Сговор на рынке нефтепродуктов?

30 сентября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №38, 30 сентября-7 октября

Ситуацию на рынке нефтепродуктов Украины можно назвать более чем тревожной. К сожалению, во время ...

Ситуацию на рынке нефтепродуктов Украины можно назвать более чем тревожной. К сожалению, во время смены большого эшелона властных чиновников на это обращают совершенно недостаточное внимание руководители государства, что может обернуться чрезвычайно сложными проблемами не только для экономики, но и для общей социально-политической ситуации в стране.

Подтверждением кризисного состояния в топливно-энергетическом комплексе Украины могут служить: сокращение почти на треть поставок нефти на нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) и уменьшение объемов переработки нефти, монопольная ситуация на рынке нефтепродуктов, необоснованный рост цен и снижение качества нефтепродуктов, сговор нефтеперерабатывающих предприятий, недостаточность рычагов государственного влияния на рынок, бездеятельность Антимонопольного комитета Украины, сложная ситуация на мировых рынках, ухудшение политических отношений с Россией как основным поставщиком, ограниченность бюджетных средств на предупредительные государственные меры, снижение инвестиционной привлекательности отечественной экономики.

Состояние рынка нефтепродуктов можно было бы охарактеризовать как потенциально конкурентное, если бы на него столь серьезно не влияли внешние факторы. Главной проблемой является энергетическая зависимость от России. По данным Минтопэнерго, поставки российского нефтяного сырья на перерабатывающие предприятия Украины в 2004 году составляли в общем объеме 87%, казахского — 3,4, а собственно украинского — только 9,6%.

Сейчас в Украине работают шесть нефтеперерабатывающих заводов: «Укртатнафта» (Полтавская обл.), Лисичанский НПЗ (Луганская обл.), Херсонский НПЗ, Одесский НПЗ, НПК «Галичина» (Львовская обл.), «Нафтохімік Прикарпаття» (Ивано-Франковская обл.). Крупнейший нефтеперерабатывающий завод, на базе которого создано ЗАО «Укртатнафта», на 57% принадлежит татарским акционерам, в т.ч. правительству Республики Татарстан и компании «Татнефть». В собственности Фонда государственного имущества Украины находятся 43% акций этого предприятия, которые переданы в управление НАК «Нафтогаз України». Владельцем Лисичанского НПЗ (ЛиНОС) является российско-британская компания ТНК-ВР. Российская компания «Лукойл» владеет Одесским НПЗ, а компания «Альянс» — Херсонским НПЗ. НПК «Галичина» принадлежит группе компаний, связанных с народным депутатом И.Еремеевым и Приватбанком. А «Нафтохімік Прикарпаття» контролирует группа «Приват», принадлежащая И.Коломойскому.

Следовательно, российским компаниям принадлежат четыре из шести украинских НПЗ. Кроме того, ТНК-ВР владеет крупнейшей в Украине сетью автозаправочных станций, к концу 2004 года состоящей из 1230 АЗС, а у «Лукойла» автозаправочных станций на тот же период было меньше — 170. Вышеприведенное косвенно свидетельствует о монополизации украинского рынка нефтепродуктов.

Вместе с тем Антимонопольный комитет Украины никак не может принять окончательное решение по этому поводу. Еще в апреле 2005 года он сообщил об обнаружении признаков индивидуальной и коллективной монополии на трех товарных рынках. Участники этих рынков, реагируя на информацию АМК, могли аргументированно доказать наличие конкуренции между ними или со стороны других участников рынка. Такую информацию предоставила только компания «Лукойл», а ООО «ЛиНОС» и «Торговый дом ТНК-Украина» ограничились лишь утверждением, что они не занимают монопольного положения и работают в условиях конкуренции. При этом они не привели никаких аргументов, которые могут это подтвердить. Вместе с тем «Укртатнафта» вообще уклонилась от общения с АМК и не изложила свои соображения по этому поводу.

По имеющейся у АМК информации, ООО «Торговый дом ТНК-Украина», в принципе, может быть признан монополистом на общегосударственном рынке оптовой торговли моторными бензинами с долей свыше 40%. Аналогичным может быть вывод и о деятельности в Украине ООО «ЛиНОС», ЗАО «Укртатнафта» и группы компаний «Лукойл», доли которых на общегосударственных рынках бензинов и дизельного горючего в совокупности составляют более чем 60 и 50% соответственно. Эти данные могут свидетельствовать о вероятности существования коллективного монопольного положения.

Однако Антимонопольный комитет уже почти полгода тянет с принятием решения о монополизации нефтяного рынка. Он проводит по этому поводу публичные слушания, уговаривая предпринимателей представлять еще какие-то данные и аргументы относительно их положения на рынках. Тут следует отметить, что базой исследования является 2004 год, а указанные рынки динамично развиваются, меняется и политическая ситуация в стране. Вполне возможно, что вдруг выяснится, что структурные изменения на рынке позволят АМК опровергнуть предположение о наличии монопольного положения. Это, в свою очередь, не позволит наказать нарушителей за злоупотребление таким положением. Кроме того, после смены правительства может случиться так, что со стороны новой команды может значительно ослабиться внимание к этому вопросу. Следовательно, создается такое впечатление, что процедуру расследования нарушений конкурентного законодательства сознательно затягивают.

Закон сегодня позволяет Антимонопольному комитету в отсутствие представленных участником рынка аргументированных возражений самостоятельно принять решение о его монопольном положении. Но это только первый шаг в проведении расследования. Главным является доказательство факта злоупотребления своим монопольным положением. По украинскому конкурентному законодательству наличие монопольного положения не является нарушением. То есть после доказательства факта монополизма необходимо еще установить, что действия или бездеятельность соответствующего оператора рынка привели или могут привести к ограничению конкуренции или интересов потребителей. В соответствии с законом, такими действиями являются установление монопольно высоких или дискриминационных цен или других условий реализации товаров, навязывание дополнительных условий хозяйственного договора, ограничение рынков и т.п.

Признаки кризиса, повсеместно проявляющиеся на рынках нефтепродуктов, свидетельствуют, что таких злоупотреблений монопольным положением более чем достаточно для того, чтобы привлечь нарушителей к ответственности. Это, прежде всего, необоснованный рост цен и снижение качества нефтепродуктов. По данным Министерства топлива и энергетики, с начала года оптовые цены на бензин А-95, например, повысились на 44,52%. Дальнейший прогноз также неутешителен. И.Плачков предполагал подорожание нефтепродуктов только в сентябре на 8—11%.

Напомню, что весной бывший премьер Ю.Тимошенко заявила, что, по ее расчетам, рентабельность нефтеперерабатывающих заводов и сетей заправок достаточна для того, чтобы и после снятия правительственных ограничений сохранить цены на уровне, сложившемся к тому времени, то есть 2,99 грн. за литр А-95. В действительности же цены продолжают стремительно расти. В конце сентября на киевских заправках А-95 уже стоил 4,12 грн. за литр.

Параллельно с чрезмерным ростом цен катастрофически ухудшилось качество нефтепродуктов. Как правило, это беспокоит потребителей значительно больше, чем рост цен, поскольку они вынуждены нести огромные расходы на ремонт двигателей, преждевременно выходящих из строя из-за ненадлежащего качества бензина. А если сюда еще добавить экологические проблемы общества, значительное загрязнение окружающей среды вследствие вредных выбросов автомобилей, ущерб от которого вообще нельзя сосчитать в деньгах, то станет понятно, что качество нефтепродуктов является едва ли не самым большим злом, вызванным нефтяным кризисом. При этом в Украине этот некачественный продукт успешно реализуют, да еще и по ценам более высоким, нежели в США, где средний потребитель значительно богаче отечественного. Разве это не подтверждает наличие рыночной власти производителя?

К сожалению, на такие факты почти не реагируют контролирующие органы, не понимая, что у нас кризис цены на нефтепродукты превратился в кризис их качества. Если целесообразность административного давления на цену еще может дискутироваться, то вопрос необходимости жесткого государственного контроля за качеством топлива является безоговорочным. У нас же в основном говорят о проблеме повышения цен, объясняя этот факт ростом мировых цен. А это, как правило, просто некорректно, поскольку нет прямой зависимости условий производства и потребления в различных странах мира. Кстати, были случаи, когда цены в Украине росли и тогда, когда соответствующие мировые цены снижались.

Но и это еще не все. Ярким подтверждением факта коллективного давления на рынок является одновременная остановка на ремонт трех из шести украинских нефтеперерабатывающих заводов при наличии незначительных остатков нефтепродуктов на складах. В период повышенного спроса во время сбора урожая это напугало потребителя вероятностью возникновения дефицита автомобильного топлива и привело к повышению цен. Понятно, что таких согласованных действий поставщиков во время пикового спроса просто не могло бы быть при наличии настоящей конкуренции на рынке. В дальнейшем правительство пообещало заставить нефтеперерабатывающие предприятия согласовывать с профильным министерством очередность проведения ремонтных работ. А может, тут все-таки нужно обратить больше внимания на защиту конкуренции, и тогда она сама, без административного вмешательства, могла бы урегулировать остальные производственные вопросы?

Если предприниматели могут навязывать дорогую и некачественную продукцию потребителю, да еще и ограничивать объем производства, то это является классическим свидетельством отсутствия конкуренции. Подобная ситуация бывает в двух случаях: либо соответствующий субъект хозяйствования является монополистом на определенном рынке и злоупотребляет своим монопольным положением, либо на потенциально конкурентном рынке, где функционирует много предприятий, имеет место их сговор. И в первом, и во втором случае у государства имеется достаточно рычагов для того, чтобы пресечь подобные действия и подвергнуть наказанию нарушителя. К сожалению, отечественные государственные органы, которые должны это сделать, почему-то не используют в полной мере свои полномочия.

Так, Антимонопольный комитет Украины по результатам расследования весеннего дефицита на рынке нефтепродуктов не сумел доказать наличие антиконкурентных согласованных действий, а проще сказать — фактов сговора нефтяных компаний. Они, в свою очередь, естественно, поняли, что в этой стране так можно вести себя и в дальнейшем. Поэтому нет сомнений, что осенний кризис на рынке нефтепродуктов будет еще более угрожающим для экономики Украины. К тому же в условиях жестких кадровых изменений в высших государственных органах этому вопросу не смогут уделить должного внимания.

Вместе с тем нужно напомнить, что ныне существует больше возможностей наказать нарушителей, чем это было весной, поскольку 24 июня с.г. вступили в действие изменения и дополнения к Закону Украины «О защите экономической конкуренции», которыми было уточнено понятие антиконкурентных согласованных действий. Таковыми действиями теперь считается также совершение похожих действий (бездеятельности) на рынке товара, которые привели или могут привести к ограничению конкуренции в случае, если анализ ситуации на рынке опровергает наличие объективных причин для совершения этих действий. То есть в соответствии с изменениями к закону, доказательствами в расследовании могут быть не только безоговорочные документальные подтверждения фактов сговора, но и совершение предпринимателями просто похожих действий и, главное, общий профессиональный анализ ситуации на рынке. Подобное законодательное нововведение позволяет доказать сговор предпринимателей в тех случаях, когда нет надлежащих документов, но имеются неоспоримые факты подтверждения запрещенных действий, которые для большинства участников рынка являются очевидными.

Итак, экономика сегодня нуждается в неотложных мерах по нормализации ситуации, сложившейся на рынке нефтепродуктов. Вместе с тем она оказалась заложницей предвыборной политической борьбы, результатом которой является кадровая разруха на месте бывшего правительства и СНБО, коренное реформирование секретариата президента, подвешенное состояние губернаторов и руководителей ряда центральных органов власти, маневрирование между фракциями парламента народных депутатов. Всех волнуют собственные перспективы на ближайшее время и мало беспокоят перспективы Украины. Сегодня деструктивные силы в условиях общего беспорядка пытаются обратить ситуацию в свою пользу.

Поэтому необходимо как можно скорее разработать соответствующие предупредительные государственные меры по нормализации ситуации в топливно-энергетическом комплексе. Поскольку из всех государственных органов сегодня самой работоспособной является Верховная Рада Украины, то наиболее реальным представляется немедленное создание при ней соответствующей комиссии для изучения проблемных вопросов в указанной сфере. К работе в этой комиссии нужно привлечь не только народных депутатов, но и ученых и квалифицированных специалистов-практиков.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1282, 15 февраля-21 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно