STEP «БАЙ» (СПИ, ПРОЩАЙ), СТЕПЬ...

27 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 27 октября-3 ноября

Четвертая специализированная выставка нефтегазовой промышленности, состоявшаяся в Киеве 23—26 октября, похоже, отличилась несколькими нюансами, менее всего относящимися к специфике этой отрасли...

Четвертая специализированная выставка нефтегазовой промышленности, состоявшаяся в Киеве 23—26 октября, похоже, отличилась несколькими нюансами, менее всего относящимися к специфике этой отрасли.

Во-первых, безукоризненной работой «cекьюрити» (словно бы речь шла о выставке суперсовременных технологий так называемого двойного назначения). Во-вторых, максимально ограниченным количеством участников, в частности иностранных. Очевидно, они не видят перспектив бизнеса в Украине в ближайшие годы. А в выставке участвуют, как большинство из них выразились, исключительно потому, что это — возможность встретиться со старыми знакомыми и партнерами. Увы, никто не сказал даже о надеждах на новые контакты...

В-третьих, как водится, у семи нянек... Причем в этом случае «нянек», то есть организаторов выставки, было заявлено четверо — Минтопэнерго Украины, НАК «Нефтегаз Украины», ВНИПИТрансгаз и АККО «Интернешнл». Правда, кроме как к представителям ВНИПИТрансгаза, все равно не к кому было обратиться по оргвопросам.

А если пытаться «расшифровать» специализированность описываемой выставки, то стоит прежде всего сказать, что в рамках этого мероприятия, кроме «стендовых» встреч, проходила еще и специализированная конференция. Как водится, с докладами, иногда с дискуссиями, «круглыми столами». И в этой части все было бы хорошо, если бы ее участники не воспринимали происходящее, как... бесполезную трату времени или, в лучшем случае, как некий междусобойчик нефтегазовой интеллигенции и чиновников от этой отрасли.

Тем не менее, хотя и весьма стандартные, но все же доклады участников конференции дают немало поводов для размышлений.

Нюансы «газовой» приватизации

Примечательным новизною для украинской аудитории оказалось выступление Александра Гудымы, председателя парламентского ТЭКовского комитета, рассказавшего о проекте закона «Об особенностях приватизации объектов газотранспортной системы Украины». Проект этот внесен в повестку дня парламента по инициативе пяти народных депутатов (С.Гавриш, А.Гудыма, И.Дияк, М.Ковалко и И.Шаров).

Примечательно, что этот проект, не в пример остальным, в принципе поддерживают и представители газовой отрасли. Например, генеральный директор ДК «Укртрансгаз» и член правления НАК «Нефтегаз Украины» Анатолий Рудник, заявивший, что считает «наиболее эффективным вариантом выведения газотранспортной системы, а в значительной мере и экономики Украины из кризиса, приватизацию с привлечением в качестве инвесторов зарубежных партнеров, таких, как «Газпром», «Рургаз» и других весомых нефтегазовых компаний.»

Интересно, что привлекать инвестиции в отрасль и прежде всего, привлекать газовые потоки в украинскую газотранспортную систему инициаторы проекта приватизации газотранспортной системы намерены как раз за счет передачи части акций потенциальным инвесторам и владельцам газа или его покупателям. И это весьма продуманная стратегия с учетом возрастающего спроса на газ в Европе и создания по инициативе «Газпрома» нескольких газопроводов, обходящих Украину. Разумеется, завтра из-за этого украинские газовые трубы не опустеют полностью. Да и в случае создания новых газопроводов в обход Украины, если учесть их транспортную мощность, украинские магистрали еще долго будут нужны. Но только в том случае, если не исчезнет интерес к использованию этого маршрута по политическим и, главное, экономическим соображениям. Так что с этой точки зрения проект приватизации газотранспортной системы Украины вполне своевременен. Другое дело, как это будет происходить на практике.

В качестве обоснования «газоприватизационного» проекта А.Гудыма и его единомышленники приводят цифры, свидетельствующие о том, сколько срочно нужно инвестиций для ремонта и модернизации отечественной газотранспортной системы, — около 2,3 млрд. долл. Понятно, таких денег без инвесторов не получить. А ежели не иметь их, то очень скоро не какие-то там иностранные стратегические соображения, а элементарная техническая неспособность украинской газотранспортной системы не позволит рассчитывать на стабильность транзита газа через территорию Украины. Так что, нравится или нет, а все равно думать об этом придется. И не лучше ли думать, пока гром не грянул? По словам А.Гудымы, анализ настойчивой российской политики «по изоляции Украины от транспортных маршрутов» свидетельствует о том, что уже к середине следующего десятилетия транзит российского газа через Украину может сократиться вдвое (до 60—70 млрд. кубометров). Для Украины это будет означать потерю почти 1,2 млрд. долларов.

Причем глава ТЭКовского комитета парламента настаивает на том, что обсуждаемая возможность концессии — деструктивный путь. Будучи концессионером, а не совладельцем газопроводов, Россия в лице «Газпрома» (или кто иной) не станет вкладывать деньги в развитие украинской газотранспортной системы. Она будет продолжать строить новые магистрали, а Украина по окончании срока концессии останется с грудой металлолома. Так что есть смысл привлекать именно инвесторов.

Интересно будет послушать, что на сей счет скажут в сессионном зале ВР другие народные депутаты...

Предложение, от которого трудно отказаться

А тем временем российский «Газпром» предпринял ряд весьма активных действий по реализации своей стратегии диверсификации путей доставки своего газа в Европу.

На минувшей же неделе в Москве подписано соглашение (меморандум) о создании консорциума ведущими европейскими газовыми компаниями, который займется разработкой технико- экономического обоснования (ТЭО) оценки перспектив создания обходящего Украину газового маршрута через Польшу и Словакию. Намерения такие выразили пять компаний: российский «Газпром», итальянская SNAM (входящая в компанию ENI), французская Gaz de France и две германские компании — Wintershall и Rurgas. Все они являются оптовыми покупателями российского газа и, разумеется, очень заинтересованы в надежности газопоставок.

И хотя россияне всячески подчеркивают, что обходящий Украину газопровод нужен потому, что, мол, Украина безнадежно больна «газовой клептоманией», европейские покупатели газа, скорее всего, руководствуются иными соображениями. Хотя нельзя сказать, что активная работа России по созданию образа «Украины-клептоманки» не произвела на них впечатление. Даже президент Польши, который еще недавно клятвенно уверял Леонида Кучму в том, что не согласится на строительство «газовой» ветки, потому что это ущемляет интересы дружественной Украины, похоже, уже всерьез задумался над тем, во сколько его стране и ее газовым компаниям обойдется такая «верность интересам Украины»...

А в ходе нефтегазовой конференции автору представилась возможность поинтересоваться мотивами вхождения в союз пяти газовых компаний французской Gaz de France. Руководитель ее киевского представительства Серж Бувье и исполнительный директор представительства Gaz de France в Киеве Ольга Жуковская так объяснили позицию французской компании в отношении возможного проекта:

— Было бы неразумно отказаться от изучения предложения, сделанного «Газпромом». Для такого предприятия, как Gas de France, достаточно интересно изучить любые возможности расширения поставок газа. Но это еще не значит, что мы предпочтем вторую возможность.

Когда такому международному сообществу, в состав которого входят такие страны, как Германия, Италия и Франция, такой гранд, как «Газпром», делают такого рода предложения, просто невозможно отказаться.

Консорциум создается пока не для строительства нового газопровода, а только для изучения его экономической эффективности, его возможных выгод. Для разработки ТЭО понадобится, наверное, не менее года. Речь пока не идет о технической части возможного проекта, пока речь идет об экономической и политической целесообразности. И только после этого участники консорциума будут взвешивать, стоит ли им участвовать в реализации этого проекта.

— Насколько известно, европейские государства и Франция в том числе весьма осторожно относятся к односторонней зависимости в поставках энергоносителей из одного источника. И тем не менее ведущие европейские компании участвуют в проекте, который в случае реализации будет способствовать увеличению поставок в Европу именно российского газа...

— Эти шаги предпринимаются потому, что мы думаем, что эти поставки будут сбалансированы. В частности с недавних пор Франция практически на 100% зависит от импортного газа. Наличие газа из нескольких источников для нас — залог стабильности.

— Между тем, муссируется мнение, особенно представителями российского «Газпрома», о том, что этот газопровод нужен прежде всего потому, что Украина является ненадежным транзитором... И к тому же, консорциум обсуждает вариант создания газового маршрута, не имея пока официального согласия Польши и Словакии, по территориям которых должна пройти значительная часть магистрали...

— Компания Gas de France прежде всего заинтересована в урегулировании взаимоотношений Украины и России в «газовом» аспекте, и мы очень бы этого желали. Но существующие разногласия газовых компаний этих двух стран не являются основным мотивом для обсуждения иных вариантов доставки российского газа в Европу.

В отношении же Польши и Словакии могут возникнуть два типа вопросов. Первые — технико- экономические, которые легко урегулируются цифрами. Вторые — так называемые дипломатические, которые уже будут улаживать дипломаты соответствующих стран. Существуют два уровня «вмешательства» — уровень взаимоотношений государств и уровень взаимоотношений газовых компаний и их обязательств перед гражданами своего государства, который, кроме прочего, просто обязывает газовые компании интересоваться различными вариантами, позволяющими обеспечить надежность поставок энергоносителей. И в обеих случаях нужно позволить профессионалам сделать свою работу.

Околопрезентационное,

или Разве мы в Вашингтоне?

Проверено: как только заявляется участие в каком-то относительно значимом мероприятии первых лиц государства, считай, лучше заняться другими делами. Видимо, так и поступило большинство банкиров, бизнесменов и журналистов, у которых крепкие парни из охраны (говорили, из охраны украинского премьера) потребовали пригласительных... от посольства США.

Во второй день работы выставки и конференции была объявлена презентация украинской части Евро-Азийского нефтетранспортного коридора.

Заинтересованные и сопричастные компании и организации — непосредственно участвующие в 4-й международной выставке «Нефть и газ-2000» — пригласили своих партнеров, т. е. возможных участников презентуемого проекта. Но многие из них остались «за дверью презентации»... Логичен вопрос: зачем и кому презентовали этот проект?

С другой стороны, глава Минтопэнерго Украины Сергей Ермилов сообщил, что на презентацию были приглашены 70 фирм: «Почему они не приехали? — Вопрос не ко мне».

О тех немногих, кто все же приехал, об их мнениях о происходящем — если вам интересно — читайте дальше.

Презентация украинского нефтемаршрута

Суть презентационного мероприятия состояла в том, чтобы представить публике технико- экономическое обоснование (ТЭО) строительства объектов нефтетранспортной инфраструктуры в рамках проекта создания Евро-Азийского нефтетранспортного коридора через территорию Украины. По сути речь шла о соединительном нефтепроводе Одесса—Броды и нефтеперевалочном терминале в Южном под Одессой, о которых читатели «ЗН» уже достаточно подробно осведомлены.

Зачем понадобилось презентовать работу (ТЭО), выполненную американской компанией на деньги американских же налогоплательщиков более года тому назад, определенно понять трудно. Известно только, что, передавая дела преемнику, прежний посол США в Украине дал понять украинской стороне, что как бы осталось невыполненным одно мероприятие. Видимо, господину послу все же нужно отчитаться о том, куда потрачены деньги американских налогоплательщиков. К слову сказать, о готовности ТЭО к презентации его разработчики сообщали украинскому правительству еще в октябре прошлого года... Так или иначе, но через год презентация ТЭО состоялась и представитель американской компании, выполнявшей основные работы по этому ТЭО — Gulf Interstate Engineering, — рассказал присутствующим в зале о вариантах создания украинской части Евро-Азийского коридора и возможных последствиях в выборе того или иного варианта.

Шла речь и о создании международного консорциума, в котором Украине и Польше (на которую должен выходить так называемый украинский нефтетранспортный маршрут) отводится, скажем, 14%. Правда, говорят, что в случае создания такого консорциума украинской стороне другие участники этого проекта вернут уже вложенные значительные средства.

Впрочем, судя по реакции и выступлению Любомира Буняка — главы госпредприятия «Магистральные нефтепроводы «Дружба», которое сегодня финансирует строительство терминала и нефтепровода совместно с предприятием «Приднепровские магистральные нефтепроводы», идея консорциума его по-прежнему не вдохновляет. Господин Буняк считает, что как только нефтетранспортная инфраструктура будет готова, владельцы той же каспийской (и иного происхождения, например из стран Персидского залива) нефти, оценив экономическую эффективность украинского маршрута, его надежность и стабильность, обязательно направят нефть по этому маршруту. Мол, совсем необязательно отдавать им часть акций предприятия, которое и так может функционировать.

И Любомир Буняк, и глава Минтопэнерго Украины Сергей Ермилов подчеркивают, что украинский нефтетранспортный коридор практически уже готов, если сравнивать его со стадией готовности других альтернативных нефтетранспортных вариантов доставки в Европу каспийской нефти. И это несомненное преимущество украинского маршрута (см. карту-схему и таблицу к ней).

>

Впрочем, уже после презентации проекта я попросила уточнить замдиректора ГАО «Магистральные нефтепроводы «Дружба» Владимира Васылюка, действительно ли они рассчитывают и на российскую нефть? Ведь если и этим маршрутом будет транспортироваться только российская нефть, то ни о какой диверсификации и ни о какой каспийской нефти речь не будет идти. Если и этот маршрут заполнит российская нефть, то в чем тогда вообще был смысл проекта? Основания, на мой взгляд, для такого варианта развития событий уже имеются. Уже хотя бы потому, что российский «ЛУКойл» скупает украинские объекты нефтепереработки — Одесский НПЗ; на днях, если не ошибаюсь, решен и вопрос о продаже россиянам «Орианы». Имея собственные нефтеперерабатывающие мощности в Украине и затем возможность экспорта нефти по тому же создаваемому маршруту Одесса—Броды, вряд ли россияне не захотят им воспользоваться. Впрочем, на мои сомнения В.Васылюк ответил, что нефть-то хотя и российская, но и в России сегодня уже достаточно много владельцев нефти. Так что, мол, какая разница, кто поставит нефть на перевалку. Может, это и так. Но, с другой стороны, вряд ли хотя бы один владелец российской нефти посмеет ослушаться, если господину Путину и его команде вздумается «поиграть на нефтяной трубе» и таким образом создать некоторые энергетические проблемы для Украины. Я не утверждаю, что так обязательно случится. Но вероятность такого оборота дел, по-моему, достаточно велика, чтобы ею пренебрегать.

В смысле перспектив наполняемости будущей украинской трубы и терминала в Южном было бы интересно узнать мнение влиятельных участников, например AMOK — международного консорциума, разрабатывающего азербайджанские месторождения нефти и газа на Каспие. На конференции и в ходе презентации, разумеется, представитель Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ГНКАР) выступал и рассказывал о перспективах добычи нефти в Азербайджане. Но при всем уважении к ГНКАР и учете ее полномочий, не стоит забывать, что в том же консорциуме — AMOK — этой компании принадлежит только 10%. Соответственно и влияние ее на решения всего консорциума ограничено. А было бы в Украине полезно знать, что думают о возможности экспорта своей нефти через территорию Украины другие, более влиятельные и состоятельные участники АМОК. Увы, на киевской конференции их присутствие замечено не было...

С другой стороны, представитель Туркменистана уже после презентации заметил: «Вот вы тут говорите о том, чтобы заинтересовать владельцев нефти в использовании украинского маршрута, а о Туркменистане почему-то забыли. А, между прочим, сегодня из пяти с лишним миллионов тонн нефти, экспортируемой из Каспия, более 2,2 млн. тонн принадлежит Туркменистану...» Остается надеяться, что в ходе последующих обещанных презентаций украинской части Евро-Азийского транспортного коридора подобные нюансы будут учтены.

А в ходе презентации ТЭО, разумеется, звучали ободрительные приветственные речи и посла США в Украине, и представителя Европейской комиссии, и премьер-министра Украины, и главы Минтопэнерго Украины.

Правда, один тоже европейский и весьма осведомленный участник этого мероприятия после презентации заметил, что удивлен однозначным, как он выразился, одобрением и высказанной поддержкой ЕК именно украинского маршрута. Ведь существуют и другие, по его мнению, не менее привлекательные маршруты. К тому же присутствует некое разделение труда в этом международном секторе экономики и, как он считает, в нынешней ситуации такое однозначное воодушевление Украины, мягко говоря, по отношению к ней выглядит не совсем корректно со стороны ЕК. Впрочем, это было частное мнение, хотя, по- моему, весьма показательное.

«Козырный» интерес

Этот самый интерес (те, кто его в самом деле имеют) традиционно не афишируют. Кто — потому что решил сыграть ва-банк; кто — в силу личностной скрытности или боязни конкуренции, а иной, быть может, и в расчете на взятку — все зависит от того, в какую игру и кто играет или решил сыграть. А еще — с кем. Например, в такой традиционной уже для украинского рынка газа «игре», как «торговля воздухом». Мы много слышим о долгах, о том, что это обстоятельство не позволяет Украине вести на равных переговоры с тем же «Газпромом». Между тем, практически никто не задается вопросом: а куда, собственно, ежегодно в Украине «испаряется» тот газ, который, как говорят россияне, несанкционированно отбирается?

Впрочем, дело, видимо, не в том, что не спрашивают, а в том, что все равно не ответят. И не исключено, что не ответят вовсе не потому, что не знают ответа...

Публиковать «газовые» контракты (чего очень не желает, как и вообще, видимо, освещения этой тематики в СМИ, нынешний глава НАКа господин Копылов) мы пока не станем. Но предлагаем читателям вполне вероятную, на наш взгляд, версию объяснения тому, откуда, куда и почему «на теренах» Украины «испаряется» газ, платить за который обязывают все тот же НАК «Нефтегаз Украины». Впрочем, вряд ли в НАКе об этом не знают. А то с чего бы они чуть ли не на две трети «укоротили» список своих дилеров, а затем еще глава НАКа г-н Копылов издал приказ (можно сказать, исторический!) от 11 сентября с. г. «О порядке распределения природного газа»? С 1 октября, согласно сему приказу, число газотрейдеров «чистого воздуха» должно бы резко сократиться: НАК обещал иметь дело исключительно с реальными владельцами (непосредственными покупателями, а также уполномоченными операторами распределения реально существующего ресурса газа). Очевидно, таких реальных найдется сегодня не много. Несмотря на то, что НКРЭ щедрою рукою выдала лицензии на право «трейдерствовать» на рынке газа уже 468 субъектам предпринимательства.

Последние, конечно, ребята хваткие. Однако... НАК сегодня практически сам справляется с реализацией газа, которым располагает. А ресурс импортного газа, увы, не «растет» пропорционально числу газотрейдерских фирм, фирмочек, компаний и компашек. Скорее, даже совсем наоборот, ибо основной газопоставщик в Украину — МЭК Itera — официально адресует газ не более чем 20 получателям в Украине. И ежемесячно число таких получателей сокращается. В сентябре, к примеру, реально ресурсом газа (импортного) в Украине располагала только 21 компания... В октябре (правда, по предварительной «разнарядке») это количество увеличилось чуть ли не до 45. Но надолго ли, никто не знает...

Тенденция сокращения количества газотрейдеров, вероятно, должна способствовать и тому, что в этом году «на теренах» Украины газа «испарится» на несколько миллиардов меньше, чем это случалось прежде. В принципе, если бы кто-то действительно хотел пресечь «испарения» газа, достаточно было бы разрушить ниже описываемую схему.

Ведь как происходит: НАК (или МЭК Itera) отдают газ «на реализацию» некоему оптовому газотрейдеру (назовем его фирмой «Б»); фирма «Б» переадресовывает тот газ частному предприятию (нескольким) типа «Маруся Лтд»; последнее ЧП «перепродает» тот же газ, скажем, ЧП-2, а то еще раз — уже ЧП-3; и только последнее «завозит» газ на конкретное предприятие «А», потребляющее газ и оплачивающее его. Допустим, потребитель «А» обязателен и платежеспособен. И сразу же оплачивает использованный газ тому, кто ему его «преподнес», т.е. ЧП-3.

А в это время второй в этой цепочке «покупатель» газа — «Маруся Лтд» — уже разорвал контракт со следующим звеном в описываемой цепочке, а это ЧП-2. Газ уже давно продан через следующее звено (ЧП-3) непосредственному потребителю, и деньги за него получил последний «продавец» — ЧП-3. Но документально, как впоследствии может выясниться (если это станут выяснять), первый оптовый покупатель импортного газа — фирма «Б» (или отечественный газодобытчик НАК) и та же «Маруся Лтд» не продавали газ третьему (а это ЧП-2 — в нашем примере)...

Они-то, может, и не продавали. Но за их газ уже даже расплатились. Не с ними, что очевидно из вышеописанной «сделки». И таких ЧП, можете не сомневаться, не то что десятки — сотни!

Вот приблизительно по таким «схемам» и «испаряется» в Украине газ. Крайний — потребитель, а он расплатился... Поди — сыщи какое-то там ЧП-2, ЧП-3 и так далее.

В результате пара-тройка миллиардов кубометров «испарившегося» по вышеописанной методике газа «вешаются» на НАК «Нефтегаз Украина». И стоимость такого неучтенно использованного газа исчисляется не по 42—60 долл. за 1000 кубометров, а по 83 долл.

У корпорации Itera с подобными «испарениями», вероятно, сегодня хлопот меньше. Не зря же сеть их «дилеров» в Украине сократилась до 15—20 проверенных временем и «газовым» бизнесом фирм.

И глава НАКа не зря велел иметь дело только с теми, кто реально располагает ресурсами газа. Но что из этого получится, пока неясно. Ведь речь идет о «материализации» огромных (как для Украины) сумм «газовых» платежей. Более четырех с половиной сотен «газовых» лицензиатов — это вам не шутка... Возможно, в этой ситуации уместной будет вежливая просьба к НКРЭ: господа, хоть на время остановите свой «станок», «печатающий» лицензии на право торговать газом. И хоть изредка интересуйтесь соблюдением лицензионных обязательств теми, кто с вашей легкой руки «запущен» и в без того мутное «газовое» украинское озеро. Ведь и так «натрейдерствовали» уже выше крыши.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно