СЕРБСКИЙ БУНТ

20 августа, 1999, 00:00 Распечатать

Пролог Украинское село Славяносербка, или просто Сербка, как принято говорить в округе, расположено в Великомихайловском районе Одесской области прямо на границе с Приднестровьем, в 8 километрах от Тирасполя...

Пролог

Украинское село Славяносербка, или просто Сербка, как принято говорить в округе, расположено в Великомихайловском районе Одесской области прямо на границе с Приднестровьем, в 8 километрах от Тирасполя. Небольшое селение, где проживает чуть больше 800 человек, жило тихо и мирно до тех пор, пока на его окраине не появились будки с пограничниками, таможенниками и шлагбаумом.

Грубо, топорно, что называется, по живому была перерезана пуповина между селом и городом. Однако столица непризнанной Приднестровской республики была и остается для крестьян тем самым близким городом, без которого они не могут обойтись. Поскольку Великомихайловка и Одесса очень и очень далеко, добраться туда сложно, а в Тирасполь автобус ходит несколько раз в день, то жители Славяносербки и других приграничных сел ездят в Приднестровье не только за покупками, но и везут на базар продукцию со своего огорода. Сегодня, когда зарплату в колхозе не платят, это практически единственный способ заработать деньги и там же их потратить, ибо приднестровская валюта тоже нигде не признана. Более того, родным Тирасполь давно стал еще и потому, что на протяжении многих лет молодежь, не желая копаться в земле, после окончания школы перебиралась в этот город на учебу и работу. И теперь там постоянно проживает немалая часть бывших сельчан.

Словом, родители и дети оказались по разные стороны границы. Поэтому любое ужесточение правил пересечения кордона всякий раз больнее всего бьет по ним. Таким бичом для жителей приграничных сел явилось и постановление Кабмина № 1034 от 15 июня 1999 года «Об упорядочении взимания сборов в пунктах пропуска через государственную границу», согласно которому с иностранного легкового автотранспорта взимается сбор в эквиваленте 10 долларов США. Под иностранный транспорт, понятное дело, попали и приднестровские машины.

Подобное уже было лет семь назад, когда с иностранного транспорта пытались брать плату, эквивалентную пяти долларам. Тогда это нововведение отменили, но потрепать сельчанам нервы оно успело. Все началось с того, что с машины, которая везла из Ближнего хутора на похороны в Славяносербку духовой оркестр, потребовали плату за проезд через границу. Что тогда началось! Рассказывают, что люди даже предпринимали попытку разгромить контрольно-пропускной пункт. Дело было зимой, и они трое суток простояли на морозе в знак протеста. Прошло семь лет - и снова та же история…

Справедливые требования наивных сельчан

Весть о том, что на границе не пропускают легковые машины с молдавскими номерами, требуя за проезд 10 долларов (в эквиваленте), распространялась по Славяносербке от дома к дому и вскоре всколыхнула все село. Дружно, как и семь лет назад, крестьяне - кто на тракторе, а кто с вилами в руках - ринулись на окраину, где стояли будки таможенников и пограничников. С трудом сдерживая желание разгромить их и поджечь, разгневанный народ приволок бетонные плиты и перекрыл дорогу. А чтобы никто не посмел их убрать, на протяжении восьми суток стерегли их по очереди: женщины с детьми - днем, мужчины - ночью. Мужья могли сменить своих жен лишь поздно вечером, после того, как заканчивали работу в поле. Ведь все это происходило в самый разгар жатвы - 13 июля.

Поддержать бунтующих приехали и жители двух соседних приграничных сел - Великоплоского и Гребеников. Постановление Кабмина ударило практически по каждой семье во всей округе. В итоге жители трех сел составили письмо на имя Президента страны, премьер-министра Украины и председателя Верховной Рады, под которым подписалось 727 человек. Вот вкратце его содержание: «Взимание с иностранного легкового автотранспорта за одноразовый проезд через границу платы в эквиваленте 10 долларов - это погибель для родителей, дети которых живут в Приднестровье. Мало того, что у них мизерная пенсия, так их еще и лишают помощи, которую оказывают дети, потому что заплатить за проезд границы такую большую сумму у детей нет возможности».

Наивные люди просили немедленно внести поправку в постановление Кабмина, полагая, что тут же будут услышаны. Их не услышали даже в области. Нет, там, конечно, отреагировали. И даже направили в Киев телеграмму. Однако за все время протеста к крестьянам никто так и не приехал, несмотря на ожидание и страстное желание услышать из уст самого начальства, что проблемы простых сельских людей им понятны и небезразличны. А иначе как понять происходящее? Ведь семь лет назад подобное уже случалось...

Более того, вслед за Украиной Приднестровье тоже ввело сбор, взимаемый при пересечении границы иностранным легковым автотранспортом, эквивалентный 10 долларам. Теперь уже родители не могут поехать к своим детям, на базар и по другим делам. «Даже если мы вас и пропустим, - отвечает им приднестровская таможня, - то в любой момент вас могут остановить гаишники и забрать машину на штрафплощадку». Председатель КСП «Сербское» Владимир Кухтик рассказывал, что он пытался проехать на своей машине, но его не пропустили. «На днях, - говорил он, - я собираюсь съездить в Приднестровье, чтобы попытаться как-то решить данную проблему для жителей села».

Со своими же стражами кордона, слава Богу, «договориться» удалось. Дабы утихомирить народ, денег с родственников, направляющихся в приграничные села, сейчас не берут. А если кто-то следует чуть-чуть дальше, никакие уговоры, мол, «мама у меня больная, еду навестить», не действуют.

Проблему, как вы сами понимаете, удалось снять на время. Что будет дальше, никто не знает. Сейчас в приграничных селах ходят слухи, что машины с молдавскими номерами вообще не будут пропускать на территорию Украины. Ерунда, конечно, однако люди уже верят всему. Речь, однако, идет о том, что документы, заверенные приднестровским нотариусом, на территории Украины недействительны. Такое разъяснение дало на днях Министерство юстиции Украины. Так что у тех, кто ездит на машинах по доверенности, теперь действительно будут проблемы с пересечением границы.

Широка страна. Много в ней границ, полей…

и таможенников

Наверное, к такому явлению, как граница с бывшими братскими республиками с ее сервисом и правилами, нельзя будет привыкнуть никогда. Для того чтобы ее пересечь, во всяком случае украинско-молдавскую, нужны железные нервы. Правда, сельчане, похоже, к этому немного привыкли, несмотря на весь абсурд происходящего. Представьте себе крестьян, которые несколько раз в неделю выезжают в Тирасполь на базар. И каждый раз у них требуют предъявить паспорт. Неудивительно, что у многих этот документ имеет такой потрепанный вид. Были случаи, когда тех, кто его забывал, высаживали из автобуса, и тогда они пересекали границу пешком, а потом садились в автобус и ехали дальше. Но более всего конфликтов у крестьян, конечно же, с таможенниками, которые время от времени не пропускают их с кошелками на базар.

Недавно я ехала в Великоплоское из Одессы, но через Тирасполь, поскольку иным путем, если нет своей машины, попасть в село адски сложно. Автобус ходит, но очень редко. А через Тирасполь - нет проблем. Проблема лишь в том, что границу приходится пересекать дважды, то есть преодолевать четыре пункта пропуска. Могу сказать, что такой гаммы чувств вы нигде более не испытаете.

В Кучурганах, где самый большой пункт пропуска (он имеет статус международного), наш автобус Одесса-Тирасполь, переполненный пассажирами, простоял два часа. Это при том, что очередь, которая иногда имеет многокилометровый хвост, была сравнительно небольшой. Но зато жара была невыносимая. Автобус остановился прямо возле туалета. Что представляют собой наши дорожные туалеты, вы все прекрасно знаете. Здесь, на международном пункте пропуска, который строился по специальному проекту и в который вбухали немалые деньги, соорудили именно такой. А на некотором расстоянии от туалета стоял магазинчик с издевательским названием «Страсбург».

Прошло минут сорок пока автобус наконец добрался до навеса, где были расположены будки контролирующих служб. Здесь мы тоже простояли очень долго, пока появился пограничник и стал проверять паспорта. Таможенник лишь прошелся по салону, поскольку его интересовали большие сумки, находившиеся в багажнике. Вся эта проверка заняла не более двадцати минут, однако автобус продолжал стоять. Почему стоим, понять было невозможно. Кстати, здесь, как оказалось, контроль, помимо украинских служб, осуществляют и молдавские. Так что нам пришлось преодолевать два пункта пропуска - украинский и молдавский.

Но это было еще не все. Через несколько метров нас ожидал еще один пункт - приднестровский. И все началось сначала: проверка паспортов, сумок...

Какое государство, такое и лицо

Несколько днями позже мне снова довелось побывать на этом участке украинско-молдавской границы, но уже не в качестве пассажира, а журналиста. Здесь проходило выездное заседание Военного совета Южного направления пограничных войск Украины. Было все областное начальство. Рассматривали вопрос, как обустроить государственную границу. В Одесской области она охватывает самую большую территорию - 17 районов области.

В Кучурганах они собрались не случайно. Так называемый международный пункт пропуска «Кучурган-авто» - это пример того, как бездумно мы обустроили нашу границу - лицо нашего государства. О том, что это именно «лицо», было сказано не раз. Если говорить по поводу этого самого лица, то начиная с 1992 года здесь, по выражению губернатора области Сергея Гриневецкого, каждый что-то лепил и теперь спросить, «как можно было проектировать пункт пропуска с такими недостатками» и «кто теперь будет нести за все ответственность», не с кого. «Вначале необходимо было думать о человеке, а потом обо всем остальном, - говорил губернатор присутствующим. - Тогда бы здесь был нормальный европейского стандарта туалет, международная связь, не говоря уже о междугородной и так далее».

На границе губернатор воочию увидел результаты семилетнего труда: простоявших более двух часов разгневанных людей, которые доказывали ему, что такого бардака нигде нет, как здесь, что в России, к примеру, на переход границы уходит не больше 15 минут. Увидел он возмущенного водителя рейсового автобуса, который объяснял, размахивая путевкой, что ему на пересечение кордона отведено всего лишь сорок минут.

Но пограничники объясняли, что контролирующие службы тут ни при чем. Причины, приводящие к очередям на границе, связаны прежде всего с недостатками, которые были допущены при проектировании пункта пропуска. Вот некоторые из них. Территория самого пункта имеет восемь полос движения, но въездная горловина - только две, поэтому разделить движение транспорта по категориям - рейсовые автобусы, транспорт жителей приграничных районов, имеющих право первоочередного проезда, транзитный и грузовой транспорт - нет возможности.

Не хватает помещений для контролирующих служб, а те, что есть, разбросаны по всей территории. Это во-первых. Во-вторых, нахождение молдавских служб, у которых нет условий для работы, поскольку их присутствие на территории украинского пункта пропуска проектом вообще не предусмотрено, приводит не только к очередям, но и неприятным казусам. Молдаване работают между линией паспортного и зоной таможенного контроля. И вот что получается в результате. Бывают случаи, когда водитель проходит без сучка и задоринки украинский контроль, платит при этом все необходимые сборы, но пройти молдавский - по ряду причин - не может, и ему в итоге отказывают в пересечении границы. Все это происходит на территории Украины, хотя она здесь ни при чем. Беда еще и в том, что таможенное законодательство Украины и Молдовы до сих не унифицировано. Так что несмотря на соглашение, принятое между правительствами двух стран, ни о каком совместном контроле украинских и молдавских служб не может идти и речи.

Эпилог

Слушая длинные и скучные отчеты про нашу границу, я все ждала: что же скажут начальники о бунте в Славяносербке. Не сказали ничего. Но я услышала другое: «В контролируемых приграничных районах систематически проводятся совместные оперативно-профилактические мероприятия, и как результат - в этом году общее количество преступлений сократилось на 6,6 процента». Не знаю, что такое контролируемые районы, но в приграничных селах такого воровства, в таких масштабах, как теперь, здесь не помнят. И уж, конечно, понятия не имеют о каких-то совместных профилактических мероприятиях. Сельчане даже забыли, что есть милиция, присутствие которой никак здесь не ощущается. В Великоплоском я слышала, как женщины говорили, что надо организовать ночные дежурства по улицам. А в Славяносербке такая дружина из 21 человека была создана. И зимой каждый день с 6 вечера до 6 утра три человека оберегали село от воров.

Радует то, что губернатор области поручил соответствующим службам отработать все существующие нормативные акты, учитывая реальную обстановку на границе и интересы людей, и внести предложения по их изменению с тем, чтобы он мог об этом доложить Президенту страны. Судя по тому, что о злополучном постановлении Кабмина № 1034 на заседании говорили тоже как о документе, из-за которого поток легкового автотранспорта снизился вдвое, есть надежда, что крик о помощи жителей приграничных сел не станет гласом вопиющего в пустыне.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно