ПОКУШЕНИЕ

5 января, 1995, 00:00 Распечатать

(Продолжение) Глава третья СМЕРТОНОСНЫЙ КОМ ГРЯЗИ Из мастерской он направился прямехонько в отель «Эксельсиор», известный посвященным тем, что он входил в систему учреждений абвера...

(Продолжение)

Глава третья

СМЕРТОНОСНЫЙ КОМ ГРЯЗИ

Из мастерской он направился прямехонько в отель «Эксельсиор», известный посвященным тем, что он входил в систему учреждений абвера. Обладателя необычного кожаного пальто взяли на заметку.

Между тем операция по подготовке к выброске диверсантов подходила к концу. Для этой цели оборудовали специальный самолет «Арадо-332», который благодаря своему двадцатиколесному шасси мог садиться даже на пахотную землю. Для передвижения по советской территории «супругам» подготовили закамуфлированный мотоцикл «М-72» советского производства. Посадку самолета должна была обеспечивать заранее заброшенная аэродромная команда.

По плану ее выбросили первой. Однако ей не повезло - переловили сотрудники «Смерша». На допросах аэродромщики особо не упирались и выложили все, что им было известно. Они признались, что прибыли с целью встретить другой самолет. Кто на нем должен прилететь, понятия не имеют.

Контрразведчики поняли, что может пожаловать важная птица, и предложили радисту группы передавать в разведцентр ту информацию, которую ему дадут. Началась радиоигра. Радист сообщал: все зер гут, подготовка к приему самолета идет по плану. Не заметив подвоха, разведцентр дал добро на вылет «супругов». 5 сентября 1944 года «Арадо-332» взлетел с военного аэродрома под Ригой и взял курс к месту посадки на советской территории. Однако на подходе к нему был обстрелян неспавшей зенитной артиллерией и получил серьезные повреждения. Стало ясно, что сесть в указанном районе не удастся, и экипаж принял решение совершить посадку в другом, более безопасном месте.

Приземлились возле села Карманова Смоленской области. При посадке в полнейшей темноте и на незнакомой местности самолет получил дополнительные повреждения. Пилоты развели руками: взлететь обратно нет никакой возможности. И тогда решили самолет бросить, а самим пешком пробираться в сторону линии фронта. Пассажиры выкатили мотоцикл, уселись, завели мотор, попрощались с пилотами и двинулись по направлению к Москве.

Советская контрразведка между тем обеспокоилась, не встретив в назначенное время и в условленном месте самолет. Заподозрив, что диверсанты выброшены в другом районе, перекрыли дороги, ведущие на Москву, установили дополнительные посты.

И вот в районе Ржева, недалеко от того места, где Политов в 1942 году сдался в плен немцам, показался пятнистый мотоцикл с коляской. Патруль, сориентированный на проверку документов, потребовал остановиться. Водитель мотоцикла выполнил требование беспрекословно, предъявив удостоверение. Майор «Смерша», Герой Советского Союза. У проверяющего никаких сомнений. Все в порядке с документами и у спутницы мотоциклиста.

Патрульный уже хотел их отпустить, но на всякий случай спросил:

- Откуда едете, товарищ майор?

Политов-Таврин назвал пункт, где по первоначальному замыслу должен был приземлиться самолет. Название места, где они были вынуждены приземлиться, он, естественно, не мог знать. Ночь, темнота...

Патрульный внимательно взглянул на спутников. В голове промелькнуло - это же двести километров отсюда. Не менее четырех часов пути. Всю ночь шел дождь, а на мотоциклисте и его спутнице абсолютно чистая и сухая одежда.

- Все в порядке, товарищ майор, - весело ответил патрульный. - Можете ехать, только я вам отметку в командировке сделаю. Уж извините - такой порядок. Да и на следующем посту удивятся, ежели без отметки.

- Конечно, конечно, - ответил майор. - Порядок есть порядок.

Комендатура находилась в ближайшем поселке. Туда и подкатили «супруги» вместе с патрульными. Пока Таврин и Шилова отмечали командировки, их мотоцикл обыскали. В коляске солдаты обнаружили портативную рацию, «Панцеркнакке» и кожаное пальто к нему, магнитную мину с приспособлением для дистанционного взрыва, семь пистолетов различных систем и много других интересных вещичек.

И эта операция провалилась.

НЕ ПОСЛЕДНЯЯ ПОПЫТКА

Группа Политова-Адамичевой была не единственная. Уже цитировавшийся выше Шелленберг вспоминал: «Наши специалисты для уничтожения Сталина разработали и изготовили взрывное устройство. Оно состояло из взрывчатки колоссальной убойной силы. Внешне устройство походило на ком грязи. Эту лепку следовало прикрепить к машине Сталина. Заряд приводился в действие с помощью коротковолнового передатчика. Взрыв был столь мощным, что от машины практически ничего не оставалось. Радиопередатчик, приводивший эту адскую машину в действие, был величиной не более пачки сигарет, импульс мог посылаться с расстояния около семи миль.

Выполнить задание согласились двое военнопленных. Долгие годы они провели в Сибири в лагерях. На руку было и то, что один из них был знаком с механиком сталинского гаража. Ночью они были отправлены транспортным самолетом и сброшены на территорию, где, по нашим агентурным данным, находился штаб Сталина. Приземлились они в указанном месте. Но это все, что мы узнали, хотя они были снабжены коротковолновыми передатчиками. Лично я не верю, что они пытались предпринять покушение на Сталина. Скорее всего, они были схвачены на месте приземления или добровольно явились в НКВД».

В конце сороковых годов американский журнал «Лайф» писал, что Сталин является одним из трех наиболее охраняемых лиц первой половины ХХ века. Наверное, для этого были основания.

Глава пятая

ВЫСТРЕЛЫ У БОРОВИЦКИХ ВОРОТ

ПРЕРВАННАЯ ТРАНСЛЯЦИЯ

22 января 1969 года миллионы людей прильнули к экранам своих телевизоров. Из Москвы шел прямой репортаж о встрече космонавтов. В те времена страна искренне переживала за своих звездных героев, напряженно следя за сообщениями о их полетах.

Люди облегченно вздыхали, узнав о благополучном возвращении космонавтов. В конце 1968 года успешно завершился полет корабля «Союз-3», управляемого Береговым. 17 января следующего года приземлился «Союз-4» с космонавтами Шаталовым, Елисеевым и Хруновым. Вслед за ними, 18 января благополучно сел возле Кустаная «Союз-5» с Волыновым.

Страна ликовала, приходя в себя от шока, связанного с недавней гибелью Комарова. Очередная победа в космосе воспринималась как всенародный праздник, и миллионы людей, прильнув к телевизорам, следили за церемонией торжественной встречи героев космоса в аэропорту Внуково-2.

Телекамеры показывали крупным планом лица улыбавшихся виновников торжества, принимавших участие в мероприятии руководителей страны, выделяя, безусловно, Леонида Ильича Брежнева, а также тысячи восторженных москвичей, высыпавших на улицы и приветствовавших праздничный кортеж на всем протяжении его следования к Кремлю. Репортаж вели лучшие телезвезды той поры.

- Кортеж правительственных машин приближается к Боровицким воротам, и через несколько мгновений герои-космонавты будут в Кремле, где состоится торжественная церемония их награждения.

Это были последние ликующие слова репортажа, которые услышали телезрители. Прямая трансляция внезапно прервалась.

Возобновилась она примерно через час. Показывали церемонию награждения. Она произвела странное впечатление. Звезды Героев вручал почему-то Подгорный, а не Брежнев. Чувствовалась какая-то растерянность как среди награждаемых, так и среди награждающих. Бледные лица, дерганные фразы, неровные движения.

Было видно - что-то произошло.

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ СЕКРЕТЧИКА

Утром 25 января, за день до описываемых выше событий, Иван Андреевич Машков, командир войсковой части, расположенной в городе Ломоносове, проснулся рано. На семь часов был назначен отъезд в Ленинград, куда его вместе с замполитом Мельником вызвали на недельные командирские сборы.

Без четверти семь появился Мельник - в хорошо отглаженной полевой форме, безупречно выбритый, надушенный.

Перед тем как выйти из дома, Мельник позвонил в часть.

- Помощник дежурного по части младший лейтенант Ильин! - услышал он бодрый голос в телефонной трубке.

- Здравствуйте, товарищ Ильин, - поздоровался замполит. - Как дела?

- Отлично, товарищ подполковник! - весело произнес помощник дежурного.

- Отлично не бывает, бывает хорошо, - нравоучительно произнес замполит, подумав про себя, сколько же еще надо сил потратить, чтобы призванные из запаса офицеры научились бы наконец мыслить военными понятиями. Ох, уж эти с гражданки, да еще с образованием! Мнят о себе невесть что.

Ильин прибыл в часть в марте шестьдесят восьмого. Выпускник Ленинградского топографического техникума. Двадцать два года от роду. Неженатый. На младшего лейтенанта аттестовали в техникуме, и тогда же военкомат призвал его в армию. Вместе с тремя дружками-однокурсниками прошел проверку на допуск к секретной работе. У тех троих служба с первых дней пошла, а у Ильина не очень. Не чувствуется военная косточка. Ушанка, и та блином сидит. С солдатами запанибрата, они ему в ответ - Витек. Что поделаешь. Такие вот кадры военкоматы поставляют.

Удостоверившись, что в части все в порядке, командир с замполитом ровно в семь утра отбыли в Ленинград.

Однако уже через несколько часов, во время обеда в столовую вбежал дежурный по сборам и сказал, что Машкова требуют к телефону из Ломоносова. От недоброго предчувствия у замполита сжалось сердце. Котлета не лезла в горло, и он отодвинул тарелку, в мыслях торопя командира и в то же время страшась его возвращения.

Машков вернулся злой, как черт:

- ЧП, комиссар. Надо возвращаться в часть.

Замполит, ожидая самого худшего, спросил:

- Что случилось, Иван Андреевич?

- Исчез Ильин. Докладывают: пропали два пистолета из сейфа. Предупредив руководство сборов о необходимости срочно вернуться в Ломоносов, командир с замполитом через час уже мчались в сторону своей части.

Говорили об исчезнувшем. Что он надумал? От него можно было ожидать чего угодно. Младший лейтенант Ильин отличался какой-то странностью, чудаковатостью. Русский, а кожа смуглая, вид цыганистый, за что получил кличку «Копченый».

На политзанятиях мог заявить, что комсомол как организация изжил себя. Не составляло ему труда в присутствии других наивно задать вопрос: а почему у нас монополия одной партии? Неодобрительно отзывался о вводе советских войск в Чехословакию в шестьдесят восьмом. Замполит, безусловно, проводил с вольнодумцем разъяснительную работу, но его поведение от этого не становилось ровнее.

Командир части тоже копался в памяти, отыскивая в ней эпизоды, связанные с проделками этого офицера. Начальник штаба, смеясь и укоризненно качая головой одновременно, рассказывал:

- Детский сад! Приказываю переделать схему как неправильно исполненную, а он вдруг - в форме с погонами и кобурой! - вприпрыжку вокруг стола на одной ноге: «А вот не буду! А вот не буду!»

На ум пришел и вовсе неприятный случай. Произошел он во время сезонных работ. Старшим одной из групп назначили Ильина. И вот в часть сообщают: в деревне была стрельба. Провели расследование. И точно, в воздух палил из пистолета младший лейтенант Степанов, напарник Ильина. Повздорили из-за девчат с местной молодежью. Ладно, Степанов погорячился, вспылил. А где был старший группы? В Ленинграде. Выяснял отношения с некоей девушкой, и даже пистолетом при этом размахивал, хотя брать с собой оружие не имел права. Получается, самовольно оставил район боевых учений? С ним тогда крепко разбирались. Все шло к увольнению из армии.

Что учудил Ильин на этот раз? Подъезжая к воротам части, командир с замполитом терялись в тревожных догадках. Вспомнилась заплаканная девушка, не отвечавшая взаимностью на чувства младшего лейтенанта, брошенные ей в ярости слова:

- Ты обо мне еще услышишь!

Неужели в отчаянии покончил с собой?

Чего не увидели телезрители

Как только блестящий кортеж приблизился к Боровицким воротам Кремля, раздались выстрелы. Чья-то фигура, пропустив первый лимузин, метнулась ко второму, следовавшему в кавалькаде, и открыла огонь из двух пистолетов одновременно - в упор по лобовому стеклу.

Оно моментально покрылось паутиной трещин.

Залитый кровью, бессильно обмяк на рулевом управлении водитель. Стрелявший не прекращал огня. Позже установили, что он выпустил 16 пуль. К нему метнулся офицер Ягодкин из «девятки», сбил с ног. Подбежал другой офицер - Редкобородый. Преодолевая шоковое оцепенение, к упавшему бросились охранники, навалились, заломали руки.

Стрелявший не сопротивлялся. У него закатились глаза, из рта хлынула белая пена. В нервном припадке бился тот самый сержант милиции, который только что стоял на своем посту у Алмазного фонда.

Раненый водитель скончался в больнице на следующее утро. Это был старший сержант Жарков. Ему уже была оформлена пенсия. Поездка стала для него роковой.

Узнав о страшной ошибке, стрелявший долго бился в истерике. Он полагал, что во второй машине находился Леонид Ильич Брежнев, которому и предназначались выпущенные пули.

Поиски беглеца

Когда командир части Машков и замполит Мельник вернулись в военный городок, им доложили следующее.

Исчезновение помощника дежурного обнаружилось еще утром, но до одиннадцати никому не докладывали. Предполагали, что Ильин находится на территории, спит где-нибудь в укромном месте. И только когда дежурный по части старший лейтенант Козырев обнаружил пропажу ключей от оружейной комнаты и секретной части, возникло подозрение, что дело гораздо хуже, чем думали сначала.

Так и оказалось: открыв дубликатом ключа сейф, в котором хранилось табельное оружие офицеров штаба части, обнаружили отсутствие двух пистолетов Макарова. Один из них принадлежал Ильину, второй - другому офицеру, который из части не уходил. Не хватало и четырех полных обойм. И тогда дежурный сообщил о происшествии оставшемуся за старшего заместителю командира части Маргаритову.

- Каким образом ключи оказались у Ильина? - сердито обратился Машков к старшему лейтенанту Козыреву.

- Наверное, в тот момент, когда я отлучился позавтракать, - произнес упавшим голосом побледневший дежурный. - Это было в 7.20 утра. Ильин оставался на дежурстве.

Мысль о самоубийстве секретчика - первое, что пришло в голову одновременно всем офицерам. Зная его неуравновешенный, капризный характер, странности и чудачества, осложнение отношений с любимой девушкой, они вполне допускали такой исход. Иначе зачем оружие?

Еще до приезда командира стало ясно, что если Ильин и в самом деле задумал свести счеты с жизнью, то только не на территории части. Опрошенный наряд на проходной доложил: помощник дежурного младший лейтенант Ильин проследовал через ворота в направлении кухни. Во сколько? Примерно без четверти восемь. Он остановился возле старшего наряда, сержанта, и сказал, что идет на кухню снимать пробу с завтрака. Это входит в обязанности дежурного офицера, и потому ни у кого не вызвало вопросов. Однако на кухне утверждали, что Ильин у них не появлялся. На проходной тоже не могли припомнить, возвращался ли он обратно. Помощник дежурного словно в воздухе растаял.

Вернувшийся в военный городок командир части предпринял энергичные действия по розыску пропавшего офицера. Машков немедленно сформировал две поисковые группы. Одной поставил задачу действовать в Ломоносове и окрестностях, второй, которую возглавил сам, - ехать на задержание беглеца к нему домой.

Ильин проживал с матерью и бабушкой в Ленинграде, в трехкомнатной квартире на Васильевском острове, на Наличной улице. Оттуда он каждый день ездил на службу в Ломоносов.

Командирский «газик» с несколькими офицерами тормознул у дома беглеца. Подошли к нужной квартире. Прежде чем надавить кнопку дверного звонка, Машков шепотом скомандовал:

- Приготовить оружие!

Эта предосторожность не была излишней. Кто знает, что ждало бы группу захвата, окажись беглец дома с двумя пистолетами и четырьмя обоймами.

Офицеры послушно сняли оружие с предохранителей. Машков позвонил. Дверь открыла мать Ильина. Готовые к любым неожиданностям, о которых они говорили по дороге, офицеры ворвались в квартиру, действуя по согласованному плану.

Однако группу захвата ждало разочарование: Ильина дома не оказалось. Как ушел на дежурство вечером двадцатого, так с тех пор не появлялся. Нет, не звонил.

Беглый осмотр комнат неожиданно оказался удачным. Младший лейтенант Баранов случайно взял в руки тетрадку, лежавшую на столе. Она открылась как раз на нужном месте - посередине. Там была такая вот
запись: «Узнать, когда рейс на Москву. Если летят, брать. Идти на дежурство. Все уничтожить».

Оставив в квартире засаду, Машков с остальной частью группы рванул в аэропорт. Узнать, брал ли Ильин билет на Москву, особого труда не составляло. В аэропорту подтвердили: брал. Но это вовсе не означало, что улетел. Решили дожидаться возвращения самолета, на который беглец взял билет. Самолет прибыл обратно вечером двадцать первого. Стюардесса вспоминала: на борту было много спортсменов из ГДР, человек пятьдесят. Военные? Да, были. У одного две большие звезды на погонах, он постарше. А второй совсем мальчишка, и звездочка у него одна - малюсенькая, сиротливая. «Чернявенький такой, на цыгана похож?» «Точно, он», - подтвердила стюардесса.

Офицеры из группы захвата доложили командиру о результатах беседы с симпатичной стюардессой. Однако самочинное расследование припоздало - информация о вооруженном беглеце уже прошла по каналам тех, кто занимался подобными делами профессионально.

Сумасшедшее везение

Бившегося в истерике террориста в милицейской форме, расстрелявшего две обоймы по правительственной машине с космонавтами, скрутили, сунули ему под нос нашатырь, быстро затолкали в подоспевшую «Волгу» и увезли с места происшествия. Прямиком в Лефортово.

Начались допросы. Задержанный не темнил, подробно рассказывая о себе.

Фамилия - Ильин, имя и отчество - Виктор Иванович. 1948 года рождения. Русский. Окончил Ленинградский топографический техникум. Служил в Ломоносове под Ленинградом. Воинское звание - младший лейтенант. Утром 21 января самовольно оставил воинскую часть, похитив два пистолета с четырьмя полными обоймами, и прилетел в Москву, чтобы осуществить задуманный террористический акт в отношении Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева.

Следователи были потрясены. Нет, не тем, что после устранения Брежнева Ильин собирался, по его словам, занять кресло генсека и создать свою партию - некоммунистическую. Изумление вызывала технология покушения, то, что ни на одном этапе, кроме, разумеется, завершающего, исполнитель теракта не был задержан. Какое-то невероятное, сумасшедшее везение!

Беспрепятственно покинул воинскую часть, прихватив оружие, в том числе и второй пистолет, - для верности. В портмоне уже лежал предусмотрительно приобретенный авиабилет на 92-й рейс, отправлявшийся в 10 часов 40 минут. Прошел на посадку с двумя пистолетами в карманах, не пряча их, и даже это осталось незамеченным! В московском Домодедово тоже благополучно прошел контроль. Впрочем, тогда советские аэропорты еще не были оборудованы металлоискателями. Да и военная форма, наверное, внушала доверие.

Вот так, в офицерской шинели, полы которой заметно оттопыривались от спрятанного оружия, он на метро добрался до дома, где проживал его московский знакомый. Увидев на пороге неожиданного гостя, хозяин удивился - что стряслось, если без предупреждения, без телефонного звонка, без телеграммы?

Визитер исходил из принципа: говорить правду, все равно не поверят.

- Все в порядке. Просто хочу на космонавтов посмотреть. Ведь завтра встреча?

О точной дате предстоящей церемонии сообщали газеты, радио и телевидение, поэтому, как позже объяснял следствию хозяин, мотивы гостя вполне его удовлетворили. Тем более, что он знал его странноватые, чудаковатые поступки. Прилететь специально из Ленинграда в Москву, чтобы посмотреть на любимых всем народом героев? Ну и что тут такого? Летают же фанаты футбола и рока на матчи и концерты в другие города! Однако кое-что в поведении гостя насторожило.

Хозяин когда-то работал в московской милиции. Вечером за ужином гость как бы вскользь мечтательно произнес:

- Вот если бы ты дал мне завтра свою форму, наверное, и в Кремль пропустили бы. Много ли на улице увидишь?

Однако тот разговор оборвал:

- Ты что, с ума спятил? Знаешь, что за это полагается?

Ильин рассмеялся, перевел разговор в шутку. А назавтра рано утром внезапно исчез. Проснувшись, хозяин обнаружил, что пропала его старая милицейская форма. Он понял: тут что-то не так. Вспомнил, что у приезжего было оружие. Кое-что сопоставил и решил немедленно действовать.

Куда же девался Ильин?

Выйдя из квартиры, он сел в метро и благополучно доехал до станции «Проспект Маркса». Там вынырнул на морозный воздух и зашагал к проезду Боровицких ворот, через которые, по его расчетам, должен был проследовать в Кремль кортеж правительственных машин. Он долго прокручивал этот маршрут, по многу раз смотрел кадры кинохроники, запечатлевшие встречи героев космоса руководителями партии и государства. Этим путем ехали в Кремль все - от Гагарина и Титова до последних победителей Вселенной. Он знал его назубок, мог воспроизвести с закрытыми глазами.

Самое удивительное то, что странная фигура сержанта милиции, шествовавшего в легком летнем плаще по январскому морозу, не привлекла ничьего внимания. Он прошествовал мимо Исторического музея, свернул в Александровский сад. До его оттопыренных карманов, бросающихся в глаза любому наблюдательному человеку, никому не было дела. Наверное, милицейская форма магически действовала на всех.

В проезде Боровицких ворот он увидел милицейское оцепление. Что делать? Преодолев минутную слабость в ногах, Ильин вспомнил, что он по виду не отличается от них, и не спеша встал между ними - наугад, по наитию. Это была крупнейшая удача, немыслимое везение, ибо место, которое он случайно занял, оказалось на стыке между двумя отделениями. На подошедшего сержанта милиции покосились, но в первом отделении подумали, что он из второго, а во втором - что из первого.

Правда, случилась минута, когда он снова ощутил предательскую дрожь в коленях. Это произошло, когда к нему, молчаливо стоявшему уже в другой точке - в Кремле, у Алмазного фонда, приблизился некий гражданин крепкого телосложения в штатском и по-военному строго спросил:

- Ты чего здесь стоишь?

Штатский знал, что сегодня, во время церемонии встречи космонавтов, милицейский пост у Алмазного фонда был снят. И вдруг он видит постового.

Но и тут ему повезло. Страх придал наглости, и Ильин равнодушно-вальяжно ответил:

- Поставили, вот и стою.

У штатского вопросов больше не было, и он отошел. Подумал, что, наверное, пост восстановили.

Остальное мы знаем. Как только у поворота на мост Боровицкой башни показался правительственный кортеж в сопровождении мотоциклистов, Ильин стянул перчатки, сунул руки в карманы и снял с предохранителей оба пистолета. Дождавшись, пока пройдет первая машина, в которой, по его расчетам, должны быть космонавты, он метнулся навстречу второй и открыл огонь в упор.

(Продолжение следует).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно