А учить мы все-таки — будем?

1 октября, 2010, 14:08 Распечатать

егодня в украинских школах работают 78600 (более 16%) педагогов пенсионного возраста. Больше всего их в учебных заведениях г...

…На «последнем звонке», передавая символ школы — хрустальную сову выпускнице следующего года, я, не сдержавшись, произнесла: «Хорошо, когда в школе свежепокрашенные стены, новые стулья и компьютеры. Но без учителей это не школа». Вырвалось замечание неспроста. На наших глазах новая директриса школы принялась наводить порядок в своей вотчине и начать решила… с избавления от старых кадров. Дабы на смену им пришли молодые и «более продвинутые». Пожилые учителя, посвятившие жизнь детям, попадая в директорский кабинет, выслушивали оскорбительные сентенции. Некоторым из них прямо указывали: «Пишите заявление». Выходили, еле сдерживая слезы. И — уходили один за другим. Кто — в другое учебное заведение, кто — в репетиторы, кто — на заслуженный отдых. За два года уволились 36 педагогов.

И пошла в школу молодежь. Но… надолго не задерживалась. То ли с детьми не справлялись, то ли зарплатой были демотивированы, то ли быстро присматривали работу получше. Такой текучки кадров в истории учебного заведения еще не было. И продолжалась она еще долго после того, как мы покинули стены родной школы…

…Эта история десятилетней давности вспомнилась на августовской коллегии МОН, когда Дмитрий Табачник выразил обеспокоенность возрастающим количеством пенсионеров в педколлективах нашей страны. Сегодня в украинских школах работают 78600 (более 16%) педагогов пенсионного возраста. Больше всего их в учебных заведениях г. Севастополя (28%), Донецкой области (почти 25%), Автономной Республики Крым (24%). Предметы, которые чаще всего преподают учителя-пенсионеры, — ДПЮ, русский язык и литература, математика, естественнонаучные дисциплины. Пенсионного рубежа достигли 26% математиков, 23% химиков, 22% физиков. В Бориспольском районе Киевской области более трети математиков, физиков и химиков — пенсионного возраста.

«Понятно, что это тревожная ситуация, потому что увеличивается возрастной разрыв между поколениями учителей и учеников, тормозится процесс коммуникации, а также внедрение ИКТ и новейших технологий в систему образования», — констатировал министр. Какой же выход из положения он видит? Увеличить зарплату молодым учителям? Увеличить пенсии пожилым? А вот и нет, все гораздо проще. «По просьбам трудящихся» было предложено… возобновить контрактные формы договора с педработниками, существовавшие до 1994 г. «Уже в этом году министерство предложит на рассмотрение педагогов новую модель трудовых отношений в системе общего среднего образования», — заявил министр.

Что решает контракт, который ежегодно необходимо перезаключать? Делает «пенсионника» еще более уязвимым. В любой момент его могут «попросить» с работы, поскольку «в этом году часов нет». Как жить дальше на одну учительскую пенсию, которая к тому же обесценивается инфляцией не по дням, а по часам? Легче тем, кому помогают дети, у кого есть свой огород, да и то не пожируешь. А каково одиноким? Тем, кто за долгие годы преподавания так вымотался морально и физически, что уже даже не может заниматься репетиторством?

И как, скажите на милость, «новая модель трудовых отношений» привлечет в школы (и удержит в них!) выпускников педвузов? Количество учителей в возрасте до 30 лет ежегодно сокращается. За последние четыре с половиной года оно снизилось с 21 до 17%. Меньше всех задерживаются в школе молодые учителя иностранных языков — сегодня у них есть гораздо более заманчивые перспективы трудоустройства.

Неужели у современной молодежи нет педагогического призвания? Вроде бы и не скажешь. Но призвание на хлеб не намажешь. По состоянию на 1 июля с.г. молодой учитель со средним специальным образованием получал у нас 935 грн.; выпускник педвуза со степенью специалиста или магистра — от 986 до 1037 грн. 15—25% от должностного оклада могли добавить за классное руководство, 15—20% — за проверку тетрадей, 10—13% — за заведование учебными кабинетами. Через три года работы ему надбавили бы 10% оклада, через 10 лет — 20%, через 20 лет — 30%, за получение высшей категории — 1208 грн. Стоит ли игра свеч?

***

Согласно опросу, проведенному недавно Киевским институтом проблем управления имени Горшенина, 42,2% граждан Украины считают профессию учителя обычной, каждый третий (33,1%) — непрестижной, и только каждый пятый (19,7%) — престижной.

Впрочем, педагогические вузы не страдают от низкого конкурса. Какими резонами руководствуется молодежь, поступая туда? Вот что отвечали выпускники разных педуниверситетов: ради «корочки» как таковой; в качестве запасного варианта; если у родителей не нашлось денег на что-то более солидное; студенты из сельской местности надеются на более-менее «человеческое» трудоустройство (неважно, насколько объективны их чаяния). В то же время какая-то часть поступающих искренне хочет работать в школе.

Надолго ли хватит их запала? Вспоминается история девушки, которая с седьмого класса мечтала стать учителем, после вуза пошла работать по специальности… Однако через несколько лет ее энтузиазм погасила рутина. «Каждый день одно и то же, дети ленятся — стало неинтересно. В учителях выживают либо сверхидейные, либо те, кому некуда деться, либо те, кому все равно. Из школы я ушла, когда почувствовала, что деградирую», — с горечью говорила бывшая учительница.

«Чтобы заработать больше, нужно брать больше часов. А как тогда качественно готовиться к урокам?» — с такой дилеммой столкнулась в школе другая выпускница педвуза. Выход нашла, занявшись частным преподаванием…

***

Говорят, в последнее время в школы пошло больше представителей сильного пола. Но причина нередко весьма прозаична: работая после педвуза по специальности, можно официально «откосить» от армии. Пройдет несколько лет — только его и видели.

Сегодня почти 90% украинских учителей — женщины (а среди воспитателей детсадов эта цифра, пожалуй, стремится к сотне). Но чем выше по карьерной лестнице, тем больше «нарисовывается» сильного пола. Так, среди руководителей отделов образования районного и городского уровней мужчин и женщин поровну. А вот из 27 руководителей областных управлений женщин — только шесть.

В чем причина? В том, что мужчины больше тянутся туда, где больше платят, а женщины чаще соглашаются на менее «хлебные» должности? Однако вопрос, кто в современной семье является главным кормильцем, сегодня не имеет однозначного ответа. В том, что женщины лучше чувствуют себя в роли воспитательниц и наставниц, а мужчины больше любят поруководить? Однако в школе «мужская рука», мужской подход необходим так же, как и в семье, — хотя бы для баланса.

К слову, гендерным неравенством в системе образования министр также озабочен. Но как решать эту проблему, пока не сказал.

***

…А школьнику не важны ни учительские проблемы, ни мотивация. Нет интереса к предмету, нет уважения к педагогу — попробуй обучи его. Современный ученик гораздо менее управляем, он готов спорить с учителем. В то же время ученик — как живой барометр, чутко реагирующий на фальшь, неуверенность, слабость познаний учителя. Возможно, именно в наше время от педагога требуется как никогда много, чтобы увлечь воспитанников своим предметом. Быть одновременно интеллектуалом, живой, постоянно обновляющейся «копилкой знаний» — и в то же время артистом, способным преподнести информацию доступно и увлекательно. Но прежде всего — быть Личностью; уметь сохранять баланс между требовательностью и мягкостью, держать себя с достоинством и в то же время быть искренним. Учителей, обладающих всеми этими качествами, увы, единицы. Но именно они и их уроки запоминаются на всю жизнь. Возможность влиять на судьбы — мощный, хоть и небезопасный стимул. Не он ли способен перевесить и малопрестижность, и невысокое вознаграждение за труд педагога?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно