ПРЕВРАЩЕНИЕ БОРИСА САВЛОХОВА В УКРАИНСКОГО РОКФЕЛЛЕРА ОТКЛАДЫВАЕТСЯ НА СЕМЬ ЛЕТ?

23 июня, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 23 июня-30 июня

Меценат в Украине — больше, чем меценат Отечественные силовики очень любят изрекать сентенции на...

Меценат в Украине — больше, чем меценат

Отечественные силовики очень любят изрекать сентенции на тему неизбежности криминализации общества на стадии дикого рынка, цитировать Рокфеллера, советовавшего не спрашивать его о первом заработанном миллионе, прогнозировать перерождение вчерашних бандитов в политиков, легальных бизнесменов и меценатов, чьи дети будут получать образование в оксфордах и кембриджах. Похоже, что по отношению к Савлохову слово «меценат» еще долго будет восприниматься как кличка. По информации правоохранительных органов, ОПГ Салохи имела тесные международные связи, а сам Борис Сосланович контролировал автомобильный бизнес, владел несколькими автостоянками в центре столицы, контролировал работу крупных ночных клубов и казино, банков. В то время как Теймураз держался в тени, Борис занимался активной пиаровской деятельностью, а младший брат Руслан улаживал время от времени возникавшие конфликты с силовиками. Вообще милиция столько раз безуспешно пыталась привлечь кого-то из братьев Савлоховых к ответственности, на жизнь старшего из них — Бориса — столько раз безуспешно покушались конкуренты, что киевляне уже поверили в то, что братья представляют собой гибрид Дункана Маклауда с народным депутатом. Но Савлоховы оказались и смертными, и прикосновенными.

История покушений на Бориса Савлохова

1991 год — грузинский вор ранил в ногу Савлохова возле гостиницы «Славутич».

1994 год — Савлохова обстреляли из гранатомета. Он остался цел и невредим, а неумелому нападавшему оторвало руку, и он скончался от потери крови.

1995 год — в урне возле подъезда дома, в котором жил Савлохов, его охрана обнаружила взрывное устройство.

1999 год — взрыв в гостинице «Спорт», по неофициальной информации, был местью земляка Савлохова за похищение у него сына.

1999 год — в спортивном манеже, где среди прочих известных спортсменов тренировался и Савлохов, была обнаружена начиненная взрывчаткой сумка. На состоявшейся после этого «стрелке» меценату настойчиво предложили покинуть пределы столицы. Потерявший чутье меценат ослушался...

Попыток привлечь к уголовной ответственности заслуженного спортсмена и тренера, великого мецената, примерного семьянина Бориса Савлохова было немало, однако до сих пор все они были обречены на неудачу. И даже когда в сентябре 1996 года Борис Савлохов устроил скандал в казино «Габриэла», уголовное дело по «хулиганке» было прекращено — на тот момент Борис Савлохов «не представлял социальной опасности».

В тот осенний вечер Борис Сосланович был явно не в духе — приехал в казино с компанией после похорон друга. Проиграл крупье в покер крупную сумму. Эта неприятность сильно раздосадовала Бориса Сослановича, и он решил выяснить у крупье, как можно проиграть, имея на руках прекрасную комбинацию карт? Нет, такое, конечно, возможно, но «раз в сто лет», как утверждал впоследствии в зале суда сам проигравший. Швырнув карты и смахнув со стола жетоны, игрок бросился на крупье с угрозами и нецензурщиной, в основном, безадресной. Тот поспешил скрыться в комнате отдыха, а Савлохова попытались остановить и его спутники, и перепуганные работники казино. Досталось всем: и жене экс-борца Мзии, пытавшейся образумить мужа, и менеджеру казино. Пострадал и подвернувшийся под руку дилер, в которого Савлохов приняв за игравшего с ним крупье, швырнул пепельницей. Еще минут десять он побузил, пытаясь добраться до крупье с криками «всех поубиваю!» и яростно матерясь. Потом он предпринял попытку перевернуть игровой стол, стукнул кулаком в стекло кассы и удалился в ночь.

Спустя некоторое время в казино приехал обычно более сдержанный младший брат Савлохова Руслан — уладить конфликт. Он выставил шампанское, а менеджеру через рукопожатие вручил компенсацию за моральный ущерб. Тем не менее скандал дошел и до милиции, и до прессы. Немного пошумев, уголовное дело закрыли... А спустя четыре года, когда появилась новая зацепка и Савлохов был арестован работниками Киевского УБОПа за вымогательство 10 тысяч долларов у предпринимателей-армян, после ареста Виктора Авдышева оставшихся бесхозными, дело реанимировали. Видимо, Савлохов стал представлять для кого-то «социальную опасность».

...Тихому скромному фермеру Шебабу Файзою Алояну вечером позвонили домой и велели явиться на следующий день в Манеж на встречу с Борисом Савлоховым. У фермера разболелось сердце и он попросил съездить на эту встречу своего двоюродного брата Келаша Алояна, который для храбрости прихватил с собой своего родственника Мишу Мамояна — Келаш «из газет и телевидения слышал, что Савлохов держит бригаду и создает «крышу» фирмам».

В Манеж Савлохов приехал с Зуриком около 13.30. Там их уже ожидала группа поддержки из крепких парней. Савлохов, как утверждает государственный обвинитель, потребовал у Алояна 10 тысяч долларов. Негоже, мол, жить и работать в Киеве и никому не платить. Когда Алоян сказал, что таких денег у них нет, Савлохов ударил его кулаком в нос. Это послужило сигналом для остальных, начавших избивать Алояна. Перед тем, как потерять сознание, Алоян запомнил Зураба Гогичаева (верный охранник Зурик всегда был рядом с хозяином), обхватившего его за торс, поднявшего над землей и швырнувшего об асфальт.

За этой сценой беспомощно наблюдал Миша. Когда Алояна отволокли в спорткомплекс, чтобы привести в чувство, у Миши потребовали ключи от машины. Окровавленный, избитый и сломленный Алоян пообещал принести деньги на следующий день. Но вместо этого, «посоветовавшись с родственниками», решил обратиться в милицию. На следующий день Бориса Савлохова с телохранителем взяли в баньке с поличным во время передачи им денег.

Не приведи Господи быть свидетелем по делу рэкетира

За четыре месяца судебного разбирательства свидетели и потерпевшие упорно не желали являться в суд — одни боялись за свою жизнь, других просто невозможно было отыскать (две свидетельницы даже изменили место жительства — да так, что и близкие родственники не знали, где они). Невольные свидетели боялись «социально неопасного» мецената. Даже те, кто осмелился прийти в зал суда, изменили свои первоначальные показания. Отказался от них и Миша Мамоян, появившийся в зале суда один-единственный раз — накануне расстрела на Крещатике некоего Амирханяна. Тогдашний начальник столичной милиции Михаил Корниенко сразу же заявил прессе, что это убийство — дело рук савлоховцев, отомстивших таким образом Амирханяну за то, что он не убрал Алояна и Мамояна, как ему было поручено. Впрочем, никаких доказательств в подтверждение своей версии г-н Корниенко не привел. Чуть позже, кстати, Михаил Корниенко добавил, что за прекращение уголовного дела против Савлохова следователям УБОПа предлагали 60 тысяч долларов.

Интересно, что на вопрос суда, что же заставило Мамояна именно сейчас изменить свои показания, Миша ответил: «Совесть. Я больше не мог смотреть в глаза своим детям, зная, что оговорил невинного человека» (заметим, что именно этих детей, судя по показаниям Мамояна, грозились убить неизвестные ему люди, якобы избившие Алояна и заставившие оговорить Савлохова).

— Знали ли вы об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний? — спрашивал председатель Печерского районного суда столицы Николай Замковенко и у Мамояна и у остальных свидетелей с проснувшейся совестью. Больше Миша в суде не появлялся. А его жена, проживающая в Киеве, заявила, что не знает, где он.

Свидетели, проходившие по делу Савлохова, вообще вызывали смешанные чувства. Конечно, они боялись и, видимо, не злых парней из УБОПа, якобы получивших их показания под давлением. Кстати, г-н Савлохов подтверждал со скамьи подсудимых: «УБОП все подстроил, они давили на ребят! Я же знаю, что как только приближается какой-нибудь праздник, значит, надо Савлохова сажать!» И даже молчавший на протяжении всего процесса Зурик жалобно добавил: «Да! Они давили... Били нас». А один из свидетелей эпизода в «Габриэле» так описывал случившееся: «Мое лицо мешало Борису Сослановичу увид еть то, что он хотел, и он отодвинул его». — «А что вы в это время делали?» — «Завязывал шнурки на ботинках».

Однако при появлении в суде бывшего убоповца Тараса Залесского (ныне заместителя председателя одного из крупных коммерческих банков Украины), который откликнулся на просьбу своих бывших коллег дать показания, повисла гнетущая тишина. Все сразу вспомнили, что, конечно же, все было в рамках закона. Никто давления не оказывал. И только Борис Сосланович с упреком спросил:

— Тарас, скажи, когда мы с тобой в казино вместе играли, я хоть когда-нибудь хулиганил?

— Когда мы были вместе? Нет, конечно, не хулиганил, — ответил бывший убоповец, пояснивший, что бывал в казино по долгу службы.

Свидетели боялись и теперь будут бояться всю жизнь — милиции, бандитов… Теперь они должны бояться еще и Николая Замковенко, который вправе возбудить против них дело за лжесвидетельство, давно ставшее бичом наших судов. Хотя этот страх можно было бы и понять — закон о защите свидетелей у нас не более, чем декларация о намерениях.

...После того, как Николай Замковенко зачитал слова «приговорить к лишению свободы сроком на 7 лет с конфискацией имущества», женская половина зала ошарашенно ахнула, а мужская сказала одно, но очень мужское слово. Единственное, что смог выдавить из себя адвокат Савлохова Валерий Сафронов: «Конечно же, мы будем подавать кассационную жалобу в городской суд».

Демонстрация близости к президентским структурам от наказания не спасает

Совершенно неожиданный для присутствовавших на судебных разбирательствах по делу Бориса Савлохова журналистов финал заставляет задуматься о процессах, этот финал предопределивших. Согласитесь: если на глазах у всех несколько месяцев в Печерском райсуде дело разваливалось и даже государственный обвинитель под конец прений уменьшил свои требования, а в результате судья выносит суровый приговор, да еще по тяжкой статье, не подпадающей под амнистию, происходит это неслучайно! Борис Сосланович, самый рейтинговый, как утверждают правоохранители, авторитет столицы, почему-то перестал интересовать своих покровителей, и они взяли под крыло его извечного конкурента, совмещающего нелегкое дело руководства группировкой с обязанностями депутата одного из столичных райсоветов?

Была у убоповцев и еще одна версия расправы над кланом Савлоховых — передел спортивного мира в связи с приходом нового председателя Госкомспорта. На наш взгляд, эта версия несостоятельна: арестован Борис Сосланович был при одном председателе, а осужден — совсем при другом.

Так уж случилось, что только в нынешнем году осужденный Киевским горсудом Саид Аслаханов называл среди своих компаньонов по бизнесу сотрудников президентской администрации — он утверждал, что поставлял автомобили на Банковую. А Борис Савлохов в своем последнем слове просил учесть, что в 1997 году Леонид Кучма лично поздравил его в связи с присвоением звания «Меценат года», а незадолго до этого на одном из судебных заседаний подсудимый вдруг вздохнул: «Люди смеются. Если я этой стране не нужен, то пусть расстреляют!» И хоть ни одного, ни второго демонстрация близости к президентским структурам не спасла, не исключено, что разборчивость в связях этим структурам, не помешала бы.

Кроме Саида Аслаханова и Бориса Савлохова, нынешний год «вымыл» из столицы Владимира Пересецкого (правда, приговоры по Савлохову и Пересецкому в законную силу еще не вступили), Игоря Князева (был расстрелян из «Узи» на пороге больницы) и Виктора Авдышева (арестованный в Баку спортсмен оказался причастен к похищению людей в Азербайджане, и тамошние правоохранители выдавать его Украине пока не спешат). Клан Савлоховых понес и более тяжкие потери. Во время весеннего передела был убит старший брат Бориса Теймураз Савлохов. Искать его убийц, наверное, никто не будет — милиционеры не могут забыть, что в лицо жены сотрудника УБОПа, который вел дело Бориса Савлохова, плеснули кислотой. «Это наша боль, — сказал заместитель министра внутренних дел, начальник ГУБОП МВД Украины Николай Джига об этом случае. Тем не менее, преступник не установлен».

Младшенький — Руслан Киев покинул. Принимая во внимание то, что «подведомственный» клану куратор Воскресенского авторынка был арестован незадолго до описанных событий, можно сказать, что Киев может забыть фамилию Савлохов. Однако свято место пусто не бывает. Возможности второго в рейтинге столичного авторитета, конечно, увеличились, хоть вряд ли ему под силу накрыть весь городской криминалитет. Услужливо подброшенная силовиками журналистам версия о том, что столичный передел устроен незаслуженно отодвинутыми от дел ворами, не выдерживает никакой критики. В пользу этой версии могло бы говорить только то, что во время расстрела Теймураза Савлохова киллеры пощадили его спутницу — беспредельщики-«комсомольцы» из новых авторитетов как раз и отличаются от воров-традиционалистов отсутствием «понятий». Они не пощадили бы ни жену, ни ребенка, ни мать жертвы, ставших свидетелями преступления.

Место для реальной версии остается вакантным.

ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ

Выходцы из Осетии, братья Савлоховы давно стали костью в горле силовиков. Старший из братьев, Борис, родился в селе Аскар-Коста Хетагуровского района Северной Осетии. Имеет на содержании двоих детей, заслуженный тренер Украины и России по вольной борьбе, президент Фонда социальной защиты спортсменов имени Ярама Ялтиряна и спортклуба «Борис Савлохов», под эгидой которого выступали абсолютная чемпионка мира и Европы по художественной гимнастике Елена Витриченко и олимпийская чемпионка в тройном прыжке Инесса Кравец, организатор престижного Международного турнира по вольной борьбе, воспитавший несколько олимпийских чемпионов. Это — плюс.

В марте 1987 года Борис Сосланович был осужден на три года условного наказания за контрабанду. Привлекался за спекуляцию в России. Зимой 1992 года был задержан в Осетии за махинации со спиртом, но до суда дело не дошло. Азартный игрок, очень не любит проигрывать. Утверждают, что под его контролем находились столичные казино и ночные клубы «Сплит», «Джосс», «Чикаго», «Бинго». С конца 80-х собирал вокруг себя спортсменов, представителей осетинской диаспоры. Заинтересовавшись шоу-бизнесом, организовал гастроли по Европе коллективов-варьете, конкурсы «Мисс Стриптиз», «Украинская красавица-98». По разным данным, клану Савлохова только в Киеве принадлежат свыше 40 фирм.

Ныне покойный Теймураз, средний брат, был прописан в Днепропетровске. Тоже был спортсменом, тренером. С начала кооперативного движения организовал в Днепропетровске собственный кооператив, скупал и перепродавал золотые изделия, меха, автомобили. В 1992 году был арестован по подозрению в хищениях в особо крупных размерах, но до суда дело не дошло. По информации правоохранительных органов, директора крупных днепропетровских ресторанов добровольно сдались «под охрану» бригад Теймураза. Занимался бизнесом. Курировал работу собственной зверофермы, цехов по пошиву модных в те годы меховых изделий.

Младший, Руслан, тоже спортсмен-борец. По оперативным данным, курировал работу авторынка, других рынков, магазинов, был учредителем СП «Дженерал-Моторс-Украина».

Клану Савлоховых приписывают участие в нелегальном бизнесе по обмену оружием между Арменией и Молдовой.

И это, конечно, минус.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно