Резиновая дубинка как способ получения показаний

14 августа, 2009, 14:55 Распечатать

Недавно в мире отмечали Международный день ООН в поддержку жертв пыток. Как утверждает в своих док...

Недавно в мире отмечали Международный день ООН в поддержку жертв пыток. Как утверждает в своих докладах международная правозащитная организация Amnesty International, каждый год в десятках стран мира к людям, попавшим за решетку, применяют пытки. Самая распространенная цель силового влияния — получить какие-то сведения или признание, запугать или наказать за определенные действия, совершенные задержанным, в которых его подозревают.

Насколько распространены пытки в Украине и как реагирует на них система правосудия? Несколько лет назад в Черновцах случилась показательная в этом отношении история, совсем недавно получившая продолжение.

Просто упал с лестницы

Все началось с банальной кражи компьютера из частного жилья. Через несколько дней по подозрению в совершении преступления задержали 27-летнего жителя Черновцов Андрея. В милиции не было против него ни единого доказательства, однако поведение парня почему-то показалась подозрительным владелице компьютера. А факта, что он уже был судим за кражу, оказалось вполне достаточно, чтобы дознаватели угрозыска (29-летний капитан горотдела милиции Руслан Б., 32-летний младший лейтенант Владимир С. и 21-летний водитель, младший сержант Сергей С.) ворвались к Андрею в квартиру и, сковав наручниками, доставили его в гор­отдел милиции.

Не оформляя никаких документов о задержании, молодому человеку устроили допрос с пытками. Сначала его били только руками, стараясь, чтобы не оставалось следов, а потом, «увлекшись», ногами и резиновой дубинкой — по животу, груди, почкам. Через несколько часов парень «сломался» и написал заявление, что компьютер украл его знакомый — 25-летний Анатолий. Позднее Андрей рассказал, что просто не выдержал пыток и был готов на все, только бы его перестали бить. Анатолий не был судим, а следовательно, милиция ему скорее поверит и не будет бить — так считал Андрей. И жестоко ошибся. Названная Андреем кандидатура как можно лучше подошла милиции: во-первых, Анатолий был знаком с владелицей компьютера и время от времени заходил в ее квартиру, во-вторых, знал толк в бытовой технике, дополнительно зарабатывая его ремонтом.

На следующее утро милиционеры приехали к Анатолию домой и, выманив во двор будто бы для разговора, затолкали в машину и отвезли в гор­отдел. Его начали бить так же, как и Андрея, даже с еще большей жестокостью: кулаками — в лицо, дубинкой — по почкам, ногами — когда падал на пол. Руки Анатолия все время оставались скованными наручниками, а чтобы он не кричал и не мешал работать милиционерам в соседних кабинетах, дознаватели зажимали ему рот руками. Избитый несколько раз от боли терял сознание, но упрямо «не сознавался». У него было железное алиби: в ту ночь, когда украли компьютер, Анатолий с друзьями был в селе и вернулся в Черновцы только на следующий день после обеда, что могли подтвердить многие свидетели. Однако на это никто не обращал внимания, дознавателей интересовало одно — кто украл компьютер.

До того Анатолий никогда не попадал в руки правоохранителей, поэтому у него не возникло мысли, что лучше, наверное, было бы взять кражу на себя, чтобы сохранить здоровье, а уже потом попробовать доказать невиновность. Он продолжал повторять, что не крал компьютер, и милиционеры, войдя в азарт, решили применить к нему весь известный им арсенал пыток. Анатолия бросали на землю, блокировали плечи и голову ножками стула, чтобы не дер­гался, и били ногами по пяткам. После этого поднимали и били по голове — сначала резиновой дубинкой, а потом наполненными водой 1,5-литровыми пластмассовыми бутылками. Затем один из мучителей обхватывал голову Анатолия руками, а двое других, взяв небольшие гибкие проволочки, отгибали их, как линейку, и «стреляли» Анатолию в голову, стараясь попасть в кровоподтеки, оставленные дубинкой и бутылками. Последнее «упражнение» вызывало особенно невыносимую боль (волосы на пораженных участках головы вскоре выпали и не отрасли даже полтора года спустя). В конце концов Анатолий не выдержал и «сознался» в краже.

Избитый до бессознательного состояния, он наивно надеялся, что после этого его перестанут пытать. Но ошибся. Ему дали только короткую передышку, после чего пытки продолжились. Теперь милиционеров интересовало, куда Анатолий девал украденный компьютер. По-видимому, у них даже в мыслях не было, что парень под жестокими пытками оговорил себя, и искренне верили, что «раскололи» настоящего вора. Побои продолжались, и Анатолий «сознался», что украл компьютер вместе со своим знакомым Алексеем, а тот отнес продать его на рынок. Он специально назвал Калиновский рынок, где торгует его мать, надеясь попасть туда, чтобы попросить у нее помощи. Но это сделать не удалось. Правда, милиционеры отвели Анатолия на рынок, однако после получасового хождения между торговыми рядами (Анатолий не знал точно, где торгует мать) один из офицеров понял, что задержанный тянет время, и дал команду возвращаться в горотдел. На этот раз милиционеры были не просто злыми, они рассвирепели, ведь «вор» посмел водить их за нос! За такую наглость он, по их мнению, заслужил особого наказания. В служебном кабинете один из дознавателей бросил Анатолия на колени и нагнул лицом на диван. А второй, спустив с задержанного штаны и трусы, засунул в задний проход милицейскую дубинку и несколько раз провернул ее. Эту сцену бесстрастно снимал на фотокамеру водитель. «Мы вышлем фотографии на зону, где ты будешь сидеть, — объяснил он Анатолию с кривой усмешкой. — Догадываешься, что с тобой после этого сделают зеки?..»

На этом арсенал пыток был исчерпан. Понимая, что Анатолий уже не способен сказать что-то новое, милиционеры бросили его в камеру для задержанных и отправились за Алексеем, пока тот «не продал украденный компьютер».

Алексей четыре раза побывал под следствием за кражи и хищение автомобиля, поэтому прекрасно знал, чем могут закончиться «беседы» милиционеров с подозреваемыми в преступлении. По собственному опыту он знал также о неписаном правиле, согласно которому в милиции бьют только до появления первой крови. Поэтому, когда задержанному объяснили, что сделают с ним то же самое, что и с Анатолием, и показали дубинку, — Алексей решил не испытывать судьбу. Выбрав момент, он бросился в шкаф и разбил головой стеклянные дверцы. Это действительно помогло. Побоев Алексей не избежал, ему «врезали» как следует за порчу казенной мебели. Но по сравнению с Анатолием опытный рецидивист, можно сказать, отделался малой кровью.

Между тем брошенному в камеру Анатолию становилось все хуже, он лежал, держась за живот, почти потеряв сознание. Поняв, что избитый самостоятельно может не выкарабкаться, дознаватели около семи часов вечера отвезли его в больницу. В приемном отделении они объяснили, будто нашли парня избитым на улице. Но когда увидели, что Анатолия отправили в реанимацию, а оттуда — в операционную (у пациента диагностировали сотрясение мозга, тупую травму живота, разрыв передней стенки прямой кишки, разлитый гнойный перитонит, а также многочисленные гематомы, синяки и ушибы по всему телу), попробовали замести следы и сами инициировали судебно-медицинскую экспертизу. На этот раз милиционеры утверждали, что Анатолия задержали за кражу, но перед входом в горотдел он попытался убежать, споткнулся и упал с лестницы. И судмедэкспертиза... подтвердила, что полученные травмы (в том числе разрыв прямой кишки!) действительно возможны при падении с лестницы с высоты человеческого роста...

За образцовое поведение

Первой на помощь сыну бросилась мать. Узнав, что его задержали за кражу, она побежала в милицию. Но сына там уже не было, он находился в больнице. Мать бросилась туда и застала Анатолия, который лежал в палате с опухшей и непропорционально большой от побоев головой. Ему только что сделали операцию — провели санацию прямой кишки и с помощью трубки вывели ее через живот. На вопрос, что случилось, Анатолий, не скрывая ничего, слабым голосом рассказал, что с ним сделали в милиции. В тот же день мать написала заявление в прокуратуру.

Доследственной проверкой изложенных в заявлении фактов занялась городская прокуратура. Была проведена еще одна судебно-медицинская экспертиза, а также служебное расследование действий дознавателей. Новый эксперт освидетельствовал Анатолия и... подтвердил вывод своего коллеги: полученные травмы, дескать, возможны при падении с лестницы. А служебное расследование, проведенное отделом внутренней безопасности УМВД, не нашло в действиях милиционеров никаких нарушений. Тем не менее уголовное дело было возбуждено, и следователь областной прокуратуры (куда передали материалы) направил Анатолия на судмедэкспертизу в Киев. Столичные медики признали выводы черновицких экспертов ошибочными и подтвердили показания Анатолия. Более того, если бы потерпевшему не была оказана медицинская помощь (Анатолию сделали две операции), то, согласно выводу, через два дня он бы умер от полученных травм. После этого отдел внутренней безопасности УМВД провел еще одно служебное расследование, которым... снова признал действия милиционеров законными. Возможно, именно поэтому дознаватели на допросах вели себя очень спокойно и уверенно. На первом допросе старший из офицеров даже спрашивал следователя будто с удивлением: «Неужели вы действительно думаете, что я мог сделать такое?!»

Чем больше уголовное дело обрастало доказательствами, тем активнее становились попытки милиции любой ценой защитить честь мундира. Иногда действия «правоохранителей» граничили с откровенной наглостью. Так, через несколько дней после возбуждения уголовного дела следователя прокуратуры Игоря Галичанского, как раз закончившего допрос Анатолия, прямо возле прокуратуры попытались задержать... два наряда милиции. Восемь «пэпээсников» заподозрили его, как они сами выразились, «...в попытке разбойного нападения на магазин канцелярских изделий». Предъявленное удостоверение не произвело на них никакого впечатления — оно, дескать, липовое. Следователя отпустили только после личного вмешательства заместителя прокурора области, с которым И.Галичанский успел связаться по мобильному телефону.

Но под наибольшим прессом находились, разумеется, потерпевшие. Фактически уголовное дело держалось лишь на показаниях Анатолия. Запуганные Андрей и Алексей поначалу вообще не хотели идти на контакт со следствием. Когда Андрея уже третий раз вызвали в прокуратуру, позвонил по телефону его дядя и сообщил, что племянника... задержала милиция по подозрению в краже автомобильных колес. Работникам прокуратуры пришлось ехать в горотдел милиции, где все подозрения мгновенно отпали. Почувствовав реальную защиту, Андрей в конце концов решился дать показания. Зато Алексею все не удавалось попасть на судебные заседания. Дважды, только лишь потерпевшего вызывали в суд, его задерживала милиция. В третий раз следователь сам поехал за ним на автомобиле, а после суда отвез домой...

На суде дознаватели отказались давать показания и, лишь поняв, что оправдание им не светит, в последнем слове во всем сознались и попросили у потерпевших извинения. В искренность их раскаяния не поверил никто. Все понимали, что таким образом преступники стараются сократить срок.

Садгорский районный суд Черновцов признал трех милиционеров виновными в превышении служебных обязанностей, что повлекло тяжкие последствия, и осудил старшего из них, Руслана Б., к четырем, а Владимира С. и Сергея С. — к трем с половиной годам лишения свободы. Статья 365 ч.3 Уголовного кодекса предусматривает больший срок — от семи до десяти лет заключения, однако суд назначил наказание ниже нижней границы, поскольку подсудные купили Анатолию однокомнатную «малосемейку» (в Черновцах она стоила тогда около десяти тысяч долларов), и он попросил не наказывать их сурово.

Перед началом судебных слушаний отдел внутренней безопасности УМВД провел третье служебное расследование, которым признал действия дознавателей противоправными и подрывающими авторитет органов внутренних дел. Всех троих милиционеров уволили с работы, а шестнадцать других сотрудников горотдела привлекли к дисциплинарной ответственности. К административной ответственности были привлечены также два судмедэксперта, проводившие первичный осмотр Анатолия...

Эта история в свое время получила огромный резонанс, о ней сообщали многие центральные СМИ. А совсем недавно дело получило продолжение, о котором мало кто знает. Приговор Садгорского районного суда не обжаловали ни потерпевший, ни осужденные, поэтому милиционеры действительно попали за решетку. А Анатолий стал инвалидом 2-й группы — прямую кишку ему вывели трубочками через живот, после чего в туалет приходилось ходить с мешочками. Это состояние очень удручало молодого парня, он начал выпивать, затем от него ушла девушка. Через полтора года после приговора потерпевший подал гражданский иск против областного УМВД о возмещении морального ущерба, и суд постановил выплатить ему сто тысяч гривен. Милицейское начальство подало апелляцию, во время рассмотрения которой Анатолий... умер от эпилептического приступа. Его нашли в малосемейке, купленной милиционерами в счет компенсации за потерянное здоровье. Согласно гражданскому праву, компенсацию мог получить только потерпевший (ее нельзя передавать, например, в наследство), поэтому сто тысяч так и не были выплачены.

Ни один из осужденных милиционеров не отбыл своего срока полностью, все они попали под условно-досрочное освобождение за образцовое поведение. После чего вернулись в Черновцы. А настоящих воров, укравших компьютер, с которого началась эта страшная история, так и не нашли...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно