Тимофей Зятюк. — Когда к нам привели 13-летнего Михаила, я сказал ему в присутствии правоохранителей, начальника управления образования и других педагогов: «Миша, скажи, кто это сделал с тобой. Ты заразил двух детей, это понятно. Ты виноват перед ними, а кто виноват перед тобой?» Тогда парень глубоко вздохнул, опустил голову и промолвил: «Да, вы правы. Это мой сосед в Мукачево, Монци. Он усатый, живет в соседнем подъезде. Обещал мне конфеты...»

По факту изнасилования малолетних, повлекшего за собой особо тяжкие последствия, а также ненадлежащего выполнения обязанностей персоналом интерната Береговская районная прокуратура возбудила уголовное дело. Во время следствия выяснилось, что 20-летний Монци заразил Михаила сифилисом еще летом 2004 года, когда тот был дома на каникулах (все инфицированные дети — из неблагополучных семей, однако на каникулы, а иногда и на обычные выходные они ездят домой). Монци неоднократно имел с Михаилом половую связь не только на каникулах, но и во время учебы, когда тот на выходные приезжал домой. В последнее время подросток из-за этого даже не очень хотел возвращаться из школы в Мукачево, хотя раньше всегда с радостью ездил домой.

Если родители давно махнули на сына рукой, то этим фактом обязаны были заинтересоваться хотя бы школьные педагоги. Однако так и не заинтересовались. Когда Монци привели на осмотр к венерологу, тот обнаружил у него слишком запущенный сифилис. Парень рассказал, что подцепил инфекцию у какой-то женщины, однако к врачам почему-то не обратился, а пытался вылечиться самостоятельно. Таким образом, о своей болезни Монци знал, но это не помешало ему склонить к гомосексуальной связи 13-летнего Михаила. Материалы, касающиеся самого старшего насильника, выделены из уголовного дела и переданы в Мукачевский горотдел милиции. Сейчас правоохранители выясняют, не заразил ли Монци сифилисом других детей...

Первым Михаил заразил неестественном способом семилетнего Олега, а затем — Наташу. Когда младших детей спросили, сколько раз Михаил цеплялся к ним, те ответили одним словом: «Часто». «Взрослые забавы» происходили на глазах остальных детей, во время разговора с блюстителями порядка тоже подтвердивших, что Михаил по ночам «лазил под одеяло к Олегу и Наталке». Возможно, семилетние дети еще не осознали, что с ними делал старший одноклассник, однако то, что они это не забудут, и позже оно выльется в глубокую психологическую травму, вряд ли у кого-то вызывает сомнения.

То, что творилось ночами в спальном корпусе, конечно же, не могло пройти мимо внимания педагогов, ведь персонал (воспитатели, учителя, няни...) в интернате довольно многочисленный — на одного взрослого приходится всего трое детей. Более того, во время следствия выяснился вообще вопиющий факт: семилетняя Наташа, оказывается, неоднократно жаловалась, что Михаил лазит к ней по ночам в кровать, и своим родителями (которые приезжали и говорили об этом воспитателям), и непосредственно воспитателям. Однако никакой реакции на жалобы ребенка и ее родителей не последовало. Логически объяснить такую пассивность и равнодушие школьных педагогов невозможно.

— Наверное, в интернате на меня обиделись, что я придал все это огласке, — говорит Тимофей Зятюк. — Но это не тот случай, когда можно промолчать. Когда ко мне приводят ребенка из интерната, всегда уделяю ему больше внимания, чем другим. Других родители могут показать врачам в любой момент, а об интернатских так не заботятся. Знаю это, поскольку сам когда-то учился в интернате, поэтому эти дети мне особенно близки.

В ходе расследования уголовного дела выяснились и другие безобразия, творившиеся в интернате. Так, ночью на трех этажах спальной части школы должны дежурить нянечки (по одной на каждый этаж), но дети рассказали, что очень часто на весь корпус оставалась лишь одна взрослая женщина. Да и она, выключив после отбоя свет, спокойно шла спать. Туалет в интернате оказался только один — общий и для девочек, и для ребят. Дверей на нем не было. Со второго туалета, конечно же, предусмотренного в учебном заведении, руководство школы сделало какую-то подсобку. При этом всем недостатка в средствах дирекция интерната ощущать не могла — кроме государственного финансирования, сюда регулярно привозили гуманитарную помощь, в том числе очень солидную, из-за границы.

Кстати, как удалось узнать у врачей, пять лет назад в этом же интернате уже был случай обнаружения сифилиса у восьмилетней девочки. Тогда быстро установили, что школьница подхватила инфекцию бытовым путем от своей матери, когда ездила домой. Одна из особенностей болезни именно в том и состоит, что она передается не только половым путем. Инфицированному ребенку для заражения своих ровесников достаточно обменяться конфетой или сигаретой «рот в рот», или даже взяться рукой за инфицированную дверную ручку. То, что в школе кроме трех учеников больше никто не заболел, можно считать крупным везением.

Во время разговора с Тимофеем Зятюком в больницу для повторного осмотра привели семилетнюю Наталку — красивую синеглазую девочку, одетую в коротковатые штанишки и грубые ботинки. Мне удалось задать ей несколько вопросов.

— Часто ездишь домой? — спрашиваю ребенка.

— Только на каникулы. Теперь поеду, за мной должна приехать мама или старший брат.

— Где тебе больше нравится — дома или в школе?

— Дома лучше. Я не знаю, почему мама отдала меня сюда. Может, потому, что еще не получает пенсию...

— Ты не знаешь, почему Михаил цеплялся только к тебе и Олегу? В комнате же были и другие дети.

— Не знаю.

— Ты говорила обо всем этом воспитателям?

— Говорила. И маме говорила, она с папой приезжала в школу и разговаривала с воспитателями.

— Сколько раз ты говорила об этом?

— Дважды.

— И что воспитатели?

— Они говорили Михаилу: «Чего ты лезешь к ней?..»

Привлечь Михаила к ответственности за изнасилование и заражение детей нельзя из-за его малолетнего возраста. По отношению к старшему школьнику могут применить только принудительные меры воспитательного характера. Другое дело — взрослые. После того как чрезвычайное событие в Берегове получило всеукраинский резонанс, несколько воспитателей и медперсонал свою карьеру в школе закончили — они уволились по собственному желанию или ушли на пенсию. Зато директор интерната Андрей Гульпа отделался одним лишь выговором. Начальник управления образования Закарпатской облгосадминистрации Юрий Герцог считает, что А.Гульпа должен был бы уйти с должности, однако его увольнение, оказывается, не в компетенции управления образования. «Мы только обратились к председателю Береговской райгосадминистрации и заведующему районным отделом образования, чтобы они наложили на виновных соответствующее взыскание», — говорит Юрий Герцог. Такие слова странно слышать на фоне публикаций в областных газетах о массовых увольнениях директоров школ, вина которых была лишь в том, что во время минувших выборов их принуждали агитировать не за того кандидата в президенты, который со временем оказался победителем...

Материал выглядел бы неполным без комментариев директора Береговской школы-интерната. Из уст А.Гульпы прежде всего хотелось услышать, что сделано в школе, дабы предотвратить возникновение подобных случаев в будущем. Однако разговор не получился. Директора на рабочем месте не оказалось, а когда секретарь набрала номер его мобильного телефона и передала трубку корреспонденту, А.Гульпа сердито буркнул: «У меня не хватает времени на работу, а не то что на встречи с журналистами...»

Что ж, если в учебном заведении ученик младших классов в течение многих месяцев с ведома воспитателей насилует своих одноклассников и заражает их сифилисом, а директору по результатам проверки управления образования всего-навсего выносят выговор, то почему бы ему не махнуть рукой на журналистов? Так же, как он давно уже махнул рукой на своих воспитанников...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК