Так называемые рабочие места на рынке труда

14 апреля, 2006, 00:00 Распечатать

Одним из наиболее весомых прошлогодних достижений запорожские власти считают создание в области порядка 47 тыс...

Одним из наиболее весомых прошлогодних достижений запорожские власти считают создание в области порядка 47 тыс. новых рабочих мест. Что это за места и как их удалось создать — об этом чуть позже. Пока же речь о том, что попытка преобразовать отечественный рынок труда — не местная инициатива, а составляющая общегосударственной программы по организации 5 млн. новых рабочих мест.

Почему именно 5, а не 9 или 3 млн.? Самое простое объяснение: с учетом пятилетнего срока президентского правления получается эффектный показатель — ежегодный миллионный прирост. Однако, как считают специалисты, дело не только в предвыборном пиаре. По ориентировочным подсчетам, именно этой цифрой определялось количество украинских гастарбайтеров. Хотя, говорят, таковых уже стало около 7 млн., и подобный прогресс, разумеется, вовсе не свидетельствует об успехах в реализации отечественной политики в сфере занятости населения.

Справедливости ради стоит заметить, что миграция рабочей силы присуща не только Украине. Например, многие поляки предпочитают трудиться во Франции, а португальцы — выезжать на заработки в Германию. Основной побудительный мотив у них точно такой же, как и у наших гастарбайтеров, — за границей есть возможность заработать больше. И если, например, в Португалии толковому украинскому строителю платят ежемесячно 1—1,6 тыс. долл., ему сложно избежать искушения применить свое мастерство на чужбине, зная, что за ту же работу на родине он получит не больше 200 долл.

Что поделаешь, так уж устроен человек — ищет, где лучше. Поэтому попытки запорожских работодателей привлечь рабочих высокой квалификации, как правило, остаются безрезультатными. Сложно найти желающих работать за минимальную зарплату (350 грн.) или меньшую прожиточного минимума (483 грн.).

К сожалению, на это обстоятельство предпочитают не обращать внимания. А раз так, то проблема занятости у нас решается (как бы это помягче выразиться)… своеобразно. Особенно наглядно это видно на примере города Запорожья, где, к слову, один из самых высоких по стране уровней трудоустройства — 56,4% против 38,1 по области и 36,4% по стране.

По большому счету, проблема безработицы для города неактуальна. Более-менее стабильно работают ведущие промышленные предприятия, составляющие львиную долю экономического потенциала региона. Да и служба занятости не сидит сложа руки. Традиционно проводятся ярмарки вакансий, налажено тесное взаимодействие и обмен информацией с кадровыми службами.

Наконец, к процессам на рынке труда отнюдь не безучастны местные власти. Одно из свидетельств этого — ежегодное принятие городских программ занятости, реализация которых позволяет минимизировать развитие неблагоприятных тенденций. Так было, например, в прошлом году, когда стало известно о запланированном сокращении свыше 9 тыс. работников на предприятиях и в организациях города. Тогда в программе предусмотрели создание в различных отраслях порядка 8 тыс. рабочих мест. К счастью, фактическое количество лишившихся работы запорожцев не превысило 3,2 тыс. В итоге уровень зарегистрированной в Запорожье безработицы к началу нынешнего года составил 0,8% — почти в четыре раза ниже, чем в среднем по области.

Тем не менее город не остался в стороне от реализации общегосударственной программы по ежегодному миллионному приросту рабочих мест. А происходило это так.

Согласно доведенной из центра сентябрьской разнарядке, области в 2005 году было предписано создать 39 тыс. новых рабочих мест. Судя по всему, эта цифра — производная от элементарного арифметического действия, когда общегосударственный плановый показатель делится на количество регионов. Но поскольку поставленные задачи вряд ли вызвали энтузиазм у всех без исключения местных руководителей, кое-кто из них вовремя сориентировался, сумев скостить плановую цифру. Разумеется, за счет других регионов. Таких, в частности, как запорожский, которому по уточненным данным предстояло создать уже 44 тыс. рабочих мест.

Примерно в том же духе действовала и сессия облсовета, определившая для Запорожья плановую цифру на уровне 17,5 тыс. Любопытно, что количество состоящих на учете безработных в городе всего лишь 4,1 тыс., следовательно, создание 13,4 тыс. рабочих мест было попросту бессмысленным. Но, как говорится, спорить с начальством — себе дороже. Раз велено создавать — создадим. И что самое смешное — «создали».

По официальным данным, годовой план и область в целом, и город в частности перевыполнили на 9,2%. Правда, с небольшой оговоркой — созданы были так называемые рабочие места. В Запорожье, например, из 19,1 отчетной тысячи только около 3 тыс. — новые рабочие места в промышленности и строительстве, а все остальные приходятся на сферы торговли и услуг. Казалось бы, тоже неплохо. Возможно. Но, как откровенно признаются работники службы занятости, «основную часть вновь созданных рабочих мест (12089, или 62,7% от общего количества по городу) составляет регистрация трудовых договоров между физическими лицами — субъектами предпринимательской деятельности и наемными работниками, а также регистрация физических лиц-предпринимателей».

Что ж, в конце концов, выведение работников из теневого сектора экономики — в определенной мере тоже достижение. Пусть даже при условии, что в нынешнем году (равно как и в последующих) повторить «трудовой подвиг» вряд ли им удастся. Но хуже-то не стало? В том-то и дело, что как посмотреть…

Желание угодить начальству хорошей работой само по себе не предосудительно. Однако лишь до тех пор, пока за внешне успешными показателями не пытаются скрыть истинное положение дел. Ведь проблема в том, что в регионе прослеживается устойчивая тенденция к увеличению количества сельских жителей, которые состоят на учете в службе занятости. На 11 территориях области уровень безработицы превышает среднеобластной, а в Васильевском, Акимовском, Новониколаевском, Токмакском, Черниговском районах он составляет от 9 до 20%. И это, кстати, при том, что по общемировым меркам показатель безработицы на уровне 6—7% считается уже критическим.

Возможно, кто-то надеется, что для решения проблемы занятости вполне достаточно горячего желания, энтузиазма да угодничества подчиненных. Но все же не стоит забывать, что создание одного рабочего места стоит не меньше 10 тыс. долл. Следовательно, до тех пор, пока в госбюджете на реализацию программы занятости не предусмотрят хотя бы 50 млрд. гривен, положительные перемены на отечественном рынке труда останутся на уровне деклараций или отчетного очковтирательства.

Стремление решить проблему занятости на государственном уровне имеет в Украине многолетнюю традицию. Начало ей было положено появлением 1 марта 1991 года Закона «О занятости населения». Спустя девять лет — 2 марта 2000 года — приняли Закон «Об общеобязательном государственном социальном страховании Украины на случай безработицы». С учетом установившихся традиций, очередной закон следует ожидать 3 марта. Возможно, так оно и случится — все же до 2009 года еще есть время. Тогда, глядишь, на законодательном уровне наконец-то определят значение термина «рабочее место». Хотя бы для того, чтобы обозначились критерии, по которым должна реализоваться общегосударственная программа занятости.

Да собственно и в существующей нормативной базе совершенно нелишне навести элементарный порядок. Поскольку действующее законодательство о труде претерпело уже столько изменений и дополнений, что подчас даже специалисты затрудняются ответить, каким требованием следует руководствоваться — закона или многочисленных подзаконных актов, которые без устали издаются правительством, министерствами, главками…

Наверное, нетрудно догадаться, что все это законотворчество далеко не всегда направлено на усиление социальной защиты, в которой в первую очередь нуждаются безработные. Если раньше размер пособия для них устанавливался на уровне 100% от заработной платы, то с недавних пор — только 70. А для тех, чей стаж работы не превышает пяти лет, и вовсе 50%. И этим, увы, не исчерпывается перечень примеров, когда государство предпочитает дистанцироваться от проблем человека, испытывающего материальные затруднения в связи с потерей работы. Скажем, статья 28 закона об общеобязательном государственном социальном страховании предусматривает выплату материальной помощи безработным, у которых закончился срок выплаты пособия, но среднемесячный совокупный доход на члена семьи не превышает установленный законом прожиточный минимум. Однако с 31 марта прошлого года эта норма утратила действие. Зато положение о том, что минимальный размер пособия по безработице должен быть равен прожиточному минимуму, по-прежнему остается всего лишь декларацией. Так, минимальное пособие составляет всего 108 грн., а среднее по городу — лишь около 380.

Подчас благие на первый взгляд намерения чиновников в действительности дают совершенно противоположный эффект. Нужны примеры? Пожалуйста. До 30 марта прошлого года размер отчислений предприятий и организаций в фонд занятости составлял 1,9% от фонда заработной платы. Затем его уменьшили до 1,6%, а с начала нынешнего года — до 1,3%. Казалось бы, правительство сделало шаг навстречу бизнесу, облегчив налоговое бремя. Правда, по сравнению с 32-процентной ставкой взноса в Пенсионный фонд подобное послабление представляется сущей мелочью. А вот поступления в фонд занятости, а значит, и его возможности по оказанию материальной помощи безработным сократились существенно. Зато работодатели, как и прежде, обязаны производить отчисления в различные фонды, вместо платежа на единый счет, средства которого предназначались бы для финансирования социально незащищенных слоев населения.

Помимо того, что такой порядок позволит избавиться от лишней отчетности, он еще поможет укрепить платежную дисциплину. Пока же из почти 22 тыс. запорожских предприятий и организаций лишь половина перечисляет взносы в фонд занятости, остальные под разным предлогом эту процедуру игнорируют. Конечно, формально службе занятости предоставлена возможность принудительного взыскания средств с нерадивых плательщиков. Но осуществить ее можно лишь в судебном порядке, для чего требуется пополнение штатов юристами и специальными структурами для контроля полноты и своевременности платежей.

Кстати, принцип единого социального платежа в качестве эксперимента был внедрен в трех областях, в том числе и в Запорожской. И хотя результаты получены вполне обнадеживающие, дальше опыта дело так и не пошло.

Ни для кого не секрет, что для государства гораздо разумнее не бороться за тотальную занятость, а создавать такие условия, при которых уровень безработицы сводится к минимуму. Однако эту задачу попросту невозможно решить, полагаясь лишь на службу занятости. Здесь явно не обойтись без партнерства с другими социальными институтами, для которых проблемы рынка труда тоже, по идее, не должны быть чуждыми. А на деле ни общественные организации, ни профсоюзы фактически не интересует, кто и по каким причинам стал безработным. Учебным заведениям практически безразлично, сколько их выпускников и по каким специальностям вынуждены обращаться за помощью в центры занятости, какие профессии востребованы на рынке труда. Вот и получается, что юристов, экономистов, педагогов, медиков у нас хоть пруд пруди, а инженеры-механики, технологи, программисты и квалифицированные рабочие в явном дефиците. Словом, термин «профориентация» в стране как бы еще и существует, но обозначающее его явление отсутствует практически напрочь.

В связи с этим невольно вспоминается посещение прошлым летом одного, без всякого преувеличения, уникального предприятия. На заводе с еще не подвергнувшимся моральному старению импортным оборудованием мне впервые выпало увидеть токарные станки с ЧПУ, позволяющие изготовить детали, диаметр которых измеряется не дюймами, не сантиметрами, а метрами. И это оборудование (к счастью, пока не разворованное) бездействует уже не один год: былые экономические связи разрушены, а на внутреннем рынке на данный вид продукции нет спроса.

Но даже случись чудо и появились заказы, возобновить работу предприятия не удастся не то что за месяц, а, пожалуй, и за год. Поскольку работать за станками попросту некому. Ведь на подготовку токаря, способного совладать с заготовкой весом несколько тонн (о том, чтобы ее «запороть», сами понимаете, не может быть и речи), понадобится не три-четыре месяца, как сейчас предлагается, а примерно столько же лет. И то — как минимум. В этом, кстати, убедились на Запорожском судоремзаводе, который получил перспективные заказы, а толковых сварщиков находит с трудом. Даже несмотря на то, что заработок предлагается относительно приличный — до 2 тыс. грн.

Вряд ли стоит надеяться на скорые перемены к лучшему, если, скажем, до сих пор туманны перспективы вступления в силу уже принятого парламентом и подписанного предыдущим президентом Закона «Об обеспечении молодежи, получившей высшее или профессионально-техническое образование, первым рабочим местом с предоставлением дотации работодателю». Правительству оставалось лишь утвердить перечень профессий и специальностей, входящих в сферу действия этого закона. Однако вместо этого доблестный профильный комитет ВР, увлекшись экономией бюджетных средств, перенес вступление закона в действие на следующий год. В итоге сотни миллионов гривен, может, и сберегли. Параллельно уготовив нескольким тысячам выпускников статус безработного. Так неужели высшей ценностью социальной политики являются цифры, а не людские судьбы?

Возможно, подобная постановка вопроса кому-то покажется чересчур резкой. Тогда хотелось бы услышать, из каких соображений в декабре прошлого года внесено изменение в порядок предоставления единовременного пособия безработному, пожелавшему заняться предпринимательской деятельностью? Раньше эта сумма составляла размер причитавшейся на год выплаты. Если учесть, что величина среднемесячного пособия по безработице в Запорожье составляет 380 грн., а максимального — 960, потенциальный объем стартового капитала получался достаточно скромным, а теперь и вовсе стал ничтожным. Потому что на единовременное пособие вправе претендовать лишь тот безработный, который не трудоустроен в течение трех месяцев из-за отсутствия на рынке труда подходящей работы. Соответственно, и выплата ему полагается уже не за 12, а за 9 месяцев.

Мало того, 111-й статьей закона о госбюджете на нынешний год предусмотрен возврат средств, выплаченных в качестве разовой помощи для организации безработным предпринимательской деятельности, если такая деятельность не началась в течение шести календарных месяцев со дня получения «подъемных». Что и говорить, это чисто по-нашенски...

Единственное, что хотелось бы, так это понаблюдать за ходом эксперимента. Суть его предельно проста. Надо инициаторам этого нововведения выдать пусть даже не 3420, а по максимуму — 8640 грн. с условием организовать на эти деньги за полгода собственный бизнес. Пускай продемонстрируют, насколько это возможно. А если не получится, применить санкцию — хотя бы в десятикратном размере. Может, хоть тогда фантазия чиновников направится в конструктивное русло, а у людей, которые по воле судьбы оказались невостребованными на рынке труда, появится возможность в дополнение к мизерной выплате получить, например, льготный кредит для обеспечения себя работой. Как ни печально, но за год, в течение которого государство гарантирует выплату пособия по безработице, решить проблему трудоустройства удается не каждому. А единственный вид материальной помощи в виде выделения семье средств на погребение, согласитесь, оптимизма не добавляет…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно