ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ ИЛИ ПРАВО СИЛЫ?

16 мая, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 16 мая-23 мая

Статья 62 Конституции Украины гарантирует каждому человеку, что без решения суда он не может быть обвинен в совершении преступления...

Статья 62 Конституции Украины гарантирует каждому человеку, что без решения суда он не может быть обвинен в совершении преступления. Однако в Украине закон писан, как выясняется, не для всех. В частности, не для тех, кто призван на страже этого самого закона стоять. А именно — не для отдельных сотрудников прокуратуры. Об этом свидетельствует скандал, разворачивающийся сегодня в Донецке.

Обычно журналисты сетуют на пресс-службу прокуратуры за то, что она не очень охотно делится с представителями СМИ информацией по выявленным ею преступлениям, особенно в сфере экономики. В случае, имевшем место в апреле в Донецке, все с точностью до наоборот. Пресс-служба Донецкой областной прокуратуры распространила пресс-релиз, в котором среди приведенных фактов правонарушений — пример нарушений Закона «О закупке товаров, работ и услуг за государственные средства».

Цитируем: «…Проверкой АО «Шахта «Новодонецкая» установлено, что глава тендерного комитета и его заместитель во время проведения открытых торгов по закупке горно-технического оборудования, злоупотребляя своим служебным положением, нарушили порядок проведения закупки…В результате на счет АО «Укруглемаш» поступило более 1 млн. грн в качестве предоплаты, что причинило ущерб государству».

Таким образом, без решения суда, вполне конкретных и известных в регионе руководителей шахты обвинили в совершении преступления. Почему происходит подобное обнародование недоказанных фактов? Явный непрофессионализм пресс-службы прокуратуры — раз. Отсутствие полного, всестороннего и объективного рассмотрения дела следователем межрайонной прокуратуры города Димитрова, юристом 3 класса И.Павловым — два.

Во-первых, директора и его зама обвинили в том, что тендерный комитет признал победителем фирму, которая предложила за горно-шахтное оборудование более высокую цену, нежели некоторые другие участники. При этом прокуратура абсолютно не приняла во внимание, что согласно ст.26 Закона Украины «О закупке товаров, работ и услуг за государственные средства» и Методическим рекомендациям Минтопэнерго, предусмотрено целых 12 критериев определения победителя. Это качество и функциональные характеристики; условия расчетов; возможность экономических преимуществ, которые появляются в связи с реализацией тендерного предложения; срок поставки; послепродажное обслуживание; цена; гарантийный срок; уровень соответствия техническим требованиям; уровень соответствия квалификационным требованиям; условия обучения персонала; условия сервисного обслуживания; экологичность предмета закупки; соблюдение мероприятий безопасности условий труда. Как видим, более низкая цена — только один из многих критериев...

Анатолий Давидковидцер, директор шахты «Дзержинская» ГП «Ровенькиантрацит»:

— В отличие от середины
90-х, когда для находившихся в глубоком кризисе шахт самым главным была цена оборудования, а уже затем качество, сегодня все больше и больше горняков понимают: главное — качество техники, поскольку это — безопасность горных работ. А также высокая эффективность последних — современная качественная техника высокопроизводительна и позволяет снизить себестоимость угля и увеличить объемы его добычи. Поэтому, выбирая между ценой и качеством, гораздо рациональнее отдавать предпочтение качеству, что понимает и законодатель, прямо указывающий на возможность такого выбора. Мы, например, почти всегда выбираем технику ТПК «Укруглемаш» — за надежность, качество и современный уровень.

Далее, субъективная сторона данного преступления как одна из составных частей правонарушения характеризуется виной подозреваемых в форме прямого умысла и наличием корыстного мотива, под которым уголовное законодательство понимает стремление к незаконной материальной выгоде и ее получение. Однако в случае с возбужденным уголовным делом по шахте «Новодонецкая» судом не установлен данный факт, да и вообще материалы даже не поданы в суд. Официальное обнародование наличия состава преступления уже бросает на руководство шахты не просто тень подозрения, а прямое указание на преступное поведение конкретного человека. Недоказанность умысла как одной из составных частей правонарушения влечет к однозначному выводу — отсутствию признаков состава преступления.

И, наконец, третье. Уголовное дело против директора шахты и его заместителя, которые возглавляли тендерный комитет, скорее всего, шито белыми нитками и весьма похоже на «заказное». Хотя бы уже потому, что постановление о возбуждении дела появилось спустя год после результатов проверки. Ведь если бы там действительно просматривался состав преступления, дело возбудили бы немедленно, — по фактам проверки. Оно «нарисовалось» гораздо позже, когда кому-то и для чего-то понадобилось надавить либо на шахту, либо на фирму, которая этот тендер выиграла.

Теперь о том, кому это может быть выгодно. Естественно, аутсайдеру тендера. Заказ на изготовление современного оборудования получила крупная донецкая торгово-промышленная компания «Укруглемаш», предложив более выгодные для шахты условия по качеству предлагаемой продукции и форме оплаты (существует заключение НИИ «Донгипроуглемаш», подтверждающее этот факт). Можно предположить, что проигравшая сторона пытается бросить тень на репутацию шахты «Новодонецкая» и ТПК «Укруглемаш» и спрятать свои «уши» за бездоказательными обвинениями следователя прокуратуры.

Мы не станем обсуждать честность работников правоохранительных органов — слишком это деликатная тема, требующая неопровержимых доказательств. У нас же налицо пока только один неопровержимый факт — отдельные сотрудники прокуратуры, грубо нарушая Конституцию Украины, воздействовали на общественное мнение. Фактически ввели общественность в заблуждение как относительно руководства шахты, так и в отношении фирмы-победителя тендера. Чем, естественно, нанесли ущерб чести, достоинству и деловой репутации, поскольку информация была опубликована в ряде областных газет и появилась на ленте информагентства УНИАН. И вряд ли прокуратура возместит этот ущерб.

Если рассматривать конкретный случай более широко, в аспекте государственного строительства и перехода нашей страны к правовому государству, то следует остановиться по крайней мере на двух моментах. Первый, знаковый, — наши правоохранители наконец-то научились воздействовать на общественное мнение цивилизованно, хотя и не всегда корректно, — путем диалога с прессой. В органах появились пресс-службы, готовые общаться со СМИ. Второй момент не менее символичен — правоохранительные структуры зачастую отказываются принимать такой принцип права, как презумпция невиновности, который и отличает в нашей стране 2003 год от 1937-го.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно