РЫНОК ГАЗА — НЕ НАПАСТЬ, ЛИШЬ БЫ В ХОДЕ ЕГО РЕФОРМЫ НЕ ПРОПАСТЬ

10 января, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 10 января-15 января

В мире существуют рынки газа, где монополия принадлежит государству, частным компаниям, или же либерализованные рынки, регулируемые государством...

В мире существуют рынки газа, где монополия принадлежит государству, частным компаниям, или же либерализованные рынки, регулируемые государством. Однако критерием эффективности любой схемы является надежное газообеспечение потребителей.

В Украине могут попытаться придумать собственную схему, лишь бы при этом не забыли о потребителях газа...

В течение последних четырех-пяти лет в Украине периодически вспыхивали и затихали разговоры о необходимости реформирования всего топливно-энергетического комплекса страны (ТЭКа). Однако ни один из обсуждаемых или даже утвержденных правительством вариантов комплексного развития ТЭКа так и не был воплощен на практике. Более того, очевиден отказ от самой «комплексности» подхода. Отчасти это объясняется тем, что составляющие единый топливно-энергетический комплекс - каждая в отдельности - сами по себе являются целым комплексом со своим отдельным технологическим процессом и собственными проблемами организации рынка, зависящего от вида энергоносителя и политики в отношении этого сегмента.

С января 1999 года на рынке газа Украины предпринята попытка в очередной раз установить и попытаться соблюдать некие правила игры. Попытка не первая. К тому же все предыдущие заканчивались если не полной дезорганизацией рынка газа уже к окончанию каждого первого полугодия, то как минимум приличной суммой «газовых» долгов к концу года, которыми обрастали все участники процесса поставок газа и его потребления.

К этому факту можно относиться по-разному или вообще никак не относиться. С одной стороны - это, безусловно, фиаско всех прежних идей, чему в немалой степени способствовала масса факторов, самым значимым из которых было нарушение изначальных правил игры буквально всеми участниками рынка газа. С другой стороны - это безусловное свидетельство несостоятельности так называемых газоорганизационных идей.

Параллельно поиску так называемых общих газоорганизационных схем предпринимаются попытки найти и приемлемую форму реорганизации газодобывающих, газотранспортных и газораспределительных предприятий государственного сектора.

Практически весь 1998 год продолжались теоретические споры и практическое воплощение идеи создания на базе государственных предприятий сектора газа единой Национальной акционерной компании (НАК) «Нефтегаз Украины». К осени минувшего года председатель правления НАКа Игорь Бакай мог сообщить о создании в составе «Нефтегаза Украины» трех предприятий, каждое из которых займет прежде государственную нишу в соответствующем сегменте рынка газа: газодобывающую - «Укргаздобыча» (создано на основе добывающих предприятий «Укргазпрома», «Черноморнефтегаза» и «Укрнефти»), газотранспортную - «Укртрансгаз» (на базе бывших подразделений «Укргазпрома» и «Укргаза», обслуживавших магистральные и распределительные газопроводы страны), газоторговую - Торговый дом «Газ Украины».

По сути реформа нефтегазового, а в основном газового государственного сектора украинской экономики в 1998 году выразилась именно в создании НАКа «Нефтегаз Украины» и составляющих его предприятий. Об организационных и юридических предпосылках и схемах НАКа «ЗН» достаточно подробно рассказывало в течение прошедшего года. Напомним, что идеологи НАКа подчеркивали, что при создании Национальной акционерной компании «Нефтегаз Украины» учтен опыт создания и функционирования ведущих, в частности европейских, газовых компаний, например, таких, как Gas de France, Ruhrgas и др.

Напомним и то, что еще в 1997 году, когда правительство Украины рассматривало проект Основных направлений реформирования нефтегазовой отрасли страны, было принято неординарное для украинской действительности решение проанализировать опыт организации рынков газа других стран с тем, чтобы использовать их конструктивный опыт и затем найти оптимальный вариант реорганизации газовой отрасли Украины.

Не берусь утверждать, что результаты тех исследований в самом деле были взяты во внимание или тем более использованы при создании НАКа «Нефтегаз Украины». Ведь проблема-то по сути состоит не в формальном объединении всех государственных газовых предприятий в одну национальную компанию и не в изменении их организационно-правовой формы собственности.

Основная проблема, видимо, все же состоит в выборе форм и методов хозяйствования как реорганизованных государственных предприятий сектора газа, так и рынка газа вообще. В поиске форм и методов организации рынка газа весьма уместно было бы внимательнее присмотреться к тому, как это происходило в других странах и к чему привело. Весьма поучительный опыт, между прочим. Тем более что украинские поиски оптимизации рынка газа еще далеко не закончены.

Рынок газа

Германии

В энергетическом балансе Германии еще лет 8 тому назад основную долю составлял бурый уголь - около 69%, добываемый в этой стране. Однако, как объяснил руководитель пресс-службы компании Verbundnetz Gas Хельде-Хайнц Хайнкер, приоритет этому энергоносителю был отдан волевым решением. Тогда природный газ использовался в основном для нужд промышленности и только небольшая его часть - для отопления жилищ в Берлине. Причем в той его части, которая была столицей ГДР. И по большому счету, жители западных земель Германии (и западной части Берлина) удобства сетевого (централизованного) газообеспечения ощутили намного позже своих восточных собратьев (хотя в Германии упорно и подчеркнуто бывшие земли Восточной Германии - ГДР называют новыми, а не восточными землями...)

Особенность такой организации энергорынка объяснялась в значительной мере и политическими разногласиями. 20-25 лет назад единственным экспортером газа в Европу был СССР. Кроме того, транзит газа в ФРГ для компании Ruhrgas проходил через территорию ГДР. И власти тогдашней Западной Германии, разумеется, не хотели поставить себя и своих граждан в зависимость от советских поставок. Поэтому-то в Германии до сих пор в некоторых регионах существуют параллельные газопроводы: один - для поставок газа западногерманскими компаниями, другой - для восточных немцев... И в этом присутствовала, безусловно, не столько экономическая, сколько политическая логика.

На станции приема-сдачи газа в приграничном восточногерманском городке Зайде (через которую до сих пор российский газ транспортируется и в западную часть Германии) мне и другим журналистам рассказали, что во времена ГДР этот объект считался чуть ли не «приграничной зоной с ФРГ» и был настолько охраняемым и контролируемым, что к нему даже служащие восточногерманской газовой компании VNG (в то время она называлась VEB Verbundnetz Gas), которые его обслуживали, не могли приближаться лишний раз. Да и контрольные замеры там проводились намного тщательнее, нежели при приемке газа для восточногерманской компании.

Тем не менее в начале 90-х годов да еще с началом объединения Германии, так сказать, энерговзгляды значительно освободились от политического давления. К тому же газ подешевел. И было решено перевести значительную часть потребителей на использование газа. Пришлось переоборудовать и кардинально изменить теплосети, работавшие на угле, расширить действующие трубопроводы, построить новые газомагистрали. Все это планировали перестроить за 10 лет. Но экономическая целесообразность способствовала тому, что все работы были выполнены за 3,5 года и уже в 1995 году Германия в значительной мере перешла на газообеспечение. Всеми участниками этого бизнеса на эти цели с 1991 до 1995 годы было инвестировано около DM 10 млрд.

Сегодня около 75% новых германских домов оборудуется газоотопительными системами. Соответственно изменилась и структура использования газа, вытесняющего другие виды энергоносителей. Между тем, в отоплении старого жилищного фонда основным конкурентом газа остается топочный мазут, доля которого составляет около 40% в топливном балансе этого сектора потребления. Еще около 20% - также косвенное использование этого энергоносителя - за счет использования теплоэнергии, производимой ГЭС.

Но наряду с потенциальным увеличением рынка сбыта газа практически это происходит не так быстро. «Новых немцев» постигла постсоветская беда - крах промышленного производства в новых землях. А ведь именно этот сектор экономики был традиционно оптовым газопотребителем. Так что расширение так называемого бытового рынка сбыта газа до недавних пор даже не могло компенсировать потерь, связанных с практически полной остановкой крупных промышленных гигантов бывшей ГДР. Можно даже предположить, что поиск бытовых газопотребителей был обусловлен в значительной мере этим фактором, нежели другими. И сегодня газовые компании возлагают большие надежды на постепенное возрождение промышленного производства в новых землях Германии, где сооружаются новые заводы, ориентированные на европейские рынки сбыта. Хотя, разумеется, все это - сложный процесс, ибо и западным немцам восточные земли нужны скорее как рынок сбыта своих товаров, а не как конкуренты на их традиционных рынках.

Все эти пертурбации в основном коснулись и газовых компаний восточных земель, которые - на фоне собственной реорганизации - рисковали потерять свою нишу на объединенном рынке газа Германии. Причем у бытовых потребителей энергии до сих пор остается выбор: они могут отапливать свое жилище мазутом, углем, электроэнергией, сжатым или сжиженным или же природным газом. Естественно, выбирают то, что доступнее и дешевле в конкретном регионе. И если в горной местности газопровод - слишком дорогое удовольствие, то потребители и поставщики охотно используют, например, уголь или сжатый и сжиженный газ в баллонах. И поставщики при этом четко следят за динамикой цен, чтобы их товар не был дороже альтернативного. Иначе от их услуг просто откажутся. Так, как видите, конкуренция на энергорынке Германии присутствует не только и, возможно, даже не столько среди поставщиков одного вида топлива, сколько между поставщиками различных видов энергоносителей. Возможно, поэтому и конкуренция среди поставщиков одного вида топлива, например газа, не столь выражена. Реалии жизни их вынуждают находить способы не столько выигрывать в жесткой борьбе за покупателя, сколько находить способы сосуществования и совместными усилиями противостоять конкурентам из числа поставщиков других видов энергоносителей.

А чтобы выжить в собственно газовой среде, причастным к газовому бизнесу компаниям приходится диверсифицировать и свою деятельность, и источники импорта газа, так как собственного в Германии его не намного больше (в процентном соотношении), чем, скажем, в Украине. К этому стоит добавить весьма строгое законодательство в части энергосбережения и эффективного использования всех видов энергии, а также своеобразные правила игры.

Эксперты характеризуют структуру рынка газа Германии как монополию частных (акционерных) компаний. Такие рынки наиболее традиционны и, если можно так выразиться, самые старые. Они базируются на том, что газовые компании являются естественными монополиями, причем многие годы, и продолжают работать на тех же условиях до сих пор. Однако при этом газовые компании должны четко придерживаться стандартов и правил доступа к газопроводам и на рынок газа, устанавливаемых и строго контролируемых государством. В условиях четкого регионального деления земель практически на рынке присутствует монополия региональных монополистов. В сравнении с другими европейскими странами рынок газа Германии более либеральный, так как формально любая компания может, например, получить лицензию на строительство газопровода. Однако на практике действующая система распределения рынка среди присутствующих на нем компаний не особенно предполагает присутствие конкурентного духа в классическом понимании этого выражения. Многие газотранспортные компании одновременно являются газотрейдерами, что побуждает их, пусть даже невольно, ограничивать доступ к газопроводам других продавцов газа. С учетом этого рынок газа Германии скорее можно назвать системой свободного рынка, в котором сосуществуют многочисленные региональные монополии.

Структура этого рынка представлена 478 газораспределительными компаниями (это приблизительно как региональные подразделения бывшего «Укргаза» в Украине), которые, как правило, находятся в муниципальной собственности. Около 20 компаний занимаются так называемым оптовым транзитом и газораспределением отечественного и импортного газа. Они же непосредственно поставляют газ почти 60% промышленных газопотребителей и местных газораспределительных компаний и сосуществуют с соседними аналогичными компаниями на условиях договоров.

Как вживалась

в рынок восточногерманская компания VNG

Когда речь заходит о рынке газа Германии, чаще всего вспоминают западногерманскую Ruhrgas. Безусловно, опыт этой компании весьма интересен. Но, на мой взгляд, для Украины сегодня куда поучительнее опыт, так сказать, более свежий, а именно - преобразование в акционерное общество восточногерманской газовой компании Verbundnetz Gas AG (VNG). Примечателен он по многим причинам, и в первую очередь потому, что за 8 лет из государственной компании, работавшей, как и украинские прежде, в условиях так называемой СЭВовской (а практически - советской) экономики она превращается в полноценную акционерную компанию, относительно успешно входящую в европейский рынок газа как самостоятельный субъект.

К слову, первым германским импортером советского газа был не Ruhrgas, а именно VNG, начавшая закупать это сырье почти на полгода раньше своих западных соседей. Примечателен и потому, что эта компания большей частью занимается реализацией именно российского экспортного газа, как и большинство украинских газотрейдеров. К тому же VNG еще недавно испытывала и, вероятно, до сих пор ощущает на своем бюджете последствия рыночных преобразований в промышленности новых восточных земель теперь уже единой Германии. Познакомиться с компанией Verbundnetz Gas AG (VNG) и узнать подробнее об опыте ее работы до реформирования и в период преобразований случай представился во время празднования 25-летнего юбилея поставок советского, а теперь уже - российского газа в адрес этой компании.

Сегодня на рынке газа Германии при безусловном лидерстве Ruhrgas достаточно стабильно работают также Verbundnetz Gas и Wintershall. Однако такому раскладу сил предшествовала весьма нелегкая борьба двух последних из вышеназванных компаний за право занять свою нишу на этом рынке.

Примечательно, что, стремясь расширить рынок сбыта и закрепить свои позиции на рынке Германии, еще в 1989-1990 годы «Газпром» предпринимал недюжинные попытки приобрести весомый пакет акций восточногерманской компании Verbundnetz Gas AG, начало акционирования которой было положено в июле 1990 года. Однако Ruhrgas был категоричным противником продажи крупного пакета акций российскому «Газпрому», как и противником создания совместного торгового дома с ним.

Однако, именно Ruhrgas в конце 1998 года выиграл тендер по продаже 2,5% акций российского «Газпрома»...

Когда в 1990 году было выставлено на продажу имущество акционируемой Verbundnetz Gas, оно было оценено в DM 1 млрд. При этом кредиторская задолженность этой компании на момент начала акционирования составляла DM 474 млн. Но это не смутило потенциальных акционеров из числа западных компаний. Для них участие в приватизации германской VNG означало, кроме прочего, возможность выхода на восточные рынки. Поэтому, несмотря на долговое приданое VNG, акционеры согласились инвестировать DM 20 млрд. до 2000 года в развитие газотранспортной сети этой компании, которая фактически контролирует большую часть российского газового транзита не только в Германию, но и в Европу.

Для успешного выхода на рынок газа любой страны необходимы три компонента: газ, трубопроводы (или средства и технические возможности для их строительства) и покупатели. Умение заполучить и контролировать если не все, то хотя бы один из этих компонентов и определяет успех компании и в конце концов величину ее прибыли.

Новые газовые магистрали VNG уже сегодня связывают с источником газа в Норвегии восточноевропейские государства, которые прежде могли использовать только российский газ (не только в силу политического расклада, но и в связи с отсутствием соответствующих газопроводов). И газовые магистрали Германии, в частности контролируемые VNG, и сама эта компания все больше приобретают статус европейского диспетчера газопотоков из различных источников в любую точку Европы.

А комплекс управления газопотоками (который в нашем понимании является диспетчерским центром газотранспортной и газораспределительной компании) в VNG выполняет функции Центра управления всей сетью магистральных газопроводов в новых землях объединенной Германии, причем не только тех, которые принадлежат VNG.

К слову, в вопросах транзита аналогичное положение занимает и бывший «Укргазпром» на восточноевропейском рынке газа. Более того, его система транспортировки и хранения газа самая мощная в Европе. Однако в силу массы обстоятельств европейские покупатели российского газа до сих пор зачастую воспринимают «Укргазпром» (т.е. газотранспортное подразделение НАКа «Нефтегаз Украины») всего лишь как часть «Газпрома». Поэтому-то и газотранзитные контракты заключают с россиянами - даже о транзите газа через территорию Украины.

Ситуация на рынке газа свидетельствует, что российский «Газпром», располагая одним из необходимых для успеха компонентом - газом, умудряется также контролировать и два других: газопроводы (через газотранспортные СП в восточноевропейских странах; а также создавая новые транзитные коридоры, например трансконтинентальный газопровод Ямал-Европа) и сбыт своего газа (через совместные торговые дома в государствах - импортерах российского газа).

Что касается внутреннего рынка, на котором оперирует VNG, то в перспективе стратегия диверсификации газопоставок VNG предполагает сокращение доли российского газа в ее балансе продажи на рынке Германии до 50% и увеличение доли норвежского газа до 27%. Еще 23% составляют уже сейчас газопоставки западногерманских компаний и предприятий новых земель.

Сегодня VNG обслуживает около 60% частных газопотребителей Восточной Германии (всего в этом регионе около 7 млн. квартир и домов): 40% используют природный газ, еще 20% - «газовую» теплоэнергию. Но чтобы завоевать доверие покупателей газа, тем более в период экономического спада, VNG в течение четырех лет пришлось снижать цены на газ и кредитовать своих клиентов, особенно в промышленном секторе, пока постепенно они не восстановили свое производство.

В отличие от Украины и стран СНГ, в Германии, как и в других европейских государствах, система формирования цен и стимулирования покупателей базируется на совершенно иных принципах. О некоторых из них было сказано выше. Если говорить о населении, то стоит заметить, что в Германии цена газа для каждой категории частных потребителей настолько дифференцирована в зависимости от массы обстоятельств и факторов, что трудно в общем ее описать. По большому счету, все зависит от того, насколько выгодно компании и газопотребителю поставлять и покупать газ в конкретном регионе. Настолько высокой или низкой будет цена газа для конкретного покупателя. Если даже по всем параметрам цена газопоставок какому-то потребителю для компании невыгодна, но при этом исключить его из круга своих интересов газовикам тоже невыгодно, они могут субсидировать такого клиента. Если, конечно, это окупается за счет более глобальных программ и целей. Например, при объединении и расширении центральной газовой системы Берлина, да с учетом планов переноса столицы единой Германии в Берлин, все газокомпании считают этот регион весьма перспективным и стабильно прибыльным. Поэтому они могут предложить своим новым клиентам или потенциальным покупателям более выгодные условия, нежели своим традиционным покупателям газа.

Но вернемся к реорганизации структуры и формы собственности VNG.

Долевое участие европейских газовых компаний в VNG вполне объективно отразило расстановку сил не только на рынке газа Германии, но и всей Европы:

Verbundnetz Gas AG (VNG) акционирована в 1991 году.

Уставный капитал распределен таким образом:

35% принадлежит западногерманской Ruhrgas;

15% - ганноверской B&B,

15% - консорциуму коммунальных предприятий 14 городов Германии;

15% - дочернему предприятию концерна BASF;

5% - газотранспортному дочернему предприятию французской Gas de France;

5% - российскому «Газпрому»;

5% - норвежской Stat Ojl;

5% - германскому дочернему предприятию британской British Gas.

Результатом совместных усилий акционеров и менеджеров VNG стало погашение задолженности предприятия уже к 1993 году. Правда, при этом компании пришлось взять новый кредит в DM 600 млн. Тем не менее только в период с 1994 по 1996 годы VNG инвестировала в развитие собственной газовой системы DM 2 млрд. Так что сегодня VNG владеет газотранспортной и газораспределительной системой на всей территории новых германских земель и является вторым по величине импортером российского газа.

И хотя российский «Газпром» всячески пытается удержать свои позиции на рынке газа Германии, в том числе за счет увеличения газопоставок через Wintershall, а также через торговый дом ВИЕХ, наращивает обороты и VNG. Эксперты этой компании на основании расчетов развития газотранспортной сети VNG, а также учитывая возможность увеличения спроса на газ и соответственно мощности по его транзиту, прогнозируют, что вскоре VNG будет ежегодно оперировать объемом газа в 20 млрд. кубометров. Уже в 1996 году VNG имела контракты на ежегодную поставку на период до 2001 года 14,5 млрд. кубометров газа. В июне же 1996 года был продлен до 2016 года контракт на закупку норвежского газа (ежегодно - 4 млрд. кубометров). К 1997 году продажа газа компанией VNG увеличилась на 27% с 1994 года и составила около 14 млрд. кубометров газа. Еще в 1995 году VNG инвестировала DM 288 млн. в развитие трубопроводной сети и совершенствование ее эксплуатационных возможностей.

В настоящее время VNG принимает российский газ на станции сдачи-приемки газа в Великих Капушанах (на границе Украины со Словакией). Ежегодный объем импорта российского газа составляет около 8,6 млрд. кубометров. Однако вскоре предполагается задействовать и новый белорусско-польский коридор, как часть газомагистрали Ямал-Европа.

VNG и «Газпром» также продлили свой контракт на закупку газа, срок действия которого истекает в этом году, до 2013 года.

Между тем, из традиционного импортера и транзитора газа VNG постепенно превращается и в экспортера. С мая 1997 года через ту же станцию в Зайде компания VNG начала поставки газа в Чехию.

Компания также занимается модернизацией своих подземных газохранилищ. На эту программу в 1997 году ею было израсходовано более 50% оборотного капитала - DM 370 млн. и кредитов западных банков (основной капитал VNG составляет около

DM 640 млн.).

Все вышеописанные газовые перипетии VNG в условиях все обостряющейся конкуренции на германском рынке газа потребовали от компании максимальных капиталовложений. Так что практически вплоть до начала 1997 года VNG была бесприбыльной компанией для ее акционеров. Впрочем, они на это шли сознательно, поэтому даже прибыль DM 27 млн. в 1996 году была направлена в производство. И только в 1997 году VNG впервые с начала приватизации в 1991 году принесла акционерам дивиденды (несколько выше данных 1996 года).

Акционерам и менеджерам Verbundnetz Gas AG в течение 8 лет пришлось прилагать усилия и истратить немалые средства, дабы компания не растворилась в пучине перемен и преобразований. И они отдают себе отчет в том, что VNG предстоит еще сложная борьба за право работать на германском и европейском рынках газа.

А сколько понадобится сил и средств, например, НАКу «Нефтегаз Украины», чтобы стать полноценным субъектом не то что европейского, хотя бы восточноевропейского рынка газа? Да еще в условиях современного кризиса и украинской далеко не рыночной действительности...

Справка «ЗН»

Verbundnetz Gas AG (VNG) в настоящее время контролирует около 16% рынка газа Германии.

В связи с тем, что до объединения ФРГ и ГДР Verbundnetz Gas AG являлась основной газовой компанией в восточных землях Германии, и сегодня она контролирует в так называемых новых землях около 95% рынка газа. В масштабах германского рынка газа VNG является второй по величине компанией. Доля российского газа этой компании составляет в ее общем балансе около 76%.

VNG владеет и обслуживает сеть газопроводов общей протяженностью 7 943 км, причем около

2 000 км из них принадлежит другим компаниям.

VNG также принадлежат 7 подземных хранилищ газа (ПХГ) общим объемом хранения 2,2 млрд. кубометров газа, причем два крупных ПХГ обеспечивают основные мощности для подземного газохранения объемом около 1,8 млрд. кубометров газа. (Для сравнения: мощности 13 украинских ПХГ, обслуживаемых «Укргазпромом», в общей сложности способны обеспечить сезонное хранение газа в объеме свыше 35 млрд. кубометров газа. Это самая мощная в Европе система подземного хранения газа.)

В 1970 году в VNG был построен первый центр управления газопотоками на советской технике и технологии, работавший до 1997 год. В VNG говорят, что он мог бы работать и дальше, но компания теперь ориентируется на западные европейские технологии, в связи с чем и было установлено новое оборудование. Так что теперь в VNG сосуществуют две технологии, причем советскую постепенно выводят из процесса эксплуатации.

В компании работает 1150 сотрудников.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно