АИСТ НА УКРАИНСКОЙ КРЫШЕ

01 августа, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 31, 1 августа-8 августа 1997г.
Отправить
Отправить

В жизни всегда есть место… родам. Рождению. Родиться - значит войти в триумфальную арку бытия Человека - творения, созданного по образу и подобию Божьему...

В жизни всегда есть место… родам. Рождению. Родиться - значит войти в триумфальную арку бытия Человека - творения, созданного по образу и подобию Божьему. Рождение остается тайной на грани света и мрака. Таинством искупления первородного греха через страдание.

Тем не менее этот шаг совершают ежедневно тысячи многострадальных украинских женщин. Не благодаря, а вопреки. Вопреки социальной нестабильности и стрессам. Вопреки загрязненности воды и воздуха. Вопреки несовершенству и бедности отечественного родовспоможения. Вопреки недальновидности «сильной» половины человечества. Наконец, вопреки противопоказанности родов из-за болезней. Господи, на все воля Твоя…

Итак. Что же представляет собой существующая в Украине система родовспоможения? И не пора ли, господа, поднимать завесу общественного умолчания по поводу ее хронически больных мест? В конце концов заложниками отечественного акушерства и гинекологии становятся все наши жены, матери, девушки, девочки, женщины, дети. Посему в этой медицинской отрасли, если хотите, решаются основные вопросы, связанные со здоровьем нации, с ее будущим: от мастерства акушера-гинеколога зачастую зависит, насколько удачно и в добром здравии придет в этот мир новый человек, будет ли его жизнь в дальнейшем полноценной или преисполненной физических страданий.

Исповедь

акушера-гинеколога

Четыре месяца существует Ассоциация акушеров-гинекологов Украины под председательством профессора Б.Венцковского. Пост вице-президента ассоциации и по совместительству главного акушера-гинеколога Киева принадлежит доктору медицины А.Сенчуку. Он же - в числе инициаторов недавнего закрытия столичного абортария. Как правило, Киев - это начало и одновременно средоточие процессов, происходящих по стране в целом, та самая «капелька воды» как отражение моря. Потому-то и решено было сначала проложить путь к позитивным изменениям в столице, чтобы затем этот опыт распространить по всей Украине. С чего начать не имеющему административного опыта, но честному профессионалу?

- Первое время я ездил, знакомился со всем на местах, - вспоминает Анатолий Яковлевич. - Сразу же увидел огромную разницу между тем, что преподают в Национальном медуниверситете и что на самом деле происходит в практическом здравоохранении. Особенно в его организации.

У нас в Киеве 33 женских консультации, их оснащение оставляет желать лучшего. Только в половине из них есть УЗИ-аппараты, давно устаревшие как морально, так и физически. А этот метод исследования, дающий очень много информации, необходимо использовать трижды за время беременности. Врачи женских консультаций сейчас вынуждены уходить в отпуска, на одного специалиста получается два участка и качество обслуживания резко падает. В роддоме дают о себе знать все недоработки медиков, в частности, плохое наблюдение в женской консультации, минусы социального плана, в том числе и здоровье мужа. И если мы, не дай Бог, где-то пропустили первые признаки позднего токсикоза, который сейчас во многих случаях течет просто атипично, результаты бывают плачевны. Недавно в туберкулезном септическом отделении на Красном хуторе был случай материнской смертности. При невысоком давлении появились признаки тяжелого гистоза. Врачи не разобрались, расценив это как пищевое отравление. Хотя о подобной элементарной вещи можно было подумать в первую очередь. Затем пришлось дважды прооперировать женщину, но все усилия в течение трех суток ее спасти ни к чему не привели. Финал - плачевный…

Понимаете, у нас тоже не все в порядке.

- На мой взгляд, хорошо уже то, что вы искренне говорите об этом. Многие молчат.

- А как же об этом молчать? Если проблему не показывать, она никогда не будет устранена. Не так давно состоялась коллегия по детской смертности. Акушеры-гинекологи считают, что внутриутробный период, роды и первые семь суток - это «наша смертность». Ничего подобного. Я убежден, что смерть ребенка до 1 года в большинстве случаев связана с работой акушера-гинеколога, а не педиатра. Многое зависит от того, как мы наблюдаем женщину в период роста плода. В каких условиях растет человеческий организм - так он и способен выжить потом. Конечно, в неонатологии своих проблем полно - аппаратуры недостает, медикаментов, анализаторов. Но среди причин детской смертности преобладают именно перинатальные - те, которые «вырастили» акушеры-гинекологи. Потому-то в первую очередь должны быть оснащена гинекология и ее производное - родовспоможение.

Что в наших силах - так это повысить уровень ответственности и профессиональный кругозор специалистов на местах. Для этого планируем серию семинарских занятий с обязательным зачетом или не зачетом. Потому что один главный акушер-гинеколог ничего не сделает, если не будет добросовестно работать весь персонал.

- Тем не менее, если пришло время рожать, семье и особенно женщине хочется иметь хотя бы относительную уверенность в благоприятной и доступной родопомощи. В противном случае остается рожать в поле, под копной сена, как в старину наши прабабки. И тенденция ухода рожениц от роддомов в Украине уже наметилась (в 1996 году - 3044 малыша в Украине родились во внебольничных условиях).

- Не только в Украине, но и в Киеве наметилась серьезная проблема: роды на дому. Затрудняюсь определить точные причины такого явления…

- На мой взгляд, это не только поверье о всепроникающей дороговизне медицинских услуг, но и синдром приобретенного страха и недоверия по отношению к официальной медицине. Женщины стараются найти альтернативу существующему родовспоможению, которое по тем или иным причинам их не устраивает. Потому и появляются случаи родов в воде, на дому и т. д.

- Это совершенно неправильно. Где еще женщине окажут квалифицированную помощь, если не в нормальном роддоме? Кстати, о родах в воде. Недавно в Ленинградском районе Киева умерла женщина после родов в воде. Принимал роды муж, а присутствовали - врач-педиатр и какая-то прохиндейка, которая якобы создавала благоприятную ауру в помещении. Женщина умерла от кровотечения, потому что не полностью отслоилась плацента после родов. Любая акушерка в роддоме сделала бы это и женщина осталась бы жить. А теперь дело с родами в воде будет рассматриваться в суде.

Может быть, за этой беготней и бедами у нас не хватает ни времени, ни сил, чтобы с помощью средств массовой информации убедить людей в том, что без квалифицированной помощи нынче роды проблематичны. Одна из причин - 70-80% осложненных родов из их общего числа в Украине. Конечно, остались еще у нас здоровые люди, которые прекрасно рожают в воде, муж рядом присутствует и все хорошо. Но таких немного.

- Материнская смертность есть во всем мире, не говоря уже о нашем хронически переходном непонятно к чему обществе…

- Материнскую смертность можно сократить до минимума. Это реально. Если мы, акушеры-гинекологи, не будем допускать промахов, - материнская смертность снизится на 50%. Это мы недорабатываем как детские гинекологи, если девочка болеет с детства. Потом женщина, непросвещенная в плане планирования семьи, наделает абортов, переболеет воспалениями неоднократно. Женщине с плохим здоровьем сложно помочь. Сейчас идут рожать с заболеваниями легких, почек, печени, щитовидной железы. Последнее напрямую связано с Чернобылем: у каждой второй-третьей роженицы - гиперплазия щитовидной железы. Сейчас рожают те, кому в чернобыльский год было 7-8 лет, когда ткань щитовидки абсолютно незащищена. Плюс последующие малые дозы облучения. Сейчас мы начали научные исследования по этой проблеме, поскольку неизвестно, чего можно ожидать в дальнейшем, и какой может быть выход…

Чего стоит родить?

Каждая женская консультация располагает списками женщин, которым запрещено рожать из-за большой вероятности летального исхода. Именно таким прописана планомерная (чаще всего гормональная или внутриматочная) контрацепция. Но кто прикажет «не смей» женщине, веками «закодированной» на материнство? Она готова рисковать своей жизнью, только бы увидеть глаза своего дитяти. Это не исключение, а правило. Потому-то и существуют в системе родовспоможения Украины отделения экстрагенитальной патологии беременных. В Украинский научно-исследовательский институт педиатрии, акушерства и гинекологии (НИИ ПАГ) направляют наиболее «сложных» будущих мам.

Рассказывает доктор медицины, профессор, лауреат Государственной премии, руководитель отдела экстрагенитальных патологий беременных НИИ ПАГ Лена Гутман:

- К нам из областей приезжают женщины с врожденными и приобретенными пороками сердца, с искусственными сердечными протезами, с заболеваниями миокарда, оперированные на сердце, с различными патологиями легких, с печеночной и почечной недостаточностью, с тяжелыми формами сахарного диабета. Все они непреодолимо сильны в своем стремлении обрести счастье материнства. Наши консультанты вылетают на места с помощью санитарной авиации. Никаких очередей у нас нет, потому что независимо от наличия мест тяжелых больных нам привозят в любое время суток. Мы - научно-методический и педагогический центр, где рождаются все новые научные разработки, планы ведения родов, которые затем внедряются в областных больницах по всей Украине.

В год мы принимаем в среднем до 800 родов. Кто больше рискует, мать или ребенок? В зависимости от заболевания. При болезнях сердца страдает преимущественно роженица, при сахарном диабете больше риска для младенца, а при гипертонии - для обоих. Мы всегда во главу угла ставим все же здоровье матери. Есть определенные потери. Я могу назвать такие цифры. Если в прошлые годы смерть плода при тяжелых формах сахарного диабета равнялась 400 промилле или 40%, то теперь, благодаря разработанной у нас системе наблюдения она снизилась до 30%.

Продолжает разговор профессор, заслуженный врач Украины, руководитель акушерского отделения экстрагенитальных заболеваний беременных ПАГа Валентина Дашкевич:

- Роды у нас принимает бригада: два-три акушера, терапевт, неонатолог, анестезиолог. Все работают круглосуточно. У нас в ПАГе разработана система так называемой антанатальной диспансеризации, а также методы, позволяющие оценить внутриутробное состояние плода. То бишь до 16-18 недель беременности мы решаем, продолжить ее или надо прервать, если имеются наследственные хромосомные заболевания или уродство развития.

Доказано, что здоровье ребенка непосредственно зависит от здоровья матери. Потому мы через организм женщины опосредованно лечим и ребенка в утробе. В этом отделении терапевт обязан быть знаком со всеми особенностями течения родов, с акушерством, и напротив - акушер должен быть великолепно знаком с вопросами патогенеза, клиники, лечения больных. Это смежные специальности, а специалисты - двойного профиля.

* * *

Упомянутое отделение ПАГа внутренней формой напоминает трилистник, святая святых которого - родзалы и операционная. Два месяца лета здесь стояла непривычная тишина: ремонт вкупе с санацией. А значит в это время женщины с тяжелыми заболеваниями внутренних органов вынуждены были идти на голгофу тяжких родов в иные учреждения. Такие, например, как пятый и шестой киевские роддома, Киевская областная больница, о которых, к слову сказать, среди профессионалов и пациентов сложилась весьма недурная слава.

* * *

- К своему трагизму, мы здоровых женщин почти не видим, - рассуждает главврач родильного дома №5 Михаил Васильевич Макаренко. - Пороки сердца, сахарный диабет, эндокринопатии, заболевания печени, анемии сплошь и рядом. Это центр экстрагенитальной патологии Киева, а на время ремонта в ПАГе - всей Украины. Что характерно, очень возросло количество возрастных первородящих (за 40 лет), которые имеют сопутствующие заболевания. 28 лет - этот возраст долго считался потолком для нормальных родов. Сейчас это будет пересматриваться. Есть мнение, что предела у женщины быть не должно, как и не должно существовать такого понятия «возрастная первородящая». У нас есть также отделение патологии климакса для женщин после 45 лет. Вот видите, насколько короткий женский век.

Имеем дело с тяжелыми родами, поэтому можем сказать, что наша акушерская реанимация «собаку на них съела». Тем не менее за последние три года у нас материнской смертности не было (стучит по дереву). А перинатальная составляет 14,4% с учетом всей патологии, которая сюда стекается с Украины, и даже из СНГ. Здесь впервые в Украине было открыто отделение акушерской реанимации…

- В связи с чем мы сейчас нищие и обветшалые, поскольку с 1974 года аппаратуру никто не обновлял. Койко-место нам в сутки обходится в 600 гривен без оплаты труда специалистов, - продолжает разговор завотделением Сталина Исааковна Макарова. - Мы схожи с пожарниками. Есть время, когда можем сидеть без работы, но если уж «пожар», то в гинекологии все «горит» одномоментно. Тут разыгрываются тяжелые критические ситуации, которые чреваты гибелью матери, ребенка или сразу обоих. Сейчас у нас четверо пациентов. Вот женщину родоразрешили после рассеянного склероза, она периодически имеет слабо выраженные параличи то в левой, то в правой половине тела. Другой, перенесшей тяжелый токсический гепатит, мы сегодня «достали» хорошую здоровую девочку.

Каждая третья «кесерская» операция в Киеве проводится здесь, в 5-ом роддоме (в месяц 140 случаев) - из-за тяжелого контингента женщин. Потому тут как воздух нужны мониторинги для наблюдения за роженицами и хорошее лабораторное экспресс-оборудование, которое в течение 40 минут может выдать всю информацию о клинико-биохимическом зеркале крови. Если врачи на Западе имеют чрезкожные контактеры, которые сигналят о патологии, то тут глаза, уши и мозги остаются главными орудиями труда украинских акушеров-анестезиологов. Кстати, у нас все операционные сестры - с высшим образованием.

Следующий наш интервьюируемый - Виктор Максимович Дидыченко - генеральный директор центра охраны материнства и детства «Левобережье». Без какой бы то ни было предубежденности по отношению к журналистике, он лично провел для меня развернутую экскурсию по всем отделениям роддома с заходом в больничные палаты и боксы, всем своим видом показывая, что скрывать ему нечего, а рассказать есть о чем.

- В течение 10 лет у нас не было материнской смертности (стучит по дереву). Зато имеем 70% анемий и 2960 родов в год - у нас рождаемость стабильна, не уменьшается, как в целом по Киеву и Украине.

В отделении патологии беременных свободных мест нет: 36 человек, требующих коррекции, лечения, дородовой подготовки. Среди заболеваемости первое место держит мочевыделительная система (пиелонефриты), второе -сердечно-сосудистые заболевания, всевозможные гистозы. Я обратил внимание на участившиеся случаи гиперплазии щитовидной железы 1-2 степени, каждая вторая женщина имеет это заболевание. Вопрос необходимо исследовать. По всей вероятности, сказываются полученные дозы облучения.

В утробе матери закладывается индекс здоровья будущего поколения. Почему я везде кричу, что нужен какой-то банк питания для беременных, банк препаратов поддержки женщины? Потому, что роды в 80% осложнены патологией, которую нужно было ликвидировать еще в детской поликлинике, а не в роддоме.

Самое тяжкое и дорогое для нас - отделение реанимации. Сюда попадают детки после преждевременных родов. Вот - абортный плод, который родился в 27 недель весом 980 граммов. Так уж принято в акушерстве - до 27 недель беременности даже роды называются поздним абортом, а с 28 недели - уже преждевременными родами. Учитывая, что плод появился на свет живым, оно у нас называется живое существо. Но это существо имеет еще и патологию развития. Чтобы выходить это дитя, надо 20 тысяч гривен ежесуточно. Наша задача такова: не допустить роста преждевременных родов. Но это не медицинский, а медико-социальный вопрос. Если на женщину сегодня сгружены и семейные, и бытовые, и производственные стрессы - какая же нервная система способна это вынести?

Сколько стоит родить?

Больной и печальный вопрос. Но конкретный. Я задавала его многим, в том числе и упомянутым специалистам в гинекологии и акушерстве. В одном из руководящих кабинетов довелось услышать возмущенное утверждение: мол, до чего дожили, меньше, чем за 500 долларов в Киеве родить невозможно. Главный акушер-гинеколог столицы утверждает, что эта цифра преувеличена в два-три раза. Моя знакомая, недавно рожавшая в первом киевском роддоме, отдала за услуги 200 долларов, не считая всевозможных презентов медперсоналу. Касательно ПАГа есть разночтения. Народная молва (слухи) гласит, что нужно 300 долларов, а сами врачи по-партизански утверждают, что денег при родовспоможении не берут. Можно и не брать, но «наш» больной так вышколен отечественной медициной, что все равно дает. Несмотря на то, что Конституцией Украины предписано бесплатное медицинское обслуживание, большинство специалистов-медиков освободились от комплексов и говорят на эти темы откровенно. Среди них - генеральный директор Центра охраны материнства и детства «Правобережье» Петр Владимирович Бондаренко:

- Спрашивают у меня: а сколько стоит отдельный бокс? Ну, говорю, 400 гривен. Когда-то ценовой комитет утвердил такие цены. Если хотят перечислить по безналичке - я прошу больше. Некоторые откровенно говорят, что не могут заплатить 400, тогда я предлагаю оплатить половину - 200 гривен. Если не хочешь или не можешь платить вовсе - тогда иди как большинство, бесплатно. Нынче зажиточных людей еще не так много, поэтому мы организуем хозрасчетное отделение с обязательно установленной ценой, цифра фиксирована: 550 гривен за нормальные, без осложнений роды. Расценки утверждены Главным управлением здравоохранения г.Киева.

Каждая женщина, киевлянка, если она хочет у нас рожать, не встречает сопротивления. Единственное, что я должен посмотреть, нет ли у нее каких-либо осложнений.

С экстрагенитальной патологией мы не госпитализируем, этим занимается пятый роддом и ПАГ. Мы работаем в ином направлении: нам отовсюду везут недоношенных детей после преждевременных родов. Вот недавно мы семь дней выхаживали мальчика весом 950 граммов, потом перевели в «Охмадет», и он будет жить…

Попутно - несколько слов о «Правобережье», больше известном в народе как седьмой роддом. Он знаменит тем, что там разрешались от бремени жены знаменитостей и сами знаменитости (например, Марина - супруга Павла Зиброва, певица Астрая), а также его услугами любят воспользоваться сильные мира сего. Мощный коллектив профессионалов, а также непосредственная близость собора Святого Николая, также обеспечивают выбор в пользу роддома №7.

* * *

Низкие достатки большинства населения и нефинансирование роддомов приводит к тому, что в украинском и киевском родовспоможении осуществляется официальная и неофициальная проплата (и за роды, и за аборты, и за гинекологические операции). Иногда это вызывает нарекания со стороны людей, жалобы. Стараниями киевских властей в столице пробивает дорогу к широкому внедрению индивидуальный подход к каждому пациенту. Если это действительно бедный человек, который не может найти деньги, то Главное управление здравоохранения Киева ищет свои варианты финансирования помощи. Интересным находят опыт того же пятого роддома, где главврач Михаил Макаренко вместе с коллективом закупили на свои деньги необходимые для родов медикаменты непосредственно у отечественных производителей. И все роженицы платят 49 гривен 50 копеек, получая на эту сумму лекарства, которые по аптечным ценам обошлись бы в 200 гривен. По словам Михаила Васильевича, себестоимость родов у них, включая затраты воды, электроэнергии и человеко-часов, составляет 90-100 гривен. И даже вышеупомянутый «гуманитарный взнос» - дело не обязательное, а добровольное.

- Единственное наше достижение, - утверждает господин Макаренко - у нас бесплатная медицинская помощь. Мы - бюджетная организация, потому катастрофически недостает средств. Иной раз, видя такое положение, семья роженицы или фирма добровольно делают благотворительные взносы.

А вот мнение Виктора Дидыченко:

- Мы не требуем. Кто сколько сможет перечислить - скажем спасибо. Люди ситуацию знают. На мой взгляд, нынче женщины все - социально незащищены. И той, которая рожает, - сразу надо орден давать. Мое искреннее убеждение: женщина должна приходить только со своим чадом и уходить с ним. Проблема воспроизводства населения должна решаться на государственном уровне. Украинская женщина должна думать о том, как исполнить свое основное предназначение - воспроизвести себе подобное существо. Предпосылки для этого может и должно создать государство, общество. Только тогда рождаемость у нас будет выше, нежели смертность.

- Ни в Конституции, ни в перечне платных медицинских услуг родовспоможение не значится. Реально же люди платят на добровольных началах. Отдельно платят за медикаменты (по списку), - комментирует ситуацию начальник управления МОЗ по вопросам охраны материнства и детства Нина Гойда. - Я не вижу ничего плохого в том, если это (оплата) делается цивилизованно. Ведь появился класс богатых людей, которые в состоянии заплатить, к примеру, чтобы знать, какая бригада будет принимать роды. А на деньги состоятельных можно потом обеспечить родовспоможение малоимущим.

В систему родовспоможения также входит лечение супружеских пар от бесплодия, которое за последние времена приобрело угрожающие объемы. Официальная и, как водится, приуменьшенная цифра составляет 20% от общего числа семей фертильного возраста в Украине. О них заботится преимущественно частная медицина. Хотя, если вдуматься, бесплодие в 70% - дело рук официальной медицины, поскольку из-за нераспространенности методик планирования семьи, именно 70% женщин не могут забеременеть из-за ранних абортов и последующих затем воспалительных заболеваний.

Итак, ниже приводим цены Института репродуктивной медицины, которым руководит профессор Федор Дахно. Обследование - 100 гривен. Затем - индивидуальный подход. Оплодотворение «ин витро» (в пробирке) без медикаментов вам обойдется в 750 гривен. Желаете с лекарствами - плюсуйте еще 750. Добавьте гормональный анализ - 50 гривен. В аналогичном центре «Исида» расценки несколько выше. Но вероятность успеха по самым оптимистичным оценкам в среднем доходит до 20% («аист» не всегда желает приносить детей за деньги, ему не прикажешь).

Шлагбаумы

Недавнее закрытие столичного абортария сопровождалось «общественными волнениями» и тому подобной борьбой противоположностей. Но благодаря единодушному мнению горздрава и главного гинеколога Украины Б.Венцковского это средоточие национального позора исчезло таки с карты Киева. В результате высвобождено 120 коек, которые в дальнейшем поделят поровну дневной стационар и отделение патологии климакса. Как известно, принята государственная программа планирования семьи, которая в первую очередь призвана способствовать уменьшению узаконенных убийств младенцев в утробе матери, превратившихся в основной способ регулирования рождаемости. Есть в мире страны, где аборты запрещены как явление. Особенно упорно защищают право человека на жизнь с момента зачатия католики и мусульмане. Если брать во внимание дремучую аморальность периода первичного накопления капитала в Украине, то сложно говорить о возможности полного запрета абортов. Тем больше и сложнее задачи, стоящие перед отечественным акушерством и гинекологией касательно реальной работы по планированию семьи. И вот еще - один из аспектов: учитывая демографический кризис, почему бы не запретить аборты нерожавшим женщинам? И почему бы не создать для них максимум благоприятных условий, чтобы не хотелось ни одной убивать своего первенца, чтобы в первые три-пять лет после родов она ощутила и материальную поддержку и моральную? Таким образом можно убить двух зайцев: повысить рождаемость и снизить число бездетных женщин и семей. А пока - нет повести печальнее на свете, чем повесть об аборте и Джульетте.

Получается, что препятствий, запретных красных глаз светофора на пути ребенка к жизни у нас столько, что становится страшно и странно: кто-то еще у нас рождается. Запомнилась навсегда фраза, невзначай брошенная трехлетним ребенком: «Я два раза хотел жить, а вы меня замучили».

В силе постановление Кабмина Украины от 12 ноября 1993 года «О порядке искусственного прерывания беременности от 12 до 28 недель», где перечислены дополнительные медицинские и социальные показатели, дающие право медикам и их пациенткам убивать плод в поздние сроки беременности. Есть и соответствующий приказ Минздрава №111. Но кто задумался над тем, почему так выходит, что нашей медицине и нашему обществу легче (но дешевле ли?) убить младенца, нежели предотвратить нежелательное зачатие путем всеобщего лоббирования на всех уровнях вышеупомянутой Национальной программы планирования семьи? Если говорить всерьез также об охране материнства и детства, об упоминаемой всуе на всех уровнях программе «Дети Украины», то ее надо финансировать не только и не столько на Печерске, но и на Троещине, Лесном и Харьковском массивах, в целом в регионах и на периферии, дабы перенести акценты на первичное звено, то есть развитие профилактических направлений в детских и дошкольных учреждениях. В противном случае все благие программы по урегулированию демографической ситуации постигнет участь приснопамятного кодекса строителя коммунизма. Пришло время задуматься на самых высоких уровнях и принять закон о контрацептивных препаратах. Несовершеннолетние должны получать контрацептивы бесплатно. Многие государства во имя защиты здоровья женщины и ребенка поступают именно так. А в Украине, к сожалению, количество юных первородящих из года в год увеличивается, как и количество первых абортов. Но доколе наше общество будет культивировать «баб с мечом», а не мадонн с младенцами?..

Родзал на двоих

Лет семь тому назад такое трудно было представить, чтобы в официальном родовспомогательном учреждении муж присутствовал во время родоразрешения жены. Приблизиться к этому помогла Всемирная организация здравоохранения посредством своих рекомендаций. Таким образом, начиная с 1994 года в Украине мало-помалу лед начал таять, и нынче имеется уже кое-какой опыт «семейных» родов. Обнаружилось, что украинские мужчины требуют, как и женщины, предродовой подготовки. Сильный пол теряет самообладание при виде такого зрелища не для слабонервных, как процесс рождения ребенка. В лучшем случае уходят курить, а в худшем просто теряют сознание и тогда медики вынуждены «спасать» всю семью: роженицу, младенца и его папочку. Дабы ликвидировать психологическую неподготовленность мужчин, а заодно и предродовые страхи женщин, например, Виктор Дидыченко на базе возглавляемого им шестого киевского роддома организовал родительскую школу. Занятия проводят три акушерки: старшая акушерка родильного блока и две ее медсестры, которые проходили соответствующую стажировку в Филадельфии и видели, как работают там. Семейные пары знакомятся с механизмом родов, задачами этого процесса. С помощью подаренной фондом «Відродження» видеодвойки смотрят фильмы о родоразрешении. Акушерки заметили, что пара, прошедшая родительскую школу и совместно пережившая роды (одновременное выполнение дыхательных упражнений, команд акушерки) обретает новое дыхание в человеческом взаимопонимании, прочнее становятся семейные узы, да и роды проходят намного благоприятнее. Пока что эта родительская школа существует на общественных началах и в пределах только одного района столицы. Но однозначен вывод о том, что такие школы необходимы повсеместно, при каждом роддоме.

Кроме того, по мнению многих главврачей, система родовспомогательной службы должна быть соединена с амбулаторным звеном. Акушер-гинеколог должен быть единым для женщины, ведя ее и на своем участке, и в родзале, и в послеродовом периоде. Для врача это хорошо, так как дает возможность амбулаторному звену повышать квалификацию, соблюдать преемственность. К слову, нести ответственность тоже. Для женщины это хорошо, поскольку доктор наблюдает ее до зачатия, во время беременности и родов, в послеродовом состоянии. То есть врач и пациентка уже хорошо знакомы, не обезличены друг для друга как люди.

И еще одно примечание. Мужья у нас пока допускаются в родзалы при условии, что роды будут в рамках нормы, без особых осложнений. При наличии же у женщины, например, какой-либо экстрагенитальной патологии, по мнению украинских медиков, не может быть и речи о допуске мужа.

Ранее восприняты и уже практикуются в Украине и другие рекомендации ВОЗ - немедленное прикладывание новорожденных к материнской груди, совместное пребывание матери и ребенка, преимущественность грудного вскармливания. Конечно, это пока первые шаги, но они делаются.

И напоследок о родзалах. Там есть все для удобства медперсонала: родильное кресло, набор инструментов, стерильность. И безрадостная серость тонов, вызывающая психологический дискомфорт, ощущение неуюта и незащищенности для женщины. О ее внутреннем комфорте по-прежнему никто не думает (мы же не во Франции, хотя часто любим сравнивать Украину именно с этой страной).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК