Наказание подозреваемых

9 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 9 июня-16 июня

На протяжении текущего года сотрудники центрального аппарата Генеральной прокуратуры Украины ос...

На протяжении текущего года сотрудники центрального аппарата Генеральной прокуратуры Украины осуществили проверки в региональных подразделениях МВД относительно соблюдения прав и свобод человека и гражданина во время исполнения уголовных наказаний и других принудительных мер, связанных с ограничением личной свободы граждан. Полученные результаты дают основания заявить, что специальные учреждения системы МВД, реализующие принудительные меры, связанные с ограничением личной свободы граждан (помещения дежурных частей для доставленных, изоляторы временного содержания, приемники-распределители для лиц, задержанных по подозрению в бродяжничестве), в подавляющем большинстве не соответствуют требованиям закона. Сам факт помещения людей в эти учреждения автоматически приводит к содержанию в условиях, которые могут приравниваться к нечеловеческим или унижающим человеческое достоинство, что является нарушением статьи 3 (1) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Практически во всех охваченных проверками регионах страны (г.Киев, Севастополь, Запорожская, Закарпатская, Житомирская, Тернопольская области и т.п.) помещения дежурных частей районных и городских подразделений областных управлений МВД не приспособлены к продолжительному пребыванию людей. В них отсутствуют туалет, проточная вода, индивидуальные спальные места, постельное белье. В подавляющем большинстве случаев питание задержанных лиц не осуществляется да и вообще не предусмотрено. В таких условиях сотрудники милиции держат людей по нескольку суток, а то и более недели. Отдельные задержанные во время опроса были не в состоянии вспомнить, что и когда ели в последний раз.

Таким образом, задержав людей только по подозрению в совершении даже не преступления, а, например, бродяжничества или административного проступка, государство руками сотрудников милиции само совершает преступление против таких людей, истязая их голодом, отсутствием элементарных санитарно-гигиенических условий и надлежащих условий для отдыха.

Не лучше положение дел и с соблюдением прав человека в изоляторах временного содержания. В большинстве помещений изоляторов отсутствуют централизованная канализация, водоснабжение, для отправления естественных потребностей человека используются кастрюли или аналогичные емкости. В камерных помещениях — антисанитария и смрад.

Очень часто администрация изоляторов не обеспечивает создания надлежащих условий для прогулок, оказание заключенным неотложной медпомощи и т. п. Обычной практикой стало нарушение установленного законом десятидневного срока содержания заключенных в условиях изоляторов временного содержания. В городе Севастополе, в частности, дошло до того, что вместо десяти суток в изоляторе 28 человек содержали более трех месяцев, 11 человек более шести месяцев и пять человек более года. И это при том, что 17 из них уже даже осуждены приговорами суда! Руководители Краматорского городского отдела внутренних дел Донецкой области, зная о наличии у одной следственно арестованной, содержавшейся в ИВС, заболевания открытой формы туберкулеза, поместили в одно камерное помещение с ней здорового человека. И это при том, что руководителям местной милиции было известно о предстоящем приезде проверяющих из Генеральной прокуратуры. Можно только представить, что происходит в этом изоляторе тогда, когда прокурорской проверки не ждут.

В этом же учреждении нарушение установленных статьей 8 Закона Украины «О предварительном заключении» правил раздельного содержания заключенных приобрели систематический характер. При этом лицо, привлеченное к уголовной ответственности впервые, очень легко оказывается в одной камере с «профессиональными» преступниками; лицо, никогда не находившееся в колонии, — в одном камерном помещении с теми, кто давно считает колонию родным домом. К чему может привести такая халатность руководства местной милиции, объяснять не надо. Руководство краматорской милиции с большой благосклонность относится к ранее осужденным и отбывавшим наказание в местах лишения свободы лицам — для их содержания под стражей выделены два наилучших по бытовым условиям помещения изолятора временного содержания. При этом граждане, впервые оказавшиеся за решеткой, находятся в условиях, вынуждающих их принимать пищу рядом с отхожим местом. Вряд ли такое положение вещей является досадной случайностью.

Ни руководство Министерства внутренних дел Украины, ни руководители его региональных управлений не дают принципиальной оценки такому состоянию дел с соблюдением прав человека в ведомственных специальных учреждениях. Именно поэтому проблема стала исключительно острой и требует незамедлительного решения на правительственном уровне. Ее решение заключается не только в неотложном надлежащем финансировании мероприятий, направленных на приведение помещений и специальных учреждений Министерства внутренних дел Украины в соответствие элементарным санитарно-гигиеническим и бытовым требованиям. Необходимо, чтобы судьбы заключенных решали и местные государственные администрации, поскольку, как это ни досадно, в недопустимых, средневековых условиях содержатся даже заключенные в специальных учреждениях мощных индустриальных областных центров государства.

Смещение приоритетов надзорной работы прокуроров в сторону соблюдения сотрудниками милиции прав и законных интересов граждан, подвергнутых принудительным мерам, позволило обнаружить серьезные нарушения прав человека, которые допускались годами и не получали соответствующей оценки. Речь идет о так называемых приемниках-распределителях органов внутренних дел для лиц, задержанных по подозрению в бродяжничестве. Как свидетельствуют проведенные проверки, полнейшее беззаконие стало неотъемлемым признаком этих учреждений. Имея определенное законом полномочие на задержание бродяг на срок до 30 суток, сотрудники милиции за долгие годы привыкли настолько легкомысленно относиться к его реализации, что сейчас практически не утруждают себя ни надлежащей мотивировкой задержания, ни указанием даты и времени его осуществления в тексте соответствующего постановления. Не отмечают они в постановлениях и конкретный срок, на протяжении которого задержанный должен находиться под стражей, потому повальное немотивированное задержание людей на максимальный срок — 30 суток — приобрело характер обычной практики. К сожалению, как ни прискорбно это признавать, такое беззаконие годами санкционировалось городскими райпрокурорами. Некоторые из них, как, например, прокурор Запорожья, настолько привыкли к этой процедуре, что умудрились санкционировать постановления о задержании лиц, в которых единственным правовым основанием для принятия такого решения была указана статья 2 Положения о советской милиции!

Условия содержания людей в упомянутых приемниках-распределителях неудовлетворительные. Во многих случаях отсутствуют туалеты и умывальники, спальные места и постельные вещи; задержанные необоснованно привлекаются к бесплатным работам на объектах, не связанных с их содержанием (Запорожская область, город Севастополь и др.). Складывается впечатление, что задержанный бродяга автоматически 30 суток является безраздельной собственностью работников МВД и безнаказанно подвергается рабской эксплуатации.

Только на протяжении прошлого года в приемнике-распределителе Запорожского ГО УМВД незаконно содержалось более 200 граждан, задержанных сотрудниками милиции по статье 263 Кодекса Украины об административных правонарушениях — за нарушение правил оборота наркотических средств и прекурсоров. В дальнейшем экспертные исследования опровергли утверждение работников милиции об изъятии у этих людей наркотических или психотропных веществ.

Право сотрудников милиции задерживать на срок до 30 суток по санкции прокурора и удерживать в специально отведенных для этого помещениях граждан, подозреваемых в бродяжничестве, предусмотрено пунктом 5 статьи 11 действующей редакции Закона Украины «О милиции». При этом сам этот закон определения понятия «бродяжничество» не содержит. Мы попытались найти хотя бы один действующий законодательный акт, определяющий содержание этого понятия. Действующий Уголовный кодекс Украины не признает бродяжничество общественно опасным действием, и соответствующий состав преступления отсутствует в разделе, устанавливающем ответственность за совершение преступлений против общественного порядка и нравственности. Эту позицию поддерживает и Кодекс Украины об административных правонарушениях, который также не признает бродяжничество даже административным деликтом.

Кроме того, ни один из действующих законодательных актов не содержит четкого и однозначного определения самого понятия «бродяжничество». Потому многие годы сотрудники милиции определяют основания для задержания человека по своему усмотрению. Наличие упомянутых полномочий работников милиции в описанных обстоятельствах создает широкие возможности для нарушений прав граждан и злоупотреблений, что, как показали проверки, и происходит у нас в стране на протяжении многих лет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1287, 21 марта-27 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно