УГОЛОВНОЕ ДЕЛО № 502: ВСЕ ПРОТИВ «ГАЛИНЫ»

14 июня, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 22, 14 июня-21 июня 2002г.
Отправить
Отправить

Почти три года крымский предприниматель тщетно добивается справедливости: виновата система или люди?..

Почти три года крымский предприниматель тщетно
добивается справедливости: виновата система или люди?

Странная, на первый взгляд, история отражена в нескольких томах уголовного дела № 502, возбужденного налоговой милицией Симферополя 30 июня 1999 года. После нескольких месяцев тяжб и жалоб, после десятимесячной отсидки обвиняемой в СИЗО Симферополя дело предпринимателя Галины Потапенко было просто закрыто, но не из-за отсутствия состава преступления, а в связи с декриминализацией обвинительных статей в новом Уголовном кодексе. Галине Потапенко радоваться бы, что удалось так легко отделаться. Но она не успокаивается — подает жалобу в Апелляционный суд Крыма с просьбой… отменить это решение, чтобы иметь возможность доказать свою невиновность. И суд идет ей навстречу — отменяет прежнее решение, тем более что, как оказалось, декриминализация коснулась только одной из трех статей УК, вменяемых ей. И даже этот штрих — поспешность, с которой подведены под декриминализацию обвинения по статьям, которых она не касается, говорит о том, что «расследователи» почему-то торопились это дело закрыть и забыть. Почему же? Вот в этом нам и предстоит разобраться. Автор и редакция отнюдь не берут на себя миссию расставить в этом деле все точки над «і», равно как не будут делать правовые выводы из этой истории. Мы также не ставим цель найти окончательную истину, а потому не всегда будем называть конкретные фамилии виновных (многие из них уволились или перешли на другую работу). Мы просто изложим здесь факты в их жизненной последовательности.

Галина Потапенко по местным представлениям крупный предприниматель. Она создала МП «Галина», которое закупало у оптовиков и производителей крупные партии товара, преимущественно продовольствия и спиртных напитков, и поставляло их местным оптовым торгующим организациям. Галина Потапенко, по ее словам, пыталась быть в ладах с законом — исправно вела документацию, платила все налоги и сборы. Подтверждает это плановая проверка финансово-экономической деятельности МП «Галина», проведенная налоговой милицией Симферополя в июле 1998 года (акт № 169/26-2). В это время не было обнаружено ни сокрытия НДС, ни налога на прибыль за предыдущий период. Наоборот — оказалось, что самому МП «Галина» многие фирмы задолжали за поставленный товар, и Галина Потапенко уже испытывала трудности с возвратом этих денег. В целом получалось, что фирмы «Гаюр», «Орхидея», «Базис», «Торговый дом «ИВ», «Сокол» сообща задолжали «Галине» 430 тысяч гривен, что по курсу того времени составляло еще большую сумму, чем сейчас. И, видимо, сам черт дернул Галину Потапенко за язык сказать налоговому инспектору, что если бы ей вернули эти деньги, то она бы, соответственно, перечислила в бюджет в виде налогов больше 86 тысяч гривен, что для врачей и учителей, не получавших тогда зарплату, было бы большим подспорьем. Инспектор ответил, что у него нет оснований требовать от фирм-должников возврата денег МП «Галина», ведь у него нет задолженности перед бюджетом. А вот если бы она была, и не меньше чем 2500 гривен, тогда бы налоговая подсобила в возврате долгов от дебиторов. Такой выход не показался Галине Потапенко неприемлемым — теперь она сильно кается! — а налоговое ведомство как государственная организация в то время еще не потеряла у нее доверие. Она согласилась, сочла этот путь более быстрым, чем обращение в арбитражный суд, и вдвоем они составляют фиктивный раздел в акте № 169/26-2 от 13 июля 1998 года о том, что МП «Галина» имеет якобы сверхнормативные остатки наличности в кассе (хотя магазин ее на то время был закрыт). За это полагался штраф, и налоговый инспектор выстроил такую версию: якобы для того, чтобы его уплатить, «Галине» нужно было вернуть ее долги. Здесь, конечно, нет логики, — ведь если есть наличные деньги, то почему нельзя уплатить штраф? — однако примитивность версии тогда никого не смутила…

Но тут дело повернулось неожиданной стороной — налоговая с помощью в возврате долгов не спешила. Время шло, а фальсифицированный некогда акт №169/26-2 (хотя он к уголовному делу так и не приобщен) все стали принимать за действительный — с нее требовали уплатить задолженность на фиктивную сумму, указанную в акте, полным ходом росла пеня, в действие вступили все санкции, предусмотренные законом к налоговым должникам. Параллельно фирмы-дебиторы начали угрожать Галине Потапенко расправой. Объяснили, что ей уже никто ничего не должен…

В апреле 1999 года Галина Потапенко обращается в налоговую милицию с просьбой отозвать фиктивный акт и отменить решение по нему о взыскании долга. Естественно, акт отозван не был, решение не отменили, но в лице налогового инспектора, с которым она затеяла это дело, Галина Потапенко приобрела сильного недруга. Таким образом, против нее сомкнулись единым фронтом ее дебиторы и налоговое ведомство. Первые реализовали ее товар, но не возвращали его стоимость и пользовались ее деньгами (а кредиты в то время давали в банках под 67 процентов годовых!), второе — привело в действие весь механизм взыскания фиктивной задолженности, хотя Галина Потапенко изо всех сил пыталась документально и фактически доказать, что у нее был не долг, а наоборот — она имела налоговый кредит…

2 июня 1999 года на МП «Галина» проводят финансовую проверку, имея на руках накладные фирм-дебиторов, которые, как утверждает Потапенко, были фальсифицированы. На свет появился акт № 240, в котором «Галина» обвинялась во многих других грехах. 30 июня 1999 года возбуждается уголовное дело № 502 о сокрытии налога на НДС и налога на прибыль по ст. 148 ч.2 УК Украины. 20 июля 1999 года у нее были изъяты все бухгалтерские документы. Сделано это было с грубыми нарушениями статей 78, 82, 83, 85, 127,186, 188 УПК Украины. Три месяца (!) коробка с документами — опечатанная, но не описанная — лежала без движения. Впоследствии коробку вскроют для описи, но отнюдь не в присутствии ее владелицы. С 7 сентября взволнованная Галина Потапенко пишет жалобы с изложением сути своего дела, цифровыми выкладками по налогам и доказательствами задолженности других фирм. 7 же сентября по этому вопросу она обращается в прокуратуру Симферополя. Это ускоряет события. Параллельно все это время Галина Потапенко добровольно приходит в налоговую милицию и просит, чтобы ее, наконец, допросили. 8 сентября 1999 года налоговая милиция проводит повторную проверку и опять без участия самой Потапенко. 11 ноября 1999 года она знакомится с актом и обнаруживает, что новым проверяющим не переданы ее основные бухгалтерские документы, изъятые при обыске 20 июля, — главная книга, кассовая книга, книга приобретения товаров, книга реализации товаров, оборотная ведомость МП. Впоследствии они просто исчезают и дальше числятся как «утерянные в налоговой инспекции». Как это могло случиться и кто несет ответственность за хранение изъятых при обысках документов в налоговой? 4 октября 1999 года, наконец, состоялся первый допрос. Многостраничные доказательства фиктивности акта проверки, видимо, подействовали, и 16 ноября 1999 года начальник налоговой милиции Симферополя, а 26 ноября — начальник налоговой милиции Крыма отменяют акт первичной проверки № 240 от 2 июня 1999 года, который послужил основанием для открытия дела, но само дело не закрывают...

Теперь в дело вступает акт повторной проверки № 500/26-2 от 11 ноября. Уже при его составлении ревизор налоговой милиции Н.Архипенко пишет, что первичные документы МП «Галина» «изъяты при обыске и утеряны в налоговой инспекции», что «акт составлен по документам, не имеющим юридической силы и доказательности». Однако в дальнейшем все это ничуть не уменьшило «юридическую силу и доказательность» самого акта № 500/26-2, на котором и построено все дело. По его тексту получается, что МП «Галина» сокрытия налога на прибыль 6033 грн, плюс штрафные санкции, плюс пеня и всего — 12638 гривен, не имела, а потому вся эта сумма отпадает. Но… ее переносят на НДС. В ее налоговые обязательства включают даже тот товар, который МП не был получен: сделки, которые дают ей право на налоговый кредит, в акте не принимаются во внимание, при этом ссылаются на Указ Президента от октября 1998 года, хотя речь идет о сделках за 1997 год. В ее налоговые обязательства включают даже накладные, сделки по которым не состоялись, на которых нет печати и подписи, к которым не приложены доверенности. В акт попадет одна и та же сделка дважды — сначала по факту поставки товара, потом по факту его оплаты. Накладные написаны явно не почерком Галины Потапенко, но почерковедческая экспертиза не проводится. Ее возражения к делу приобщаются, но доказательства в расчет не берутся. Например, из накладной №7, выписанной явно не ее рукой, следует, что 2 января 1998 года она поставила большую партию товара, хотя в МП были объявлены выходные и сама Потапенко находилась за пределами Крыма. По расходному ордеру №29 фирмы «Гаюр» и приходному ордеру №215 (здесь даже нумерация нереальная) МП «Галина» без подписи, выписанному чужой рукой, получалось, что директор фирмы-дебитора «Гаюр» получил в своей кассе, якобы для нее, 9552 гривни, и тут же отдал ей в руки (но если бы это было так, утверждает Галина Потапенко, то что мешало бухгалтерии и кассе «Гаюра» выписать ордер непосредственно на нее и выдать деньги ей прямо из кассы, а не через директора?), хотя при этом «не потребовал» от нее доверенности, не обязал даже расписаться в получении денег за столь большую сумму. В деле вдруг появились документы, написанные не ее рукой, без ее подписи, датированные днями, когда она была за пределами Крыма, но отмеченные ее печатью, которая была изъята при обыске. Также появились явно фальсифицированные документы: например, письмо от 15 января 1998 года, где ее просят предоставить декларацию за… IV квартал 1998 года…

Галина Потапенко добилась проведения судебно-бухгалтерской экспертизы имеющихся документов, но и это не помогло. В акте судебно-бухгалтерской экспертизы была отражена ее мнимая задолженность перед бюджетом, но опять не была указана дебиторская задолженность фирм-партнеров. «Эксперт» не проводит никаких проверок и в свое заключение только переписывает, местами слово в слово, акт № 500, причем допускает математические и фактические ошибки (пишет, что одной из фирм реализовывалась «водка», хотя она просто неправильно прочитала в накладной слово «ведра»)…

Наконец, 23 декабря 1999 года Галину Потапенко, когда она отказывается подписать такой акт «судебно-бухгалтерской экспертизы», арестовывают и помещают в СИЗО, хотя она не скрывалась, а наоборот — сама напрашивалась на допросы и в многочисленных жалобах в налоговую милицию, в прокуратуру пыталась установить истину по своему делу. 26 декабря 1999 года «скорая помощь» доставляет ее в больницу с диагнозом «гипертонический криз». Но 27 декабря 1999 года, несмотря на все еще плохое состояние, ее опять водворяют в СИЗО. 13 января 2000 года Арбитражный суд объявляет МП «Галина» банкротом, ликвидирует его и исключает из госреестра юридических лиц Украины, хотя владелица находится в СИЗО, а ликвидационный баланс представлен суду самой налоговой. 21 января 2000 года к обвинению в неуплате налогов следствие добавляет ей еще обвинение по статьям 172 (халатность) и 167 (подлог документов), хотя доказанных документальных оснований для этого нет. 17 апреля 2000 года ее дело рассматривается в Центральном суде Симферополя, но следствию доказать ее вину не удается, и вместо того, чтобы вынести оправдательный приговор, суд направляет дело на доследование, а меру пресечения для женщины не изменяет — ее опять водворяют в СИЗО, так как из дела исчезают документы о ее болезни.

Повторно суд назначается на 31 июля 2000 года, однако по непонятным для нее причинам откладывается до 21 августа. Но и в этот день он переносится на 22 сентября 2000 года из-за отсутствия адвоката. 15 сентября в СИЗО ей отказывают в свидании с отцом и матерью, инвалидами 1 и 2 групп. И вот на суде 19 октября 2000 года следствие опять не может доказать вину Галины Потапенко, а потому суд снова направляет дело на доследование. Подсудимую и на этот раз не оправдывают, хотя в самом решении суда отмечается, что имеют место «нарушения норм УПК, неправильность проведения предварительного следствия и нарушение права обвиняемой на защиту». Только теперь ее выпускают под расписку о невыезде…

А вскоре суд и само дело закрывает согласно ст. 6 ч.2 УПК Украины, но не потому, что в действиях Галины Потапенко нет состава преступления, а сославшись на то, что в новом уголовном кодексе статьи 148 ч.2, 172 ч.2, 167 якобы декриминализированы. Какое счастье — прекращено несправедливо возбужденное уголовное дело, правда восторжествовала, Галина Потапенко может и дальше заниматься своим делом! Но такой поворот теперь не устраивает саму Потапенко. Во-первых, она не оправдана. Во-вторых, заниматься своим делом также не может, потому что документация уничтожена, МП ликвидировано, личное имущество арестовано, товар и денежные средства тоже. Кроме того, Галина Потапенко утверждает, что во время нахождения ее в СИЗО в ее квартире были проведены несколько не то обысков, не то ограблений, из сейфа исчезла довольно дорогая фамильная драгоценность, раритет, который не может быть не опознан на мировом рынке драгоценностей из-за его особой уникальности, а значит мог быть продан только на черном рынке или стал объектом контрабанды. Кто его похитил? Куда его дели? Как его найти?

Галина Потапенко в своей кассационной жалобе в Верховный суд Украины просит провести судебное следствие по материалам уголовного дела в открытом судебном заседании, установить либо ее вину, либо ее невиновность и вынести, наконец, справедливый приговор, ведь следствие в третий раз (!) не может доказать ее вину, но упорно ищет...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК