СРАЖЕНИЕ ЗА АСПИРИН: НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН

09 января, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 2, 9 января-16 января 1998г.
Отправить
Отправить

Помнится, моя бабушка, ровесница века и долгожительница, признававшая лишь два лечебных средства -...

Помнится, моя бабушка, ровесница века и долгожительница, признававшая лишь два лечебных средства - аспирин и «Тройной» одеколон (для растирания при ломоте «на погоду»), недоумевала: зачем эта неудобопроизносимая надпись - «ацетилсалициловая кислота», если все - от аптеки до больницы - называют лекарство по-другому, просто и привычно - аспирин? Многие тысячи и даже миллионы наших соотечественников уже давным-давно, сами того даже не подозревая, «прибрали к рукам» чужестранный медицинский термин «аспирин». Ведь при малейшем недомогании - симптомах начинающейся простуды или головной боли - мы хватаемся за это подручное средство или же устремляемся в ближайшую аптеку за всегда доступным аспирином. Этот медицинский препарат никогда не ассоциировался у нашего потребителя с конкретной фирмой, употреблялся безотносительно к какому-либо производителю. Немецкая фармацевтическая фирма «Байер» пришла на украинский рынок лишь несколько лет назад, до этого на протяжении десятилетий наш больной сплошь и рядом пользовался советским аспирином. Этот медицинский термин настолько прижился в лексике украинского и русского языков, что стал обиходным, общеупотребляемым. Это обстоятельство в значительной степени и сыграло злую шутку с известной компанией «Байер», которая в 90-х годах начала активное освоение СНГовского рыночно-фармацевтического пространства.

«Аспириновые» страсти

Конфликт между двумя фармацевтическими китами - французской компанией «Лаборатории УПСА» и немецкой компанией «Байер» возник более трех лет назад на российском рынке. В 1992 году «Байер» зарегистрировал в России товарный знак «Аспирин». В это же время начинается массированная рекламная кампания и распространение на российском рынке аспирина фирмы «УПСА». «Байер» официально потребовал прекратить распространение в России препаратов под названием «аспирин», выпускаемых другими производителями, в том числе отечественными. Компания «Лаборатории УПСА» опротестовала в Апелляционной палате Роспатента регистрацию торгового знака «Аспирин». В 1994 г. Федеральный арбитражный суд аннулировал регистрацию концерном «Байер» термина «аспирин» в качестве товарного знака на том основании, что слово «аспирин» признано в России обозначением, вошедшим во всеобщее употребление, утратившим принадлежность конкретной фирме-производителю и тем самым и свойства товарного знака. Несмотря на это «Байер» вновь зарегистрировал свои товарные знаки. В феврале 1996 года Апелляционная палата вынесла решение об аннулировании патентных прав.

В других странах тоже прошли и еще продолжаются судебные процессы о защите торговой марки «Аспирин». Надо отметить, что решения по этому поводу принимались разные. В США определили, что «аспирин» является видовым названием всех препаратов ацетилсалициловой кислоты и ни одно предприятие не может иметь эксклюзивного права на его использование. В Канаде также производят свой аспирин.

Фирма «Байер» ссылается на регистрацию своего знака более чем в 70 странах мира. Согласно же данным, полученным от компании «Компумарк» - ведущей поисковой фирмы мира, - названная цифра не соответствует действительности. Практически наверняка фирма «Байер» владеет правами на знак «Aspirin» в 26 странах и, возможно, еще в 10 (где он заявлен/зарегистрирован в сочетании с другими словами). В некоторых странах наряду с фирмой «Байер» есть и другие владельцы этого товарного знака. «Байер» не является владельцем знака «Aspirin» в таких странах мира, как Великобритания, США, Италия, Франция, Япония, Китай. Собственно, к американцам, канадцам, французам (у них дома) фирма «Байер» претензий не предъявляет, она предъявляет их там, где усматривает возможность отстоять свой рынок.

В своих притязаниях на исключительное право на «аспирин» фирма «Байер» опирается на исторические факты. «Лекарство столетия» было синтезировано в 1897 г. сотрудником этой фирмы и вскоре зарегистрировано как товарный знак. Аспирин очень быстро стал самым популярным жаропонижающим средством, а товарный знак «Aspirin» - одним из самых известных в мире.

Однако судьба распорядилась по-своему. Дважды - после первой и второй мировых войн - патентные права на аспирин отменяли страны-победительницы. И на то были определенные основания, связанные с милитаристской политикой Германии. После второй мировой войны активы концерна «Байер», производившего военную продукцию, отошли к союзникам. Это в итоге закрепило статус названия «аспирин» как общеупотребительного.

В течение последних десятилетий фирма «Байер» настойчиво пытается вернуть себе этот товарный знак, несмотря на то что срок патентной защиты технологии производства аспирина давно истек, и в мире появилось много его аналогов и разновидностей.

В начале века название «аспирин» в качестве товарного знака получило патентную защиту в России. Но после 1917 года все дореволюционные регистрации были отменены, и с тех пор этого товарного знака в Советском Союзе не существовало. Но аспирин был, его десятилетиями выпускали многие фармацевтические предприятия. Наряду с этим названием пользовались и другим - ацетилсалициловая кислота, как синонимом. Однако в 60-х годах перешли к термину «ацетилсалициловая кислота». В «Фармакопее СССР» (10-е издание. 1969 г.) термин «аспирин» значится на втором месте. Имеется пояснение, что химическое название препарата вводится по рекомендации ВОЗ.

Судебное разбирательство по «аспириновому» делу в Украине началось с весны прошлого года. Предприятие с иностранными инвестициями «УПСА Медика Украина» обратилось в Высший арбитражный суд Украины с требованием об отмене регистрации товарных знаков «Байера». (Немецкая фирма зарегистрировала в Украине четыре товарных знака, в которых доминирует слово «аспирин».)

А еще в начале года, «Байер» обратился в Антимонопольный комитет с заявлением о признании использования другими фирмами принадлежащей ему зарегистрированной торговой марки «Аспирин» актами недобросовестной конкуренции. Понятное дело, что если такое требование будет удовлетворено, то с аптечных полок должны будут исчезнуть любые аспирины, кроме оригинального, то есть фирмы «Байер».

В Украине «аспириновое» дело пошло по другому сценарию, чем у нашей северной соседки. Высший арбитражный суд, рассмотрев иск предприятия с иностранной инвестицией «УПСА Медика Украина» к Государственному патентному ведомству Украины, признал требования об отмене регистрации товарных знаков «Байера» незаконными. Истец категорически с этим не согласен и считает, что решение вынесено необоснованно. В качестве одного из аргументов он приводит ссылку на ст. 6 закона Украины «Об охране прав на знаки для товаров и услуг», где четко сказано, что общеупотребительные слова, символы и термины не могут получить правовую охрану как товарные знаки. Основания, согласно которым товарные знаки могут быть отклонены при регистрации в другой стране, несмотря на регистрацию в стране происхождения, приведены в Парижской конвенции «Об охране промышленной собственности», в частности если это названия, которые могут «служить в торговле для обозначения вида… продуктов» либо «ставшие общепринятыми в обиходном языке страны, где испрашивается охрана». К делу приложены также материалы исследований специалистов-языковедов из Института украинского языка НАН Украины, а также социологического исследования, убеждающие, что слово «аспирин» прочно вошло в языковой обиход не только медиков, но и широкого круга людей. Этот медицинский термин уже живет по законам нашего языка, от него образуются другие слова, как-то: прилагательное «аспириновый» и словосочетания.

Это действительно уникальный случай, когда термин, обозначающий товарный знак, глубоко вошел в общеупотребительную практику. Однако существуют и многие другие примеры, когда товарные знаки, приобретя широкую известность благодаря своим высоким потребительским свойствам и рекламе, могут попасть в разряд родовых наименований и лишиться правовой защиты. Такая участь постигла целый ряд названий - целлофан, ланолин, вазелин, магнитофон, лейкопласт, нейлон, термос, джакузи и др., которые раньше были также защищены, а со временем приобрели смысл обозначений определенного вида товаров. В наше время под термином «ксерокс» стали подразумевать любые копировальные аппараты и все детские подгузники именовать памперсами. Таким образом, владельцев товарных знаков подстерегает опасность вовлечения термина, обозначающего товарный знак, в общеупотребительный оборот, его «девальвация» как товарного знака в результате широкого применения, а затем и утрата свойств товарного знака. В такой ситуации упорные попытки вернуть себе исключительные права на использование названия «аспирин» на зарубежных рынках вряд ли найдут широкое понимание и однозначное решение. В мировой практике товарные знаки, которые стали общеупотребительными названиями, как правило, не получают правовую охрану.

Антимонопольный комитет оказался в интересном положении…

Рассмотрение фактов недобросовестной конкуренции в виде неправомерного использования знаков для товаров и услуг входит в компетенцию Антимонопольного комитета Украины. Поэтому я обратилась к государственному уполномоченному АМК Украины Анатолию Медведеву с просьбой ответить, к какому мнению пришел Антимонопольный комитет по «аспириновому» делу.

- Заявление от фирмы «Байер» по поводу того, что нарушаются ее законные права на использование товарного знака «Аспирин», мы получили в начале прошлого года, - сообщил Анатолий Иванович. - В числе нарушителей были названы три украинских предприятия и французская компания «Лаборатории УПСА». Нам были предоставлены официальные документы о том, что в Украине «Аспирин» как знак для товаров и услуг зарегистрирован в 1995 году.

При рассмотрении этого дела мы оперируем только имеющимися доказательствами и руководствуемся нормативно-правовыми актами. К сожалению, появилось много публикаций, в которых некомпетентные люди, и даже юристы, дают оценку тому или иному действию органа власти и управления или даже суда, вводя в заблуждение читателя.

Если мы хотим быть правовым государством, то, естественно, должны придерживаться действующего в Украине законодательства и норм международного права. И, защищая добросовестную конкуренцию, комитет видит свою задачу в том, чтобы обеспечивать неуклонное соблюдение каждым предпринимателем в его хозяйственной деятельности торговых правил и других честных обычаев в предпринимательстве, в т.ч. и в деятельности, связанной с использованием знаков для товаров и услуг.

- Пока право собственности на товарный знак решалось в суде, Антимонопольный комитет, насколько мне известно, параллельно занимался вопросами, входящими в его компетенцию. Вы проводили необходимые исследования, экспертизы. Что они показали?

- Мы назначили несколько экспертиз. Первая экспертиза должна была определить, нет ли неправомерного копирования внешнего оформления товара, его существенных элементов. Имеются результаты патентной экспертизы. Проведен социологический опрос на тему «Отношение к жаропонижающим препаратам: мнение специалистов и потребителей». В настоящее время решается также вопрос о проведении экспертизы, связанной с качеством аспирина разных производителей.

Надо сказать, что у нас уже были аналогичные дела. Имеется много примеров, когда фирмы-производители, получив разрешение на поставку в нашу страну того или иного медпрепарата, вовремя не позаботились о его регистрации в Госпатенте Украины. Если бы не допускался импорт лекарственных препаратов, чьи товарные знаки не защищены, мы бы не имели такого количества пиратских копий и подделок под известные знаки и связанных с этим конфликтов. Поэтому мы серьезно подняли вопрос о патентной чистоте поступающих на наш рынок медикаментов и других видов товаров. Наиболее распространенные нарушения прав на товарные знаки связаны как раз с пересечением украинской границы товарами, незаконно маркированными знаками компаний, получивших в Украине правовую охрану. Должен заметить, что в этом плане достигнуто понимание в Минздраве. То есть речь идет о том, что прежде чем товар, и особенно медицинского назначения, получит разрешение на ввоз в Украину, он должен быть проверен на патентную чистоту. В случае с аспирином Минздрав, Фармкомитет стали сонарушителями антимонопольного законодательства, будучи фактически причастными к недобросовестной конкуренции.

Окончательные выводы делать еще рано, пока мы можем говорить лишь о признаках нарушения антимонопольного законодательства. В связи с тем, что должен решиться вопрос в судебном порядке, мы несколько приостановили рассмотрение этого дела. Сложилась интересная ситуация: Антимонопольный комитет зависим от решения суда. Хотя на данный момент очевидным является тот факт, что со стороны французской компании «Лаборатории УПСА» и горловского концерна «Стирол» имеются признаки нарушения антимонопольного законодательства. Пока официально ведь никто не опроверг, что «Байер» не является собственником товарного знака «Аспирин».

- Кроме «Стирола», кому еще из украинских производителей были предъявлены претензии в недобросовестной конкуренции?

- Уманскому ПО «Технолог» и харьковскому объединению «Красная звезда», которые выпускали аспирин, вернее, расфасовывали привозной. По «Технологу» мы приняли решение: привлекли его к ответственности в виде наложения штрафа. «Красная звезда» после предупреждения также прекратила производство. Относительно «Стирола», то у него разрешение на производство аспирина закончилось в октябре прошедшего года.

- Это примечательно, что Минздраву указали на сопричастие нарушениям антимонопольного законодательства. А к Госпатенту у вас не возникало никаких вопросов?

- Мы не можем не верить патентному ведомству, выдавшему охранный документ. Хотя по ряду позиций у нас есть определенные расхождения. В частности, что касается общеупотребительных наименований… Но мы обязаны действовать в правовом поле. Законом предусмотрено оспаривание решения Госпатента в суде. Пожалуйста, пусть оспаривают…

- Если решение суда останется в силе и будут задействованы в полном объеме меры по части антимонопольного законодательства, не будет этим самым подготовлена благодатная почва для «аспириновой» монополии? Кстати, такое мнение приходилось слышать от юристов, специалистов в области патентного права.

- Охранный документ патентного ведомства предоставляет исключительное, фактически монопольное право на использование товарного знака. Но речь идет о монополии на товарный знак, о приоритетном праве на его использование. Главное - действовать в правовом поле, придерживаться общепринятых цивилизованных правил игры. Эти правила у нас законодательно урегулированы.

Конечно, «аспириновое» дело - непростое. Мы хотим во всем как следует разобраться и поэтому не торопимся с выводами. Не хотим «рубить шашкой», мы намерены действительно объективно разобраться во всех возникших спорных вопросах и дать им правовую оценку в соответствии с действующим антимонопольным законодательством. Вот это наш самый важный вопрос. Никакие другие… Да, где-то мы может быть не согласны в принципе, где-то не согласны как граждане, как потребители… Но мы сейчас должны абстрагироваться от всего этого и на основе действующего законодательства доказать, что либо есть нарушения, либо их нет.

Судебный марафон продолжается…

В конце декабря состоялось заседание коллегии Высшего арбитражного суда по поводу кассационной жалобы компании «УПСА Медика Украина» на ранее вынесенное решение. Изложенные в ней претензии поддерживает горловский концерн «Стирол», который в этом судебном марафоне выступает на стороне фирмы «УПСА». Его заинтересованность в объективном решении вопроса вполне понятна. Концерн вложил большие средства в обновление производства, приобрел импортное технологическое оборудование и лицензию на производство аспирина. Если «Байер» окончательно овладеет правами на аспирин, то, конечно же, это повлечет за собой вытеснение отечественной продукции с украинского рынка.

По мнению истца, суд не уделил надлежащего внимания некоторым очень важным моментам. Нет никаких доказательств, что экспертиза заявки проводилась и как она проводилась. Решение о регистрации товарного знака «Аспирин» принимал Центр патентной экспертизы, который не входит в структуру Госпатента и является субъектом предпринимательской деятельности. Акт и заключение этой экспертизы отсутствуют.

Относительно понятия «общеупотребительные наименования», или, по-другому, названия, вошедшие во всеобщее употребление, которые не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков, то с этим все ясно только в статье закона. На деле же все обстоит не так просто, поскольку нужно доказывать очевидное, а это, как известно, порой самое сложное. К уже имеющемуся соцопросу проведено еще одно социологическое исследование об отношении населения к жаропонижающим средствам. Нелишне заметить, что порог объективности таких социсследований во многом зависит от постановки вопросов - оставляют ли они за респондентом право выбора или же сами предопределяют ответ.

В общем судьям не позавидуешь. С учетом того, что дело обрастает новыми доказательствами и материалами, в долгоиграющем судебном процессе сделана пауза на новогодние и рождественские праздники.

Конфликт между фирмами «Байер» и «УПСА Медика Украина» стал наиболее громким, но далеко не единственным судебным процессом в вопросах, касающихся патентных прав на товарные знаки медпрепаратов в Украине. Публикациями об этих разбирательствах пестрят печатные издания (нельзя не заметить, как много среди них заказных). Количество дел, связанных с интеллектуальным пиратством, в последнее время увеличилось. Специалисты в области патентного права оценивают такое положение как характерное для развивающейся страны с неустоявшимся рынком, с формированием в обществе представлений об интеллектуальной собственности. И уж они-то сейчас не без работы. Тем не менее опыта ведения таких дел у нас маловато. В нашей стране пока нет патентного суда, который мог бы компетентнее, чем суды общей юрисдикции и арбитражи, решать подобные споры, относящиеся к довольно специфической сфере права. «Аспириновое» дело, безусловно, относится к таковой.

В государственных инстанциях, причастных к рассмотрению этого дела, понимают, что ситуация весьма неоднозначна. «Так ведь можно дойти и до абсурда, - рассуждают некоторые. - А если, к примеру, фабрика

им. К.Маркса заявит сейчас о своих исключительных правах на «Киевский» торт или конфеты «Белочка» (ведь «Шампанское» уже кто-то попытался монополизировать, требуя от других производителей заменить этикетки на «Игристое»)?..

Точку в этом деле поставит только суд. Пока же в сражении за аспирин, разыгравшемся между двумя иностранными фармацевтическими фирмами на украинском рыночном пространстве, в проигрыше - наши предприятия-производители.

Бей своих, чтобы чужие боялись?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК