Инсулиновая ломка

24 июня, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 24 июня-1 июля

...Давно уже не встречала меня так приветливо медсестричка в массажном кабинете. И не успела я насладиться теплым приемом, как раскрылся секрет такого поведения: ей нужна помощь...

...Давно уже не встречала меня так приветливо медсестричка в массажном кабинете. И не успела я насладиться теплым приемом, как раскрылся секрет такого поведения: ей нужна помощь.

— Вы должны спасти наших детей, — убеждала меня Виктория. — Сами напишите, попросите, пусть коллеги напишут, снимут сюжеты о том ужасе, который происходит с диабетиками, — их обрекают на смерть!

Я знала, что шестнадцатилетний сын Виктории болен сахарным диабетом и вынужден постоянно принимать инсулин. К счастью, никакой трагедии не произошло, а паника возникла из-за слухов, что импортные лекарства заменят отечественными. Общественная организация, объединяющая больных диабетом, восприняла информацию как сигнал к действию и провела мобилизацию среди родителей — ведь они готовы на все, чтобы защитить здоровье своих детей. Виктория согласна была принимать участие в акциях протеста, голодать — словом, делать все что угодно. Меня поразило то, что она — медицинская сестра, которая может сама во всем разобраться, а тогда уже протестовать, на все мои вопросы заученно отвечала: «Так все же знают, что наш инсулин никуда не годится...»

Как показали дальнейшие события, зря Виктория и ее друзья по несчастью волновались. Никто насильственно не заменял импортный инсулин отечественным, мало того, его даже никому не предлагали — ни врачам-эндокринологам, ни больным. У нас на тот момент его не было вообще! Но слухи о нашем «плохом» инсулине так настойчиво и долго распространялись, что перестали вызывать естественное в таком случае недоверие: а действительно ли все так, как говорят?..

Для меня было большой неожиданностью, когда узнала, что инсулиновый завод «Індар» давно работает, согласно сертификации соответствующей производственной практики GMP, более того, именно производство создавалось с соблюдением стандартов GMP. К сведению, лишь шесть отечественных предприятий фармацевтической отрасли имеют такие сертификаты. Поэтому возникает вопрос, можно ли при соблюдении всех требований GMP производить низкокачественный инсулин? Среди характеристик этого препарата основной — степень его очистки. Оказывается, препараты «Індара» имеют показатель 99,4%, это самая высокая степень очистки в белковой химии. В то время как импортные не позволяют себе роскошь производить очистку инсулинов выше 98,8%, поскольку это дорогое удовольствие.

Вопросов становится все больше, если углубиться в отечественную инсулиновую тематику. На каком этапе у нас обнаруживается болезнь? Почему программа «Сахарный диабет» работает только в пункте обеспечения больных инсулинами, хотя мировая практика свидетельствует, что «не инсулином единым» должны жить люди с диабетом? Почему до сих пор продолжаются спекуляции по поводу украинского инсулина, если даже в советские времена больные успешно могли компенсировать уровень сахара в крови лекарствами с 80-процентной степенью очистки? И почему с начала года со всех сторон поступают тревожные сигналы: инсулина у больных нет?!

— Мы обследовали население Коломыйского района Ивано-Франковской области, и в селах обнаружили больных сахарным диабетом вдвое больше, чем прогнозировали. Ситуация довольно серьезная, — объясняет заслуженный врач Украины, профессор Буковинского государственного медицинского университета Владимир Панькив. — В списке постоянно принимающих инсулин почти 400 человек, но ни одного отечественного флакона лекарств в этом году не получили, хотя заявки на них врачи оформляли... Детей и беременных обеспечивают в первую очередь импортными лекарствами, а на отечественные у нас табу, хотя на самом деле по лечебному действию они не отличаются от заграничных.

— К сожалению, из обследованных трехсот подростков, принимающих генно-инженерные инсулины импортного производства, 52% испытывают осложнения, и оппоненты «Індара» об этом не говорят, — рассказывает заведующий научно-организационным отделом Института эндокринологии и обмена веществ им. В.Комисаренко Анатолий Чорнобров. — Индаровские инсулины сейчас просто не доходят до больных, и причина известна — непрозрачные тендеры и инсинуации вокруг отечественных инсулинов, а совсем не качество препаратов. В 2003—2004 годах значительное количество больных — около 80%, а в некоторых регионах даже 90% — лечились киевскими инсулинами, и никаких проблем не возникало. По данным специалистов, в прошлом году вдвое уменьшилось количество случаев гангрены и ампутации у больных сахарным диабетом по сравнению с 2000 годом. Но положительные тенденции, наметившиеся в последнее время, могут быстро исчезнуть, если повторится искусственно вызванный в этом году инсулиновый голод. Досадно, что это происходит тогда, когда «Індар» имеет все возможности обеспечивать больных качественными лекарствами.

Известно, что инсулин подбирают каждому больному индивидуально, и от того, насколько врач удачно подберет препарат, зависит не только самочувствие пациента сегодня, но и возникновение осложнений в будущем. ЗАО «Індар» выпускает 28 лекарственных форм препаратов инсулинов, которые могут обеспечить проведение любой схемы инсулинотерапии. Но эти возможности не используются в полной мере.

По статистике, в Украине почти 1 миллион больных сахарным диабетом, но эндокринологи считают, что их, по крайней мере, втрое больше. Десять лет тому назад обнаруживали почти 100 новых больных на 100 тысяч населения, в прошлом году — вдвое больше. В подобной ситуации любая страна может стать инсулинозависимой от зарубежных фармацевтических компаний. На первый взгляд, нам такая зависимость не угрожает — ведь коллектив «Індара» вовремя позаботился не только о качестве своей продукции, но и о мощностях производственных линий, позволяющих выпускать 12 млн. флаконов, 5 млн. картриджей инсулинов и 50 млн. упаковок таблеток в год. Но на самом деле государственная программа «Сахарный диабет» каждый год увеличивает финансирование зарубежных производителей.

— И каждый год сокращает госзаказ отечественному производителю, — комментирует ситуацию директор ЗАО «Індар» Алексей Лазарев. — Если в 2003 году было выделено 96 млн. грн, то в прошлом — лишь 75 млн. А в лотах тендера на прошлый год совсем отсутствовали инсулины отечественного производителя. И это несмотря на то, что на протяжении последних пяти лет за счет разницы в стоимости импортных и отечественных инсулинов государство сэкономило свыше 80 млн. грн.

Алексей Лазарев любит повторять, что в мире авиа- и ракетостроительных государств много, а «инсулиновых» всего четыре — США, Дания, Германия и Украина. Мы восторженно говорим о чужих высоких технологиях, почему-то игнорируя свои: в цехах «Індара» сумели наладить выпуск всего спектра инсулинов человека — от субстанции до готовых лекарственных форм.

Новое руководство Министерства здравоохранения декларировало желание бороться с подделками, некачественными лекарствами и завышенными ценами на фармацевтическом рынке. Это можно только приветствовать. Однако ситуация на ЗАО «Індар», 70% акций которого принадлежат государству, не дает повода для оптимизма. Чиновники министерства, подготавливая заказ, постоянно «забывают» вносить в список индаровские инсулины, а потом удивленно разводят руками: на эту продукцию почему-то нет заявок.

Ситуация обострилась после того, как одна иностранная фирма обратилась с предложением, от которого «невозможно отказаться», — продать ей государственный пакет акций ЗАО «Індар». Не первый год продолжается невидимая война между теми, кто «за» это предложение и кто «против». Хотя новое украинское правительство заявило, что не будет продавать пакеты акций государственных предприятий, тем не менее, варианты взять под свой контроль завод есть.

Похоже, никому не нужно, чтобы работало «наше». А нужно ли? Ведь продукция предприятия вышла на международный рынок и пользуется спросом. Это, по-видимому, и заставляет оппонентов действовать активнее — может, потому завод на протяжении пяти месяцев сидел без госзаказов, а тендеры беспричинно переносились.

Сторонники быстрой продажи завода на словах выступают за евроинтеграцию и рыночные отношения в отрасли здравоохранения. Беда только в том, что аналитики такой вариант называют сознательным шагом к инсулиновой зависимости. Поучительной может быть судьба Бразилии, которая производила собственные инсулины и обеспечивала ими почти всю Южную Америку и африканские страны. Европейские конкуренты выкупили завод, а спустя некоторое время его просто остановили. После этого цену на собственную продукцию увеличили в три раза.

Говорят, не стоит искать логику там, где пахнет деньгами. А тем более — большими деньгами. Аналитики оценивают емкость мирового рынка лекарств и услуг для больных сахарным диабетом до 30 миллиардов долларов ежегодно. Разумеется, охотников на такой лакомый кусок пирога найдется много. При нынешней политике МОЗа наш кусок пирога очень легко может попасти в руки заинтересованных сторон. А нам, как всегда, останется только подбирать крошки с барского стола.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно