Нищенка с миллиардом на счетах

12 сентября, 2008, 14:46 Распечатать Выпуск №34, 12 сентября-19 сентября

То, что проблемы, словно девятый вал, захлестнули киевские больницы, заметили все. Кроме столичной власти...

Если я заболею, к врачам обращаться не стану — для начала позвоню в регистратуру районной поликлиники. Невзирая на мои мольбы, вежливый голос непреклонен:

— Талончиков к отоларингологу на сегодня нет!

— А на завтра?

— И на завтра нет, и до конца недели нет!

— Но у меня острая боль в ухе, не знаю, как лечиться! — взываю я к милосердию.

— У нас остался всего один лор-врач, и принимает он два часа в день. Какие там талончики — под кабинетом иногда человек сто собирается, приходите и вы, он добрый, пока всех не примет — не уйдет.

Я последовала совету — пошла без талончика. Под кабинетом действительно было много людей, некоторые привели на прием маленьких детей, потому что в детской поликлинике отоларингологов еще меньше, чем во взрослой. Спасибо доктору — не ушел, пока всех не принял. Секрет прост — Дмитрий Мефодиевич весьма почтенного возраста, у него свое понятие профессионального долга.

Думаете, такая ситуация только в Голосеевском районе столицы? Отнюдь. По официальным данным, в Киеве уже не хватает 2 700 врачей и более 13 500 медицинских сестер. Только за последнее время из столицы на заработки за рубеж уехало более шести тысяч врачей. Если ситуация в ближайшие месяцы не изменится, дефицит кадров не просто увеличится, а приведет к параличу системы здравоохранения в столице. Разумеется, не всей, а только той ее части, которая предназначена для рядовых киевлян.

Куда, куда вы удалились?..

То, что проблемы, словно девятый вал, захлестнули киевские больницы, заметили все. Кроме столичной власти. И взрослые, и маленькие пациенты неделями не могут записаться ни к участковым врачам, ни к узким специалистам; на сдачу анализов — одна очередь, на рентген — другая, попасть на УЗИ — все равно что выиграть в лотерею. Медики считают, что по уровню зарплаты они скатились на совершенно неприличную ступень, кажется, вторые с конца после библиотекарей. И только столичные власти видят все в розовом свете: мэр и его команда, регулярно появляясь на голубых экранах, утверждают, что бюджет Киева увеличился минимум в пять раз, бюджетники — педагоги и медики — получают надбавку к жалованию в размере 50%, а самая большая проблема столицы, оказывается, это учет парковок и закупка эвакуаторов.

Как говаривал любимый киногерой, «все то оно так, но немножечко не так». Во-первых, медики уже давно не получают ту надбавку — милость мэрии закончилась вместе с предвыборной кампанией, даже билборды, прославляющие неслыханную щедрость КГГА, исчезли с наших улиц. Во-вторых, выплата пресловутой надбавки, которой завидовала вся Украина, отнюдь не чья-то милость, а совместное решение двух министерств — здравоохранения и труда и социальной политики, известное как приказ № 308, который появился на свет еще в октябре 2005 года. Другое дело, что его никто не берет в расчет, и если бы не выборы, никто бы о нем и не вспомнил. В-третьих, при пятикратном увеличении столичного бюджета в больницах за долги отключают воду и электричество. С чего бы это? Текучесть кадров в больницах столицы гораздо выше, чем в других регионах страны. По данным отдела кадров одной из детских клинических больниц, укомплектованность кадрами составляет менее 65%, ситуацию пока спасает то, что многие работают на полторы-две ставки. Каждая третья медсестра — пенсионерка, более половины штата — иногородние. В прошлом году уволилась 21 медсестра, на смену пришло 10 новеньких. За восемь месяцев нынешнего года уже уволилось 12 человек, приняли на работу семь, но две из них выдержали всего неделю.

С Аллой Анатольевной мы познакомились, когда она пришла забирать трудовую книжку. Более 20 лет отработала в роддоме и в стационаре многопрофильной больницы для взрослых, имеет высшее медсестринское образование. Говорит, что в медицину пришла по призванию. Почему же появилось заявление об уходе?!

— Мне предложили сразу две работы — в частной клинике и в состоятельной семье, где воспитывают больного ребенка. Уходить из коллектива жаль, но я должна дать образование своим детям. Думаете, я одна такая? У нас нет ни одного отделения, где бы не происходили регулярные увольнения. Поскольку большинство в штате — иногородние, для них самой острой является проблема жилья. Общежития нет, квартиру медсестра за три жизни не заработает, помыкаются девчонки по съемным углам, обрастут долгами и вынуждены искать, где больше платят. Конечно, всех нас доводит до отчаяния зарплата — как прожить в столице месяц за 700—800 гривен? А нагрузки? Они ведь не пересматривались более 50 лет! До сих пор берется в расчет штатного расписания количество коек, а не количество выполняемых манипуляций. Раньше манипуляционная сестра ставила 5—8 капельниц за смену, а сейчас — 30—40. Тогда значительно меньше было количество анализов, теперь же забор крови проводится намного чаще, добавилось обследование на ВИЧ-инфекцию, а также многочисленные пробы на антибиотики. Рабочий день медсестры — семь часов 42 минуты, но чтобы выполнить все предписания и все требования, не хватит и суток.

Медицинские сестры ежедневно должны выполнять манипуляции, которые связаны с биологическими жидкостями, — забор крови, пункции, капельницы, перевязки, но при этом у нас нет средств индивидуальной защиты. На рабочих местах мы должны иметь хирургические халаты, перчатки, экраны — но ничего этого нет и в помине! Никогда не получаем т.н. антиспидовские перчатки, пользуемся обычными смотровыми, их часто выдают просроченными, а мы вынуждены радоваться, что хоть какие-то есть. Спросите любую медсестру — мы даже не видели ни разу кольчужные перчатки, которые предназначены для хирургических манипуляций. Да, на бумаге больница может заказать все необходимое, но на самом деле не имеет возможности ни выбирать, ни распоряжаться бюджетными деньгами. Известно, что у нас есть три так называемые защищенные статьи — зарплата, медикаменты и питание больных. Но беда в том, что в статью медикаменты включили все на свете — лекарственные средства, рентгеновскую пленку, наборы реактивов, перевязочный и шовный материалы, дезинфицирующие средства, антисептики для рук и пр. Цены меняются едва ли не каждый день, невозможно четко определить, какая сумма на что выделена и куда потрачена.

Нашим медсестрам приходится быть настоящими силачами, потому что в больницах и речи нет о современных средствах малой механизации труда. Чтобы доставить больного в операционную, а затем обратно в палату, его нужно минимум шесть раз поднять, положить на каталку, перегрузить. Каталки приобретались в лучшем случае лет 15—20 назад, иногда страшно, что какая-нибудь рассыплется на ходу, полы ведь тоже старые — в коридорах сплошные трещины и выбоины.

— Диагностического оборудования много получили за последнее время?

— То, что есть, получали несколько лет назад, нового нет. А в травмпункте, где принимают пациентов по скорой помощи, очень старый рентген-аппарат, работает он в напряженном режиме. Десять лет назад по скорой помощи делали от 15 до 25 снимков, а сейчас — от 80 до 100. Значительно возросла лучевая нагрузка на рентген-лаборанток, но этого никто не хочет замечать и тем более за это доплачивать.

Я много лет работала не только постовой, но и главной медсестрой и с уверенностью могу сказать, что столичную медицину разрушают, но не случайно, не по ошибке, а системно. Ясное дело, наши больницы, а особенно земля под ними, возбуждают аппетиты у многих. Если в ближайшее время не будут приняты неотложные меры по спасению столичной медицины — реанимировать ее уже не удастся, почти два миллиона киевлян останутся без доступной медицинской помощи, — считает Алла Анатольевна.

Не секрет, что многие медики считают точно также. Однако, несмотря на справедливость высказанного мнения, Алла Анатольевна не согласилась обнародовать свою фамилию и номер больницы — побоялась. Правда, не за себя, а за дочь, которая осталась работать в ее отделении.

Странное дело — чем больше у нас говорится о демократии, тем больше людей боятся называть свои имена. Медики наконец-то собрались с духом и вышли пикетировать столичную администрацию, принесли с собой плакаты, подготовили обращение к мэру и Киевсовету, но назваться категорически отказались: «Съедят на работе!».

Тысячу дадим, сто тысяч держим в уме

Что интересно, на Крещатик, чтобы поддержать своих, не пришел ни один главврач. Злые языки говорят, что главным, в отличие от рядовых врачей и медсестер, есть что терять — у кого-то пара аптечных киосков и кафе расположились в холле на месте гардероба, а кто-то сдает в аренду целый этаж. Стоит ли рисковать своим благополучием? Ответ легко угадывается. Но в таком случае приходится рисковать благополучием всего лечебного заведения — вместе с персоналом и пациентами. Скрывай не скрывай, но весь город знает, что больницы живут в долг — уже стало нормой постоянное недофинансирование из городского бюджета. На 1 сентября, по предварительным данным, кредитная задолженность составляла более 30 млн. гривен. И это далеко не полная информация. Бюджетной сфере, конечно, не привыкать к недофинансированию. Но на сей раз это привело к весьма опасным результатам — 62 (!) лечебно-профилактических учреждения столицы были отключены от водоснабжения и электроэнергии в период с 11 по 15 августа. Представляете этот кошмар, когда в больнице сухие краны — в манипуляционной, в санузлах, в прачечных и кухнях? Ни руки вымыть, ни чашку ополоснуть, ни, извините, туалет посетить. Можно ли представить где-нибудь в европейской стране ситуацию, когда доктор осматривает больного ребенка, не имея возможности помыть перед этим руки? Или медсестра делает энную перевязку при полном отсутствии воды в кране? А зимой к отсутствию воды может прибавиться и отсутствие тепла — до сих пор не выделяются деньги на подготовку к осенне-зимнему сезону. Или зиму отменили решением Киевсовета?

Как только «Киевводоканал» продемонстрировал, кто в доме хозяин, к процессу подключились «Киевэнерго», «Киевоблгаз» и другие заинтересованные организации. Хотя «Киевмедавтотранс» задолжал всего 61 тысячу гривен, энергетики пригрозили с первого числа вырубить фазу, и никому не пришло в голову, что это может парализовать всю скорую помощь многомиллионного города. Не отстает от коллег и ирпенский филиал «Киевоблгаза», который сообщил руководству Киевской туберкулезной больницы №2 о намерении отключить газ, если в течение пяти дней не будет погашен «огромный» долг — 23 тысячи гривен! Но если долг накапливался с начала года, удастся ли его погасить за столь короткий срок?!

Недофинансирование и зарегистрированную кредиторскую задолженность столичные больницы имеют едва ли не по всем статьям. С начала года недополучили только на оплату электроэнергии: городская клиническая больница №6 — 78,6 тыс. гривен, больница №9 — более 85 тыс. гривен, больница №4 — 102,5 тыс. гривен, что составляет почти треть от запланированной суммы. Лидером в этой дефицитной гонке стала городская клиническая больница скорой медицинской помощи — ей недодали на электричество более 124 тыс. гривен. Даже подумать страшно, что может случиться, если какой-нибудь особо ретивый электрик решит отключить эту больницу!

Не лучше обстоят дела и с финансированием таких статей, как природный газ, коммунальные услуги, текущий ремонт, уж не говорю о медикаментах и продуктах питания.

Руководство города обещает киевлянам, а точнее электорату, что вскоре появится еще одна больница скорой помощи, на правом берегу, потому что одной для нашего мегаполиса мало. Но до того времени, когда построят новую, боюсь, не дотянет старая. На текущий ее ремонт было запланировано 246,5 тыс. грн., но получили всего лишь 85 тыс. Где, как не в этой больнице, должны быть всегда под рукой необходимые медикаменты и материалы? На лекарства запланировали почти три миллиона гривен, на материалы — 520 тысяч. На сегодня недофинансирование составляет по медикаментам — 703 тыс. грн., по материалам — более 450 тыс. Кареты скорой помощи стоят в очереди перед приемным покоем — на киевских дорогах ежедневно случается более 300 ДТП в сутки, и многие из них, к сожалению, заканчиваются серьезными травмами и увечьями. Чем и как спасать пострадавших, если аптечный склад полупустой?!

На словах у нас все очень активно борются с туберкулезом. На деле — проблемы противотуберкулезных больниц и диспансеров никто и в грош не ставит. Детская туберкулезная больница имеет зарегистрированную кредиторскую задолженность буквально по всем статьям — более 430 тыс. гривен. Не финансируются из городской казны даже те статьи, которые считаются защищенными, по медикаментам и перевязочным материалам сумма долга достигла 94 тыс. гривен, по продуктам питания — 122 тыс. Одному Богу известно, как и чем умудряются в такой ситуации лечить, кормить, выхаживать больных детей. А ведь при заболевании туберкулезом жизненно важно не прерывать медикаментозное лечение и получать полноценное качественное питание. Какой смысл стенать с высоких трибун о том, как быстро распространяется у нас туберкулез? Может, стоит попробовать бороться с ним методом, апробированным во всем мире: обеспечить четкое и своевременное финансирование лечебных учреждений, где спасают детей и взрослых от смертельных объятий палочки Коха?

Три кита столичной медицины

— Меня «обуял страх и трепет», после того как я встретился с врачами и выслушал, что творится в больницах, — говорит депутат Киевсовета, член постоянной комиссии по вопросам здравоохранения и социальной защиты, наместник Киево-Печерской лавры архиепископ Павел. — Мне совершенно непонятно, что происходит — с телеэкрана нас уверяют, что зарплата киевлян поднялась до небес, а медики еле-еле сводят концы с концами. У меня собрано немало документов, я обязательно озвучу их на заседании Киевсовета, ибо считаю, что и врачи, и медсестры не милостыню просят, а имеют право требовать то, что им положено, — ведь выполняют сложную и очень ответственную работу, платят налоги и всяческие взносы. С этими вопросами я обращался к заместителям мэра, но, мягко говоря, не был услышан. Не хочу повторять, что прозвучало в ответ.

— Почему вы выбрали комиссию по социальным вопросам, а не бюджетную или земельную, которые намного престижнее?

— Я не очень рвался в депутаты, но было благословение, и я приложу максимум усилий, чтобы помогать людям. Комиссию не выбирал — меня туда направили. Для меня земля остается землей, когда-то, как и все, получу ее — полтора на два метра. Не хочу участвовать в том, что идет против совести, за все земные дела нам всем придется держать ответ.

Ко мне часто обращаются за помощью люди — у кого-то болен ребенок и нет средств на лечение, кому-то нужна срочная операция или деньги на лекарства. Я знаком со многими главными врачами, со многими известными докторами, часто приходится просить у них помощи. Поэтому я хорошо знаю, как и чем лечат в наших больницах. Вот мне принесли пакет с одеждой и обувью, которые были закуплены для киевских больниц, хочу все это показать на заседании комиссии. И хочу спросить — кто и по какому праву приобретал это за бюджетные средства? Посмотрите на этот одноразовый костюм для хирурга — мало того, что он нестерильный, он еще и маленький, примерно 44 размера — кто его может надеть? Почему были заплачены такие большие деньги за дешевые тапочки, халаты и белье для больных? Одежда — минимальных размеров, а тапочки — как для Гулливера. А что происходит с закупкой лекарств! В больницах гораздо лучше знают, сколько и чего им нужно закупить, а им навязывают то, чего не заказывали, да еще и по завышенным ценам.

Не секрет, что главным врачам при планировании бюджета обещают выделить три-четыре миллиона гривен. Они начинают что-то планировать, но через некоторое время цифры «уточняют» до двух миллионов, а затем «оптимизируют» вообще до минимума. Когда я был депутатом Киевского областного совета, там было спокойнее, возможно, там другие масштабы, другой уровень цен. Трудно сказать, насколько нам удастся повлиять на ситуацию, но я этот вопрос не оставлю. Как священник, я должен идти на любое жертвенное служение, которое принесет пользу людям, — подчеркнул архиепископ Павел.

По мнению медиков, катастрофа столичного здравоохранения спровоцирована сознательно, когда год назад горадминистрация решила создать территориальные медицинские объединения (ТМО). Все лечебные учреждения десяти районов собрали под крышей трех ТМО. Мотивы вроде бы благородные — сокращение райздравов и концентрация средств, которые, по замыслу, должны все улучшить, укрепить, оптимизировать. Пока из всего заявленного удалось только одно — сконцентрировать средства подальше от больниц, а значит и от пациентов. Хотя расчеты, как известно, ведутся на душу населения, и столица каждый раз заявляет, что наши суммы больше, чем в остальных регионах.

Эксперты, менеджеры здравоохранения, ученые, городской профсоюз медработников долгое время доказывали властям, что такая реорганизация к добру не приведет, а юристы утверждали, что это вообще противозаконно.

— Сегодня мы видим, к чему привела эта реорганизация, — говорит Лариса Канаровская, председатель совета Киевского городского профсоюза работников здравоохранения. — Раньше о больницах заботились не только главврачи, но и руководители районов. Это было не только социальной задачей, но и вопросом престижа. Районы выделяли деньги и на ремонты, и на оборудование, и на питание, помогали с уборкой территории, с подготовкой к зиме. Подольский район открыл за свои средства три амбулатории семейного врача, Печерский построил два лечебных учреждения, Святошинский ввел в эксплуатацию поликлинику, были отремонтированы все детские поликлиники. Любая задолженность, любое аварийное отключение было на контроле районных властей. Я не утверждаю, что все было идеально. Но уверена, что никто из глав района не допустил бы, чтобы из-за долгов в несколько тысяч гривен больницы оставались без воды и электричества. А теперь такая помощь невозможна — есть закон о бюджете, район не имеет права перечислять деньги больницам. Теперь все вопросы — к ТМО.

Землю — под застройку, больницы — за Окружную

Городской профсоюз медработников пытается привлечь внимание власти предержащей к столичному здравоохранению. Но пока — тщетно. Министерство хранит молчание — это не его парафия. Не поторопились ли наши законодатели с передачей всех прав местным громадам? Во многих районах страны люди давно сетуют, что местные власти не финансируют сельскую медицину, потому как селькие головы просто не видят в этом необходимости. Из Киева этого не видно, и потому кажется, что мы вполне можем увеличить продолжительность жизни хоть на год, хоть сразу на три. Чтобы почувствовать, как больнице живется на местном бюджете, может, стоит наши элитные лечебные учреждения снять с госбюджетного довольствия? И пусть тогда их руководство читает письма от «Облгаза» и «Облэнерго» об отключении за долги. И выбор блюд в меню придется отменить, чтобы было так, как в муниципальных больницах. А там порой на кухне нет ничего, кроме... соли. Медики, которые вышли на пикетирование столичной мэрии, рассказывают, что нянечки вынуждены ездить на оптовый рынок, чтобы купить хотя бы хлеб, чай и сахар. Натощак больного нельзя лечить, пациенты вправе рассчитывать на больничное питание, к тому же далеко не ко всем родственники приходят трижды в день с передачами. «Иногда деньги на продукты выдают главврачи, — признаются медики. — Тогда меню будет просто царское — покупается крупа, макароны и даже яйца. А бывает, что младший медперсонал сбрасывается на хлеб, потому что невозможно смотреть на голодных пациентов».

Жаль, что у нас только перед выборами раздают гречку и подсолнечное масло. Задолженность по продуктам питания едва ли не самая большая в сводной таблице. Горбольница №9 при плане более миллиона гривен получила всего 517,5 тыс. грн. Больница №4 недополучила 572, 9 тыс. грн., горбольница №6 — 382,6 тыс. грн., пациенты больницы №18 тоже на голодной диете — недофинансирование составляет 276,7 тыс. грн.

В таком же плачевном состоянии и статья расходов на текущий ремонт. Медики подозревают, что здания больниц специально не ремонтируются, потом проще будет сносить обветшалые корпуса и строить на их месте торгово-развлекательные комплексы. Разве судьба Центральной городской клинической больницы — бывшей Октябрьской — не о том свидетельствует? В прошлом году родилась идея закрыть «устаревший» роддом на Печерске и перенести его куда-нибудь на окраину, поближе к Окружной дороге. Этот список можно долго продолжать.

Когда сталкиваешься с плачевным состоянием больниц, невозможно поверить, что на содержание киевской медицины было выделено «2091,7 млн. гривен, что на 822,2 млн. больше прогнозированных показателей Минфина». Финансовое управление КГГА утверждает также, что бюджетное обеспечение на одного жителя столицы увеличено в 1,65 раза в сравнении с контрольными показателями Минфина. Статья расходов на зарплату, разумеется, тоже больше, чем рассчитало министерство, — на 357 млн. гривен. Правда, есть и ложка дегтя в этой бочке меда: «По итогам выполнения бюджета г.Киева за первое полугодие 2008 года возможности для выделения надбавки работникам здравоохранения в размере 50% — нет». Зато все остальное в полном ажуре: «В первую очередь финансировались защищенные статьи расходов. ...Финансирование осуществлялось своевременно, согласно поданным заявкам Главным управлением здравоохранения».

Даже имея двухмиллиардный бюджет, киевская медицина после создания трех ТМО дышит на ладан. Представляете, что будет с Киевом и его жителями, если вместо десяти административных районов сделают три?!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно