Генпрокуратура умыла руки

21 января, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 21 января-28 января

Генеральная прокуратура направила в суды ряд резонансных уголовных дел, среди которых дело «обор...

Дела идут — контора пишет...
 
Дела идут — контора пишет...

Генеральная прокуратура направила в суды ряд резонансных уголовных дел, среди которых дело «оборотней»; дело двух бывших сотрудников милиции, обвиняемых в фальсификации обвинений относительно Юрия Вередюка в убийстве журналиста Игоря Александрова; дело по обвинению четырех человек в убийстве генерального директора ЗАО «Антарктика» Валерия Кравченко в Одессе.

Передача дел в суд — это в полном смысле слова торжественное событие, знаменательное окончанием нелегкой работы, выпавшей на долю сотрудников правоохранительных органов, в ряде случаев сулящее раздачу наград и поощрений. В то же время, если говорить о трех вышеуказанных делах, которые приобрели широкий общественный резонанс, и раскрытии преступлений, легших в их основу, нельзя не констатировать: во-первых, в суд направлены своего рода версии, убедительные далеко не для всех. Во-вторых, ни по одному из дел не установлены главные действующие лица.

УБИЙЦЫ «АНТАРКТИКИ» ИЗВЕСТНЫ, О ЗАКАЗЧИКАХ ПОМАЛКИВАЮТ…

Заказное убийство гендиректора акционерной рыбопромышленной компании «Антарктика» Валерия Кравченко двухгодичной давности раскрыто: на днях Генпрокуратура Украины передала в суд обвинительное заключение и многотомные документы расследования дела. Таков смысл очередной победной реляции следователей-«важняков» об изобличении международной преступной группировки. Однако, по сведениям «ЗН» из информированных источников, на скамье подсудимых ожидается лишь одно из ее звеньев — группа киллеров, причастных к ликвидации несговорчивого руководителя компании. Имена тех, кто отдал приказ «наказать» строптивого Кравченко, и посредников в деле его ликвидации, видимо, так и останутся в тени выделенных в отдельные производства расследований Генпрокуратуры.

Учитывая темпы последних, жена Татьяна Алексеевна, сыновья Геннадий и Алексей могут вообще не узнать, кому перешел дорогу их муж и отец… Поводов для пессимистичных выводов о способностях отечественных пинкертонов изобличать влиятельных заказчиков преступлений хоть отбавляй. Уж какими полномочиями ни наделяли следователей и розыскников, какое количество личного состава МВД к поискам ни привлекали, а воз, похоже, наглухо застрял в паутине согласований: кого из влиятельных мафиози можно подвергнуть следствию и «засветить» в подлинной ипостаси, а кого — ни-ни! А как иначе расценить тот факт, что в течение двухлетнего расследования убийства гендиректора «Антарктики» первые руководители МВД и Генпрокуратуры несколько раз объявляли о раскрытии резонансного преступления, а предъявить суду его участников не способны?

Вспомним: на старте расследования дела об убийстве разномастные правоохранительные структуры чуть не разорили рыбопромышленную компанию, изымая и вывозя из сейфов и шкафов дочерних предприятий «Антарктики» тонны документации, в том числе секретных подлинников, под благовидным предлогом исследования деловых связей расстрелянного Кравченко. Журналисты, в том числе и «ЗН», подняли тревогу — не дать восторжествовать замыслу убийц В.Кравченко! В ответ правоохранители организовали очередную «зачистку» всей Одесщины и отрапортовали на пресс-конференции о положительных результатах. А как же иначе — ситуацию ведь взяли под личный контроль Президент и генпрокурор…

Комментируя чуть позже, в мае 2003-го, криминогенную ситуацию на Одесщине, тогдашний прокурор области Михаил Косюта заявил: «За последние месяцы показатель раскрываемости преступлений в регионе достиг 98%. Благодаря активизации работы следственно-оперативных групп раскрыты четыре умышленных убийства минувших лет и 12 заказных, совершенных группой киллеров на территории Одессы в 1996—2000 гг. Нераскрытым осталось одно преступление». Читатель уже, наверное, догадался, какое именно: расстрел «одессита-2002» Валерия Кравченко, совершенный в гараже его дома на улице Уютной, 8, тремя выстрелами: двумя в живот и контрольным — в голову.

О чем тогда, в мае 2003-го, поведал журналистам глава УБОП МВД Юрий Черкасов? Главное управление по борьбе с оргпреступностью раскрыло международную преступную группу, действовавшую на территории Ильичевского морского порта и связанную с фирмой «Айгаз-Украина». Черкасов назвал экономический конфликт между фирмой «Айгаз-Украина» и компанией «Антарктика» «основным конфликтом, который мог привести к совершению убийства».

Камнем преткновения стал участок железнодорожной ветки, проходящей по территории Ильичевского морского рыбного порта — дочернего предприятия «Антарктики». Спорную ветку Одесское отделение «Укрзалізниці» втайне продало фирме «Айгаз-Украина», которую возглавлял Сергей Левинчук. «Антарктика» возмутилась незаконной продажей и подала в суд. Ведь сделку осуществили вопреки тому неопровержимому факту, что ветка строилась в 1969 г. по заказу Минрыбхоза СССР исключительно для перевалки подведомственной ему «Антарктикой» пищевых грузов и рыбы, а созданный 30 лет спустя «Айгаз» собирался перевозить по ней сжиженный газ. Причем грузооборот свежеиспеченного «Айгаза» составлял 100 тыс. тонн в год, в то время как грузооборот Ильчевского морского рыбного порта — свыше 1 млн. тонн, то есть в 10 раз больше. Кравченко негодовал — железнодорожную ветку попросту украли у государства, поскольку железнодорожные пути входят в целостный имущественный комплекс Одесской железной дороги, который не подлежит приватизации. Однако вся прелесть ситуации состояла в том, что никого из власть имущих это не волновало. Только после расправы с ним прокуратура Одесской области возбудит уголовное дело по ст. 334 Уголовного кодекса (злоупотребление служебным положением) при незаконной продаже железнодорожной ветки Ильичевск—Паромная—Рыбпорт.

В ходе расследования дела будет установлено: в процессе подготовки к проведению приватизации участок железной дороги был переведен из разряда «главный путь» в разряд «подъездной путь», что, тем не менее, не давало права на его приватизацию. Всплывет и другой немаловажный факт — стартовая цена продажи участка дороги была занижена, а экспертиза его стоимости проводилась при непосредственном участии руководства «Хим-Ойл-Транзит-Юкрейн» (позднее переименованной в «Айгаз-Украина»). И обо всей этой подковерной возне, связанной с продажей железнодорожного пути, ни руководитель Одесского отделения «Укрзалізниці» Илья Левицкий, ни другие организаторы торгов не проинформировали заинтересованных лиц — руководителей АРК «Антарктика» и АОЗТ «Ильичевский морской рыбный порт». Таким образом было достигнуто главное — оба предприятия, не имея информации о готовящейся приватизации, не принимали участия в аукционе. А единственным конкурентом «Хим-Ойл-Транзит-Юкрейн» стала фирма, которая в тот момент не занималась хозяйственной деятельностью…

Последующее вынесение В.Кравченко «сора из избы» в зал суда очень не понравилось руководству «Айгаз-Украина», считавшему, что сделка была совершена безукоризненно. «Железнодорожная ветка была куплена с разрешения Фонда государственного имущества и Министерства транспорта, — заявила в ответ на обвинения финансовый директор «Айгаз-Украина» Валентина Колода . — Мы приняли участие в аукционе и победили. Имеется договор купли-продажи, акт приема-передачи на эту железнодорожную ветку». Но параллельно следователи возбудили дело против должностных лиц «Айгаз-Украина» в связи с осуществлением незаконных операций со сжиженным газом и нанесении путем незаконного возмещения НДС убытков государству в размере 25 млн. грн. Поскольку топливо поступало как транзитный груз, а на самом деле реализовывалось в Украине через сеть фирм-посредников. Однако первого руководителя фирмы «Айгаз-Украина» к тому времени и след простыл. Два года безрезультатно ищут влиятельного одесского бизнесмена-нувориша доблестные украинские «шерлокхолмсы».

Нет, рано еще рапортовать о начале возмездия за содеянное — расстрел гендиректора АРК «Антарктика». Впрочем, если бы у следователей с самого начала расследования были развязаны руки, исчезла бы боязнь аргументированно взять под стражу кого-нибудь из «неприкасаемых». Возможно, к настоящему времени и впрямь новому-старому руководству Генпрокуратуры можно было рапортовать о полном раскрытии резонансного преступления, а изобличенные обвиняемые оказались на скамье подсудимых. Увы-увы…

Дело Вередюка

В фальсификации доказательств вины Юрия Вередюка по делу об убийстве Игоря Александрова, директора региональной телекомпании «ТОР» (Славянск Донецкой области), обвиняют двух бывших сотрудников милиции.

Журналист Александров умер в результате побоев в 2001 году. Месяца через три Генпрокуратура в первый раз отрапортовала о том, что убийство раскрыто, а виновный Юрий Вередюк предстанет перед судом. Но суд оправдал Вередюка, посчитав, что доказательства его вины недостаточны. Вскоре Вередюк умер. Как утверждают судмедэксперты, его смерть была ненасильственной. Через несколько месяцев Генпрокуратура заявила о задержании заказчика, организатора убийства Александрова, и его исполнителей.

Любопытно, что «родителем» версии о бомже-убийце Юрии Вередюке, насколько известно, стал подполковник, впоследствии возглавивший горотдел Краснолиманской милиции. В то же время СБУ занималась расследованием версии о том, кто и с чьей подачи убил Вередюка. Пожалуй, это самый важный вопрос. И есть веские основания сомневаться в том, что мы получим на него правильный ответ. И еще одно — что-то не слышно, чтобы к реальной ответственности в связи со своеобразным расследованием уголовного дела об убийстве журналиста привлекался кто-то из прокуроров, курировавших его расследование и получивших за него поощрения еще на первом этапе — когда всю вину свалили на бомжа Юрия Вередюка.

Дело «оборотней»

Еще одно уголовное дело — № 62-2222 — фигурирует под названием дело «оборотней» уже даже в официальных документах. «ЗН» подробно информировало своих читателей о перипетиях его расследования. О более чем странной и наводящей на невеселые раздумья позиции руководства правоохранительных органов относительно собственных сотрудников, раскрывших тяжкие преступления и прервавших серию похищений и убийств людей. В частности, «ЗН» уже много месяцев пытается (теперь уже посредством обращения в судебные инстанции) получить ответ на свой запрос, состоящий из конкретных вопросов, касающихся расследования данного дела.

Так вот ни в одном из 76 томов этого беспрецедентного дела (обвинительное заключение составляет порядка пяти томов) нет ответа на главные вопросы — под чьей эгидой была создана и действовала незаурядная милицейская спецгруппа, занимающаяся похищением людей и убивавшая их независимо от получения требуемого выкупа? Какой была изначальная цель создания этой группы? Кто из бывших руководителей МВД был причастен к ее деятельности и кто из нынешних был просто «в курсе дела», а потому счел целесообразным делать вид, что этой проблемы не существует вообще? Чье имя или чьи имена так и не назвал обвиняемый в создании «мобильного отряда» покойный Игорь Гончаров, умерший довольно странной смертью, находясь под арестом, то ли спекулировавший мифической осведомленностью, то ли действительно посвященный в тайну смерти журналиста Георгия Гонгадзе? Может ли дело считаться раскрытым без ответа на эти вопросы? Напомним, что ряд материалов дела «оборотней» стал частью уголовного дела Г.Гонгадзе. Это именно те документы, которые стали достоянием широкой общественности, поскольку были «слиты» в Интернет.

Передав в суд материалы дела, в прокуратуре, разумеется, вздохнули с облегчением. Даже несмотря на то, что генпрокурор С.Пискун успел поощрить коллег сдавших дела под Новый год, праздновать преждевременно. В частности, потому, что до вынесения судебного приговора еще нужно дожить. Особенно актуальным является этот вопрос для главного свидетеля по делу Юрия Нестерова. В одной из публикаций «ЗН» довольно подробно исследовало вопрос о том, каковы шансы дожить до суда и пережить его у свидетелей такого рода. Так вот статистика гибели таких свидетелей удручает. Памятуя о странной смерти обвиняемого в организации банды оборотней И.Гончарова, принимаются ли сегодня реальные меры того, чтобы имя главного свидетеля по делу оборотней Ю.Нестерова не пополнило объемный мартиролог по множеству иных уголовных дел последних лет?

И еще несколько фактов относительно «незавершенной завершенности» данного дела. В прокуратуре остались «детища» дела «оборотней», выделенные в отдельное производство. Это уголовное дело, касающееся подозреваемого по делу Вознюка, который находится в розыске, и ряда «неустановленных следствием лиц». Уголовное дело по факту уничтожения ряда материалов дела «оборотней». Но главное — уголовное дело, касающееся смерти главного обвиняемого Игоря Гончарова. Без честного ответа на вопрос о том, почему он умер, общество никогда не узнает правды о том, что в действительности представляла собой банда милиционеров.

Материалы дела перенесли в другое здание. Обвиняемые теперь числятся за судом. Вопрос о том, чьих рук дело создание столь нетривиальной спецгруппы и сколько их соратников осталось плодотворно трудиться в стенах МВД, не обсуждается вообще. Не актуально?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно