Почему в Украине наплодилось так много вузов, и что с этим делать?

29 мая, 2021, 08:36 Распечатать
Отправить
Отправить

О будущем университетов 

Почему в Украине наплодилось так много вузов, и что с этим делать?
© burst/@shopifypartners

Считается, что в Украине очень много заведений высшего образования; что ограниченный ресурс государственного финансирования образования и науки распорошен; что «чрезмерное» количество — признак низкого качества. Как так произошло, что в нашей стране наплодилось столько заведений высшего образования, и что будет дальше с этой громоздкой системой? Возможно ли в этом многообразии заведений найти место для либерального образования (liberal arts education), которое, по сути, больше нацелено на развитие мировоззрения, чем на подготовку к профессии, и вместе с тем — для дуального образования, ставящего цель приблизить аудиторию студента к его будущему месту работы? Как будет развиваться онлайн-образование после окончания пандемии? Эти вопросы нуждаются в осмыслении и обсуждении.

Не уверен, что у меня есть ответы на все поставленные вопросы, но без их осмысления ответов точно не найти.

Итак, в Украине сейчас насчитывается более 280 заведений высшего образования — государственных и частных. В них получают высшее образование на всех трех уровнях: бакалавр, магистр, доктор философии. Если сюда прибавить колледжи (заведения специального образования), где тоже есть бакалаврские программы (но нет магистерских), и научно-исследовательские институты, где есть аспирантские программы (но нет низших уровней), — количество субъектов, предлагающих высшее образование, будет превышать 1200. Очевидно, это много. 

Но едва ли в ближайшее время эта цифра резко уменьшится. Хотя Всемирный банк недавно принял программу стоимостью 200 млн долл. на оптимизацию сети заведений высшего образования в Украине, на местах спроса на такое сокращение нет (наоборот!). На объединение заведений «сверху», с использованием административных рычагов, нужна политическая воля на непопулярные шаги, что довольно опасно для любого руководителя МОН. Более того, министры образования у нас преимущественно выбираются из среды ректоров, а силой объединять заведения, которыми руководят коллеги, как-то «не комильфо».

Нынешнее количество субъектов образовательной деятельности досталось Украине в наследство. 

От индустриальной эпохи мы получили огромную сеть колледжей и училищ, стремящихся сегодня выжить в обществе, которое ценит только высшее образование после школы. В Украине сформировалась парадоксальная ситуация, когда почти 75% выпускников школ сдают ВНО и поступают в заведения именно высшего образования (а не в ПТУ), и вместе с тем только ленивый не жалуется на качество этого же «высшего образования». 

В неспокойные 1990-е утвердилось и стало нормой превращение высшего образования из общественного блага в «услугу» и способ зарабатывания денег (гласно или не очень). В результате для многих абитуриентов целью поступления в вуз стало «получение диплома» (а не компетентностей или мировоззрения), а сами университеты, забыв о своей сущности «академического сообщества», превратились в поставщика услуг. Качество этих «услуг» часто измеряется или личной прибылью организаторов процесса их предоставления (в худшем случае), или (в лучшем случае) уровнем удовлетворения «клиентов» (студентов).

А еще — от СССР мы получили сеть специализированных институтов, созданных в свое время для подготовки кадров той или иной отрасли плановой экономики: авиационной, строительной, лесотехнической, торговой, образовательной, аграрной, художественной и т.п. Плановой экономики уже нет, да и отрасли зачастую существенно сократились, но специализированные заведения остались.

С прошлых времен (от Скоропадского) мы получили сеть исследовательских институтов НАН, которые физически, финансово, сущностно отделены от сферы высшего образования. Эта «разнополовость» сдерживает возникновение в Украине настоящих исследовательских университетов — таких, что могли бы попасть в верхние позиции мировых рейтингов. В каждом из наших научно-исследовательских институтов открыта аспирантура, и каждому дано право присуждать образовательно-научную степень доктора философии, поэтому каждый (по статистике) считается отдельным заведением высшего образования. 

Есть ли шанс это наследство одолеть? Сразу же — сомневаюсь. Системными изменениями свыше — вряд ли. Академические сообщества заведений должны трансформироваться «с низов». В отдельных случаях это будет означать «бунт» против местного «феодала». В других — осознание преподавателем цены собственной репутации и репутации своего заведения. Еще в каких-то — понимание выгоды от агломерации распорошенных ресурсов и поиск компромиссов, ведущих к их объединению. В течение ближайших лет, вероятно, это произойдет через эволюционное развитие системы, а именно: 

Отраслевые заведения найдут (наконец!) общий язык с работодателями и станут заведениями «профессионального высшего образования». Или они умрут. Предпосылкой выживания должно стать внедрение качественного дуального образования в сотрудничестве с кластером работодателей. Подчеркиваю: качественное дуальное образование — это не то, что создается под конкретную компанию-работодателя. Качественное дуальное образование нуждается в сотрудничестве с кластером компаний одной отрасли. Речь идет не о корпоративном университете, а о возможности для студента приобрести практические умения во многих компаниях определенной отрасли в течение срока обучения. Такая система должна предусматривать конкуренцию между компаниями кластера за лучшего студента-практиканта; четкое и понятное распределение функций между университетом и работодателем, согласно которому первый предоставляет теоретическое (академическое) образование, а второй — практическое. 

Классические университеты постепенно будут превращаться в исследовательские, с привлечением в свои структуры отдельных институтов НАН и отраслевых академий наук. Самый оптимальный путь для этого — формирование общих аспирантских программ и специализированных «докторских школ» (как во Франции), где образовательно-научное сотрудничество между университетами и академическими институтами институционализируется именно на уровне общего руководства аспирантами и содействия качественной подготовке молодых преподавателей-исследователей.

Политехнические институты (университеты) продолжат уже начатую самотрансформацию по прикладному обучению для сферы машиностроения в центры практической подготовки специалистов для ІТ и высокотехнологических отраслей. В этой сфере процесс уже пошел, и, благодаря большому спросу украинского ІТ-сектора на квалифицированных специалистов, можно ожидать, что он будет продолжаться.

Маленькие престижные университеты, образованные уже во времена независимости (например, Могилянка, УКУ, Острожская академия…), наконец найдут возможность реализовать «либеральное образование», формирующее, скорее, личность, чем специалиста; отдающее предпочтение, скорее, мировоззренческому развитию в сообществе, чем подготовке к профессии. В этом смысле, могут оказаться очень полезными внесенные в прошлом году изменения в Закон «О высшем образовании» и недавно утвержденные изменения в Лицензионные условия: в Украине впервые стало возможным создание межотраслевых двухлетних программ «младшего бакалавра», после окончания которых студенты (теоретически) могли бы поступать на третий год обучения по конкретной специальности. Следовательно, исчезнет потребность выбирать специальность сразу после школы, потому что можно будет поступить на двухлетнюю университетскую программу общего развития, после окончания которой выбрать специальность. Остается за следующий год такие программы запустить на практике.

Массовые специализированные заведения, конкретно — аграрные и педагогические университеты, будут переживать очень тяжелые времена. Сейчас таких заведений в Украине очень много, их бакалаврские программы часто дублируют те, которые предлагают другие университеты рядом. Ожидать, что каждый из бывших пединститутов превратится в классический университет или каждый аграрный станет политехническим — напрасно. Поэтому или количество этих заведений уменьшится естественным образом, или они превратятся в центры повышения квалификации и образования для взрослых. Именно образование в течение жизни крайне необходимо как аграриям, так и учителям всех уровней, но пока этот спрос не находит институционного предложения со стороны заведений. Большая надежда на появление профессиональных магистерских программ для соискателей, чей средний возраст 30–40 лет.

Следует отметить, что на системном уровне почти все, что должно было быть сделано сверху (МОН, КМУ, ВРУ) для возможности вышеупомянутых преобразований, фактически сделано. Исключением можно считать финансовую автономию заведений высшего образования: в полной мере она еще не введена. И даже здесь уже есть сдвиги, связанные с переходом на государственное финансирование по формуле, и вскоре можно ожидать принятия других изменений. Дальнейшие трансформации будут зависеть от активности и инициативности просвещенцев и академических сообществ самих заведений.

В условиях карантинных ограничений, сотрясавших образовательную отрасль (и все общество) в течение прошлого года, не стоило ожидать существенных локальных трансформационных инициатив. Но риски пандемии вроде бы постепенно идут на убыль. В то же время за этот прожитый год мы научились иначе организовывать учебный процесс; преимущества и недостатки онлайн-образования стали очевидными и проявились на всех уровнях. 

В будущем актуализируются следующие вопросы: следует ли читать лекции вживую, если можно онлайн? Если лекции перевести в онлайн-формат, появится ли ресурсная возможность увеличить контактные часы для семинарских занятий, очных интерактивных дискуссий? Изменится ли осознание ценности образования у студентов (и родителей), которые перестанут стремиться «получить диплом», который фактически можно купить в Интернете; и появится ли понимание ценности образования как блага, а не как «бумажки»?

Ответ на все эти вопросы — открыт. Однозначно, трансформация не будет быстрой и будет зависеть от каждого участника процесса (преподавателей, руководителей заведений, студентов, аспирантов, работодателей…). Но последний год пандемии показал, что высшее образование может быть другим и что эволюционная трансформация практик «снизу» может привести к невероятным результатам. Поэтому я продолжаю быть оптимистом и верю в качество высшего образования в разных его проявлениях.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК