ДЕЛО ЖИЗНИ И СМЕРТИ ПОЛКОВНИКА ЗВЕРЕВА…

26 февраля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 26 февраля-5 марта

Верховный суд Крыма закончил слушание и огласил приговор пяти подсудимым по делу об убийстве бывшего начальника УБОП ГУ МВД Украины в Крыму полковника милиции Николая Зверева...

Верховный суд Крыма закончил слушание и огласил приговор пяти подсудимым по делу об убийстве бывшего начальника УБОП ГУ МВД Украины в Крыму полковника милиции Николая Зверева. Симферопольский предприниматель, глава предприятия «Фирма» Виталий Агранов, признанный судом «организатором» убийства, приговорен к 15 годам лишения свободы с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, а остальных - в колонии усиленного режима. Роман Татариди и Владимир Башкевич, признанные непосредственными исполнителями убийства, приговорены к 14 и 13 годам лишения свободы, Давид Овсепян и Андрей Кононенко, проходящие по делу как соучастники, - по версии следствия они стояли на страже и сигнализировали о прибытии жертвы, приговорены соответственно к 10,5 и 9,5 годам лишения свободы. У всех осужденных будет конфисковано личное имущество. Подсудимые свою вину не признали, их адвокаты заявили, что подают апелляцию в Верховный суд Украины.

В процессе судебного заседания возбуждено 10 уголовных дел по статье 178 Уголовного кодекса Украины (заведомо ложное показание) против свидетелей. в основном это родственники и друзья осужденных, которые, по мнению суда, дали на процессе ложные показания с целью обеспечить алиби подсудимым.

Завершено одно из наиболее громких дел в истории борьбы с организованной преступностью в Украине. Дело полковника Н. Зверева, убитого 25 ноября 1996 года за несколько сот метров от своего дома, было первым в череде преступлений против крупных чиновников и сотрудников правоохранительных органов. После этого в Украине, особенно в Крыму, организованными криминальными группами был учинен настоящий беспредел, они больше не останавливались ни перед чем с целью диктовать свои условия обществу и государству. Как сообщал на пресс-конференции в июле 1997 года генерал милиции М. Корниенко, возглавлявший тогда крымскую милицию, за развал дела Н. Зверева следователям предлагали от 100 до 500 тысяч долларов, но коллеги убитого милиционера поклялись, что преступники будут найдены и понесут суровое наказание.

Суду пришлось немало потрудиться, чтобы вынести приговор. Дело трижды отправлялось на доследование, дважды менялся состав суда, дело было рассмотрено в Верховном суде Украины, который 9 июля 1998 года отменил определение Верховного суда Крыма о направлении дела на доследование. Высший суд страны посчитал, что нет смысла проводить осмотр места преступления еще раз, поскольку невозможно воссоздать условия, идентичные тому роковому дню, и что доказательств по делу достаточно, поэтому приговор может быть вынесен. Последняя серия заседаний судебной коллегии под председательством судьи Раисы Тележниковой началась 31 августа прошлого года и завершилась 15 февраля нынешнего года. В понедельник на пресс-конференции в ГУ МВД Украины нынешний начальник УБОП Николай Агеев сказал, что его мнение «склоняется ближе к требованию прокурора, который просил у суда высшую меру наказания для трех из пяти подсудимых». Одновременно Николай Агеев сказал, что расследование дела полковника Н. Зверева будет продолжаться потому, что перед милицией стоит цель выявить заказчика этого преступления. «Над заказчиком мы еще не поставили точки…» - сказал он. По его мнению, сделать это будет нелегко, но обязательно удастся.

Вместе с тем, несмотря на тяжесть содеянного, суд не посчитал возможным вынести высшую меру наказания ни одному из подсудимых. В первую очередь, видимо, потому, что, по мнению многих общественных наблюдателей, а подробности дела в Крыму давно обнародованы, громкое преступление расследовано неполно.

Во-первых, до сих пор не выявлено, по чьему указанию на второй день после убийства (а полковник Зверев был убит вечером, затемно, между 19.00 и 20.00, рано утром, место происшествия было вымыто пожарными машинами и все следы уничтожены, несмотря на то, что до этого момента осмотр места происшествия в светлое время суток не был произведен.

Во-вторых, не до конца выявлен мотив преступления, что дает основания В. Кочубею, адвокату В. Агранова, заявлять о том, что «против моего подзащитного доказательств в деле - ноль». В деле фигурирует версия, что причиной убийства стала личная неприязнь предпринимателя В. Агранова к полковнику милиции Н. Звереву, который его неоднократно привлекал к ответственности. Однако в деле есть справка о том, что последний раз предпринимателя задерживали в июле 1995 года, то есть больше чем за год до того, когда он решил убить милиционера и приказал своим должникам Р. Татариди и В. Башкевичу: «Надо проучить этого мента!». Это наводит на мысль, что в деле, кроме Агранова, есть основной «заказчик» преступления (возможно, близкий В.Агранову по предпринимательским делам), у которого были, так сказать, более актуальные причины быть недовольным действиями начальника УБОП. Он, как считают, и заказал это убийство. Агранов же его непосредственно организовал. Следствие внимательно отрабатывало эту версию, о чем говорит тот факт, что милицией первоначально был арестован другой человек, которому вменялась роль «организатора», но за отсутствием улик он был отпущен на свободу. Когда первоначальная версия о связи убийства Зверева с его расследованием налета на бар «Мираж» не подтвердилась, следователи вышли на Агранова.

Не до конца исследован предшествующий преступлению случай с аварией на машине Н. Зверева, к которой привела, по общему признанию специалистов, очень редкая поломка. Деталь рулевого управления из его машины, ставшая причиной аварии, была изъята из гаража, но потом пропала. Не изучены и последние передвижения милиционера - не выявлен круг лиц, с которыми он встречался в последние дни, цель этих встреч и содержание переговоров. Установлено, что незадолго до убийства полковник Н. Зверев возвратился из Киева. Видимо, там он получил какую-то важную информацию. Не она ли стала причиной устранения полковника? Ответа на этот вопрос пока нет…

В-третьих, следствию так и не удалось найти два важных вещественных доказательства. Не установлено местонахождение машины «белый БМВ-520», на котором злоумышленники якобы ездили на место преступления. Не обнаружено также и орудие убийства. По версии следствия, которая базируется на признании обвиняемых, полковник Зверев был убит двумя металлическими прутами, которые потом были спрятаны в их машине, подвергались чистке от крови в каком-то дворе и куда в конце концов делись - так и не ясно. Как свидетельствуют адвокаты, конфигурация ранений на голове полковника дает иное представление об орудии преступления. По их мнению, ранение нанесено тупым круглым предметом, похожим на гирю или гантель. Согласно показаниям подсудимых, пруты были длиной 70 сантиметров и толщиной 5 сантиметров, но тогда они должны были бы весить по 10,5 килограмма (позже появились показания, что пруты были диаметром 3 сантиметра, следовательно и вес их составлял по 8,5 килограмма). Поэтому, считают адвокаты, их не смог бы спрятать и нести под курткой один человек, как это вытекает из картины преступления, оглашенной на суде, тем более человек, который всего три дня назад выписался из больницы, где ему была сделана сложная операция.

Тот факт, что у убитого полковника милиции был при себе готовый к бою пистолет, который он даже не успел вытащить из кобуры, свидетельствует, что нападение было внезапным. Именно по номеру пистолета, сделав запрос по рации, сотрудники ППС, первыми прибывшие на место преступления, установили личность убитого. Деньги, а также документы милиционера, как выяснили позже, остались нетронутыми. Убийцы, судя по всему, действовали очень быстро и спешили скрыться. Однако описание места преступления, картина, изложенная на суде, говорят о том, что убийцы вряд ли могли напасть на опытного милиционера внезапно - кусты, где они прятались, расположены за 15 метров, которые преодолеть незаметно по сухой листве было очень трудно. Не совпадает с рассказом подсудимых также и реальный хронометраж по пути их следования после убийства. По-видимому, какие-то детали событий того вечера так и остались не выясненными до конца, возможно, механизм преступления был гораздо сложнее.

По мнению государственного обвинителя прокурора Григория Акимова, основным доказательством вины подсудимых является их чистосердечное признание на предварительном следствии и добросовестное воспроизведение хода преступления, которое свидетельствует, что они причастны к нему. Доказывают вину подсудимых и показания свидетелей, опознавших их во время очных ставок. Факт, что в ходе следствия подсудимые несколько раз меняли показания, несколько раз отказывались от них и на суде свою вину не признали, сейчас остается как бы в тени.

С делом полковника Н. Зверева связаны и другие преступления, известные крымчанам. Например, до сих пор не завершено расследование (хотя тот же генерал милиции М. Корниенко в 1997 году утверждал, что оно раскрыто) дела об убийстве адвоката Юрия Стребуля, который был защитником подследственного Р. Татариди, проходящего по делу Н. Зверева. Коллеги Юрия Стребуля считают, что причиной его убийства стало, видимо, то, что адвокат в ходе работы получил важную информацию именно по делу Зверева, которая могла бы полнее раскрыть истину. Однако вместе с его убийством эти сведения канули в лету.

В любом случае, следователи крымской прокуратуры и суд имели дело с хорошо продуманным преступлением, сложность которого заключалась, в частности, в том, что характер и метод его исполнения не соответствовали стандарту заказных убийств. Это сбивало с толку. Полковника милиции - да еще какого: опытного начальника УБОП республики, всегда вооруженного! - убить простыми прутами? Но в том-то и заключалась, по мнению следователей, главная хитрость преступного сценария, разработанного организатором преступления. По сведениям следствия, именно «организатором» была нанесена черепно-мозговая травма Башкевичу, который хотел было отказаться от участия в «мокром деле» и из-за которой он перед «делом» попал в больницу. «Организатор» якобы говорил, что «сделаете дело - не обижу. И черепушку залатаю из собственного кармана, и 5 штук баксов накину». «Организатор» был опытный, «стреляный воробей». Как оказалось в ходе следствия, он и раньше подозревался во многих «тяжких делах», но для того, чтобы доказать это, всегда не хватало улик. На него самого было совершено два покушения, его ранили, а последнее покушение было детективным - его совершила «женщина», прогуливавшаяся с коляской, в которой вместо ребенка лежал автомат. Ее, конечно, не нашли…

В суд дело было передано в конце 1997 года. Уже после распределительного заседания суда прокуратуре были высказаны предложения о доследовании, она согласилась с этим, и указанные недостатки были устранены. Один судья отказался от ведения дела, второму был заявлен отвод, на слушании под председательством третьего судьи, как считают в милиции, из-за присутствия в зале телекамер, а также потому, что подсудимые содержались «в одной клетке», в присутствии «вожака», трое из четырех не решились повторить свои признания в убийстве и отказались от них. Вскоре заседания начали проводить в закрытом режиме. Демонстрировалась кассета с записью показаний водителя, привлекавшегося в роли свидетеля, который исчез, и вызвать его на суд не удалось. В ходе заседания на одного из свидетелей, который дал показания о преступной деятельности группы, была совершена попытка покушения - выйдя из зала суда, он обнаружил взрывное устройство в своей машине.

В любом случае вынесение приговора по делу полковника Н. Зверева Верховным судом Крыма является определенным рубежом в борьбе государства с криминальными организациями, который делает наглядным неотвратимость наказания. По словам Николая Агеева, сегодня в Крыму уже нет организованных преступных группировок, есть только недобитки бывших банд «башмаков», «сейлем», «имдат». По его сведениям, их количество достигает 500 человек, причем среди них «не только боевики, но и лидеры теневого бизнеса, финансовые спонсоры, представители органов власти и управления».

В прошлом году правоохранительными органами Крыма раскрыто и ликвидировано 153 преступные группы, в том числе 52 организованные, 6 бандформирований. К уголовной ответственности привлечены 184 члена организованных группировок. Из-под контроля преступных формирований выведено 1700 объектов коммерческой деятельности, что составляет 85% их общей численности. Однако под контролем преступных групп, как говорит Н. Агеев, еще остаются около 150 объектов. По обвинению в коррупции были привлечены к ответственности 47 должностных лиц. За минувший год в Крыму раскрыто 11 заказных убийств. Н. Агеев сообщил, что в начале этой недели милицией Крыма задержан городской голова Феодосии В. Шайдеров, которому вменяется в вину вымогательство на территории Нижнегорского района еще до избрания его мэром Феодосии, а также прошлая причастность к криминальным структурам. Удивительно, что жители этого приморского города выступили с протестами против действий милиции, провели даже пикетирование здания Верховной Рады в Симферополе с требованием освободить Шайдерова. Ранее, как известно, были арестованы депутаты Керченского горсовета Е. Майданов, директор фирмы «Магистр ЛТД», обвиняющийся в сокрытии налогов на общую сумму свыше 66 тысяч гривен, и депутат Ю. Михайлов, хранивший оружие. В ходе расследования дела об убийстве заместителя председателя крымского Совета министров А. Сафонцева следствием во время обыска было обнаружено оружие у керченского депутата С. Галицкого. По сведениям милиции, в Керченском горсовете 15 из 50 депутатов связаны с криминальными структурами, и горожане поддерживают усилия милиции по наведению порядка.

Уже осужден и отбывает наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет бывший депутат Верховной Рады Крыма, президент авиакомпании «Атлант-СВ» В. Шпилькин, нанесший государству ущерб на 15,5 миллиона долларов США. Привлечены к ответственности и осуждены бывший мэр Ялты Н. Дискин, бывший министр курортов и туризма В. Николаев, бывший министр образования Ю. Подкопаев, ряд других высоких чиновников. Активный «прессинг» и регулярные операции милиции в Крыму наметили тенденцию снижения преступности - в прошлом году количество преступлений по линии уголовного розыска уменьшилось на 7,3 процента, количество тяжких преступлений сократилось на 16,1 процента. По линии борьбы с экономическими преступлениями зарегистрировано преступлений на 16, 9 процента больше прошлогоднего, количество убийств сократилось на 18,2 процента. Улучшилась раскрываемость преступлений, по линии уголовного розыска она повысилась на 14,4 процента и составила в прошлом году 68,6 процента. Характерно, что в период так называемых милицейских «отработок» раскрываемость преступлений значительно повышается: например, в Евпатории - до 78 процентов, в Симферополе - до 89, в Симферопольском районе - до 90 процентов. За год на 63,8 процента выросло количество возбужденных уголовных дел по обвинению в вымогательстве, главном преступлении периода «дикого рынка».

В Евпатории недавно разоблачены преступные группировки, которые возглавлял депутат местного совета А. Беломызов, директор ЧП «Альянс-90», в результате возбуждено 16 уголовных дел, а также банда Юхненко, вследствие чего арестовано 9 человек. В Саках возбуждено 9 уголовных дел, в том числе прекращена деятельность преступной группировки Протасова, которому вменяется в вину заказ убийства, рэкет. Обезврежена группировка в поселке Партенит, которая занималась убийствами и кражей автомобилей.

По мнению прокурора Крыма В.Шубы, прошлый год в Крыму «стал переломным» в борьбе с преступностью. В суды Крыма работниками всех правоохранительных органов направлено свыше 1000 уголовных дел только по правонарушениям в экономической сфере. По сведениям В. Шубы, еще высокой остается уровень правонарушений в таможенной службе. Ею за последние два года возбуждено всего 120 дел о контрабанде, из которых в суды дошло только 2. По словам прокурора, таможня иногда просто способствует контрабанде - например, при оформлении грузов российской фирме «Канон-97» субъект внешнеэкономической деятельности был необоснованно освобожден от уплаты пошлины в сумме 342 тысячи гривен, которые фиктивной фирмой были перечислены в прибалтийские банки, обналичены и присвоены. За взятки с нарушением оформлялись грузы днепропетровской фирмы «Эксимтранс», «из-за чего государство недополучило сотни тысяч долларов».

Всю эту работу по борьбе с преступностью крымские правоохранительные органы справедливо считают продолжением «дела полковника Николая Зверева», которого в преступном мире называли «Чистый серый», что значило «честный и неподкупный».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно