Чужая среди своих

20 мая, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 20 мая-27 мая

Сюжет и действующие лица Все началось 15 марта 2004 г., когда неожиданно для всех, без какой-либо подготовительной и разъяснительной работы, президентский указ изменил в стране структуру судов...

Сюжет и действующие лица

Все началось 15 марта 2004 г., когда неожиданно для всех, без какой-либо подготовительной и разъяснительной работы, президентский указ изменил в стране структуру судов. Одним росчерком пера городские и районные структуры трансформировали в горрайонные. Таким образом, вместо четырнадцати судов общей юрисдикции Донецкая область получила семь, но объединенных, в увеличенном варианте. О внезапной реформе, кстати, судьи узнали постфактум из газетных сообщений.

Кроме проблемы территориального слияния, соответственно, встал вопрос изменений в управлении. Численность председателей сокращалась в два раза. Областной судейский совет в авральном порядке рассмотрел и утвердил список кандидатур на должности руководителей новообразовавшихся горрайсудов. 22 марта его решение было одобрено в Киеве на экстренном заседании Совета судей Украины и должно было стать, как говорится в Законе о судоустройстве, основой очередного президентского указа относительно председателей новых судов. Ведь согласно тому же закону, назначение на административные должности в судах осуществляет глава государства по представлению председателя Верховного суда, основанному на рекомендациях Совета судей страны.

Быть основой совсем не означает играть роль категорического императива. Тем не менее в Славянске, как и в Донецке, практически никто не сомневался, что местный горрайсуд возглавит именно Михаил Геенко, который до эпохального указа руководил Славянским городским судом. Его имя среди прочих фигурировало в областном судейском представлении в столицу.

Как оно там оказалось — центровой вопрос всей этой, откровенно говоря, очень непривлекательной истории. Ответ, между прочим, пролил бы свет не только на последние, уже ставшие достоянием общественности события в Славянском горрайсуде, но и вообще на нынешнее состояние системы правосудия — области и страны. Поскольку в данном случае критерии отбора и утверждения кандидатур для управления чуть ли не основным, без преувеличения, звеном общественной (не только судебной) жизни выглядят весьма сомнительно.

Правда, председатель Донецкого областного совета судей Галина Некрасова уверяет, что, предлагая фамилии судей в указ Президента, возглавляемый ею совет и Апелляционный суд области учитывали немало факторов — опыт работы, деловые качества, организаторские способности кандидатов. Разумеется, в их положительном контексте. Относительно Славянска выбор должен был быть особенно придирчивым и взвешенным, учитывая также специфику отношений района с законом (поскольку криминогенная ситуация очень напряженная, местные суды буквально завалены работой), и то, что суд там — самый большой в области по судейскому корпусу (18 человек), с великим множеством проблем, не решаемых годами.

Однако слова госпожи Некрасовой удивительным образом абсолютно противоречат фактам, о которых она не могла не знать. Ведь что можно сказать об организаторских способностях и деловых качествах руководителя суда, в чьей работе неоднократно обнаруживалось множество недостатков? Как свидетельствуют, например, результаты проверки организации деятельности Славянского горрайсуда (с участием председателя Апелляционного суда Донецкой области А.Кондратьева и по согласованию с председателем областного совета судей Г.Некрасовой), из года в год именно в Славянском городском суде, которым руководил Михаил Геенко, насчитывалось в остатке по несколько сотен нерассмотренных дел. Люди сидели под стражей по два—три года в ожидании судебного решения. А это уже не какой-то недостаток, а настоящее ЧП.

Вместо 14 судей по штатному расписанию на самом деле почему-то работали только шесть с колоссальной нагрузкой, что, разумеется, отрицательно сказывалось на качестве работы. На каждого городского судью приходилось по 500—700 гражданских дел и 80 уголовных. Среди причин, приведшим к таким вопиющим аномалиям, комиссия отметила плохую организацию и ненадлежащую подготовку судьями дел к судебному разбирательству, а также низкий уровень организации руководства деятельности суда со стороны его председателя. Несущего, кстати, за это персональную ответственность.

Неудивительно, что жалобы на городской суд шли сплошным потоком. На что вышестоящие на административной лестнице судебные инстанции Донецка и Киева реагировали вяло. Если вообще реагировали. Мирились с таким состоянием дел и местные органы судейского самоуправления.

Адвокаты же при малейшей возможности добивались рассмотрения вверенных им дел в районном суде. Там волокиты не было. Суд работал планово и качественно, в чем, бесспорно, заслуга его руководителя Екатерины Горбенко. Это даже отметила в своих выводах по результатам последней (в феврале текущего года) плановой проверки комиссия от Верховного суда Украины.

Не отпугивало адвокатов даже ужасающее состояние судейского здания, возведенного еще во времена Сталина (выложенная из красного кирпича здравица усатому генералиссимусу хорошо видна в солнечную погоду барельефными тенями на фронтальной стене). С того времени здесь не было ни одного капремонта. Делать что-либо уже поздно — дом прогнил от фундамента до крыши. Санстанция постановила вообще его снести, поскольку находиться там опасно для здоровья. Всюду грибок и полным-полно крыс. (Рабочий день судей традиционно начинается с чистки мышеловок.)

Впрочем, в скором времени предстоит новоселье. Заняв в мае 2003 года должность исполняющей обязанности председателя райсуда, Е.Горбенко развернула серьезную хозяйственную деятельность по обустройству нового помещения, справедливо считая, что старое позорит честь суда. Не только районного. Теперь в подготовленные ее стараниями пять этажей с просторными и светлыми кабинетами и судебными залами должен переехать весь объединенный горрайсуд, на сегодняшний день разбросанный в нескольких местах.

Вот из-за того, кто станет хозяином кабинета его председателя, в Славянске и вспыхнул скандал, что не делает чести системе правосудия не меньше, чем старое здание с крысами. Дело в том, что решение совета судей Донецкой области фактически (однако не юридически) было полностью проигнорировано. Неожиданно для всех (а для некоторых в области это вообще был шоковый удар), указом Президента Украины от 23 марта 2004 года о назначении руководителей новообразованных местных судов должность исполняющей обязанности председателя Славянского горрайсуда заняла Екатерина Горбенко. (К слову, что касается Донецкой области, то в президентском указе из семи фамилий кандидатов, представленных в решении областного совета судей, совпала только одна.)

Кульминация конфликта

Что случилось за мартовскую ночь, прошедшую между заседанием Совета судей Украины и указом Президента, наверное, навсегда останется за кулисами. Понятно одно — система, в которой чьи-то личные интересы ставились выше всех прочих, в том числе и профессиональных, неожиданно дала сбой.

В Донецке это расценили не иначе, как служебную подделку, к которой вроде бы приложила руку Государственная судебная администрация Украины.

С правовой же точки зрения особых причин пороть горячку не было. Президент букву закона не нарушил, поскольку назначил не председателей судов, а только исполняющих их обязанности. Но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Вот уже свыше года прицепленные к админдолжностям буквы «и.о.», как тяжелые гири, не дают возможности нормально работать руководителям шести горрайсудов Донетчины. Для Екатерины Горбенко они вообще стали невероятным жизненным испытанием.

Ее не ждали на этой должности. Многие вообще не хотели видеть госпожу Горбенко во главе коллектива. И это не только не скрывалось, но и откровенно демонстрировалось. Впрочем, местная власть ее поддерживала. Горисполком и райгосадминистрация Славянска направили представление на имя председателя Верховного суда Украины с просьбой назначить именно Екатерину Горбенко руководителем горрайсуда.

Никто из руководства судебной власти области не счел необходимым представить нового председателя коллектива созданного в районе суда. Через несколько дней после своего назначения она с удивлением узнала, что из 80 работников учреждения одномоментно на больничный ушли 33. Почти все, как можно было предвидеть, — из городского суда. На протяжении нескольких следующих месяцев вместо 18 судей на работу приходило всего лишь четверо, едва справляясь с валом гражданских, уголовных, административных дел и работая буквально с утра до ночи. Только в октябре суд заработал в полном составе — все, кто должен был, «переболели», и наконец после настойчивых просьб госпожи Горбенко, штатное расписание было доукомплектовано. Печать ей выдали только в середине мая. Психологически тяжелая ситуация усложнялась отсутствием заместителей, на которых имел право только председатель, а не исполняющий его обязанности.

— Я понимала, что это был откровенный саботаж со стороны отдельных представителей горсуда и откровенное неприятие меня на этой должности А.Кондратьевым и Г.Некрасовой, — говорит Екатерина Афанасьевна. — И первые, и вторые желали бы видеть на моем месте своего выдвиженца М.Геенко. Для этого нужно было представить мою деятельность как можно хуже. Начались кадровые назначения за моей спиной, навешивание на меня бывших «грехов» горсуда, бесконечные внеплановые и предвзятые проверки из Донецка с обвинительным уклоном. Хотя все прекрасно видели, в каких экстремальных условиях мне приходилось работать. Придирались к сущим мелочам, лишь бы отыскать причину вынести мне дисциплинарное наказание. Указывали, например, на отсутствие планов оперативных совещаний, а мы их, случается, проводим по несколько в день, или планов на подписку периодики. Однако и предположить не могла, что это, в конце концов, перерастет в неприкрытую травлю с публичным унижением моего человеческого достоинства перед судейскими коллективами района и области.

Чтобы как-то защитить себя от несправедливых и унизительных упреков со стороны председателя Донецкого апелляционного суда А.Кондратьева, Е.Горбенко неоднократно обращалась в Совет судей Украины и Высший совет юстиции, секритариат Президента и Судебную администрацию с просьбой провести в Славянском горрайсуде объективную проверку его работы. Просила также решить вопрос с ее должностью — или утвердить председателем суда, или вообще уволить с зависшей в воздухе админдолжности с приставкой «и.о». («Наивная, — говорили ей сочувствующие друзья, — в «исполняющих обязанностях» ходят годами. Вон, например, во Львовской области руководитель одного райсуда в таком подвешенном состоянии уже восемь лет. То же самое и у нас в Торезе»).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно