Подполковник Павловский: «ВОРОВАЛИ И БУДУТ ВОРОВАТЬ»

18 декабря, 1998, 00:00 Распечатать

О борьбе с кражами автотранспорта мы беседуем с автомобильным «шерифом» Киева, а если буквально - с начальником отдела организации профилактической работы и розыска украденного автомототранспорта УГАИ ГУ МВД в г...

О борьбе с кражами автотранспорта мы беседуем с автомобильным «шерифом» Киева, а если буквально - с начальником отдела организации профилактической работы и розыска украденного автомототранспорта УГАИ ГУ МВД в г. Киеве подполковником милиции Анатолием Сергеевичем Павловским.

- С открытием границ масса новых и подержанных машин ринулась в Украину. На их пути появились «паразиты» - неофициальные сборщики налогов. Особенно опасной стала территория Польши, где в основном наши «крутые» грабили транзитников. Опытные гонщики старались объезжать через относительно спокойные Чехию, Словакию, Венгрию. Как вы полагаете, пик бандитизма с большой дороги прошел для тех, кто пригоняет машины из других стран?

- Сейчас сложно судить, какая обстановка на территории приграничных с нами стран, потому что неизвестно, куда эти автомобили деваются. Мы не контролируем ситуацию в других государствах. В Киеве эта проблема уменьшилась. За 10 месяцев прошлого года было совершено 969 угонов и краж автомобилей, а за аналогичный период в этом году - 785. Говоря казенным языком, в Киеве наблюдается снижение таких преступлений на 20 процентов.

- Всем известно, что криминальный автомобильный мир имеет свою систему и иерархию. Как вы считаете, на украинских дорогах криминал носит хаотичный характер или подвержен системе, то есть в основном преобладают одинокие соловьи-разбойники либо есть некая дорожная структура, скажем, в размерах области.

- Людей, совершающих такого рода преступления против автолюбителей, воруя автомобили или забирая разбоем, трудно назвать соловьями-разбойниками. За этим стоит реализация автомобилей, их легализация, и одному человеку это не под силу. Количество людей в группах достаточно велико, однако сложно говорить о массовости происходящего и о мафии. Если анализировать статистику, то больше всего угоняется советских машин, в основном «Жигулей». К этим группировкам можно отнести людей, которые занимаются разборкой, реализацией краденого транспорта, куда-то же он девается.

- Значит, если брать глобально, то в эту систему рано или поздно может подключиться любой честный, например, торговец бэушными запчастями?

- Да, и так же может купить ворованный автомобиль абсолютно честный человек. Правда, он его приобретет в пользование, но не сможет зарегистрировать в установленном порядке.

- Насколько оперативно реагирует ГАИ на подобные преступления?

- В прошлом году мы раскрыли 382 угона и кражи по горячим следам, что составило 39,4 процента. В этом раскрыли в Киеве 346 подобных преступлений, и это составляет 44 процента от общего числа. То есть раскрываемость увеличивается, а количество угонов и краж снижается. Причем уже на протяжении трех лет наблюдается подобная тенденция.

- При этом количество работников вашего отдела тоже увеличивается?

- Нет, к сожалению, количество людей, занимающихся непосредственно этой работой, напротив, уменьшается, во всяком случае в городе Киеве.

- Какой технической оснащенностью вашего отдела вы можете похвастать, кроме общего приобретения ГАИ добротных иномарок. Что изменилось за последние годы?

- Если говорить о нашей технической оснащенности, то иномарки большой роли здесь не играют и каких-то особых коррективов не вносят в улучшение работы наших нарядов. Больше здесь стоит обратить внимание на то, что мы технически вооружились в плане контроля за регистрацией и во время проверок. У нас существует база данных «Угон», в которую входит угнанный транспорт России, частично Молдовы, Беларуси, то есть тех стран, которые могут быть источниками подпитки крадеными автомобилями наших граждан. В свою очередь эта система исключает возможность регистрации и использования машин в этих странах, украденных ранее в Украине. В чистом виде зарегистрировать украденный автомобиль фактически невозможно. Компьютер по базе данных «Угон» моментально высветит, где эта машина была угнана. Мы уже далеко пошли в сравнении, например, с 1996 годом. Мы стремимся к тому, чтобы все видеть и все знать. Но, к сожалению, идем с небольшим опозданием, потому что предвидеть слабые места, где угонщики и реализаторы смогут обходить органы внутренних дел, очень сложно. Но те проблемы, которые были явно видны, технически уже под контролем.

- Объясните в двух словах разницу в терминологии «разбой», «угон», «кража» и что за собой каждое понятие влечет.

- Ответственность и разница хорошо описаны в уголовном кодексе. Но самая большая сложность в том, что после и угона, и кражи, как правило, следов совершения преступления не остается. То есть стоял автомобиль и вдруг его нет. А даже в момент задержания по горячим следам вменить в вину человеку, какой именно вид преступления он совершил, можно только по его согласию. В этом мы слабы, в этом мы проигрываем. Отдельно стоит только разбой, потому что всегда сопряжен с насилием. Все-таки необходимо любой вид подобного преступления рассматривать под другим углом, и законодательство должно определять так, что уже проникновение в автомобиль является тяжким преступлением. За это человек должен нести адекватную ответственность. Он никогда в жизни не признается, что он хотел украсть машину с целью реализации и что работает не один, а с сообщниками. Преступник всегда будет говорить, что сел погреться, спрятаться от дождя или просто ошибся машиной.

- Известно, что в городе черную работу непосредственного угона машины часто поручают несовершеннолетним.

- Мы очень часто задерживаем несовершеннолетних, которые играют последнюю роль в цепочке воровства и зарабатывании на этом денег. Сами несовершеннолетние получают копейки. Но, к сожалению, задерживая этих молодых людей, мы понимаем, что они не несут уголовной ответственности. И они понимают и продолжают этим заниматься дальше.

- Какой выход?

- Полагаю, что это зло нужно искоренять в школе, в семье. Но я не думаю, что изменение законодательства против несовершеннолетних резко изменит картину.

- То есть вы считаете, что необходимо ужесточить законы для взрослых лиц?

- Да, но я все же думаю, что если убрать квалификацию преступления «угон» и «кража», а сделать формулировку «проникновение в автомобиль», то эта санкция измениться и для несовершеннолетних. Правда, карать этих людей, применять к ним самые жесткие меры нет необходимости. Нужно больше работать со взрослыми, которые их воспитывают и подают пример. Но все же любой человек должен нести наказание за содеянное, и это не должно обходить несовершеннолетних.

- Наши дальнобойщики часто жалуются на якобы конкретные наводки и порой подозревают в этом и тех, кто призван их охранять. Известны ли случаи незаконного взаимодействия отдельных работников ГАИ с криминальными структурами?

- Скажем, по Киеву я не знаю таких случаев. А по трассам фигурируют нападавшие в форме работников милиции, в том числе и ГАИ.

- В Польше, в Прибалтике широко применяется практика конвоирования больших групп транзита. Конвой коммерчески рентабелен и для органов, а в плане гарантии безопасности для перегонщиков и перевозчиков. Планируется ли в Украине применять практику конвоя на официальном уровне?

- ГАИ этим не занимается. Но я знаю, что у нас есть подразделения, например, «Титан» и другие, которые конвоируют, сопровождают и охраняют грузы. У нас сейчас с этим проблем нет. Единственное, может быть, не всех устраивает оплата или другие условия. Мы тоже оказываем такую услугу, как сопровождение ГАИ, но задача Государственной автомобильной инспекции - обеспечение безопасности дорожного движения, а не охрана грузов.

- На каждый яд есть противоядие, и при желании на машину с сигнализацией любой степени сложности найдется соответствующий специалист. Однако вы всегда утверждали, что в большинстве случаев первоначально из-за своей легкомысленной беспечности виноваты в угоне машины сами владельцы.

- Я каждый день в этом убеждаюсь. Недавно, например, угнали «Хонду». Водитель оставил в машине все - документы, ключи и несовершеннолетнего сына, наверное, для охраны. За это он был жестоко наказан, вместе с сыном автомобиль уехал. К счастью, сына отцу вернули, а автомобиль до сих пор в розыске.

- Допустим, все граждане вняли бы вашим советам, насколько это изменило бы картину?

- Я думаю, что угонов и краж просто не было бы. Или они не носили бы легкий характер. Если бы не бросали машину под магазинами на пять минут, то и не было бы легких угонов.

- Получается, что большая часть угонов на совести владельцев?

- Может быть, даже 90 процентов. Винить хозяина я, конечно, не имею морального права, но анализируя ситуацию, могу сказать, что были созданы какие-то примитивные условия, давшие возможность украсть автомобиль. У нас нередки случаи, когда машину бросают пустой, открытой, с ключами зажигания, считая, что ее никто не возьмет.

- Возможно, кто-то привык к таким условиям в западных странах?

- Думаю, что на Западе угонов погуще и они посложнее. Другое дело, что там отработана схема и система возврата материальных убытков. Нельзя Киев сравнивать с Будапештом, я не говорю уже о Вене и других центральноевропейских городах. Там угонов больше и автомобили покруче.

- В некоторых развитых странах Востока машину действительно бросают под открытым небом, и ее никто не трогает, ибо наказание за это доходит вплоть до смертной казни. Если виртуально ввести подобное у нас, может ли повлиять такое ужесточение на ситуацию в стране с нашей ментальностью.

- Повлияло бы. И по одной простой причине. Если чисто арифметически рассматривать эту проблему, то стоит вспомнить, что у нас есть люди, регулярно совершающие одно и то же преступление. Например, в Ватутинском районе есть фамилии, которые по 12 раз попадались в течение короткого промежутка времени. И относится это не только к данному виду преступлений. Я вообще считаю, что если «исключать из игры» воришек, то естественно, и это поле будет меньшим.

- Исключать каким способом?

- Вот то, о чем вы говорили, где меры ужесточены вплоть до самой последней точки, где можно уже человека и не увидеть. Человек, который получил бы заслуженное наказание, второй раз не полез бы заниматься черным делом.

- Сейчас в стране полным ходом развивается страховой бизнес, даже в благополучной Германии бывают случаи, когда сами владельцы подставляют свои машины для угона, дабы получить в последствии страховую сумму. Известны ли уже в Киеве подобные аферы?

- По крайней мере, к счастью, я пока не знаю. Если бы у страховщиков были подобные проблемы, они бы уже к нам обращались. Если у нас появится сильная и стройная структура страховых компаний, наверное, возникнет и такая проблема. В начале этого года у нас были коллеги из Германии, которые рассказывали, что у них это основной вид преступлений. Угонами на разборку в Германии уже почти не занимаются. Основной вал угнанных автомобилей - это так называемые страховые машины. Владелец договаривается с угонщиками, а через некоторое время заявляет о пропаже машины, требуя возмещения убытков. У угонщиков есть возможность реализовать автомобиль беспроблемно. Какой-то определенный период времени автомобиль не разыскивается.

- Пока проблемы нет. Но с развитием страховой системы наш народ с патологически развитой смекалкой, наверняка займется подобным. Вы готовы?

- Я думаю, что проблему мы уже немного знаем и сможем контролировать. У нас уже есть если не опыт, то информация о богатом опыте наших западных коллег. Кстати, здесь как раз и есть реальная возможность отследить ту пресловутую преступную группу людей и потом уверенно квалифицировать вид преступления для каждого. Это не бесследно исчезающая машина, и ее легко контролировать.

- Поделитесь профессиональным секретом, наверное, по принципу «на ловца и зверь бежит»?

- Совершенно верно. Аферисты выбирают дорогую машину, которая из-за высокой цены долго не продается. Они предлагают хозяину свой вариант решения проблемы. Владельца прельщает быстрота и двойная выгода - страховка и часть от суммы реально проданного автомобиля. Но по поводу жадности и сидения на двух стульях много поговорок. Алчного хозяина часто подводит именно желание поймать двух зайцев. Для того, чтобы доказать несанкционированный угон машины, владелец должен продемонстрировать родные, заводские ключи, а последние нужно отдать на какое-то время реализаторам под честное слово возврата. Часто бывает, что горе-хозяин остается у разбитого корыта, не получив страховку и оставшись без машины. А в обратном порядке можно легко вычислить и контролировать вплоть до продажи с новыми номерами и документами и самих комбинаторов. Но для этого нужны и время, и силы, и желание.

- Существуют ли, на ваш взгляд, 100-процентное надежные средства защиты автомобилей, или лучшее средство от угона машины - ее не иметь?

- Не иметь автомобиль нельзя! Да и бояться угонщиков тоже. Единственно, нужно быть готовым к тому, что автомобиль могут украсть. Подходить к этому вопросу нужно с точки зрения цивилизованного человека, понимая, что каждое противоугонное устройство создает какой-то объем трудностей для того, кто собирается украсть автомобиль. Поэтому, если набрать количество устройств, которые увеличат время их нейтрализации, и довести его до времени, на которое вы можете оставить автомобиль без присмотра, то я думаю, вы исключите возможность его угона. Но 100-процентного способа, наверное, не может быть. Есть, например, методы транспортировки машин на другом автомобиле. Хотя я таких не помню, но в принципе, такое тоже может быть.

- Или подъем гаража, как в фильме «Берегись автомобиля»...

- Да, или способ переноса с одного места на другое. Но это очень сложно и этим никто не занимается. Пока я не знаю таких случаев. А ваши противоугонные устройства должны находиться в тайне, их ни в коем случае не должны знать все, особенно на станциях технического обслуживания. У нас есть случаи, когда человек забирает машину с СТО, а через день-два ее угоняют.

- Вы видите большую опасность именно от ремонтников?

- Там работают люди и они хорошо разбираются и контролируют ситуацию. Не исключено, что и на частных, и на государственных СТО есть нерадивые мастера, которые дают какую-то информацию, а может, и сами этим занимаются. Здесь просматривается прямой интерес: поставить запчасть, потом ее снять и опять поставить, то есть реализовать, опять снять, повторно реализовать и так до бесконечности.

- В ежедневной статистике не редки случаи, когда машина угоняется по конкретному адресу, а потом обнаруживается возле соседнего дома. Что это, мелкое хулиганство шпаны или безалаберность самих владельцев.

- Нет, это один из способов угона. Это перемещение автомобиля с одного места на другое с целью исключить возможность контроля автомобиля хозяином. В свое время, года полтора назад, это был очень распространенный метод. Автомобиль откатывали с одного двора в другой своим ходом или перекатом. Тогда мы еще не так активно работали, тоже не знали такого способа. Мы принимали информацию, выезжали на место угона, а поиск автомобиля на самом месте практически не осуществлялся. Мы ждали этот автомобиль где угодно, где-нибудь на дороге, на КПП, а машина спокойно и безопасно отстаивалась в соседнем дворе. На ней меняли номерные знаки, готовили документы и она уезжала уже с новым хозяином.

- А угонщики при этом почти не рисковали?

- Да. В другом случае автомобилю делают выдержку по времени. Потом приезжают другие люди и разбирают его, снимают то, что им нужно и автомобиль навечно остается стоять уже разобранным. Но сейчас это практически исключено. Задача нарядов ГАИ максимально быстро приехать на место совершенного преступления и обследовать всю территорию. В том числе просматриваются закрытые стоянки, гаражи, автохозяйства и лесопарковые зоны. Таким способом мы находим очень много автомобилей.

- Как вы думаете, если абстрагироваться, возможен ли вариант, что при каких-то идеальных условиях ваш отдел и ему подобные в стране прекратят свое существование из-за отсутствия надобности?

- Я бы хотел, чтобы настало такое время, когда этот отдел был бы не нужен. Я бы в этом видел и свою заслугу, но думаю, что человеку воровство присуще. Воровали, воруют и будут воровать. Другое дело, в каких количествах, а наша задача пресекать. Ну, а в искоренение я мало верю.

- Подводя итоги года, можно ли утверждать, что все меняется в лучшую сторону, или хотя бы поверить в новогоднюю сказку?

- В том направлении, за которое я отвечаю, в ГАИ сделано очень много. Честно, даже больше, чем я сам ожидал. Если сейчас брать усредненную цифру угонов в Киеве, то у нас получается 2,6 автомобиля в день. Из них

1,2 автомобиля мы находим, задерживаем, возвращаем. И только

1,6 автомобиля у нас ежедневно исчезают. Хотя из этих 1,6 многие возвращаются позже, например при перерегистрации, при проверках на дороге. За этот год угнали 785 автомобилей, вернули 694. Из них есть и те, которые находятся с прошлого и позапрошлого годов, и те, которые были угнаны не в Киеве. То есть у нас получается почти абсолютный баланс: сколько в Киеве угоняется, столько Киев возвращает другим городам.

Подполковник Павловский, пожалуй, редкий в своей специальности человек, которому я искренне пожелал в новом году как можно меньшего количества работы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно