ДЕЛО «ТОП-СЕРВИСА»: ЧЕРЕЗ ГОД ПОСЛЕ «СТАРТА», ЗА ГОД ДО СУДА

27 июля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 27 июля-3 августа

Прокуратура Киева объявила об окончании следствия по делу «преступной группы, связанной с компанией «ТОП-Сервис» и руководителя этой фирмы Игоря Шагина...

Прокуратура Киева объявила об окончании следствия по делу «преступной группы, связанной с компанией «ТОП-Сервис» и руководителя этой фирмы Игоря Шагина. Это одно из самых громких уголовных дел за годы независимости Украины. Пятнадцати подследственным инкриминируются три убийства, пять покушений, два разбойных нападения, многочисленные поджоги и избиения. Наиболее резонансные в истории Украины убийства — финансиста Вадима Гетьмана и начальника Юго-Западной железной дороги Бориса Олийныка — не фигурируют в обвинении, однако заместитель столичного прокурора Виктор Шевченко отметил, что имеются «оперативные основания» о причастности к ним группы «ТОП-Сервиса».

Немного истории

 

В начале 90-х годов фирма «ТОП-Сервис» занималась ремонтом компьютеров и имела статус авторизированного партнера компании IBM. Ее первым директором был Сергей Попов, который нынче проживает за океаном. Игорь Шагин занимался тогда собственным небольшим торговым бизнесом — ввозил в Украину небольшие партии продукции ленинградских предприятий. Случайно познакомившись с Поповым, он становится соучредителем «ТОП-Сервиса» и налаживает поставку крупных партий продуктов питания в Санкт-Петербург и другие российские города. В середине 90-х «ТОП-Сервис» закупил оборудование для печати электронных пластиковых карточек и начал изготавливать удостоверения для различных фирм и государственных органов. Одними из самых крупных заказчиков на изготовление служебных удостоверений стали Министерство внутренних дел (каждый милиционер носит в кармане желто-синюю карточку, изготовленную на «ТОП-Сервисе») и Федерация работников негосударственных служб безопасности (удостоверение члена которой не сразу отличишь от удостоверения государственной спецслужбы). Впоследствии на базе этого подразделения «ТОП-Сервиса» возникло самостоятельное предприятие «ТОП-Сервис-Системз». С 1997 года фирма начинает свой основной бизнес — возврат НДС за экспортные операции. Вокруг «ТОП-Сервиса» создавалась сеть партнерских фирм, среди которых «ТОП-Сервис-Молоко», «ТОП-Сервис-Большевик-Пак», «ТОП-Сервис-Экспорт», «ТОП-Сервис-Восток» и много других, в том числе совсем не «ТОП-Сервисов». Формально эти фирмы не были связаны между собой, но поддерживали партнерские отношения. В 1998 году тогдашний директор «ТОП-Сервиса» Владимир Фиалковский был избран народным депутатом Украины по 187-у избирательному округу в Херсонской области. Избрание Фиалковского народным депутатом, по-видимому, преследовало цель обеспечить фирме «депутатскую крышу». Однако, как показали дальнейшие события, «крыша» эта оказалась неэффективной: Фиалковский, на момент разгрома «ТОП-Сервиса» — член могущественной фракции СДПУ(о), ничем не смог помочь гибнущей фирме.

 

Обвинение

 

Как сообщил на пресс-конференции в минувшую среду заместитель прокурора Киева Виктор Шевченко, в данный момент обвиняемые знакомятся с материалами дела. Обвинение предъявлено по ст. 69 УК Украины «Бандитизм», предполагающей лишение свободы на срок до 15 лет. Среди обвиняемых 15 находятся под стражей, один ранее погиб в автокатастрофе, один — в розыске, 9 из них — ранее судимы. По словам В.Шевченко, 12 из 17 преступлений, в которых они обвиняются, так или иначе связаны с производственной деятельностью фирмы «ТОП-Сервис». Точнее, четырех «ТОП-Сервисов» — собственно «ТС», «ТОП-Сервис-Восток», директором которой был Игорь Шагин, «ТОП-Сервис-Молоко» в Хмельницкой области и «ТОП-Сервис-Большевик-Пак» на территории киевского завода «Большевик» и еще двух фирм, не содержавших в названии слов «ТОП-Сервис», однако контролировавшихся компанией.

В частности, по словам следователей, доказано, что одно убийство и три покушения на убийства в отношении государственных чиновников — председателя Жовтневой райгосадминистрации Николая Подмогильного, заместителя начальника Жовтневой государственной налоговой администрации Тамары Колиушко, заместителя главного ветеринарного врача Минздрава Украины Николая Пацюка и начальника отдела тарифов Государственной таможенной службы В.Халтуриной — были напрямую связаны с выполнением ими своих служебных обязанностей. По словам Виктора Шевченко, Николай Подмогильный был против некоторых нюансов функционирования предприятия «ТОП-Сервис-Большевик-Пак» на территории ранее возглавляемого им цеха на заводе «Большевик» в Жовтневом районе столицы. В показаниях обвиняемых зафиксированы разговоры о том, что «с Подмогильным нельзя договориться, нужно его убрать». Тамару Колиушко убили непосредственно после того, как она распорядилась начать проверку достоверности документов по возврату НДС на сумму около 3 млн. грн., предоставленных фирмой «ТОП-Сервис». В Николая Пацюка стреляли после того, как он запретил фирме «Кремень-1» ввоз в Украину 10 тонн мяса из Голландии, в В.Халтурину — после того, как она не согласилась понизить для фирмы таможенные тарифы.

В обвинении указывается, что заказчиком 12 из фигурирующих в деле преступлений является непосредственно Игорь Шагин, хотя ряд преступлений действительно являлись заказами со стороны, связанными с «разборками», переделом сфер влияния в криминальной среде. По словам заместителя столичного прокурора, в каждом преступлении принимали участие 4—7 человек. Вознаграждения за убийство колебались от тысячи до двадцати тысяч долларов. В восьми случаях применялось огнестрельное оружие, в четырех — ножи. У членов группировки изъято три пистолета и пять автомобилей, использовавшихся во время совершения преступлений. Журналисты обращали внимание на непрофессиональный характер многих убийств — киллеры не попадали в своих жертв, наносили им не смертельные телесные повреждения. По словам следователя Киевской прокуратуры Демидова, в показаниях обвиняемых зафиксировано, что многие из преступников волновались, выходя «на дело», да и к тому же уровень дисциплины и подготовки в группировке был объективно низкий.

По версии Киевской прокуратуры, группа обвиняемых — это часть преступной группировки уголовного авторитета Фашиста (Игоря Пересецкого). Заправляли ею трое наиболее активных уголовников, включая находящегося в розыске Макарова. Члены группировки не были сотрудниками «ТОП-Сервиса», однако часто появлялись в офисах компании, что также зафиксировано в их показаниях. Часть из них работали на станции техобслуживания на улице Оранжерейной, там же была своеобразная «база» группировки.

Относительно убийства уголовного авторитета Князя прокуратура признала, что Шагин не имел к нему отношения: это был как раз тот «левый» заказ, на котором «прокололись» бандиты. С него и началась «раскрутка» группы, которая вывела на «ТОП-Сервис»: интересно, что с момента убийства до начала разгрома фирмы прошло чуть более двух недель.

Сотрудники прокуратуры особо отметили, что следствие окончено лишь по делу о действиях организованной преступной группы, попадающих под ст.69 УК — «Бандитизм». Следствие по экономической части деятельности «ТОП-Сервиса» продолжается. Оно будет законченно гораздо позже — из-за огромного объема необходимых документальных проверок. По словам Виктора Шевченко, уже обнаружено большое количество случаев подделки документов, фиктивных экспортных операций, незаконного возврата НДС. Фиктивные операции проводились наряду с реальными поставками товаров, поэтому вся экономическая деятельность компании нуждается в тщательной проверке.

Прокуратура отметила также, что в деле не фигурируют эпизоды, связанные с убийствами начальника Юго-Западной железной дороги Бориса Олийныка и народного депутата Вадима Гетьмана. Прямых доказательств этого нет, есть лишь «оперативные основания» говорить о том, что к ним также причастна эта группа. В частности, «ТОП-Сервис» закупал продовольствие в Тальновском районе Черкасской области, где баллотировался в народные депутаты Вадим Гетьман. Ряд должностных лиц района имел контакты и с Гетьманом, и с Шагиным. Однако эта версия не была до конца разработана. Отвечая на вопрос журналистов о судьбе легендарного компьютерного файла с маршрутами передвижения В.Гетьмана, прокурор ответил лишь, что «эта история еще не закончена». Версия же о причастности группировки к убийству Бориса Олийныка основана лишь на том, что «ТОП-Сервис» осуществлял большое количество поставок в Россию по железной дороге.

 

Защита

 

Владимир Баулин, адвокат Игоря Шагина, рассказал, что процесс ознакомления обвиняемых с делом движется крайне медленно — сейчас они знакомятся приблизительно с шестым-седьмым томом. По словам адвоката, у защиты возникает много вопросов к материалам дела. По всем этим вопросам будут поданы ходатайства о дополнительных следственных действиях, их рассмотрение и удовлетворение также займет достаточно много времени. «В наших интересах как можно быстрее довести дело до суда. Но когда это станет возможным — еще не ясно. Не ранее чем через полгода», — говорит В.Баулин.

Несмотря на множество обысков и изъятий документации, никаких следственных действий, связанных с расследованием экономических преступлений, с Шагиным не проводилось. «Шагин на определенном этапе следствия отказался от дачи показаний, но если бы у следствия возникали дополнительные вопросы по экономическим статьям, оно бы дало об этом знать. Однако вопросов по этой части, похоже, не возникало», — утверждает Владимир Баулин.

По его словам, обвинение против Шагина базируется исключительно на показаниях «подельников». Все они — организованная преступная группировка, которая являлась «крышей» «ТОП-Сервиса». Один из лидеров группировки, Макаров, сейчас находится в розыске. Дело содержит множество эпизодов, совершенно не состыкованных между собой. В частности, пострадавшие в этих эпизодах крайне мало связаны и друг с другом, и с Шагиным. Множество эпизодов вообще являют собой криминальные разборки, к Шагину и экономике не имеющие никакого отношения. Таким образом, по мнению защитника, всех членов группировки легко вынудить к даче нужных следствию показаний — с любым уголовником всегда можно договориться, пообещав «прощение иных грехов» или другие выгоды, например, льготы при отбытии заключения.

Теперь что касается обвинения Шагина в организации убийства Вадима Гетьмана. У одного из задержанных действительно был изъят домашний компьютер. Содержимое жесткого диска и дискет было подвергнуто экспертизе. Владимир Баулин утверждает, что знакомился с ним, однако никаких упоминаний о компьютерном файле с маршрутами перемещения депутата не нашел.

 

Версии

 

Как бы там ни было, все независимые наблюдатели сходятся в том, что «ТОП-Сервис» благополучно функционировал бы и далее, если бы кому-то не помешал. Ответить на вопрос, кто «заказал» эту крупную и успешную фирму, можно по-разному.

Как известно из практики заказных убийств, их жертвами обычно становятся кредиторы, а не должники. По одной из версий, «наезд» на фирму прямо связан с возмещением государством НДС экспортерам. Почти все возвраты НДС «ТОП-Сервиса» и «ТОП-Сервиса-Востока» осуществлялись по решениям арбитражного суда. Только за 1999 год «ТОП-Сервис» выиграл три иска о возврате НДС на общую сумму 4,4 млн. грн. Четыре арбитража относительно возмещения НДС на сумму 6,4 млн. грн. выиграл «ТОП-Сервис-Восток». В общей сложности на данный момент государство должно фирмам около трех десятков миллионов гривен. По мнению многих независимых наблюдателей, версия наказания слишком наглого экспортера, требующего слишком много из полупустого государственного бюджета, является самой реальной.

По другими данным, «разрыв» «ТОП-Сервиса» прямо связан с перераспределением рынка экспортных операций. Прямых данных о возможных «заказчиках» атаки на «ТОП-Сервис» нет, но стоит пересмотреть данные об основных экспортерах украинской сельхозпродукции. Существует информация, что «ТОП-Сервис» готовился к заключению огромного контракта в новой для себя сфере бизнеса. Сегодня в ней успешно работают некоторые украинские олигархи...

Интересная деталь: есть много признаков, что дело «ТОП-Cервиса» готовилось еще с прошлого года, но старт ему был дан сразу после изменения руководства киевских правоохранительных органов — начальника милиции и прокурора. Возможно, события имели связь с перегруппировкой финансовых потоков в процессе подготовки к выборам-2002.

Наконец, криминальная версия разгрома компании также имеет ряд объективных (то есть исходящих не от сотрудников правоохранительных органов) доказательств. Макарова и Старикова хорошо помнят многие из работавших на «ТОП-Сервисе» в 1997—1999 годах. Они и их подручные действительно являли собой некое подобие «бандитской» крыши компании. Шагин ли управлял ими или они держали Шагина под контролем — сегодня сказать трудно. Очевидно лишь, что «крыша поехала» — зажила своей жизнью. Тут и участие в «разборках», и нападения, и убийства. Из-за невысокого уровня киллерского профессионализма и дисциплины членов группировки некоторые из них были взяты. И дали показания против Игоря Шагина. Правду ли они сказали, станет ясно на суде. Напомним: в свое время народный депутат Владимир Фиалковский заявлял, что к двум первым задержанным были применены меры физического воздействия, а один из них — наркоман, ему дают наркотики. Как бы там ни было, способов заставить подследственного дать нужные показания у милиции отработано достаточно.

 

Судебная перспектива

 

Итак, как минимум до конца года обвиняемые знакомятся с делом. Затем наступит этап ответов на вопросы защиты и окончательной подготовки дела к суду. Как сообщил прокурор Виктор Шевченко, дело, ввиду его важности, будет передано в Киевский городской суд. Сам судебный процесс, по оценкам юристов, начнется не ранее второй годовщины разгрома «ТОП-Сервиса». Насколько он затянется — сказать также сложно.

Позиция защиты Игоря Шагина проста: его оговорили. Он отказывается давать показания следствию (правда, их от него никто и не требует). Его обвинение построено исключительно на показаниях других обвиняемых. По мнению адвоката В.Баулина, дело Шагина в суде непременно развалится. Поэтому защита с нетерпением ждет этого суда и заинтересована в скорейшем его начале, а также в максимальной открытости процесса.

Заместитель столичного прокурора Виктор Шевченко заявил, что его ничуть не смущает такая позиция защиты. По его словам, многочисленных показаний «подельников» Шагина вполне достаточно для того, чтобы признать его виновным в 12 преступных «заказах». «Мы спокойны за судьбу этого дела в суде», — подчеркнул В.Шевченко.

Как бы там ни было, история «ТОП-Сервиса» создала и создает ряд громких прецедентов. Как считают правоохранители, это будет первый в Украине громкий судебный процесс над заказчиком ряда убийств и над столь большой преступной группировкой. Таким образом, правоохранителей более нельзя будет упрекнуть в том, что громкие дела не доводятся ими до суда. С другой стороны, этот суд будет достаточно сложным испытанием и для судебной системы: ведь с большой вероятностью показания обвиняемых на суде будут здорово отличаться от таковых в ходе следствия. Еще один, уже созданный прецедент. Разгром «ТОП-Сервиса» — далеко не первое «заказное убийство» крупной фирмы (вспомним «Денди» или «Мезокред»). Но слова «будет как с «ТОП-Сервисом» уже стали расхожей угрозой в устах чиновников среднего и высокого ранга, «решающих вопросы» с украинскими предпринимателями. Итак, остается подождать, что же все-таки будет с «ТОП-Сервисом».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно