СТОЛИЧНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: НЕ СТРАШНА НАМ РЕФОРМА ЛЮБАЯ - Образование - zn.ua

СТОЛИЧНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: НЕ СТРАШНА НАМ РЕФОРМА ЛЮБАЯ

24 марта, 2000, 00:00 Распечатать

Реформы в образовании — явление перманентное. Какой период развития школы и педагогики (причем не только в родных пенатах — во всем мире) ни возьмем, обязательно попадем на период реформ...

Реформы в образовании — явление перманентное. Какой период развития школы и педагогики (причем не только в родных пенатах — во всем мире) ни возьмем, обязательно попадем на период реформ. Правда, у нас раньше в большинстве случаев дело дальше пресловутого «Даешь!..» не двигалось. А если и происходили какие-то изменения, то среди них действительно прогрессивными, полезными были единицы.

В этом году Главное управление образования столицы Украины завершает реализацию трехлетней программы «Пути реформирования образования в г. Киеве». Что она собой представляет? Каковы ее цели и задачи? Многое ли удалось сделать? Об этом наш разговор с начальником образовательного главка столицы Борисом ЖЕБРОВСКИМ. Ну а начали мы беседу с обсуждения решения не проводить в нынешнем году переводные экзамены, которое вызвало сильный резонанс в педагогических кругах.

— Борис Михайлович, одним из пунктов подписанного приказа «О порядке окончания 1999/2000 учебного года...» стала отмена экзаменов в 6—8-х и 10-х классах. Как известно, реакция на это нововведение была далеко не однозначной. Не желаете ли дать отпор оппонентам?

— Я бы не хотел ни с кем вступать в дискуссии. Мы сделали то, что диктовала ситуация, что накапливалось годами, необходимость в чем лично я давно ощущал не как начальник, а как учитель. Естественно, по данному поводу можно много спорить и говорить. Главное — не рассматривать этот шаг как некую панацею.

— Буквально вслед за решением горуправления последовал аналогичный приказ министра об отмене переводных экзаменов по всей стране. Не кажется ли вам, что для начала следовало бы ограничиться одной столицей?

— Ничего подобного! И потом, Министерство науки и образования издало не приказ, а рекомендации. То есть оно просто не возражает, если в каком-то регионе страны последуют киевскому примеру. Мы же ничего нового не придумали. Во многих странах (в той же России, к примеру) давно уже забыли о переводных экзаменах, и это ничуть не мешает им нормально работать. А то, что министерство мгновенно среагировало на ситуацию, на мой взгляд, только делает ему честь.

— Из-за эпидемии гриппа дети две недели не ходили в школу. В то же время вышеупомянутый приказ Главного управления образования г. Киева не предусматривает ни дополнительных занятий, ни продления учебного года, запрещает увеличение объемов домашних заданий. Как же будут выполняться учебные программы?

— Элементарно. Я как учитель могу вам с полной ответственностью заявить: каждый педагог прекрасно знает выход из подобной ситуации. И для этого не нужны никакие дополнительные занятия. Нет никакого смысла срывать летнюю оздоровительную кампанию, ломать отпускные планы семей. С другой стороны, может, оно и хорошо, что дети будут меньше учить. Ведь еще на многие основополагающие для нашей школы вопросы не найдены вразумительные ответы: зачем именно это и в таком объеме мы преподаем? Мы пока только на пороге кардинальных изменений содержания образования. Вот в связи с переходом на двенадцатилетку у нас наконец-то появилась возможность определиться, чему и как мы должны учить детей.

— Программа «Пути реформирования образования в г.Киеве» рассчитана только на три года. А почему не на пять, десять лет?

— Реальными, на мой взгляд, могут быть планы лишь на ближайшее время. Поэтому когда в 1998-м мы утверждали эту программу, то и рассчитали ее на три года. Просто посмотрели, что в нынешних условиях, если творчески подойти, возможно.

— Ну и что же, если конкретнее, стало возможным?

— Начну с того, что в программе пятнадцать разделов. Первые три посвящены здоровью детей: физическому, психическому и, если так можно выразиться, социальному. Удалось нам сделать немало. Произошли заметные позитивные изменения в системе медицинского обслуживания интернатов, школ. В образовательных заведениях города теперь работают психологи-практики, создана городская психологическая служба. В Киеве открылось много новых типов детсадов для детей с различными физическими недостатками. Заканчиваем оптимизировать сеть специализированных заведений для детей с психофизическими нарушениями: открываем группы для ребят с задержками психического развития и с психоневрологическими заболеваниями. Всего, честно говоря, и не перечислишь. Мы воплотили в жизнь около 90% задуманного. Но это не показатель. Нужно ведь смотреть на то, что реально изменилось в жизни.

— Но, к сожалению, существенных улучшений в состоянии здоровья столичных детей что-то не наблюдается...

— Наша задача была привлечь к решению проблемы тех, кто имеет самое непосредственное отношение к здоровью детей: медиков, экологов, семью. Мы все вместе должны найти выход из сложившейся ситуации, при которой умный, несомненно грамотный, но физически слабый человек выходит из стен украинской школы. А это же не только личная трагедия, но и для государства, кстати, весьма накладно.

— Вы коснулись лишь трех посвященных здоровью подрастающего поколения разделов «Путей...» А о чем остальные?

— Есть в программе раздел «Дошкольное образование». С радостью могу констатировать: за последние годы в системе дошкольного образования произошли качественные улучшения. И прежде всего они касаются усовершенствования методики работы с малышами. Ведь в отечественных детсадах, как нигде, господствовал командный, авторитарный стиль воспитания: «встань, сядь, иди сюда» и т.п. А ведь существуют педагогические системы, исповедующие совершенно иные, гуманистические, принципы. Возьмите, к примеру, те же методики Софии Русовой, Марии Монтессори или Рудольфа Штайнера. Вот мы и начали постепенно их внедрять. В результате дошкольное образование Киева пережило настоящую маленькую революцию. И, что самое главное, перестроились не один-два садика — это стало массовым явлением.

Провели конференцию «Изучение иностранных языков в системе дошкольного образования». Оказалось, существует достаточно много фирм и огранизаций, которые занимаются этим вопросом. Мы предоставили им право работать в детсадах, где родители изъявили такое желание и согласны оплачивать их услуги. И уже есть очень интересные примеры. Скажем, детская лингвистическая лаборатория, где дошкольники параллельно изучают три иностранных языка, и у них это довольно неплохо получается.

— Насколько я знаю, сейчас начали специально готовить заведующих детскими садами, чего раньше не практиковали.

— Да, в 1998-м при Главном управлении образования г.Киева была создана школа резерва заведующих детсадами. Со всего города по рекомендациям коллективов, районо мы теперь ежегодно отбираем порядка 20—30 человек. Двенадцать месяцев они слушают лекции, посещают семинары, практические занятия. Затем направляем их на стажировку в детсады, где есть вакансия заведующего или на время отпуска последнего. Ну а потом интересуемся у коллектива: видит ли он в нашем слушателе будущего руководителя? Кстати, три года назад мы создали школу резерва и для директоров общеобразовательных школ.

— И много слушателей за это время прошли школы резерва?

— Ту, где готовят зав. детсадами, — почти сто человек. Где-то 60 из них уже возглавляют дошкольные учреждения. То же самое и с директорами школ. За последние три года сменилось порядка шестидесяти руководителей и новыми директорами стали в основном выпускники школы резерва.

— Раз уж мы плавно перешли от дошкольного к среднему образованию, то разрешите поинтересоваться: какие школьные преобразования предусматривает программа «Пути реформирования...»?

— Прежде всего нужно отметить, что мы не сократили и не закрыли ни одной киевской школы. Более того, ежегодно в столице открывается 10—16 новых. Да, строим всего одну-две, но идет процесс создания частных школ: сегодня их 21, а еще в 1998-м было только две. Детсады реорганизовываются в школы-детсады. И мы всячески способствуем этому. Ведь там намного более комфортные условия пребывания для малышей да и, что греха таить, они избавлены от негативного влияния старшеклассников (кстати, во всех западных странах начальные школы отделены от старших). В Киеве уже более 40 лицеев и гимназий, постоянно появляются новые. Одно из последних веяний — создание лицеев и гимназий при высших учебных заведениях. Я думаю, этот процесс будет набирать силу, поскольку, в принципе, каждый вуз заинтересован иметь свое учебное заведение среднего звена. Польза здесь взаимная: в данном случае очень хорошо видно, чему должна учить школа, дабы удовлетворять вуз.

Немало сделано и в отношении учебного обеспечения киевских школ. И прежде всего наши усилия направлены на информатизацию и компьютеризацию столичных школ. Если в этом году мы получим из бюджета предназначающиеся на эти цели деньги, то план полностью выполним. Кроме того, родилась программа, которую мы даже не предусматривали, — «Каждой киевской школе — Интернет». Есть уже и договор с одним из агентств-провайдеров: оно взяло на себя бесплатное подключение каждой школы ко Всемирной сети и обучение кадров. Совсем недавно я подписал приказ о конкурсе на лучшую web-страницу. Мы хотим знать, как школьники будут использовать Интернет, какие материалы брать, что передавать. Кто подойдет к этим вопросам наиболее творчески, в награду получит компьютерный класс.

Еще программа «Пути реформирования...» предусматривает совсем иную систему переподготовки учителей, иные подходы в работе с одаренными детьми, создание государственно- общественной модели управления школой.

— Здесь вы имеете в виду, очевидно, и такое знаменитое ноу-хау столичного образования, как киевский «треугольник»...

— Несомненно. Но общегородской ученической конференции «Киевская школа-2000. Взгляд старшеклассников», прошедшей в апреле 1998 года, отчетливо прозвучало: ученики хотят иметь собственную организацию. Цель последней — представлять их интересы, защищать права и влиять на школьную жизнь. В результате родился киевский городской совет старшеклассников. Одновременно шел процесс самоорганизации и в среде родителей. Так, весной того же 98-го Минюст зарегистрировал объединение родителей школьников столицы Украины. А 16 сентября 1998-го две вышеназванные организации и Главное управление образования г.Киева подписали соглашение о сотрудничестве. Этот документ признал стороны «треугольника» равноправными партнерами в организации школьной жизни.

С той поры «треугольники» (учителя — ученики — родители) закрепились в городе. В 418 учебных заведениях созданы и функционируют разные по названиям, структуре и направлениям работы органы самоуправления учеников. Активизировались родительские советы и комитеты.

— Борис Михайлович, положа руку на сердце, вы верите, что «треугольники» смогут что-то изменить к лучшему?

— Конечно! Зачем, в противном случае, было затевать весь сыр-бор? Дело в том, что сегодняшние законы об образовании и существующая в Украине практика — это монополизация государством всего, что относится к образованию. И прежде всего — руководства. И если не перейти на государственно-общественную модель управления, то не избежать серьезных проблем и с родителями учеников, и с обществом в целом. Ведь у нас государство только на 50% финансирует образование. Другие же 50% — на плечах родителей. И при сем последние не допускаются к управлению. Это же нонсенс! Кстати, первой редакцией Закона об образовании признавалась именно государственно-общественная модель управления школой. А из второй — исчезла. И сегодня мы, во всяком случае в Киеве, стараемся ее вернуть. Подписанный в сентябре позапрошлого года трехсторонний договор — серьезный шаг к созданию упомянутой модели управления.

— К слову, при составлении «Путей…» каким-то образом учитывались пожелания тех же старшеклассников?

— Не просто учитывались, а весь пятнадцатый раздел составлен ими самими. Все, что они предлагали по реформированию школы на конференции «Киевская школа-2000…», вошло в программу. Должен сказать, ребят мы не обманули, очень многие пункты уже выполнили (кроме, естественно, относящихся к содержанию обучения — это парафия министерства).

— На мой взгляд, любые реформы неразрывно связаны с поиском, экспериментом. Именно апробация новых программ, методик позволяет отыскать наиболее эффективные пути реформирования образования. Интересно, нашла ли свое отражение в трехлетней программе экспериментальная деятельность?

— Безусловно. Ей посвящен целый раздел, который так и называется «Научно-методическая и экспериментальная деятельность». Сначала при Главном управления была создана лаборатория педагогических инноваций и информационных технологий. Затем она переросла в центр научно- методической и экспериментальной педагогики. Появился приказ, упорядочивший всю экспериментальную работу. Ведь все, предпринимавшееся ранее в данном направлении, было довольно хаотично и анархично. Требовалось, скажем, какому-то аспиранту подкрепить свою диссертацию практическим материалом. Он приходил в школу и начинал там ставить «опыты». Нужны ли они самой школе, было вопросом десятым. Сегодня же, вне зависимости от того, кто проводит эксперимент, все обязательно проходят у нас согласование. Если нужно — и научную экспертизу в рамках центра: там собраны люди с учеными степенями, со званиями и, что очень важно, с опытом практической работы в школе. Далее выносится приказ, утверждающий тему. Ежегодно заслушиваем отчёты о том, что сделано. Удачные эксперименты рекомендуем к внедрению. А иногда досрочно прекращаем изыскания, если видим, что в них нет никакой пользы для школы. Центр внимательно следит за тем, дабы предлагаемые исследования не повторяли уже кем-то сделанного. Только новизна! Поэтому все, что мы проводим, делается впервые в Украине. Да так, на мой взгляд, и должно быть. Ведь мы — столица, у нас больше возможностей, чем у других, делать первый шаг.

— Борис Михайлович, помнится, вы в свое время издали приказы о том, что каждая киевская школа должна иметь одного партнера-школу за рубежом и другого — украинскую сельскую школу.

— Вы правы. Киевские школы имеют связи с «коллегами» из более чем 40 стран. Практически все столичные общеобразовательные заведения уже обзавелись заграничным партнером.

Два года исполнилось приказу о партнерстве всех киевских школ с сельскими. Я считаю обязанностью столицы интересоваться жизнью глубинки. Мало того, убежден: корни наших традиций, культуры именно в сельских школах. Достаточно вспомнить биографии наших выдающихся деятелей науки, культуры — практически все они выходцы из села. Там родники, первоисточники национальной духовности. Помочь сельским школам материально — наша святая обязанность. Уже есть интересные программы: некоторые киевские лицеи ведут дистанционное обучение, привлекают к участию в олимпиадах сельских ребят, консультируют их, обмениваются учителями, руководителями и т.д.

— Борис Михайлович, мне бы хотелось коснуться в нашем разговоре и весьма деликатной темы — сбора родительских денег в школах. Учителям ваш приказ запретил это делать. Так теперь «поборами» с не меньшим успехом занимаются сами родительские комитеты.

— Я не в состоянии мамам-папам запретить собирать деньги. Есть фонды содействия развитию школы, благотворительные фонды. Это все — добровольные вещи. И не может один родитель заставить другого сдавать деньги.

— Так-то оно так. Но отказ потом неизбежно негативно отразится на ребенке.

— Вот это и есть наша психология. В нас живет страх: «Лучше буду как все, иначе...» Хотя я могу назвать школы, где вполне цивилизованно решаются эти вопросы, где созданы благотворительные фонды и четко определено, на что, на какие цели и какая сумма перечисляется.

Директора, родительские комитеты занимают различные позиции в рассматриваемом вопросе. Но создание того же киевского «треугольника» — один из способов родителей учеников защищать себя. Они должны понимать: если платят деньги, значит, имеют доступ к любым вопросам в жизни школы. Вплоть до того, какой язык обучения избрать, пять или шесть дней в неделю учиться их детям и по какой программе, какие дополнительные предметы будут преподаваться их мальчишкам- девчонкам. Вот это и есть государственно-общественная модель управления школой.

— В этом году программа «Пути реформирования образования в г.Киеве» заканчивается. Что дальше?

— Уже созданы группы из наших лучших учителей, директоров и ученых, которые трудятся над программой «Столичное образование». Думаю, она будет рассчитана как минимум на ближайшие пять лет. В этой программе, кроме наших ежедневных тактических проблем, отразятся и вопросы стратегии: в каком направлении развиваться образованию, каковы должны быть его приоритеты? Очень надеемся, что к разработке новой программы подключатся родители и дети. Я часто общаюсь и с членами столичного совета старшеклассников, и с другими ребятами. Много среди них умных, толковых, искренне любящих Украину. Они прекрасно понимают, что происходит в стране. Иногда даже лучше нас. И если говорить о моей уверенности в завтрашнем дне, она — именно в этих ребятах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно