СУДЕБНАЯ РЕФОРМА ВЫХОДИТ ИЗ ТИХОЙ ГАВАНИ ПРАВИЛА ИГРЫ ОКОНЧАТЕЛЬНО ОПРЕДЕЛЕНЫ

13 июля, 2001, 00:00 Распечатать

Не случайно пресс-конференция председателя Верховного суда Украины Виталия Бойко на тему «Судебная реформа» прошла 13 июля...

Не случайно пресс-конференция председателя Верховного суда Украины Виталия Бойко на тему «Судебная реформа» прошла 13 июля. Да, пятница, да 13-е, зато — сразу же после последнего дня голосования в Верховной Раде, когда наконец все стало на свои места. Дело в том, что недельным распорядком работы парламента (10—13 июля 2001 года) еще предполагалось рассмотрение проекта нового закона о судоустройстве. Ясно, что если бы законопроект был принят и вступил в силу, то отпала бы необходимость в недавних изменениях, которые под стягом малой судебной реформы были проведены в старом законе. На первый взгляд, неплохо — депутаты подсуетились и хоть в этот раз обошлись без слова «малый» (сколько можно: малый герб, малый кодекс, малая реформа...) Только вот одним законом о судоустройстве реформа не заканчивается, а только начинается. Соответственно в этом желанном исходе вряд ли обошлось бы без проблем с остальными реформированными законами, изменения в которые принимались пакетом и в точном соответствии с подкорректированным законом о судоустройстве. Это прежде всего Гражданский процессуальный, Арбитражный (хозяйственный) процессуальный, Криминальный процессуальный кодексы, закон «Об арбитражном суде». Без них какая практическая работа? А тут парламентские каникулы.

Однако все обошлось, Виталий Федорович может вздохнуть спокойно: инициатива Высшего арбитражного суда Украины по поводу срочного принятия нового закона о судоустройстве не прошла горнило Верховной Рады. Новый закон о судоустройстве так и не был поставлен на голосование в четверг. В парламенте до сих пор не могут решить по сути последний принципиальный вопрос, касающийся структуры всего судоустройства и, в частности, структуры и работы Верховного суда Украины, поэтому в стенах парламента все еще живут и здравствуют два судовых законопроекта. Один из проектов — Кармазина—Онопенко — предполагает в связи со специализацией судов создание специализированных же палат в Верховном суде, которые будут высшей инстанцией в своей юрисдикции. Разработчики второго — Шишкин и Задорожный — настаивают на том, чтобы все вопросы в Верховном суде решались в пленарном режиме (по аналогии с Конституционным судом), когда за одним столом восседает 28 судей и вместе они решают все дела независимо от специализации. «Конституционный суд имеет одну юрисдикцию — Конституцию. Все его судьи — специалисты в этой сфере. Верховный суд, в отличие от Конституционного, рассматривает различные дела: криминальные, гражданские семейные, хозяйственные, земельные, административные... Поэтому ему нужна специализация. Должны существовать палаты, которые рассматривали бы определенную категорию дел: отдельно гражданских, отдельно криминальных и т.д.» — вот точка зрения Виталия Бойко.

Почему «палатный» законопроект поддерживает Верховный суд, понятно, он хочет быть живым судебным органом (как это и предусматривается Конституцией), а не памятником. К тому же председатель Верховного суда очень сомневается, что в пленарном режиме возможно рассмотреть и принять решение более чем по 100—150 делам за год. При этом ныне в Верховный суд за год поступает ни много ни мало 30—40 тыс. жалоб. Для уменьшения обильного потока никаких оснований нет — сегодня каждый гражданин имеет право обратиться в Верховный суд. Кто же в таком случае будет рассматривать жалобы? Очевидно, что при пленарном исходе высшие специализированные суды становятся де-факто судами последней инстанции, а это и есть причина того, что законопроект Шишкина—Задорожного понравился Высшему арбитражному суду. Такой вариант судебной реформы практически возвращает свою утраченную автономию. Он де-факто выходит из-под кассационного надзора Верховного суда, хотя последний, согласно Конституции, начиная с 29 июня обрел статус наивысшего судебного органа в системе судов общей юрисдикции, к которой относятся в том числе и хозяйственные суды.

Пока суд да дело, Верховный суд ориентируется на палатный стиль работы: создаются специализированные палаты, которые в соответствии со своей юрисдикцией будут пересматривать решения высших специализированных судов в кассационном порядке. Причем председатель Верховного суда не исключает, что кроме хозяйственных и административных судов будут созданы также земельные, налоговые, суды, курирующие вопросы интеллектуальной собственности и прочее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно