Сергей КИРИЕНКО: «РОССИЯ УСТАЛА ЖДАТЬ»

22 января, 1999, 00:00 Распечатать

Сергей Кириенко, в течение пяти месяцев возглавлявший правительство России, прочитал лекцию в Гарварде, в одной из просторных аудиторий университетского Естественно-научного центра (Science Center)...

Сергей Кириенко, в течение пяти месяцев возглавлявший правительство России, прочитал лекцию в Гарварде, в одной из просторных аудиторий университетского Естественно-научного центра (Science Center). Здесь выступают с публичными лекциями всемирно известные ученые, лауреаты Нобелевской премии. Доступ для публики не был ограничен, и потому «удобные» места достались тому, кто пришел задолго до назначенного часа. Трудно сказать, кто составил большинство: возможно, «своих» и американцев было поровну.

Сергей Кириенко закончил ремаркой: «Мне предоставили двадцать минут, я уложился в это время, плюс двадцать минут занял перевод...» Талант мыслить точно и говорить кратко был вознагражден аплодисментами. Плюс обаяние молодости, скромность, здравый смысл...

Ниже следует запись этого выступления с некоторыми сокращениями.

Башмак Гарварда

Бывший премьер России, как и положено любому уважающему себя докладчику, начал выступление шуткой: «Устроители встречи попросили меня рассказать, что лично я сделал бы, окажись сегодня во главе правительства России. Отвечу анекдотом о шахматистах. Двое разыгрывают партию, третий за доской наблюдает. Он обращается к одному из игроков: «Коллега, а на вашем месте я бы сыграл... е2- е4». Шахматист чуть подумал и ему ответил: «Простите, но ход-то дурацкий». - «Я и говорю: на вашем месте...»

Аудитория развеселилась, а гость пояснил: «Я буду говорить о том, что делал и сделал я сам. Но советовать, как бы я поступил на чьем-то месте, не буду».

«Только что, - продолжил С.Кириенко, - в университетском дворе я подошел к статуе основателя университета, Джона Гарварда. И потер его левый башмак. Мне сказали, что так поступают многие студенты: считается, что это помогает на экзаменах. Не знаю, как насчет экзаменов, а вот угадывать чужие мысли этот башмак точно помогает. Например, сейчас я угадаю ваши мысли.

Вы наверняка думаете, что семь лет экономической реформы в России никакого результата не дали и что реформа провалилась. Что демократические силы в России потерпели окончательное поражение. Что Россия насквозь коррумпирована и криминализована. Наконец, что страна движется назад, к социализму, - и что я сейчас буду вас убеждать в обратном. Однако делать я этого не буду!»

Если серьезно, пояснил докладчик, дело обстоит так. В течение последних семи лет последовательных экономических реформ в России не происходило. Было что угодно: шаг назад, шаг вперед, метания из стороны в сторону... но последовательные реформы не проводились. Да и вообще, проблема России лежит не в сфере экономики.

После пяти месяцев работы в правительстве, сказал С. Кириенко, я пришел к следующему выводу: в России не существует неразрешимых экономических проблем. Зато в России имеется одна неразрешимая политическая проблема. Это проблема слабости власти - по причине отсутствия общественного согласия.

Наша главная ошибка заключается в том, что мы недооценили время, необходимое для изменения сознания людей. Экономическая программа может быть растянута по времени, однако это время можно ужать. Но время, требуемое для изменения сознания людей, ужать невозможно.

Была иллюзия, в которую легко все поверили: что люди, избрав Ельцина президентом в 1992 году, изъявили тем самым согласие на решительные преобразования. Это не так. Люди действительно дали согласие на перемены, на борьбу с коммунизмом, но это отнюдь не значит, что они знали цену рыночных преобразований, - и уж точно не значит, что они дали согласие заплатить эту цену.

Избыточные ожидания

Главная ошибка реформаторов заключалась в том, продолжал С.Кириенко, что мы дали основание сформироваться избыточным ожиданиям в головах людей. Возникло убеждение, что реформа - это легкое, простое, быстрое и довольно приятное дело. Отсюда «усталость ожидания». Отсюда разочарование. Отсюда отсутствие общественного согласия относительно путей преобразования. В результате за все эти семь лет ни разу не был принят реальный бюджет.

Страна с незавершенными преобразованиями, нереальным бюджетом, «жесткой» денежной и «мягкой» бюджетной политикой рано или поздно рисковала попасть в неблагоприятную внешнюю конъюнктуру. Что и произошло в 1997-1998 годах.

Второй принципиальной ошибкой была переоценка возможностей макроэкономического регулирования. Да, правильно расставленные макроэкономические факторы, рычаги позволяют регулировать экономику в стране, где имеется развитая рыночная инфраструктура и где сформировано соответствующее сознание людей. Но в России отсутствовало и то, и другое. В результате на уровне отдельных предприятий вместо перестройки под требования макроэкономических показателей произошла подстройка под них. Так рождалась виртуальная экономика: нерентабельные предприятия продолжали существовать, они не разорялись - разрушая тем самым все стимулы рыночной экономики.

Третьей принципиальной ошибкой С.Кириенко назвал пороки налоговой политики: «Главной проблемой российской экономики стала забота об увеличении налоговых поступлений. Но есть предел обложения доходов налогами, позволительный для того или иного общества. Этот предел зависит от уровня экономического развития. Россия, страна с достаточно слабой экономикой, имеет тот же уровень государственных расходов, пропорционально создаваемому национальному продукту, что и Соединенные Штаты Америки. Непомерный уровень!»

Выход был в сокращении неэффективных бюджетных расходов. Это колоссальная социальная и политическая проблема, особенно в условиях отсутствия общественного согласия относительно путей преобразований. Причем чем медленнее протекают рыночные преобразования, тем, как оказалось, труднее проводить эти реформы, поскольку у людей накапливается «усталость ожидания»...

Невозможно говорить о доверии инвесторов, как западных, так и российских, если «ветви власти» не в состоянии между собой договориться. Прерванные и не доведенные до конца меры - и все, что за этим последовало, - есть политика, а не экономика. Это свидетельство слабости власти.

Кто виноват?

Потеряны ли эти семь лет зря? Нет, не потеряны, считает С.Кириенко. И это лучше всего видно, по его словам, при взгляде на состав нынешнего правительства России.

Да, это достаточно левое - в нынешнем российском понимании этого слова - правительство, опирающееся на коммунистическую оппозицию в Государственной думе. Многие представители коммунистической оппозиции еще недавно, два-три месяца назад, искренне верили, что быстро вернут страну к плановой экономике. Но посмотрите, как изменилась их риторика за эти несколько месяцев. Ныне они говорят о продолжении рыночных реформ, о защите прав собственника, о необходимости договариваться с инвесторами. Пусть кое-кто из тех, кто так говорит, сам в это не верит, но тот факт, что им приходится так говорить, свидетельствует об изменениях в общественном сознании.

Исследования показали, что 48% населения настроены против денежной эмиссии, даже если эта эмиссия проводится ради выплаты ими же заработанной платы. Люди не хотят возвращения к гиперинфляции, возвращения в плановую экономику.

Какова логика действий правительства сегодня? Примаков действительно обеспечил политическую стабильность, это его заслуга. Но пока что все происходит за счет бездействия правительства - имеется в виду бездействие в экономике. Однако запас времени, в течение которого можно тянуть с принятием решения, заканчивается...

Правительство стоит перед выбором одного из двух принципиально различных вариантов политического решения. Один - это возврат к жесткой финансовой и бюджетной политике, к структурным реформам и достижение на этих условиях договоренности с Международным валютным фондом и с кредиторами. Другой состоит в том, чтобы и дальше печатать деньги.

Чтобы попытаться погасить все долги, как было обещано кредиторам, потребуется в 1999 году произвести денежную эмиссию в размере не менее 150-180 млрд., руб. Гигантская сумма...

(Тут возникло забавное недоразумение. Стоявший у трибуны рядом с Кириенко молодой переводчик - кстати, весьма уверенно справлявшийся со своей задачей - оговорился и назвал вышеупомянутую цифру эмиссии - 150-180 млрд. - в долларах. Подумав, усомнился в своем переводе и на всякий случай уточнил у докладчика: «Сколько, простите, долларов нужно напечатать, какую цифру вы назвали?» - «У-у-у, если бы в России можно было печатать доллары...» - ответил со смешной гримасой Кириенко. Зал залился смехом.)

Главное, продолжал докладчик, само правительство сегодня понимает, что эмиссия не решает проблем.

Во-первых, эмиссия ничего не приносит экономике. И второе обстоятельство, которое для Примакова еще важнее. Будучи политиком, он руководствуется логикой поиска политического компромисса. За последние два года люди привыкли к твердым ценам, и если население получит к марту ежемесячную десятипроцентную инфляцию, это вызовет колоссальное социальное напряжение, приведет к полной утрате доверия к правительству. Выбор, стоящий перед правительством, нельзя дальше откладывать, его нужно сделать в течение ближайших месяцев.

Что будет делать в этих условиях коммунистическая оппозиция? Коммунисты понимают, считает С. Кириенко, что им сегодня уже не удастся дистанцироваться от ответственности за происходящее в экономике: ведь их представители теперь присутствуют в правительстве. При этом наиболее профессиональные и умные из них понимают, что никаких конкретных результатов они в ближайшее время показать не смогут. Отсюда поиск внутреннего или внешнего врага, на которого можно возложить ответственность за отсутствие результатов в экономике. Антисемитские высказывания генерала Макашова это подтверждают. Коммунисты сами напугались его выступления, сказал

С.Кириенко. Макашевское выступление не отражает стратегию компартии. То была попытка проверить, готово ли общество принять такого врага. Не получилось...

Значит, продолжал докладчик, коммунисты будут искать врага в другом облике. В образе финансистов, внутренних или внешних. В образе либеральных демократических реформаторов. В образе зарубежных финансовых консультантов, кого-то еще...

Что делать?

В моем родном Нижнем Новгороде, рассказал С. Кириенко, был проведен по телевидению интерактивный опрос. Конечно, это не есть репрезентативное исследование, но тем не менее... Людям был задан «немножко провокационный» вопрос: «Кто сегодня враги народа, где их искать?» Было предложено три варианта ответа - «в бизнесе», «в криминале» и «во власти». Ответы распределились следующим образом: 15% ответили, что «в криминале», 15% - «в бизнесе», 70% - «во власти». Проблема крайне сложная, но ответы страшны, потому что говорят о полной потере доверия ко всем политическим элитам - практически вне зависимости от политических взглядов элит.

Вместе с дискредитацией власти произошло и другое - дискредитация цели. Во многом дискредитированы сами слова «реформа», «демократия», «либерализм»... Хотя, оговорился С.Кириенко, на самом деле, когда задается более конкретный вопрос, выясняется, что здесь - в большей мере проблема понятий, языка. Он привел пример: «Когда у кого-то спрашивают, готов ли он поступиться демократией ради экономической стабильности и порядка, следует ответ: «Да, готов». А когда спрашивают, готов ли он поступиться своими личными свободами, следует ответ: «Нет». В головах у большинства «демократия» - это что-то такое, что есть у демократов... «А у меня есть мои свободы - и вы их не трогайте!» Точно так же, когда у людей спрашивают, готовы ли они поддержать национализацию нефтяной промышленности России, многие отвечают: «Да». Но когда их после этого спрашивают, хотят ли они, чтобы национализировали бензоколонки, те, которыми автомобилисты пользуются, те же люди отвечают: «Нет!».

И еще. Быстро исчезают иллюзии о возможности какого-то «третьего пути» преобразования экономики. На самом же деле нет никакого иного, кроме продолжения рыночных реформ, пути обеспечения конкурентоспособности российской экономики - и это, кажется, понимают теперь даже представители оппозиции.

Три сценария

Какие же сценарии, варианты продолжения рыночных реформ, сегодня существуют в России? Их, по мысли докладчика, три.

Первый: честно оповестить общество о стоящих перед ним глубоких проблемах и убедить людей в необходимости проведения программы жестких рыночных преобразований. Люди должны дать осознанное согласие заплатить эту цену. Для получения такого согласия необходимо использовать демократические процедуры в виде выборов Государственной думы и президента.

Второй сценарий - это появление у власти политика с популистской программой, который, получив власть, реализует из своей программы лишь необходимое, остальное отбросит. Так произошло в Аргентине, так поступил Валенса в Польше, примерно то же произошло и в России.

Есть еще и третий сценарий, основанный на принципе «крепко связанному больному наркотик не нужен». Это вариант диктатуры пиночетовского типа. Я, однако, думаю, заявил С. Кириенко, что если будущего российского диктатора, как Пиночета, арестуют за границей лет через двадцать после пришествия его ко власти, никаких демонстраций в его поддержку на будет.

Какой же из этих трех сценариев будет выбран? Все зависит от того, как будут развиваться события внутри России и какие меры предпримет в отношении России мировое сообщество.

Необходима политика открытых дверей

Ведь и мировое сообщество, по словам докладчика, испытывает «усталость ожиданий». У него есть большое желание забыть о России с ее бесконечными проблемами, придумав оправдательные причины в подтверждение того, что происходящее в России в конце концов не так уж и важно. Но это было бы, конечно, большим самообманом. Не нужно пытаться навязать России любой из этих сценариев. Тот, кто будет слишком рьяно это делать, рискует оказаться в роли «внешнего врага». Лучшая стратегия - это стратегия открытых дверей.

Стратегия мирового сообщества, размышлял вслух С.Кириенко, может заключаться в том, чтобы открыть перед Россией все двери, определив цену, которую ей придется заплатить за вход в каждую из дверей, с тем чтобы сама Россия решила, входить ей или не входить. О чем идет конкретно речь?

Во-первых, это возможность реструктуризации внешнего долга. Семнадцать миллиардов долларов, которые Россия должна выплатить в предстоящем году в порядке погашения внешнего долга, - это непомерная сумма, примерно равная десяти процентам производимого Россией национального продукта.

Вторая открытая дверь - это возможность продления соглашений со Всемирным банком и Международным валютным фондом. Это, безусловно, подразумевает проведение в России структурных реформ на микроуровне, жесткий бюджет, жесткую финансовую политику.

Третья дверь - это возможность вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Четвертая, принципиально важная для России открытая дверь - это возможность выхода наиболее развитых, конкурентоспособных российских предприятий на мировой рынок. Вопрос этот затрагивает не только экономику, хотя и с экономической точки зрения доступ к мировым рынкам для России чрезвычайно важен. Это еще и вопрос психологии, вопрос политики. Чтобы у предприятий появился стимул для необходимых преобразований, они сперва должны понять, ради чего мы все затеяли...

Левая, правая где сторона...

Естественно, главное, что определит выбор России, - это события в самой стране, считает С.Кириенко. «Тезис о том, что общество резко сместилось влево, в сторону коммунистических взглядов, сейчас общепринят - и внешне все как будто выглядит именно так. Но российская виртуальная экономика с неизбежностью породила и виртуальную политику».

Он пояснил: «Многие политические термины сегодня ничего не значат. Все происходит так, как и должно происходить, как это вообще происходит во всех молодых демократиях. А именно: электоральные предпочтения крайне неустойчивы. Исследования показали, что в электорате, голосующем за компартию, идеология, которую проповедует эта партия, определяет лишь в 50% случаев поведение избирателей - голосовать за коммунистов или нет. В целом же для людей, голосующих за тех или иных кандидатов, идеология определяет лишь 5-10% их предпочтений на выборах».

При выборе кандидата имеют значение его моральные, деловые качества, все что угодно, только не идеология. Это дает основание говорить о существовании некоторых предварительных условий для получения осознанной поддержки обществом рыночных преобразований.

С.Кириенко сослался на опросы общественного мнения, которые показывают, что 61% населения не нуждаются в патернализме со стороны государства. Почему же это обстоятельство до сих пор не оказывало влияния на результаты выборов? Потому что у нас другое электоральное поведение людей, считает докладчик. Если на Западе наименьшую политическую активность проявляет самая бедная категория населения, в России все «строго наоборот»: средний класс, «сообщество профессионалов», сформировавшееся в условиях рынка, как и молодежь, наименее политически активны. Молодежь составляет 28% общества, а в выборах принимает участие 5% от этих 28%. Примерно полтора процента!

В общем-то это неудивительно, прокомментировал приведенные цифры докладчик. «Я сам отношу себя к той же категории «профессиональных людей», сформировавшихся в условиях рынка. Два-три года назад мы действительно рассуждали по-другому: наше дело - хорошо и много работать, делать профессиональную карьеру, а политика... никуда не денется. Сегодня ясно, что денется».

Видимо, политическая активность просыпается тогда, когда есть шанс что-то потерять. Сегодня такой шанс налицо. Осталось только трансформировать экономическую самостоятельность этих слоев в необходимость проявить такую же самостоятельность в политической жизни».

Так что основная проблема нынешней России лежит гораздо глубже, чем простое разделение на правых и левых, считает С.Кириенко. Это конфликт между теми, кто принял вызов экономической свободы и готов отвечать за себя, и теми, кто не готов к этому и предпочел бы переложить ответственность на государство, на кого-либо другого.

По раскладу С.Кириенко, тех, кто не боится свободы и ответственности, в России больше. Нужно лишь, чтобы эта часть населения захотела воспользоваться политической свободой - для того, чтобы обеспечить свою экономическую свободу.

Жизнь взаймы

Вслед за лекцией последовал «час вопросов и ответов». У С.Кириенко спросили о причинах разногласий внутри либеральных, реформистских сил. Почему они не объединятся? Ответ был дан следующий:

«Не вызывает сомнений, что и в сегодняшней ситуации всем, кто привержен идеалам демократического общества и рыночной экономики, надо находить способ объединения. Но почему осуществить этот замысел так сложно? Я сам себе часто задавал этот вопрос. Почему коммунисты и левые всегда достаточно сплоченны, а силы, приверженные либерально-демократическим взглядам, обязательно раздроблены, состоят из большого количества партий? И нашел только один ответ. У автомобиля для движения вперед есть много скоростей, а для движения назад - только одна. (Смех.). Если серьезно... Я думаю, мы найдем способ совместного движения вперед. Но это не будет легким и простым делом, на этот счет нет иллюзий».

Каковы причины непомерного роста внешнего долга правительства России?

«Причина - в неготовности власти признать существование разрыва между бюджетными доходами и расходами. Страна на протяжении пяти лет живет исключительно в долг. Разрыв между доходами и расходами государства постоянно увеличивается. Выхода тут два: или однажды набраться смелости и честно всем рассказать об этом, что повлечет неминуемый политический кризис, вызовет колоссальную потерю доверия к власти, или же и впредь перекрывать дефицит ростом внешнего долга. Россия идет по второму пути. И чем больше такое положение продолжается, тем больше денег ей приходится брать в долг. К апрелю, когда я был назначен премьер-министром, - сказал С.Кириенко, - мы имели следующую картину: доходы - 22 млрд. руб. в месяц, расходы - 26 млрд. да плюс 30 млрд. руб., которые нужны ежемесячно для погашения долга.

В рамках той программы, которую мы летом приняли, главным требованием была стопроцентная оплата внешнего долга. Но это требовало не печатать деньги - и достаточно жестко банкротить неэффективные российские банки. На этих условиях можно было удерживать курс рубля на уровне менее 10 руб. за доллар.

К тому же, - продолжал С.Кириенко, - Россия имеет отрицательное сальдо торгового баланса. Мы импортируем гораздо больше товаров, чем экспортируем. И этот разрыв будет постоянно увеличиваться, потому что серьезно упала цена на все сырьевые ресурсы, которые составляют основную часть вывоза России. Сейчас, когда к отрицательному сальдо торгового баланса прибавилась и обвальная девальвация рубля, реальной возможности в новом году вернуть долг в 17 млрд. долл., конечно же, нет. Все доходы по федеральному бюджету России на следующий год составят от 22 до 25 млрд. долл. Естественно, найти при этом 17 млрд. долл. только на оплату очередной задолженности по внешнему долгу невозможно. Это ведь больше, чем две трети федерального бюджета! Нужно провести переговоры о реальной реструктуризации долгов...»

Как расходуются кредиты и займы? Какая часть взятых в долг денег разворовывается?

«Согласен, плохо используются эти средства, - ответил С.Кириенко. - Но не надо питать иллюзий, будто их разворовывают.

Неэффективность использования займов вызвана тем, что бюджет не сбалансирован и чрезмерно велики государственные расходы. По этой причине занятые в долг деньги тратятся неэффективно. Когда деньги попадают к неэффективному предприятию, получает сверхприбыль тот, кто работает на этом предприятии, и эти люди действительно имеют возможность обратить выделяемые деньги в свой доход. Но не путем прямого воровства, это невозможно. Нужно было бы тратить эти средства на структурные преобразования, которые позволили бы сбалансировать бюджет. В том, что займы расходуются неэффективно, виновата прежде всего сама Россия: перекладывать ответственность за это на кредиторов нечестно...»

Вы работали бок о бок с президентом Ельциным. Как его здоровье? Какие у него, как у руководителя, сильные и слабые стороны?

«Мне сложно обсуждать состояние здоровья президента, - дипломатично ответил докладчик. - Если же говорить о его силе и слабостях, то, по-моему, они исходят из одного и того же источника. Он очень сильный интуитивный политик. Многие решения он принимает, основываясь на внутренней интуиции. При этом иногда проявляет гениальные прозрения, а иногда совершает ошибки. Для того чтобы разрушить старую систему, для преодоления трудностей этот стиль, наверное, хорош, он дает результаты. Но в период созидательной работы такая непредсказуемость чаще создает проблемы...»

Были и другие вопросы, касавшиеся бюджетной политики, налогообложения, социального кризиса, поразившего системы здравоохранения и охраны окружающей среды, отношения России к опыту реформ в Китае...

После лекции Сергея Кириенко окружили люди. Все допытывались - теперь разговор шел по-русски - как там, в России, дела. Как сделать, чтобы хлеб в России стоил дешевле, а жизнь - дороже. Хоть чуть-чуть. Я перефразирую четверостишие Расула Гамзатова, но, по-моему, смысл этих забот лучше не определишь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно