Проект нового УПК Украины — движение в правильном направлении

12 августа, 2011, 14:01 Распечатать Выпуск №28, 12 августа-19 августа

Потребность в новом уголовно-процессуальном кодексе возникла с момента обретения нашим государством независимости.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Потребность в новом уголовно-процессуальном кодексе (УПК) возникла с момента обретения нашим государством независимости и выбора демократического пути развития государства с ориентацией на защиту прав и свобод граждан, внедрение и утверждение принципа верховенства права.

Принятие в 1996 году Консти­туции независимой Украины, которая предусматривала значительные изменения в структуре уголовной юстиции, в частности в распределении полномочий прокуроров и судей, повышение роли судьи в вопросах, связанных с ограничением прав и свобод граждан, внедрение института присяжных заседателей, лишение органов прокуратуры функции досудебного расследования, обусловило необходимость принятия нового УПК. Концептуально новый подход вызвал ожесточенную дискуссию, которая в последние дни переходного пятилетнего периода увенчалась так называемой «малой судебной» реформой. В рамках этой реформы были внесены весьма существенные изменения в УПК 1960 года, которые временно решили часть проблем. Однако потребность в радикальных преобразованиях не исчезла. Работа над концептуально новым подходом к реформированию уголовной юстиции долговременная, ученые, политики и эксперты-практики не могли прийти к согласию в вопросе выработки общего подхода к криминальному процессу, который следует внедрить в Украине. Только в 2005 году, когда на политическом уровне был определен основной ориентир развития нашего государства — интеграция в Европейский Союз, очертилась необходимость приведения украинского законодательства в соответствие с европейскими требованиями и стандартами, в частности, и в сфере уголовной юстиции.

Первым реальным шагом на пути к принципиально новому УПК стало утверждение в 2008 году президентом Украины Концепции реформирования уголовной юстиции в Украине. Со временем Национальная комиссия по развитию демократии и утверждению верховенства права завершила разработку проекта УПК, предварительный вариант которого в сентябре 2007 года изучали европейские экc­перты. Разработанный Нацкомиссией проект, отвечающий стандартам передовых европейских стран, в июне 2009 года получил положительные заключения от экспертов Совета Европы. Дальнейшее общественное обсуждение показало общую поддержку проекта со стороны научного сообщества и практикующих юристов, выявив при этом ряд недостатков, которые необходимо было устранить.

Начиная с 2010 года, администрация президента и Министерство юстиции продолжали работать над проектом УПК, и 16 июня 2011 года он был утвержден на заседании Рабочей группы при президенте Украины по вопросам реформирования криминального судопроизводства. По словам разработчиков, сейчас проект готовят к передаче на экспертизу Европейской комиссии «За демократию через право» (Вене­цианская комиссия), и в нынешнем году планируется внести его на рассмотрение в Верховную Раду.

Обнародовав проект нового Уголовно-процессуального кодекса на своем сайте, Министерство юстиции сообщило, что его разрабатывали на основе наработок предыдущих лет, с учетом предложений государственных органов власти, осуществляющих правоприменительную деятельность в сфере уголовной юстиции, и представителей ведущих высших учебных заведений Украины.

Бесспорно, факт завершения работы над проектом нового УПК, вынесение его на обсуждение и представление на экспертизу Венецианс­кой комиссии даст положительные результаты для Украины. В частнос­ти, новым проектом предполагается установить процессуальное равенст­во сторон и состязательность процесса; расширить права подозреваемых и потерпевшего; оптимизировать процедуру досудебного расследования; усовершенствовать процедуру судебного контроля, запретить возвращение дел на дополнительное расследование, упростить процедуру обжалования судебных решений, ввес­ти соглашения в уголовном производстве и т.д. Вместе с тем есть пот­ребность в более глубоком анализе основных его положений и определении перспектив, ожидающих нас после его принятия.

Каким же образом в новом УПК планируется обеспечить принцип состязательности в уголовном производстве? Согласно положениям проекта, состязательность будет обеспечиваться гарантированием равенства сторон и созданием необходимых условий для реализации сторонами их процессуальных прав. В проекте предусмотрены нормы, направленные на обеспечение реализации этого принципа, в частности новые процессуальные полномочия пострадавшего. Будет способствовать реализации принципа состязательности и обязательность открытия материалов досудебного расследования другой стороне. Это позволит и защите, и обвинению изучать материалы, собранные ими в процессе досудебного следствия, что уравнивает возможности сторон в суде.

Кроме того, предоставление подозреваемому (обвиняемому, подсудимому) права применять технические средства в ходе проведения процессуальных действий, в которых он принимает участие, создаст дополнительные условия для обеспечения состязательности и повысит возможности по защите своих прав.

Не менее важным элементом, способствующим обеспечению состязательности судебного процесса, являются положения о непосредственном исследовании судом показаний, вещей и документов. Суд обязан непосредственно исследовать в судебном заседании доказательства и получить устные показания участников уголовного производства. При этом доказательства, содержащиеся в показаниях, вещах и документах, которые не стали предметом непосредственного исследования суда, не могут быть признаны допустимыми. Более того, предоставление суду до назначения судебного разбирательства каких-либо материалов, кроме реестра материалов досудебного расследования, вообще запрещается. Таким образом, защита и обвинение не смогут спрятать «туз в рукаве» и использовать его во время судебного разбирательства.

Обеспечить состязательность в уголовном производстве поможет внедрение института «следственного судьи», что на практике реализует принцип распределения судебных полномочий, связанных с осуществлением правосудия и обеспечением судебного контроля за соблюдением прав человека в ходе уголовного производства. При этом дополнительной гарантией соблюдения прав граждан является возможность фиксации с помощью технических средств рассмотрения вопросов следственным судьей. Поскольку к категории вопросов, которые им рассматриваются, относятся вопросы ограничения прав и свобод человека, в частности выбор меры пресечения.

В значительной степени меняют сущность досудебного расследования и те положения проекта, согласно которым суд не имеет права обосновывать судебные решения показаниями, которые были предоставлены следователю, прокурору. Ведь суд должен обосновывать свои выводы только показаниями, которые он непосредственно получил. На этой стадии процесса отпадает потребность тратить время, например, на неоднократные допросы одних и тех же лиц (как свидетеля, как подозреваемого, как обвиняемого). Внедрив такие нормы, авторы проекта избавляют досудебную стадию процесса от чрезмерной бюрократизации, присущей современному досудебному следствию.

Эти же положения проекта нового УПК не только позволяют сэкономить время, имущественные и другие ресурсы на осуществление уголовного производства, но и ограждают свидетелей и подозреваемых на досудебной стадии от возможного неправомерного давления со стороны обвинения. Фактически какое-либо «выбивание показаний» теряет смысл. У следователей и прокуроров исчезнут мотивы оказывать давление на свидетелей, пострадавших и применять к подозреваемым и обвиняемым насилие (пытки, избиение), поскольку суд не примет их во внимание в ходе судебного разбирательства.

Упрощение процедуры уголовного производства предполагается и рядом других положений проекта нового УПК. В частности ликвидируется стадия проверки информации о преступлении и возбуждение уголовного дела. Этим устраняется самая значительная бюрократическая прег­рада в уголовном производстве, которая существует в действующем УПК, в значительной степени экономятся затрачиваемые на досудебное расследование ресурсы и время, устраняется необходимость дублирования одного и того же процессуального действия с одними и теми же людьми и объектами (опрос — допрос, исследование специалиста — экспертное исследование). Выводы ревизий и акты проверок также признаются документами, которые, в свою очередь, признаются доказательствами. Согласно действующему УПК, как доказательства могут использоваться только экспертизы. По крайней мере, практика сложилась таким образом, что после проведения ревизии или документальной проверки дополнительно, по тем же обстоятельствам, с теми же объектами, назначается судебная экспертиза. Это приводит к дополнительной трате времени и ресурсов, как человеческих, так и материальных.

Также упрощается процедура и предоставляются альтернативы в проведении отдельных процессуальных действий в рамках уголовного производства. Например, необязательность записывать все в протокол в тех случаях, когда допрос фиксируется с помощью технических средств, с практической точки зрения, также сэкономит много времени и ресурсов для органов расследования. Новаторскими являются положения нового УПК, предусматривающие возможность проведения досудебного расследования дистанционно, с использованием современных телекоммуникационных возможностей, например видеоконференции (Skype).

Положительным, на наш взгляд, является отнесение следователя к стороне обвинения в уголовном процессе. Такие нормы устраняют недостаток действующего УПК, согласно которому следователь должен собирать доказательства как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, хотя де-факто следователи были вынуждены находиться на стороне обвинения и их расследование всегда носило обвинительный характер. Таким образом, авторы проекта избавляются от двойных стандартов социалистической идеологии уголовного процесса, согласно которым, например, следователь искусственно считался фигурой, которая находится между стороной обвинения и защиты, при условиях практической невозможности обеспечения его объек­тивности и беспристрастности.

Значительно расширен арсенал следственных действий благодаря внедрению категории негласных следственных (сыскных) действий, которые по сути являются оперативно-розыскными мероприятиями. Урегу­лирование на уровне процессуального закона осуществления таких негласных следственных (сыскных) действий, как использование конфиденциального сотрудничества, негласное получение образцов, необходимых для сравнительного исследования, выполнение специальной задачи по раскрытию преступной деятельности организованной группы или преступной организации, контроль за совершением преступления, аудио-, видеоконтроль места, наблюдение за лицом, вещью или местом, установление местопребывания радиоэлектронного средства, обследование публично недоступных мест, жилья или другого владения лица, исследование информации, полученной при применении технических средств, фиксация и сохранение информации, полученной из телекоммуникационных сетей с помощью технических средств и в результате снятия сведений с электронных информационных систем, аудио-, видеоконтроль лица будут обеспечивать дополнительные гарантии соблюдения прав сторон уголовного расследования. Предоставление следователю права на проведение таких негласных следственных действий будет способствовать решению извечной проблемы профессиональных отношений следователей и оперативных сотрудников, которая существует в рамках действующего уголовного производства.

Революционными можно назвать нормы, которые дают возможность заключать соглашения между потерпевшим и обвиняемым о примирении. Этот элемент восстановительного правосудия позволит в значительной степени учитывать интересы потерпевшей стороны. Заключение же соглашений между прокурором и обвиняемым о признании виновности позволит существенно сэкономить время и ресурсы органов досудебного расследования и суда и будет способствовать уменьшению применения к гражданам репрессивных мер уголовно-правового характера. Также существенным образом расширен перечень преступлений, уголовное производство в которых осуществляется в форме частного обвинения. То есть, уголовное производство может быть начато исключительно на основании заявления пострадавшего и должно быть немедленно завершено по инициативе пострадавшего в любой момент, что значительно уменьшит количество уголовных производств и лиц, привлеченных к уголовной ответственности.

Положениями нового проекта УПК усиливается гарантия защиты прав и свобод отдельных участников и сторон уголовного производства. В частности, введя такой субъект как «заявитель», авторы учли случаи, когда это лицо не является пострадавшим или свидетелем в деле, и предоставили заявителю право на получение информации об окончании досудебного расследования. Этим разработчики повысили возможности общественного контроля над уголовным производством.

Улучшить защиту прав пострадавшего предполагается и рядом других положений проекта кодекса. Так, например, потерпевшему предоставляется право ознакомиться с материалами уголовного производства, что делает его полноценным участником уголовного производства. Кроме того, пострадавшему должна выдаваться памятка о его правах, тогда как согласно действующему УПК ему об этом сообщается под подпись, а документ (протокол допроса) с перечнем прав остается в материалах дела. Практика свидетельствует, что немногие из потерпевших, ставя подпись в разделе протокола с перечнем прав, стараются выучить и запомнить эти права.

Кроме того, обеспечивается право свидетеля на правовую помощь при даче показаний, что также является шагом вперед в вопросе защиты прав и свобод граждан. Ведь не единичны случаи, когда потенциальные подозреваемые допрашиваются сначала как свидетели и предупреждаются об ответственности за отказ давать показания, а потом — уже как подозреваемые. Более того, такие показания новым проектом признаются недопустимыми.

Наконец-то урегулирована и определена процедура получения лицом статуса подозреваемого в совершении уголовного правонарушения. Согласно действующему УПК, лицо считается подозреваемым с момента его задержания во время или сразу после совершения преступления или если к нему применена мера пресечения. При этом не требуется составления соответствующего постановления. Проектом нового УПК предус­мотрено составление уведомления о подозрении и ознакомление с ним подозреваемого лица, что значительно улучшает гарантии такого лица на защиту и способствует состяза­тельнос­ти процесса. Среди мер, направленных на усиление защиты подозреваемого и обвиняемого, еще раз выделим: предоставление им права применять технические средства; расширение обязательных обстоятельств участия защитника — во всех особо тяжких преступлениях, а не только в тех, за ко­торые предусмот­рено пожизненное заключение; возможность привлечения защитника к участию в проведении отдельного процессуального дейст­вия.

Важной мерой по обеспечению прав подозреваемого и обвиняемого является детальное урегулирование процедуры выбора меры пресечения. Особенно следует отметить попытку урегулирования применения такой меры пресечения как залог, с определением размера залога в зависимости от тяжести содеянного преступления, расширен перечень мер пресечения, альтернативных взятию под стражу, в частности личное обязательство, домашний арест, ликвидирована наиболее распространенная мера пресечения, существенным образом ограничивающая права лица на передвижение, — подписка о невыезде. Содер­жание под стражей определяется как исключительная мера пресечения. Более того, проектом определяются случаи, когда применение такой меры категорически запрещено. Это будет гарантировать защиту прав и свобод лиц, относительно которых начато уголовное производство, уменьшит количество тех, кто содержится под стражей во время досудебного и судебного следствия. Также новым проектом ограничен срок содержания под стражей: шесть месяцев для преступлений небольшой или средней тяжести и двенадцать месяцев — для тяжких и особо тяжких преступлений, установлен судебный контроль за соблюдением прав лиц, которые находятся или находились под стражей, в лице следственного судьи.

К положительным сторонам относится урегулирование на уровне уголовно-процессуального закона вопросов международного сотрудничества во время уголовного производства, что приобретает особое значение в условиях глобализации и активизации передвижения лиц через государственные границы, упрощение визового режима с отдельными странами, а также стремление к упрощению визового режима со странами Евросоюза.

Несмотря на ряд положительных новаций, которые дадут возможность изменить сугубо репрессивную направленность системы уголовной юстиции в Украине, у проекта есть и недостатки.

Среди ключевых, на наш взгляд, недостатков нового проекта УПК — положение, касающееся суда присяжных. В соответствии с новым проектом, в состав суда присяжных входят двое профессиональных судей и трое присяжных. Это очень похоже на советскую модель суда, в состав которого входят профессиональные судьи и народные заседатели, только в данном случае народных заседателей подменили присяжными. Такой состав суда присяжных и его полномочия не имеют ничего общего с судом присяжных, существующим в некоторых европейских странах и в Российской Федерации. Считаем, что этим обезображена сама идея суда присяжных, согласно которой граждане (присяжные) принимают решение о виновнос­ти или невиновности лица без влияния на это решения профессиональных судей. Ограничение юрисдикции суда присяжных только делами, предус­матривающими возможность пожизненного лишения свободы, не только лишает смысла создание такого института, но и не согласуется с конституционными предписаниями относительно права лица быть судимым судом присяжных.

В проекте почти не изменена нынешняя система процессуального руководства расследованием на досудебной стадии. Фактически влиять на процесс расследования могут как следователь и прокурор, так и руководитель органа досудебного расследования. За руководителем органа расследования надо оставить только административно-хозяйственное обеспечение процесса расследования. Он не должен иметь возможность вмешиваться в ход расследования.

Кроме того, следователя надо лишить полномочий определять направление и ход расследования, а также права на составление обвинительного акта. При применении нового УПК в предложенной редакции нечеткое распределение полномочий между следователями и прокурорами может вызвать определенные конф­ликты и непонимание. С одной стороны, руководящая роль в уголовном производстве предоставляется прокурору, а с другой — следователь имеет почти такой же объем полномочий, как и прокурор, включительно с правом на составление документов о закрытии уголовного производства и акта об обвинении. Если последнее не отнести к исключительным полномочиям прокурора, то на практике прокуроры не будут заниматься составлением обвинительных актов. Непо­нят­ной остается и судьба оперативных подразделений и оперативных работников, которые упоминаются в проекте УПК без определения круга их полномочий. При этом следователю и прокурору предоставляется право давать поручения оперативным работникам на проведение отдельных следст­венных (розыскных) действий и, учитывая наличие у следователей полномочий, проводить негласные следственные (розыскные) действия самостоятельно.

Еще одним недостатком проекта можно назвать некоторые изменения в терминологии. Так, например, в проекте изменено название стороны производства «государственный обвинитель» на «прокурор». Такое изменение терминологии не логично по двум причинам. Во-первых, в соответствии с положением проекта УПК, поддержка государственного обвинения в суде может быть поручена «уполномоченному служебному лицу органа досудебного расследования». Во-вторых, стороны в уголовном деле лучше обозначать исходя из их функциональной нагрузки — защита и обвинение. В частности, такой подход применяется в большинстве стран Европы, где для обозначения стороны обвинения используется логическое название: государственный обвинитель, публичный обвинитель.

Надо обратить внимание также на то, что положения нового проекта УПК, предусматривающие возможность прокурорам в определенных категориях дел передоверять поддержку государственного обвинения в суде другим служебным лицам, не соответствуют нормам Конституции Украи­ны. Согласно Основному Закону, поддержка государственного обвинения в суде возлагается исключительно на прокуратуру. Поддержку обвинения в суде прокурором Конституция определяет как один из основных принципов судопроизводства в Украине.

Дискуссионным, на наш взгляд, является удаление из нового проекта УПК положений относительно несменяемости прокурора. Модель состязательного уголовного производства, каковой в значительной степени придерживается проект (в отличие от действующей), делает неприемлемым участие разных прокуроров во время расследования и в судебном заседании. Возможность назначения для поддержки обвинения в суде другого представителя прокуратуры, который иногда знакомится с материалами дела за несколько минут до начала судебного заседания, значительно снижает эффективность обвинения. Такое регулирование в новом проекте приведет к низкой эффективности обвинения.

Противоречивыми являются также положения относительно сроков уголовного производства. С одной стороны, вводится понятие «разумные сроки», а с другой — устанавливаются конкретные предельные сроки. Более того, в соответствии с проектом разумные сроки не могут превышать предусмотренных сроков исполнения отдельных процессуальных действий или принятия отдельных процессуальных решений. На практике это приведет к тому, что будут использоваться только установленные предельные сроки, а положение о разумных сроках останется декларативным. Следует заметить, что ни в одном из процессуальных кодексов стран Европы не устанавливаются предельные сроки производства. Кроме того, Европейский суд по правам человека оперирует понятием «разумный срок», который является индивидуальным для каждого конк­ретного дела. Ограничение же предельными сроками может привести к принятию поспешных решений, ускоренному выполнению отдельных процессуальных действий, что негативно скажется на установлении истины в деле.

Трудно согласиться с отнесением к обстоятельствам, подлежащим доказательству в уголовном производстве, процессуальных затрат. По логике, доказательство должно касаться события преступления, виновнос­ти лица в его совершении, степени виновности, размера ущерба, причиненного действием. Процессуальные же затраты связаны непосредственно с деятельностью органов расследования и сторон уголовного производства. Более того, это не соответствует задачам криминального судопроизводст­ва, предусмотренного этим проектом: защита лица, общества и государства от уголовных правонарушений, охрана прав и законных интересов участников уголовного производства, а также обеспечение быстрого, полного и непредубежденного расследования, чтобы каждый, кто совершил уголовное правонарушение, был привлечен к ответственности в меру своей вины, ни одно невиновное лицо не было бы обвинено или осуждено и ни одно лицо не было бы подвергнуто необоснованному процессуальному принуждению. Непонятно также, с помощью каких процессуальных действий возможно доказывать процессуальные затраты.

Дискуссионным, с точки зрения Конституции и общих принципов уголовного процесса, является предос­тавление потерпевшему права самостоятельно собирать доказательства. С одной стороны, это положительный момент: потерпевший становится полноценной стороной и участником уголовного производства, — но защита граждан, пострадавших от преступления, является прямой обязанностью государства. Для этого в государстве действуют прокуратура, органы досудебного расследования и суд. Пре­доставление потерпевшим права самостоятельно собирать доказательст­ва на практике может привести к перекладыванию на них функций уголовного преследования. Органы досудебного расследования и прокуратуры могут использовать это как формальный повод для переложения своих обязанностей на потерпевших.

На фоне расширения гарантий и реальных мер по реализации принципа состязательности в уголовном производстве непоследовательными и контраверсионными выглядят полномочия стороны защиты относительно сбора доказательств. Так, сторона защиты собирает доказательства путем инициирования следственных (розыскных) действий, то есть должна обращаться к следователю или прокурору с ходатайством о проведении того или иного действия, что фактически консервирует нынешнее состоя­ние вещей, ограничивая возможнос­ти защитника по сбору доказательств. В данном случае возможности стороны обвинения и защиты трудно назвать пропорциональными, ведь обвинение может проводить следственные (розыскные) гласные и негласные действия самостоятельно, а сторона защиты может только инициировать проведение таких мер, которые, опять же, могут проводиться только стороной обвинения. А то, что у защиты есть возможность затребовать и получить от органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций, служебных и физических лиц вещи, документы, сведения, выводы экспертов, выводы ревизий и акты проверок, — не может компенсировать возможности проведения следственных (розыскных) действий. Кроме того, сама процедура инициирования защитой следственных (розыскных) действий в проекте не предусмотрена.

Некоторые положения нового УПК противоречат нормам Конс­титуции Украины и решениям КСУ. Так, Конституционный суд Украины еще в 2000 году, в деле Солдатова, признал, что в качестве защитников в уголовном деле могут выступать не только адвокаты, но и другие специалисты в сфере права. Но в проекте нового УПК защитниками могут быть только адвокаты. Такое положение ограничивает права граждан на свободный выбор защитника в уголовном производстве, что предус­мотрено статьей 59 Конституции Украины.

Несмотря на наличие соответствующей главы в проекте нового УПК, порядок уголовного производства относительно профессиональных судей и народных депутатов остается не до конца урегулированным. Не урегулирован также порядок изъятия и хранения вещей, документов и предметов у профессиональных судей и народных депутатов в случае их задержания во время или сразу же после совершения преступления, на чем европейские институты неоднократно настаивали, в частности в рамках рекомендаций, направленных на противодействие коррупции.

Определенные сомнения возникают и относительно успешной реализации введения указанного кодекса. Так, проектом предусмотрено функционирование Единого реестра досудебных расследований, на разработку и введение которого выделено всего три месяца. Поскольку доступ к этому реестру должен быть обеспечен в каждом органе внутренних дел и в каждой прокуратуре, такой срок кажется не совсем реальным, не говоря уже о необходимости финансового обеспечения этих и других мер, предусмотренных проектом.

Следует также заметить, что проект УПК предусматривает внесение изменений в ряд законов Украины, регулирующих систему уголовной юстиции в Украине. В то же время авторы концепции реформирования уголовной юстиции исходили из необходимости одномоментного и системного пересмотра всего законодательного массива в этой сфере. Предполагалось принятие новой редакции законов «О прокуратуре», «Об органах досудебного следствия», «Об адвокатурах» и т.п.

Подытоживая изложенное, можно констатировать, что завершение работы над проектом нового УПК является значительным шагом на пути к европейской интеграции Украины, декриминализации общества, внедрению и практической реализации принципа верховенства права, защиты основополагающих прав и свобод граждан. Имеющиеся недостатки проекта УПК могут быть устранены во время его доработки по результатам общественных обсуждений, экспертизы Венецианской комиссии и рассмот­рения этого проекта в Верховной Раде Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно