МОШЕННИЧЕСТВО, ЗАВЕРЕННОЕ НОТАРИУСОМ

14 ноября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №44, 14 ноября-21 ноября

Практика расследования уголовных дел о мошенничестве показывает, что многие из них не обходятся без участия нотариусов...

Практика расследования уголовных дел о мошенничестве показывает, что многие из них не обходятся без участия нотариусов. Недобросовестсные нотариусы заверяют доверенности, с помощью которых у людей отбирают квартиры, реализуют угнанные автомобили с перебитыми номерами, акты дарения, под которые замаскировано вымогательство, и многое другое. Однако привлечь их к уголовной или хотя бы к административной ответственности чаще всего не удается. С формальной точки зрения, во всех вышеописанных случаях они лишь исполняют свои обязанности, предусмотренные законом о нотариате. А на допросах, как правило, в качестве свидетелей, уверенно заявляют, что не имели возможности даже предположить, что нотариальное действие могло привести к негативным последствиям…

Публикации о квартирных мошенничествах часто появляются в прессе. Происходит их столько, и механизмы их так видоизменяются, что впору публиковать периодический бюллетень. Однако во всех случаях не обойтись без заверения нотариусом перехода прав на недвижимость от одного лица к другому. Чаще всего это выписка доверенности на право полного распоряжения и продажи или дарственная. Рассмотрим несколько механизмов, с помощью которых может быть получена эта доверенность.

1. Фальсификация. Бывают даже случаи, когда нотариус тут действительно ни при чем: доверенность изготавливается на фальшивом бланке, с высококачественной подделкой средств защиты. Отчуждение имущества по такой «доверенности» может произойти лишь по недосмотру риэлтора или по злому умыслу «черного маклера». Но встречаются и случаи, когда фальшивая доверенность изготавливается на настоящем нотариальном бланке, списанном как утерянный или уничтоженный. Чаще всего нотариусы в таких случаях заявляют, что бланк был украден, а печать и подпись — подделаны. И доказать, что нотариус сознательно передал бланк мошенникам, а тем более, получил за это определенную мзду, очень сложно.

2. Доверенность, оформленная по поддельным документам. Механизм: украденный у владельца собственности паспорт, переклеенная фотография, имитация подписи. По закону, нотариус должен удостовериться в подлинности предоставленных ему документов. Он имеет право отказаться от совершения сделки, даже задержать документы и отправить их на экспертизу, если они вызывают у него подозрения. На практике нотариусы нередко получают некоторый бонус за «ненаблюдательность». Однако если качество подделки паспорта и подписи высокое, нотариус может использоваться и втемную. В любом случае, выступая в качестве свидетеля по делу о мошенничестве, нотариус всегда может заявить, что не является экспертом-органолептиком и по причине большой дневной нагрузки не имел возможности распознать подделку.

Примером может служить уже описанный «ЗН» случай с Георгием Бировым (статья «Как не потерять свое жилье», № 25, 6 — 12 июля 2002 года). Мошенники, арендовавшие у него квартиру, сумели завладеть его документами, на которых были переклеены фотографии. Биров был выписан из своей квартиры и «продал» ее. Позже двухкомнатную квартиру на Оболони за… 200 гривен (если верить документам!) купила женщина, поселившая в нее свою дочь (работника Генпрокуратуры). Последняя сделка была заверена частным нотариусом П., работающей в помещении ГК «Житлоінвест». Бирову удалось в суде доказать мошенничество и отстоять свое право на жилье. Однако исполнить судебное решение не так просто...

3. Доверенность подписывается под воздействием. Воздействие может быть самым разным. От предыдущих этот случай отличает то, что подпись на доверенность ставит действительно владелец, и правоохранителям приходится доказывать именно факт недобровольности этой подписи.

Примеров тут может быть очень много. Причем в этом случае нотариус не может не видеть элементов неестественности происходящего. Например, того, что человек подписывает бумагу, находясь в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Что он находится в возбужденном, неуравновешенном состоянии, или что его приводят люди грозной наружности, пристально следящие за оформлением документа. Однако недобросовестные нотариусы предпочитают этого не замечать, естественно, за вознаграждение. В своих свидетельских показаниях они указывают, что «не могут помнить подробностей каждого конкретного нотариального действия, коих за день оформляется несколько десятков»…

4. Доверенность подписывается обманным путем. Вариантов здесь тоже может быть много. Иногда подписывающему не сообщают всей информации о том, какие права он передает по доверенности (например, говорят лишь о праве распоряжаться, но не о праве отчуждать имущество). Иногда имеет место злоупотребление доверием, когда подписывающему генеральную доверенность на словах обещают, что не воспользуются правом на отчуждение, и «кидают». Иногда в ход вступают обещания — например, выгодной перепродажи квартиры с покупкой новой… Часто мошенниками искусственно создается спешка и нервозная атмосфера, в ходе которой «терпила» не глядя подписывает нужный им документ. В этих случаях роль нотариусов может быть разной.

Интересный пример — расследующееся сейчас столичным УБОПом дело по факту мошенничества при продаже квартиры гражданки Светланы Столяровой. Уникальность его в том, что, согласно заявлению потерпевшей, организатором мошенничества выступал как раз нотариус. Краткая фабула его такова: Столярова выписала генеральную доверенность на свою квартиру, ее продали и подали в суд иск о выселении. Теперь Столярова пытается доказать, что доверенность ее вынудили подписать обманным путем. Согласно ее показаниям, она одолжила у своей подруги, частного нотариуса П., (по странному стечению обстоятельств, той же, что в свое время заверяла вышеупомянутую сделку о продаже за 200 гривен квартиры Бирова) крупную сумму денег. По словам Столяровой, нужны были деньги, поскольку в тот момент она стала жертвой вымогательства, но это отдельная история. Придя за деньгами, она узнала от подруги, что получит их под проценты и под залог квартиры. «Чистая формальность, доверенность будет лежать у меня в сейфе» — заверила ее нотариус. Думать было некогда, и доверенность на квартиру она подписала. О том, что квартира продана, Столярова узнала лишь из повестки в суд по иску о выселении. На сегодняшний день иск о выселении удовлетворен и в первой и в апелляционной инстанциях, однако еще не исполнен. Согласно же свидетельским показаниям ее оппонентов, никаких денег Столярова у П. в долг не брала! Зато «выражала намеренье» продать квартиру. В связи с чем и подписала соответствующую доверенность…

Это дело уже несколько раз закрывалось различными следователями районных прокуратур и райотделов, однако прокуратура Киева всякий раз его возобновляла. Сегодня квартира арестована как вещественное доказательство по делу, следователи снова пытаются сопоставить показания различных его фигурантов, исполнительная служба — выселить Столярову, а она, в свою очередь, дожидается рассмотрения дела Верховным судом и надеется на следователей…

Уголовное дело о мошенничестве, возбуждение которого дает основания для ареста или даже для приостановки рассмотрения гражданского производства о выселении, часто бывает единственной надеждой пострадавшего. При этом даже если дело расследуется достаточно вяло (о причинах — ниже), продажа мошенниками квартиры блокируется на достаточно длительное время, и те в некоторых случаях теряют интерес к дальнейшей продаже недвижимости. Действительно, кто купит недвижимость с длинным судебным шлейфом? И даже «добросовестный приобретатель» квартиры Столяровой (по одному из многих в этом деле стечений обстоятельств — мать помощницы нотариуса), несмотря на все судебные решения в свою пользу, не сможет спать спокойно в арестованной квартире… А интересных совпадений в этом деле столько, что следователям хватит работы надолго. Однако даже приговор по уголовному делу не гарантирует собственно возврата отобранной квартиры. Последнее можно сделать лишь путем судебного рассмотрения гражданского иска. Практика показывает, что выселить из квартиры добросовестного приобретателя крайне сложно.

Дело Столяровой — довольно нетипичный случай. Его стороны пользуются поддержкой определенных покровителей, способных закрыть или возобновить следствие по делу, или добиться любого судебного решения. Обе стороны обвиняют друг друга в давлении на следствие и правосудие. В большинстве случаев у «кинутого» не хватает ресурсов для доказательства истины по делу. Следователи также жалуются на бедность доказательной базы: участников нотариального действия по закону двое, и если одна сторона утверждает одно, а другая — другое, то не спасают даже очные ставки. Свидетели же, если даже они и находятся, чаще всего отказываются от дачи показаний… Остается полагаться на косвенные доказательства: например, следствие обнаруживало случаи, когда нотариус на протяжении года заверял несколько десяток сделок о продаже недвижимости по доверенностям, выданным на одно и то же лицо. И хотя нотариус формально не имел к этому претензий, а лицо давало показания, что таким образом занималось риэлторской деятельностью, подозрения это все же вызывало и давало основания для дальнейшего сбора доказательств.

По словам следователей, занимающихся расследованиями дел о мошенничестве, о выявленных нарушениях со стороны нотариусов — о тех же потерях бланков и даже иногда журналов регистрации нотариальных действий, как и о многом другом, обязательно сообщается в квалификационные комиссии нотариусов. Реакции, как правило, нет: в этом цехе сильна корпоративная солидарность.

Следователи говорят о наличии организованных групп, поставивших на поток легальную и полулегальную смену собственников столичных квартир. Например, ценятся дорогие квартиры печерских пенсионеров. На поток поставлен «отъем» квартир у алкоголиков и наркоманов, людям зачастую «помогают» приобрести эти пагубные привычки. Известны группы, конвейерным способом отбирающие у выпускников детских домов положенные им по закону к 18-летию государственные однокомнатные квартиры. Они действуют жестко, вплоть до организации «пропажи без вести» владельцев квартир. На мошенников работает фактор абсолютной незащищенности детдомовцев, которых даже искать никто не будет… Естественно, во все подобные группировки входят и «свои» нотариусы, получающие за заверение таких документов солидное вознаграждение.

Единственный способ обезопасить себя от всех этих ужасов — повышать свою правовую культуру и юридическую грамотность. Или не жалеть денег на оплату юристов, которые тщательно и независимо проанализируют любую сделку, которую вы осуществляете. Полезной оказалась бы независимая служба поддержки и консультации приобретателей недвижимости. И главное — при совершении каких бы то ни было операций с недвижимостью ни в коем случае нельзя спешить. Как бы ни торопили обстоятельства и окружающие.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Galla Galla 26 лютого, 16:01 Хорошая статья.Вот одна из таких нотариусов мошенниц сидит по адресу Гната Юры 8.Лавриненко Оксана Ивановна.Сотрудничает с ребятами,которые находят алкоголиков,наркоманов,стариков и даже абсолютно здоровых молодых людей,которые не подкованные юридически и доверчивы.Уже много людей осталось на улице благодаря этой чудесной Лавриненко.При чем не брезгуют ни чем.Будьте крайне аккуратны!Не успеете оглянуться,как останетесь без квартиры.Там целая мошенническая организация.В судах Киева можно найти дела с участием Лавриненко.И даже уголовные. согласен 5 не согласен 4 Ответить Цитировать
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно