НЕПАЛЬСКИЙ ВАРИАНТ

19 мая, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 19 мая-26 мая

Грустное, душераздирающее зрелище… Меланхоличный по жизни ослик Иа, безусловно, прав, хотя его кл...

Грустное, душераздирающее зрелище… Меланхоличный по жизни ослик Иа, безусловно, прав, хотя его классическое высказывание и не имеет прямого отношения к отчету временной следственной комиссии Верховной Рады по проверке финансово-хозяйственной и организационной деятельности экс- спикера Александра Ткаченко и аппарата парламента. 16 мая председатель этой комиссии, член НРУ Ярослав Кендзьор попытался сыграть роль «стервятника», способного заклевать «насмерть» бывшего председателя ВР Ткаченко. При этом он нарушил одно из неписаных правил политической (да и не только) игры — лежачего не бьют. В результате в сессионном зале запахло чем-то очень не хорошим… Депутат Александр Чародеев, чье имя было упомянуто в отчете комиссии, даже стал публично размышлять о процессе воспроизводства лиц нетрадиционной (не гетеросексуальной) ориентации. И это вполне логично, так как стремление «утопить» оппонента любой ценой очень часто сопровождается примитивным выяснением отношений.

ВРАГ НОМЕР ОДИН

Создание следственной комиссии по Ткаченко стало одним из первых шагов нового парламентского большинства, сформированного в результате так называемой «бархатной революции». Это было продолжением борьбы с человеком, который упрямо не хотел оставлять место спикера и выполнять решения, принятые в Украинском доме. Созданный в пылу борьбы инструмент расправы был отдан в руки Кендзьора, известного своей особой «симпатией» к Александру Николаевичу. Другими словами, цели и задачи этой структуры были заранее запрограммированы. А сама программа не отличалась особой оригинальностью: накопать побольше компромата на Ткаченко и публично его (компромат) огласить. Что и было проделано с немалым удовольствием господином Кендзьором. Правда, шоу не получилось. Все-таки чувствовалось, что комиссии приходилось работать в непростых условиях. Прежде всего, следовало старательно обойти вниманием «своих», то есть представителей парламентского большинства, в частности первого вице-спикера Виктора Медведчука. В «ткаченковские времена» Виктор Владимирович был вице-спикером и, по словам народного депутата Александра Ельяшкевича, еще не известно, чье влияние на аппарат ВР — спикера или его социал- демократического зама — было сильнее. Комиссия решила проблему очень просто: люди, которые входят в состав конструктивного большинства, априори не могут иметь никаких дел со «злобными и нечистоплотными» мошенниками типа Ткаченко. Парламент был поделен на две части. Вот, например, злостный расхититель средств ВР Александр Чародеев. Он же совершал преступления, перед которыми меркнут операции с золотовалютными резервами НБУ. Поехал, «гад», за счет парламента в Непал сроком на 31 день и покорял там Гималаи… При этом потратил фантастическую сумму — где-то долларов 700. Наверное, шиковал в лучших гималайских ресторанах, пил с проводниками дорогие сорта шотландского виски и заказывал себе эксклюзивное снаряжение от покойного ныне Версаче. Дотошность комиссии в отношении Чародеева просто поражает. Во время командировки в Грецию он необоснованно выбрал маршрут, в результате общая сумма расходов составила 3 тыс. 210 долл. Никто не собирается защищать упомянутого члена Прогрессивно-социалистической партии. Он известен своим, мягко говоря, не совсем адекватным поведением. Может, например, достаточно нецензурно выразить свои мысли в сессионном зале, попытаться заехать кому-нибудь в «торец». Все мы люди… Но почему на парламентском уровне необходимо выборочно разбираться со своими оппонентами?

Цифры, которые назывались в отношении главного виновника «торжества» (Ткаченко), не впечатляют. По словам Кендзьора, общая сумма средств, которые за два года работы Александра Николаевича спикером использованы нерационально, не подтверждены соответствующими отчетными документами, не предусмотрены сметами либо утрачены вследствие сознательного снижения ставок арендной платы и банковских депозитных вкладов, составляет более 50 млн. грн. Вроде сумма большая, но не убеждают сопутствующие ей формулировки — «нерационально», «не подтверждены»… Где, спрашивается, вопиющие факты безобразий, за которые следует наказать, посадить, лишить и т. д.? В качестве козыря Кендзьор использовал в лучших советских традициях служебную дачу Александра Николаевича. Дескать, когда там жил спикер Мороз, то материальных ценностей было на 10 тысяч. После проживания Ткаченко на указанной даче сумма матценностей увеличилась до 1 млн. Да, красиво жить Александр Николаевич любил. Никто с этим не спорит. Вопрос заключается в другом — кто сейчас живет на этой даче? Почему ее новый хозяин (если такой имеется) с криками «ненавижу» не выбросил на улицу три музыкальных центра, девять телевизоров, 43 комплекта гардин? В конце концов, почему новое руководство ВР продолжает ездить на роскошных бронированных автомобилях, переданных спикеру Ткаченко еще премьером Валерием Пустовойтенко? Пусть забронируют ушастые «запорожцы» и вперед, с мигалкой…

Если работать по понятиям, то следует провести комплексную проверку всех объектов, находящихся на балансе ВР, Кабмина и администрации Президента. Посмотреть, кто на чем ездит, где живет, что ремонтирует, на чем летает… Ярослав Кендзьор мог бы исследовать вопрос и о президентском самолете. Народ должен знать правду о своих героях. Надо идти до конца. Что случилось, например, с чудесным загородным коттеджем Павла Ивановича Лазаренко? «Коррупционер всех времен и народов» собирался передать его детям, но почему-то правительство не поддержало его стремление…

Большинство народных избранников почувствовало, что «дело Ткаченко» и соответствующая работа комиссии имеет не совсем приятный привкус. В результате 18 мая ВР не поддержала проект постановления, подготовленного Кендзьором. В документе предлагалось направить материалы проверки в Генеральную прокуратуру для принятия соответствующих мер. И дело не в том, что против данного проекта голосовали представители левых фракций. Если бы члены парламентского большинства не понимали, что дело «тухлое», они бы сумели набрать необходимое количество голосов. Можно сказать, что вопрос следственной комиссии Кендзьор vs Ткаченко закрыт. Однако остается открытым другой вопрос — о целесообразности дальнейшего существования других многочисленных комиссий, занимающихся различного рода расследованиями.

ПАРЛАМЕНТСКИЕ «МЕНТЫ»

В нынешнем составе ВР де-факто существует 27 временных следственных и специальных комиссий. 20 апреля нынешнего года парламент попытался разобраться с целесообразностью существования такого количества «следователей» с депутатскими значками. Правда, ни один из двух вариантов проектов постановления по этому поводу не получил необходимого количества голосов. В частности, комитет по вопросам регламента, депутатской этике и организации работы ВР предлагал прекратить деятельность 21 комиссии, в том числе по вопросам проверки деятельности Национального банка Украины, приватизации ОАО «Николаевский глиноземный завод», обеспечения избирательных прав граждан в ходе подготовки и проведения выборов президента. Целесообразным считалось оставить структуры, занимающиеся расследованием деятельности в сфере связи и информации, а также проверкой фактов незаконной торговли оружием и воинским имуществом в период 1991—1998 годов. Второй проект постановления по этому поводу, внесенный представителями ряда правоцентристских фракций, предусматривал остановку работы 22 таких комиссий.

Так стоит ли ликвидировать институт парламентских следователей? Леонид Кучма считает, что стоит. В свое время он даже запретил органам исполнительной власти предоставлять следственным структурам ВР информацию. Министр внутренних дел Юрий Кравченко также весьма пренебрежительно относится к своим парламентским «коллегам» и заявляет, что глава МВД — не «справочное бюро» для депутатов.

Анализ результатов деятельности «ментов» без погон позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, как правило, комиссии ВР выполняют четкий политический заказ. Их отчеты «приурочены» к конкретным событиям — парламентским или президентским выборам, дискредитации премьер-министра, или, как в недавнем случае, экс-спикера парламента. Достаточно вспомнить доклад Евгения Смирнова, занимавшегося расследованием особенностей ремонта Дворца культуры «Украина». Вот это была информация, составленная в лучших традициях политического триллера. Как умело подобраны факты, отработана последовательность их изложения, есть сюжет, интрига и даже «проститутки, с которыми развлекались высокие киевские чиновники в отремонтированном незаконным образом здании культурного центра Украины в Москве». А одна декоративная крышка для батареи в президентских апартаментах в «Украине» чего стоит! 1 600 долларов. Это действительно факт, поражающий воображение наших граждан. Куда там Кендзьору с его командировкой Чародеева в Непал.

Во-вторых, почти вся информация, собранная «следователями», игнорируется структурами исполнительной власти, в том числе и правоохранительными органами. Ну занимался Григорий Омельченко вопросом незаконного открытия высокопоставленными лицами счетов в иностранных банках… Существует и оглашен соответствующий список, даже с указанием некоторых номеров счетов. А толку? «Указанные лица» продолжают плодотворно пожинать плоды своих трудов.

Правда, есть и исключения. Например, результаты работы комиссии ВР по расследованию деятельности НБУ вызвали достаточно бурную реакцию. В частности, произошло осложнение отношений между Киевом и МВФ. Правда, не сразу. Отчет комиссии Виктора Суслова примерно через год после его составления всплыл в «Файненшенел Таймс» и в результате начался аудит Национального банка. Более того, в мае текущего года Генеральная прокуратура передала материалы Виктора Суслова в Киевскую прокуратуру на предмет возбуждения уголовного дела. В данном случае Виктор Иванович и его структура были использованы как инструмент в большой политической игре. Сама игра началась 24 декабря 1998 года, когда появилось «закрытое» письмо СБУ о злоупотреблениях в Национальном банке страны.

Можно сказать, что основным результатом деятельности многочисленных парламентских следователей было поддержание своеобразного «тонуса» во взаимоотношениях исполнительной и законодательной ветвей власти. С их помощью «легализировалась» компрометирующая высокопоставленных лиц информация, которая затем использовалась для многоуровневых комбинаций. В общем, «менты» с депутатскими значками выполняли роль «санитаров леса». После образования конструктивного большинства (КБ) ситуация несколько изменилась. В состав новых структур стали включаться только представители КБ, что и привело к таким «извращениям», как отчет комиссии Кендзьора. Следует ожидать резкого снижения уровня оппозиционности «следователей» органам исполнительной власти и легализации компроматов исключительно для межклановых разборок. При существующем способе формирования комиссий они уже не служат элементом (пусть и незначительным) системы сдержек между ветвями власти.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно