Цель не оправдывает следствие

8 апреля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 8 апреля-15 апреля

В 1999—2001 годах следственно-оперативной группой правоохранительных органов Одесской области проводилось досудебное следствие по делу о бандитизме...

В 1999—2001 годах следственно-оперативной группой правоохранительных органов Одесской области проводилось досудебное следствие по делу о бандитизме. Группу возглавляла Галина Климович, в то время следователь Одесской городской прокуратуры.

В июле 2001 года возбуждено уголовное дело в отношении 14 обвиняемых, в том числе Василия Мариянчука, которому инкриминировали организацию преступной группировки. В связи с состоянием здоровья Мариянчука дело в его отношении было выделено судом в отдельное производство и приостановлено. 22 сентября 2004 года в отношении других подсудимых Апелляционным судом Одесской области постановлен приговор. В соответствии с ним, трое подсудимых — Шамрай, Бабий и Сверкунов были признаны невиновными в бандитизме и освобождены из-под стражи в зале суда. А судебное слушание дела Мариянчука возобновлено в другом составе суда.

К тому времени, когда трое обвиняемых по делу о бандитизме были оправданы судом, Галина Климович уже стала работником Генеральной прокуратуры Украины. В принципе, такой приговор всегда был чреват самыми серьезными последствиями для прокурора. От увольнения из органов прокуратуры до обязанности отвечать за незаконное привлечение к уголовной ответственности людей, которые по четыре-пять лет незаконно содержались в жесточайших условиях наших следственных изоляторов. При определенных обстоятельствах можно было даже угодить на место освобожденных из-под стражи...

В 1996 году, после покушения на его жизнь, Мариянчук вынужден был выехать за пределы Украины и заниматься восстановлением своего здоровья. Прокуратура Одесской области, имея какие-то свои виды на Мариянчука, в июне 1999 года откровенно незаконно возбуждает против него уголовное дело о бандитизме, к которому он не причастен. Мариянчуку выносится абстрактное надуманное обвинение. Он объявляется в международный розыск с санкцией прокурора на арест и этапирование в Украину.

28 августа 1999 года по этой санкции Венгерская Республика производит арест Мариянчука, требуя конкретизации совершенных им преступлений и гарантий не применения к нему в качестве меры наказания смертной казни. В противном случае, согласно Европейской конвенции о выдаче правонарушителей, его выдача недопустима. Откровенно обманывая доверчивые венгерские власти, украинская прокуратура официально уверяет в том, что Мариянчук будет привлекаться к уголовной ответственности за преступления, за которые не предусматривается смертная казнь.

Заполучив путем такого мошенничества Мариянчука в Украину, прокуратура Одесской области тут же прекращает возбужденное в его отношении уголовное дело по всему объему обвинения, по которому он был экстрадирован в Украину, с освобождением из-под стражи.

К этому времени вплотную судьбой Мариянчука занялась следователь прокуратуры Г.Климович. Разумеется, 28 февраля 2000 года Мариянчук из-под стражи освобожден не был. Его сразу же задержали, а потом взяли под стражу по новым эпизодам так называемого бандитизма. Комедия с экстрадицией Мариянчука и была придумана, чтобы впоследствии навесить на него всевозможные нераскрытые тягчайшие преступления, совершенные в Одессе и ее окрестностях.

Нарушая нормы международного права, Галина Климович предъявляла Мариянчуку все новые и новые обвинения в преступлениях, которые не были основанием его экстрадиции. Согласно все той же Европейской декларации о выдаче правонарушителей, против Мариянчука не разрешалось начинать уголовное преследование (возбуждать уголовное дело, задерживать, брать под стражу, предъявлять обвинение, осуждать) без дополнительного на то согласия венгерской стороны.

В результате таких действий следствия 17 октября 2000 года Мариянчуку было предъявлено полностью незаконное окончательное обвинение. Чтобы скрыть такие факты попрания международных норм, Климович в материалах, направленных в суд, не оставила и упоминания об уголовном деле, по которому Мариянчук подвергался экстрадиции и полгода находился под стражей. В результате суд был лишен возможности выявить эти чудовищные нарушения законности и еще в начальной стадии судебного процесса отправить дело на дополнительное расследование.

Извлечение Галиной Климович уголовного дела с экстрадицией Мариянчука из материалов основного уголовного дела привело к грубым нарушениям сроков расследования дела. А ведь доказательства, собранные вне сроков следствия, признаются нелегитимными.

Незаконный арест Мариянчука по экстрадиции, предъявление обвинения в нарушение Европейской конвенции о выдаче правонарушителей повлекли незаконное содержание Мариячука под стражей на протяжении пяти лет семи месяцев (с 28 августа 1999 года).

Обвинение Мариянчука основывается исключительно на показаниях другого обвиняемого — Рябошапко, а также на косвенных показаниях обвиняемого Якименко о том, что Мариянчук являлся организатором преступной группировки.

Красной нитью через все обвинение Мариянчука проходит явка с повинной Рябошапко, которую он подписал в период его несанкционированного задержания. То есть недопустимое доказательство.

Последующие показания у Рябошапко отбирались под физичсеким и психичесим воздействием, с грубым нарушением его права на защиту, когда он допрашивался без обязательного присутствия адвокатов. Отказ от защитника не мог быть принят.

Одним из незаконных методов получения от Рябошапко необходимых показаний на Мариянчука было содержание его, бывшего работника милиции, в камерах с ранее неоднократно судимыми. Явка с повинной и дальнейшие показания Рябошапко стали следствием применения к нему пыток. Обо всех недозволенных методах следствия детально сообщал сам же Рябошапко в своих многочисленных жалобах на действия следственно-оперативных служб. Он сообщал и о пытках, вынудивших давать неправдивые показания. В личном деле следственно-арестованного Рябошапко зафиксированы следы свежих переломов ребер на момент помещения его в СИЗО ВСБУ в Одесской области 31 декабря 1999 года.

После заявления Рябошапко немедленно освидетельствовать его на предмет наличия переломов ребер этот вопрос решался в течение трех месяцев (предлог — отсутствие рентгенпленок). За это время в местах переломов образовалась костная мозоль и с полной уверенностью констатировать факт наличия и давности переломов уже нельзя.

В своих жалобах, заявлениях, ходатайствах Рябошапко систематически сообщал о реальных угрозах его жизни в следственном изоляторе. По его словам, они исходили от Г.Климович. Вот лишь одно из таких заявлений Рябошапко прокурору Одесской области М.Косюте: «Довожу до Вашего сведения, что предварительное следствие, проводимое следственно-оперативной группой прокуратуры г. Одессы, возглавляемой следователем прокуратуры г. Одессы Климович Г.И., проводится односторонне, тенденциозно, с явным обвинительным уклоном. Следствием не устанавливается истина, не выясняются события, имевшие место в действительности… Безосновательно и бездоказательно создается «раздутое» уголовное дело, в корзину которого сбрасываются ранее не раскрытые преступления, совершенные в г. Одессе и в Одесской области. Данное стало возможным из-за систематических нарушений членами следственно-оперативной группы уголовно-процессуального законодательства и Конституции Украины, которые выразились в следующем:

Мною неоднократно подавались жалобы о незаконности моего задержания, об этом заявлялось неоднократно следователям следственно-оперативной группы, однако мои заявления оставались без внимания.

В отношении меня неоднократно оказывалось физическое и моральное воздействие для дачи угодных следствию показаний, а не правдивых, моя жизнь неоднократно подвергалась опасности.

Так, 22.12.1999 г. я был избит сотрудниками правоохранительных органов, в результате чего мне были нанесены множественные ушибы мягких тканей ног и туловища, переломы ребер, что подтверждается результатом осмотра врачом СИЗО УСБУ в Одесской области и занесено в медицинскую карточку, а также рентгеновским снимком.

Далее, 25.02.2000 г. я был преднамеренно водворен в камеру ИВС г. Одессы, где находились ранее неоднократно судимые, которые были заранее уведомлены о том, что я бывший сотрудник милиции. В результате чего возникла в камере ситуация между мной и ранее судимыми, которая была спровоцирована последними, реально угрожающая моей жизни и здоровью.

Также с целью оказания морального давления была задержана и помещена в ИВС г. Одессы моя бывшая супруга, мать моего ребенка Гутенева Е.Л., и ребенок остался один без родителей.

Со стороны членов следственно-оперативной группы постоянно поступают угрозы, что я буду переведен для содержания с ранее неоднократно судимыми, где со мной может случиться что угодно, вплоть до «внезапной» смерти…

С учетом изложенного прошу Вас отстранить старшего следователя прокуратуры г. Одессы Климович Г.И. от дальнейшего предварительного следствия и принять меры по вышеуказанным мною фактам».

Такие жалобы теперь являются немыми свидетелями правовых бесчинств Галины Климович.

Да, здесь не оговорка, именно «немыми» свидетелями являются эти жалобы, так как Рябошапко сам ничего в суде об этом сказать уже не сможет. Поставленная следствием цель физического уничтожения Рябошапко (о чем он кричал во все рупоры) была реализована жесточайшим способом. Арестованного Рябошапко этапируют в тюрьму №8 г. Житомира, его содержат в одной камере с неоднократно судимыми. Именно в этой тюрьме и была реализована цель —физически уничтожить Рябошапко, чтобы он замолчал теперь уже навеки и в суде не смог бы свидетельствовать о пытках и издевательстве над ним, вынудившие его дать показания о Мариянчуке как организаторе преступной группировки.

11 мая 2001 года молодой (1965 года рождения) и физически здоровый Рябошапко «внезапно» умирает в житомирской тюрьме № 8. Причина традиционная — острая сердечно-легочная недостаточность. Однако житомирские судмедэксперты раскрыли способ лишения жизни Рябошапко — асфиксия рвотными массами вследствие алкогольного опьянения. Чтобы оправдать очевидное умышленное убийство человека, придумана смехотворная версия, что Рябошапко сам же варил бражку в камере и поэтому отдал Богу душу. И это при том, что житомирская тюрьма славится тремя «шмонами» в день! Естественно, уголовное дело по факту смерти Рябошапко Апелляционному суду Одесской области изучить не дают.

Смерть Рябошапко была очень выгодна следствию, так как в этом случае суд, по его разумению, должен был положить в основу обвинения Мариянчука показания Рябошапко, добытые незаконными методами, и дело сделано — обвинительный приговор и пожизненное заключение Мариянчуку обеспечено.

Однако суд в этой части поступил совершенно иначе, чем замыслила Г.Климович. Согласно приговору от 22 сентября 2004 года, суд признал невозможным использовать в качестве обвиняющих доказательств исключительно все показания Рябошапко, указав в этой части в приговоре следующее:

«…В ходе досудебного следствия Рябошапко С.Г. давал противоречивые показания, заявляя о том, что к нему применялись недозволенные методы ведения следствия (насилие), в результате чего оговорил себя, вынужденно отказался от услуг защитника, в связи с чем допрашивался без его участия. После предъявления обвинения в окончательной редакции Рябошапко заявил, что в суде даст подробные пояснения о применении к нему насилия и объяснит причины дачи неправдивых показаний.

Учитывая, что 11 мая 2001 года Рябошапко умер в следственном изоляторе г. Житомира, что исключает возможность проверки его доводов процессуальным путем, суд считает невозможным ссылаться на его показания в ходе досудебного следствия как на доказательства и признает их недопустимыми, при этом учитывает и нарушения в отношении него п.4 ч.1 ст. 45 УПК Украины (отсутствие защитника при следственных действиях. — Авт.)…»

По этому поводу и за другие нарушения закона суд реагировал частным определением в адрес генерального прокурора Украины и прокурора Одесской области.

Трагическая кончина главного свидетеля обвинения Рябошапко — это конец созданного Галиной Климович детективного сюжета всего дела Мариянчука. А была и промежуточная сцена с устранением другого косвенного свидетеля обвинения — Якименко, который на очной ставке с Мариянчуком отказался подтвердить свои прежние ложные показания

Сразу после такого «выбрыка», буквально через полмесяца, 5 августа 2000 года становится невозможной и явка Якименко в суд. Конечно же, по другой, нежели Рябошапко, причине. Он совершает побег из СИЗО УСБУ в Одесской области. Естественно, и по этому факту потуги суда исследовать материалы служебной проверки или уголовного дела против должностных лиц, допустивших побег, не увенчались успехом. Так же, как и в деле Рябошапко, требования суда о направлении материалов о побеге остались без исполнения.

Оказавшись на свободе, Якименко сыграл с Галиной Климович злую шутку. Он направил в прокуратуру и адвокатам свое заявление, зафиксированное 16 ноября 2000 года на видеокассету. Якименко подробно рассказал о том, какими незаконными методами угроз и насилия его вынудили дать показания. Причем Галина Климович поставила перед ним основную задачу — дать уличающие показания на Мариянчука, которого он вообще не знал, как на организатора всех преступлений. Со слов Климович, Мариянчук все равно получит пожизненное заключение.

Следует отметить, что Галина Климович прекрасно понимала исход дела Мариянчука при таких «доказательствах». Поэтому придумывается новый незаконный способ обосновать обвинение Мариянчука. Оперативные службы УБОЗ УМВС в Одесской области и УСБУ в Одесской области направляют ей разного рода ничем не подтвержденные оперативные справки, свидетельствующие о якобы совершенных Мариянчуком преступлениях. Некоторые из этих справок даже никем не подписаны. Такого рода оперативные данные, согласно закону, доказательствами не являются.

Таким образом, учитывая, что в основу обвинения Мариянчука положены все без исключения недопустимые доказательства, государственному обвинению фактически ничего не остается, как отказаться от этого обвинения. Даже если на это не хватит прокурорского мужества, постановить обвинительный приговор в отношении Мариянчука при таких беспрецедентных нарушениях законности невозможно. При любом повороте событий Мариянчук однозначно подлежит незамедлительному освобождению из-под стражи.

По делу проведено две комиссионные судебно-медицинские экспертизы, подписанные авторитетными специалистами, которые пришли к однозначному выводу: нахождение Мариянчука в условиях следственного изолятора приведет к летальному исходу. Следует сказать, что указание суда обеспечить надлежащее лечение Мариянчука остается невыполненным.

Создается впечатление, что ведется четкая линия на достижение одной цели — смерти Мариянчука. В таком случае будут «и волки сыты, и овцы целы».

Нарушение норм международного права уже вызвало реакцию компетентных органов Венгерской Республики, которые официально обратились в Министерство юстиции Украины за разъяснениями, как могло так случиться, что без их согласия Мариянчук был привлечен к уголовной ответственности за преступления, за которые он не был выдан.

Адвокаты Мариянчука собираются ставить вопрос о значительном расширении судом нового частного определения в адрес генерального прокурора Украины. Чтобы в частном определении суда нашел отражение более содержательный перечень нарушений закона, допущенных Галиной Климович.

От редакции.

Да, украинские реалии сегодня таковы, что в противостоянии преступник — правоохранитель преимущество слишком часто находится на стороне первого, у которого есть деньги, связи, возможность влиять на общественное мнение и приговор суда. Однако нельзя забывать: бандитские методы недопустимы даже в неравном бою с теми, кого правоохранитель совершенно искренне считает бандитами. И милиционер, и прокурор, разоблачивший бандформирование при помощи пыток и издевательства над подозреваемыми, не имеют оправдания — ни юридического, ни нравственного. Потому что в противном случае между преступником и правоохранителем стирается грань и суд становится ненужной инстанцией лишь потому, что приговоры вершит следствие.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно