Последняя капля

27 марта, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 27 марта-3 апреля

Официальной статистики, сколько раненых в зоне АТО — как бойцов, так и мирных жителей — заразились вирусными гепатитами, ВИЧ/СПИДом, вирусами герпеса и т.д., нет. Такую информацию невозможно найти и на мирных территориях, где ежедневно в больницах и госпиталях проводят операции, переливают кровь, спасают потерпевших в ДТП, на пожарах и пр. 

 

Руслана в родном городке встречали как героя. Почти полгода он воевал в зоне АТО (пошел добровольцем, не ожидая повестки), не раз был ранен, после госпиталя снова ехал на войну — домой обещал вернуться только после победы.

Тяжелое ранение под Донецком разрушило все планы. Потерял много крови, но выжил — хирурги достали из его тела горсть осколков, подлечили и отправили домой. 

Вскоре жена обрадовала новостью — у них будет малыш. Руслан, имея маленькую дочку, конечно же, мечтал о сыне. Результаты обследования жены были как гром среди ясного неба — у нее обнаружили вирусный гепатит. 

Не поверили. 

Сделали повторный тест — результат тот же. И у Руслана выявили гепатит. 

Заболевание печени его семья, как и большинство знакомых, связывала с проблемами питания. Не один день просидел Руслан в Интернете — выискивал информацию о вирусных гепатитах, о том, как они передаются, и чем их лечат. Узнав, что эта болезнь передается и при половых контактах, теща не сдержалась: "Это ты, зять, привез беду! Мы думали, что ты с террористами воюешь, а ты…". 

Позже Руслан узнал, что не только с ним случилась такая беда. Можно уцелеть под обстрелами "Градов", но никто из бойцов не застрахован от того, что его будут спасать, используя донорскую кровь, которая не прошла обязательную проверку на вирусные гепатиты и другие тяжелые заболевания. "Ласковый убийца" — гепатит С, протекая бессимптомно, сделает то, что не удалось вражеским снайперам и гранатометам. 

Официальной статистики, сколько раненых в зоне АТО — как бойцов, так и мирных жителей — заразились вирусными гепатитами, ВИЧ/СПИДом, вирусами герпеса и т.д., нет. Такую информацию невозможно найти и на мирных территориях, где ежедневно в больницах и госпиталях проводят операции, переливают кровь, спасают потерпевших в ДТП, на пожарах и пр. 

"У нас нет фактов, что в период боевых действий кому-то переливали нетестированную кровь. И справок таких нет, — убеждает главный врач Харьковского областного центра службы крови Вадим Яворский. — На территории Харьковской и Донецкой областей необходимость в использовании крови возросла незначительно. За последние шесть месяцев 2014 г. харьковский центр службы крови передал в лечебные учреждения свыше 7 тыс. литров эритроцитной массы. Только 6,5% было отправлено в военный госпиталь. Несколько раз мы передавали кровь в Артемовск и в лечебные учреждения Харьковщины, где лечат переселенцев.

В учебниках по военно-полевой хирургии, изданных в советские времена, написано, что лишь 10—15% раненых нуждаются в использовании препаратов крови. Думаю, военные это подтвердят. Мы подсчитали: в Артемовске, через который прошло много раненых, только 12,5% нуждались в препаратах крови. Я связывался с медицинскими учреждениями, проводящими тестирование донорской крови в Артемовске, Краматорске и Северодонецке, — меня заверили, что ни разу они не выдавали нетестированную кровь. Система заготовки крови действует четко".

 

В Министерстве здравоохранения также утверждают, что служба крови работает как швейцарские часы — точно и безошибочно. В медицинских учреждениях Днепропетровска прошли лечение почти 5 тыс. раненых из зоны АТО. По словам чиновников, всем нуждающимся переливали препараты крови, каждая капля которой была тщательно проверена. 

Те, кому приходилось искать кровь для переливания себе или своим родным, — иного мнения, ибо по собственному опыту знают, как трудно решать эту проблему. Даже если удастся своевременно найти необходимое ее количество, никто не может поручиться за качество. 

"Неритмичное государственное финансирование приводит к перебоям со снабжением тест-систем, — соглашается В.Яворский. — В частности, в Краматорске возникли проблемы с тест-системами на ВИЧ/СПИД. Но там заранее подготовились, и у них есть двухнедельный запас компонентов крови для переливания. У нас тоже есть свой запас, и в течение нескольких часов мы можем доставить кровь в Артемовск или Краматорск.

Волонтеры часто вспоминают тот случай, когда военный автобус столкнулся с КамАЗом. Тогда погибли 12 человек и столько же были ранены. Нам тогда всю ночь звонили по телефону депутаты, чиновники из областной госадминистрации — нужна кровь! Мы связались с Артемовском — они просили большое количество, хотя у них был запас. Утром мы отправили немного крови. А потом раненых привезли в харьковский госпиталь, где их полностью обеспечили всем необходимым. Тот шум и претензии, поднятые волонтерами, не совсем соответствуют действительности".

На заседании круглого стола "Чем инфицирует донорская кровь?", которое инициировала народный депутат Татьяна Донец, было обнародовано много фактов, свидетельствующих, как кризисные явления разрушают службу крови. Умалчивать о них, когда в стране почти год продолжаются военные действия, — все равно что предать бойцов, которые рискуют своим здоровьем и жизнью, защищая Украину.

К чему приведет работа Краматорской станции переливания крови, которая выполняет функции областной, без тест-систем для проверки крови? Никто не знает, когда улучшится финансирование, когда будут новые поставки тест-систем, как надолго хватит запасов проверенной крови. 

По словам Т.Донец, в Министерстве обороны сообщили о результатах тестирования донорской крови, которую сдавали все желающие. Количество обнаруженных случаев ВИЧ/СПИД возросло в 10 раз, по сравнению с тем периодом, когда кровь брали только у штатных, проверенных доноров. Необходимо немедленно искать выход из кризисной ситуации. 

А может, и не следует спешить? Ведь среднестатистические показатели вырисовываются вполне "приличные": ВИЧ/СПИД был обнаружен у 61 донора из 32 тыс. Центр контроля над социально опасными заболеваниями, действующий при Минздраве, настаивает, что ситуация остается стабильной, контролируемой, благополучной. Там не заметили увеличения количества заболеваний социально опасными болезнями. А обследование крови на ВИЧ/СПИД, по словам руководства центра, показывает тенденцию к уменьшению количества таких случаев. Чиновники МЗ тоже не видят причин для беспокойства. 

"У нас не переливается ни одна доза непроверенной крови, — уверен бывший заместитель министра здравоохранения Евгений Мороз. — Наши стандарты проверки отвечают мировым стандартам. 

Сейчас мы еще не можем на 100% гарантировать такие методы, как полимерно-цепная реакция (ПЦР) и иммунохемилюминесцентный метод, но у нас есть программа реформирования службы крови, мы работаем. 

Когда началась АТО, только служба крови была готова к войне, — у нас было в запасе
50 тыс. литров плазмы. Каждая станция была обеспечена аппаратурой, реактивами и пр. для продолжения забора донорской крови. Сейчас постоянно говорят о переливании крови в экстремальных условиях. А почему молчат о том, что в мире уже никто не переливает кровь? Используются только препараты из нее". 

Ученые, врачи, волонтеры, пациентские организации бьют в набат, — у них достаточно фактов, свидетельствующих, что донорская кровь не проходит должной проверки и нередко становится причиной тяжелых заболеваний. Но чиновники, кажется, запрограммированы исключительно на оптимистичные доклады. Даже народный депутат Т.Донец так и не смогла добиться от них ответа, как и где можно найти информацию о бойцах, которым переливали кровь не только в госпиталях, но и на поле боя, в экстремальных условиях. 

"Кто  работал на передовой, тот знает, как это — когда забираешь раненого, но не довозишь его живым до госпиталя, — рассказывает заведующая отделением трансфузиологии Национального института хирургии и трансплантологии НАМН Лариса Вахненко. — Санавиации нет, из-за шквального огня иногда по двое-трое суток невозможно эвакуировать раненых. Каждая минута может стать для них последней. Таких ребят необходимо спасать на поле боя.Нужно взять  быстрый тест, определить группу, крови и т.д. И переливать. Это спасение. Кто был на передовой, тот понимает, что многих раненых не успевают довезти до госпиталя, где, как нас уверяют, все обследовано и проверено.

Я общалась с хирургами, которые там, на поле боя, переливают бойцам кровь от донора с помощью шприцев. Они убеждены, что на передовой нужны быстрые тесты и пустые гемаконы, поскольку шприцы в полевых антисанитарных условиях — это большой риск. А гемаконы помогут. 

Когда у солдата сильное кровотечение, необходимо переливать цельную кровь, а не играться с компонентами крови. К сожалению, у нас поспешили отказаться от этого — дескать, устаревший метод. Польские ученые провели масштабное исследование (в котором участвовали более 500 солдат) и пришли к выводу, что выживание раненых солдат, которым переливали свежую кровь, намного лучше, чем когда использовали ее компоненты. Этот тезис подтверждают и немецкие специалисты — профессора Магбургского университета рекомендуют применять цельную кровь для спасения травмированных и раненых. Эту тему неоднократно обсуждали на международных конгрессах, специалисты с мировым именем приезжали в Украину, делились опытом. Все это описано в научной литературе.

Когда уже, наконец, признают, что у нас кровь не проверяется так, как это необходимо? Мы уже сто лет жалуемся, почему не работают лаборатории ПЦР, и делаем все по-старому. Необходимо один раз принять решение — всю донорскую кровь проверять с помощью ПЦР. И четко его выполнять. Потому что нам надо думать об АТО. Никто не знает, когда закончится эта война. Должна быть готовность номер один, когда все — cito! А не рассказывать, как у нас все хорошо на станциях переливания, и сколько доноров стоит в очередях."

Кровь и препараты из нее проходят долгий путь, пока попадут к человеку, которому требуется переливание. Кому будет предъявлять претензии пациент, уверенный в том, что получил неизлечимую болезнь (вирусный гепатит или ВИЧ/СПИД) именно во время переливания крови? Система действует так, что крайним чаще всего оказывается врач, не имеющий никакого отношения ни к забору крови у доноров, ни к ее тестированию в лабораториях. 

"Хочет врач или нет, но он, в случае необходимости, обязан переливать кровь больному или раненому, — объясняет директор Института гематологии и трансфузиологии НАМН профессор Анатолий Тимченко. — Потому что за каждым из них стоит прокурор, который спросит: почему не спасал пациента, если протокол лечения предусматривает переливание? Главное требование — чтобы совпадали группа крови и резус фактор. Надо смотреть правде в глаза: хирурги спасают жизни, но они не могут предусмотреть, какие последствия будут после переливания крови.

Чем инфицируем пациентов? Вирусными гепатитами В, С и далее по алфавиту, вплоть до G, а также ВИЧ/СПИДом, сифилисом — поскольку при проверке крови методом иммуноферментного анализа (ИФА) их не определяют. А заодно и другими вирусами, которых около десяти, — цитомегаловирусом, вирусом Эпштейн-Барра, — на них вообще не обращают внимания, отправляя кровь в больницы и госпитали. 

Переливая раненому или больному кровь, врач стремится спасти его здоровье и жизнь. Трагедия в том, что многие пациенты всю оставшуюся жизнь будут лечиться от тех болезней, которые занесли им вместе с кровью.

Я на всех заседаниях призываю — приблизьте к военным лаборатории, где можно тестировать кровь методом ПЦР. Хотя бы четыре—пять таких лабораторий должны работать в Донецкой, Харьковской и Днепропетровской областях, принимающих больше всего раненых. А у нас еще с советских времен кровь тестируют методом ИФА, который, к сожалению, не дает желательных результатов."

Нормальным людям трудно понять, почему в Украине пять лет дискутируют на тему, сколько ПЦР лабораторий надо Украине. Некоторые чиновники считают их лишней роскошью, — зачем из бюджета тратить больше, если есть апробированный и недорогой метод ИФА? 

"Два года назад было принято решение о том, что семь станций переливания крови будут оснащены аппаратурой для ПЦР диагностики, — вспоминает президент Всеукраинского совета защиты прав и безопасности пациентов Виктор Сердюк. — На тестировании крови нельзя экономить, — это экономия, убивающая людей. 

Сколько можно убеждать власть, что на это необходимо выделить средства из бюджета? Пусть даже это будет стоить миллиард гривен. А на лечение гепатитов ежегодно требуется минимум 9 млрд грн. 

До сих пор в Украине нет программы безопасности донорства крови, финансирование — минимальное. Особенно это опасно относительно реципиентов донорской крови: от 70 до 95% больных онкогематологическими заболеваниями детей, которых успешно вылечили, инфицированы гепатитами! Какое будущее их ждет? Единственный выход — молекулярно-генетическое тестирование донорской крови (НАТ-технологии), которое в странах Евросоюза признано эффективным, а с июля 1999-го является обязательным. В Украине это тестирование вводили лишь в единичных медучреждениях Донецкой, Киевской и Луганской областей.

В июне 2013 г. мы обсуждали все эти проблемы за круглым столом (его проводила Т.Донец, которая и тогда была народным депутатом). Сегодня мы снова обсуждали те же проблемы, понимая: ситуация не улучшилась, а лишь усугубилась — из-за военных действий, из-за кризиса, отсутствия стратегического мышления и коррупции".

Непросто разобраться, в каких условиях работает служба крови, если один начальник утверждает, что количество переливаний увеличилось на 10—15%, другой говорит, что на 25%. Статистика свидетельствует, что военные госпитали значительно увеличили применение крови и ее компонентов: Днепропетровский — в три раза, а Харьковский — в восемь раз.

И вся эта кровь, как вы догадались, была тщательно проверена. Только не спрашивайте — где и как.

В свое время специалисты освоили методы хемилюминесцентных исследований, дающие надежные результаты. Но не в Украине, а в тех государствах, где выделяются средства не только для закупки оборудования, но и для его работы. У нас есть мощные лаборатории, где в течение суток можно проверить 2800 образцов донорской крови. Но они второй год не работают — нет средств на тест-системы и затратные материалы. 

"По данным Института инфекционных болезней Академии медицинских наук, в Украине более 10% населения инфицировано вирусными гепатитами В и С. Это более 4 млн чел., — говорит директор ВОО "Остановим гепатит" Дмитрий Коваль. — А знаете ли вы, что гепатит С не является противопоказанием для службы в армии? 

Военные чиновники постоянно ссылаются на приказ Минобороны №402 ( 2008 г.), в котором речь идет о военно-медицинской экспертизе Вооруженных сил Украины. Я его не просто прочитал, а выучил. Призывники, воины запаса и мобилизованные — это разные категории людей. Мобилизованным не проводится тестирование даже на ВИЧ/СПИД, а у нас идет уже четвертая волна мобилизации. Сколько людей, отправленных в зону АТО, не было проверено ни на ВИЧ/СПИД, ни на вирусные гепатиты В и С?

Странно слышать, что на передовой не бывает прямых переливаний крови. У меня есть заявления людей, где написано, что им делали прямое переливание крови от бойцов, знавших, что у них та группа крови, которая "всем подходит". Причина понятная — раненых не могли эвакуировать по двое-трое суток. Это не система, но случаев таких немало.

Военные настаивают, что нет возможности провести обследование всего населения. Да и необходимости такой нет. Но тех, кого призывают в Вооруженные силы Украины, кого мобилизуют, — обязаны. Мы подсчитали, что в рамках одной волны мобилизации на тестирование крови необходимо около 10 млн грн. Это не такие уж и большие средства, если учесть, скольких проблем удастся избежать, к тому же бойцы будут знать о состоянии своего здоровья. 

Минобороны считает своей обязанностью лечить тех, кто заболел во время службы. Если же бойца демобилизуют — никто не будет заниматься его здоровьем, кроме него самого. Мобилизованные — это не юнцы, а взрослые люди, среди которых немало с высшим образованием, в том числе и юристов. Они знают, как защищать свои права, когда возвращаются к мирной жизни. Бойцы большей частью считают, что вирусными гепатитами заразились в госпитале после ранения. Хотя это не факт, ведь кто-то мог пойти на войну с этим заболеванием. А как это доказать?

Выход из ситуации простой — необходимо тестировать кровь каждого, кого отправляют на фронт. Если у кого-то обнаружат вирусные заболевания — он точно будет знать, что на передовой не имеет права сдавать кровь в качестве донора.

И пора, наконец, пересмотреть приказ №402".

Военные, кстати, не возражают против внесения изменений в этот приказ, говорят, что в 2008-м, когда его готовили, никто не знал, что будет война и мобилизация.

Война на Донбассе обострила проблемы, которые не решаются в нашем государстве даже не годами, а десятилетиями. ВОЗ рекомендует использовать на деятельность службы крови 0,5—1% от всех расходов на здравоохранение страны. Все знают, что денег в бюджете нет. Но ведь находит правительство немалые средства на возведение стены, которая будет защищать нашу территорию от вражеских нападений. После этого на спасение здоровья и жизни бойцов в казне ничего уже не осталось? А на защиту имиджа государства, выбравшего европейский путь развития? Специалисты утверждают, что Украина, пожалуй, единственное государство в Европе, где, несмотря на эпидемии, переливают кровь, которая не прошла проверку в соответствии с международными стандартами. Каждая ее капля — это вопрос жизни и смерти многих людей. А по мнению ученых — вопрос национальной безопасности.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • lekarz lekarz 29 березня, 22:24 В даній ситуації,дійсно ,саме відсутність стратегічного мислення на всіх рівнях ,у тих від кого залежить прийняття правильних рішень, робить заручниками лише медиків, які безпосередньо надають допомогу та здійснють огляди.А про необхідність внесення змін в наказ Міноборони №402, не говорив лише лінивий.Стаття дуже своєчасна, питання надактуальне, але як і багато інших проблем, які потребують рішень в інтересах людей, а не певних конкретних осіб ,на превеликий жаль ,ні до чого конкретного крім'' випускання пари'' не приведе. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно