ПО ТУ СТОРОНУ РЕШЕТКИ

16 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

Хрупкая на вид, с печальными глазами, женщина-юрист рассказывает Мыколе Вересню и зрителям программы «Без табу» свою историю...

Хрупкая на вид, с печальными глазами, женщина-юрист рассказывает Мыколе Вересню и зрителям программы «Без табу» свою историю. От ее слов становится жутко. Неужели такое возможно? А если это правда, то в какой стране мы живем? Но... в сторону эмоции, перейдем на строгий и сухой язык документов.

14 августа 1997 года Кадацкая Назакет Исламеддин кызы, 1962 года рождения, работающая в Харькове частным нотариусом, задержана работниками милиции и помещена в изолятор временного содержания. 16 августа — арестована. Ей предъявлено обвинение по ст.172 УК Украины (нотариальное заверение фальсифицированного поручения на приобретение квартиры). 21 августа помещена в следственный изолятор. 10 августа 1998 года постановлением прокуратуры области мера пресечения изменена.

Год в СИЗО, какой след он оставил в жизни женщины?

После задержания и доставки в городское управление милиции, как следует из заявлений Кадацкой, в кабинете начальника уголовного розыска Черемухина Н.П. ее начали бить. В ночь с 15 на 16 августа в изоляторе временного содержания (ИВС) работники милиции неоднократно ее насиловали. В ночь с 16 на 17 августа привели в кабинет начальника ИВС, положили на топчан, полностью раздели, а затем несколько человек совершали с ней половые акты в извращенной форме. Один из работников милиции, по словам Кадацкой, ввел ей во влагалище осколок бутылки, после чего она потеряла сознание. После перевода в СИЗО, примерно в сентябре-октябре, ее водили вначале в баню, а затем в отдельную камеру, где также насиловали в извращенной форме. 2 октября 1997 года прокуратурой Харьковской области возбуждено уголовное дело. Несколько человек заявили о применении к ним недозволенных методов со стороны работников милиции. Через некоторое время кое-кто отказался от своих показаний. Назакет Кадацкая вот уже несколько лет пытается доказать — это было.

Из заключения судебно-медицинской экспертной комиссии:

В санчасти СИЗО УМВДУ Кадацкая Н.И. осматривалась с 21 февраля по 10 декабря 1997 года. В этот период у нее были диагностированы гипертоническая болезнь, вегето-сосудистая дистония по гипертоническому типу, маточное кровотечение. С 7 по 14 сентября 1998 года и с 22 сентября по 13 октября 1998 года она — на лечении в больнице №17. Установлено маточное кровотечение, хронический инфекционно-аллергический энцефалит на фоне последствий черепно-мозговой травмы. При освидетельствовании Кадацкой Н.И. с участием консультантов-гинекологов у нее установлен рубец соответственно цифре 7 по циферблату часов. Значительная протяженность этого повреждения не типична для оперативного лечения (хирургических медицинских манипуляций). Это повреждение образовалось, вероятнее всего, в месте заживления резаной раны и могло возникнуть при режущем действии острого предмета, например, осколка стекла бутылки.

В дальнейшем один из подписантов этого документа заявил, что подписывал не читая, что у него иное мнение по этому заключению. 29 апреля 1998 года уголовное дело было прекращено на основании ст.6 п.2 УПК Украины (в связи с отсутствием в действиях работников правоохранительных органов состава преступления). Несколько раз постановление о прекращении уголовного дела отменялось. 24 марта 2000 года уголовное дело вновь прекращено.

Ситуацию комментирует Олег Годуев, начальник следственного отдела прокуратуры области:

— В 1997 году следственный отдел принял к производству уголовное дело. По нему проходило несколько лиц. Это были умышленное убийство и другие тяжкие преступления против личности. В процессе расследования один из обвиняемых поведал, что его знакомый, тоже обвиняемый по этому делу, после того, как было совершено убийство жены последнего (хочу сразу оговориться, что труп найден не был), попросил его через знакомого нотариуса оформить доверенность на право распоряжения имуществом погибшей. Этот обвиняемый обратился к Кадацкой, которая за 300 долларов оформила такую доверенность в отсутствие потерпевшей. По его словам, в этой доверенности он собственноручно поставил подпись вместо доверителя. Мы начали проверку по данному вопросу. Была изъята документация в четвертой государственной нотариальной конторе и установлено, что 17 ноября 1995 года Кадацкая действительно оформила такую доверенность. Хотя с октября 1995 года потерпевшая, от имени которой написана доверенность, была без вести пропавшей. Провокаций, инсинуаций, поисков способов опорочить Кадацкую как нотариуса не было. Ее привлекли к уголовной ответственности за получение взятки, злоупотребление должностным положением, должностной подлог. Была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Ее арестовали. Остальные обвиняемые по этому делу были задержаны ранее. С жалобами на применение к ним недозволенных методов вначале обращались отдельные обвиняемые по этому делу. Поскольку они и их адвокаты активно писали такие жалобы, было принято решение проверить доводы. Все обвиняемые были освидетельствованы. Кадацкая была освидетельствована 20 августа. По выводам судебных медиков никаких телесных повреждений не выявлено. 21 августа она поступила в СИЗО (осматривалась медкомиссией), там тоже не зафиксированы телесные повреждения. 10 августа 1998 года прокуратурой Харьковской области Кадацкая была освобождена. Следствие к этому времени было окончено. Впервые она обратилась с жалобой на избиение 22 декабря 1998 года. Вначале вообще ни слова не было об изнасиловании и извращениях, на которые она сейчас делает акцент. Откуда вообще появилась эта версия об изнасиловании? Адвокат была допрошена нами в ходе следствия и дала показания, что к ней обратился бывший сожитель Кадацкой с предложением придумать версию об изнасиловании с целью очернить правоохранительные органы. Адвокат отказалась. В уголовном деле это есть. Допрашивались работники милиции, следственного изолятора, работники прокуратуры, расследовавшие это дело. Были допрошены лица, которые содержались с Кадацкой в одной камере. Сведений о том, что Кадацкая обращалась с какими-то жалобами, в этих допросах не содержалось. Никто не видел на теле следов побоев. Еще один важный момент — Кадацкая, имея право в судебном порядке обжаловать постановление о прекращении дела, этого не сделала.

Комментирует ситуацию Сергей ГУСАРОВ, начальник УМВД в Харьковской области:

— После выхода телепередачи «Без табу» я ознакомился с материалами по делу Кадацкой. События, о которых говорилось на телеканале «1+1», — четырехлетней давности. В то время меня еще не было в Харькове, поэтому не правомочен давать оценку правомерности действий работников милиции. Прокуратура вела следствие, проверяла факты, вам лучше обратиться туда. Бывают ли случаи применения работниками милиции недозволенных методов в работе сегодня? К сожалению, бывают. Это видно из жалоб граждан, подозреваемых в преступлениях. В таких случаях проводим внутреннее расследование. При подтверждении фактов решение принимаем однозначное, в зависимости от серьезности последствий, — вплоть до увольнения или передачи дел в прокуратуру.

От редакции: По данным управления МВД в Харьковской области за 10 месяцев этого года поступило 461 заявление от граждан области на неправомерные действия работников органов внутренних дел. Нашли подтверждение 17 материалов. В них значатся: нарушения при доставке граждан в органы внутренних дел, необоснованные задержания, недозволенные методы получения показаний. После проведения служебного расследования инспекцией по личному составу 11 человек были уволены из ОВД, 23 — привлечены к строгой дисциплинарной ответственности.

Выйдя на свободу, Назакет, по ее словам, долго не могла прийти в себя — слабость, постоянные головные боли. Давало о себе знать и сердце, ведь в СИЗО она постоянно думала, как там малолетний сын. Едва придя в себя, Наза стала искать помощи.

Народный депутат Украины Алексей Лисогорский столкнулся с проблемами Кадацкой в конце 1998 года. В то время он работал в комитете ВР по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией. Во фрагментах снимаемого фильма «Крыша дома» он рассказывает:

— Она встретила меня и попросила помощи. Вначале, прочитав ее обращение, я не поверил, что такое могло быть, что такие действия могли производить работники нашей милиции. Но были указаны конкретные фамилии. Я обратился с этим к Юрию Кармазину, председателю комитета ВР по борьбе с организованной преступностью. Он сказал, чтобы я занялся этим вопросом. Я обращался в прокуратуру Харькова, Генеральную прокуратуру Украины, писал депутатские обращения и... получал отписки. Тогда вынужден был обратиться с депутатским запросом. За него проголосовало где-то 148 депутатов. Он был подписан председателем Верховной Рады и направлен на рассмотрение. Но положительных результатов тоже не последовало. Я понял: что-то не срабатывает в этой системе, кто-то пытается покрыть совершенное. В этот момент я уже был глубоко убежден: все, что написано Назакет Кадацкой, соответствует действительности, поэтому решил пойти на прием к Генеральному прокурору Украины. Но в тот день его не было, и я попал к заместителю генерального прокурора Винокурову. Показал ему все эти документы, рассказал, что происходит по данному уголовному делу, и попросил незамедлительного вмешательства. На что получил примерно такой ответ: «Когда заключенный попадает в камеру, то сразу начинает оговаривать следователя, прокуратуру». После первой беседы я засомневался: соответствует ли написанное действительности? Но чем больше я углублялся в это дело, чем больше получал ответов от прокуратуры и работников милиции, тем больше замечал фальшь.

Инна Сухорукова, член Международной Хельсинкской федерации, член Харьковской правозащитной группы:

— Кадацкая к нам не обращалась, хотя об этом случае мы знали. Вообще такого рода обращений много — из Донецкой, Харьковской областей, Крыма. Мы выпустили книгу «Проти катування», где опубликовали известные нам случаи. Сейчас в Харькове слушается дело инвалида третьей группы Серватинского. Он обратился к нам с жалобой, что из него выбили признание, применяя пытки, избивая. Побои были зафиксированы сразу после выхода из изолятора временного содержания. Нами получена справка из СИЗО, что лечение его там невозможно. В ситуации с Кадацкой — она лежала в больнице, а никто ее не освобождал. Таких примеров много. Дело за судом, но суд не выносит решения, процессы все откладываются и это тянется бесконечно.

Пожалуй, впервые открыто и жестко о неправомерных действиях харьковской милиции журналисты заговорили еще лет десять назад. И как результат — в 1993 году редактор тогдашней газеты «Ориентир» Александр Волосов был осужден Карловским судом Полтавской области на 4,5 года лишения свободы. На такой же срок ему запретили заниматься журналистской деятельностью. Кстати, на тот момент это был второй случай (после Тараса Шевченко), когда судом был вынесен запрет на занятие литературной деятельностью). Из тюрьмы Александра освободили через год, после протестов журналистов, общественности США, Израиля, Германии. В числе потерпевших в деле Волосова проходили Николай Черемухин и Геннадий Китайник (кличка Горбатый). Вскоре Геннадий Китайник по другому делу был осужден на 9 лет. Сегодня для передачи в суд в областной прокуратуре готовится новое дело. Китайник обвиняется в заказном убийстве, в числе допрашиваемых был и Николай Черемухин. Начальник следственного отдела облпрокуратуры отказался говорить на эту тему, сославшись на то, что не уполномочен на этот разговор. В деле Александра Волосова Черемухин был старшим уполномоченным по борьбе с организованной преступностью, в деле Назакет Кадацкой — начальник уголовного розыска.

После выхода телепередачи «Без табу» на канале «1+1», где Назакет Кадацкая, рассказывая о зверствах работников милиции, назвала и фамилию Николая Черемухина, группа депутатов Харьковского горсовета начала сбор подписей под обращением в профильные комитеты по депутатской этике и правопорядку с требованием выяснить, насколько соответствует действительности то, что прозвучало в эфире, поскольку это ставит под удар весь горсовет. Сегодня Николай Черемухин — депутат Харьковского горсовета.

Что касается дела самой Кадацкой, то после выхода из СИЗО ее проблемы не закончились. В ходе предварительного следствия сотрудниками прокуратуры Харьковской области у нее были изъяты: печать частного нотариуса и свидетельство о праве заниматься нотариальной деятельностью. Постановлением следователя по особо важным делам прокуратуры Харьковской области К.Туркова Назакет Кадацкая отстранена от должности частного нотариуса. Правда, Червонозаводской районный суд Харькова постановление следователя признал незаконным и подлежащим отмене. Но прокуратура в порядке надзора вынесла протест. И президиум областного суда отменил решение районного суда. После обращения в Верховный суд Украины пришло решение — в жалобе отказать.

«ЗН» Назакет Кадацкая заявила, что после выхода передачи «Без табу» никто из руководителей к ней не обращался. Сама она ждет решения суда по уголовному делу, готовит документы в Страсбургский суд и хочет одного — чтобы в этом деле наконец-то разобрались.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно