По тонкому льду

21 мая, 2010, 16:37 Распечатать Выпуск №19, 21 мая-28 мая

Все мы еще помним «прелести» минувшей зимы. Почувствовали, насколько важна для нас надежная опора, надежная почва...

Все мы еще помним «прелести» минувшей зимы. Почувствовали, насколько важна для нас надежная опора, надежная почва. Без такой опоры очень легко потерять равновесие с непрогнозируемыми последствиями. Надежная опора нужна не только каждому человеку — прогнозируемое стабильное экономическое развитие невозможно без надежного фундамента.

В тихом омуте черти водятся

«Не так страшен черт, как его малюют» — так подумали многие, а возможно, и большинство наших соотечественников уже через полгода после вхождения в кризис. Тревога и неуверенность, охватившие Украину осенью 2008 года в период резкой девальвации национальной валюты и оттока депозитов из банковского сектора, поутихли. Подумаешь, экономика упала в первом квартале 2009 года на 20,2%, а по году — на 15,1%. Мы и не такое видели. В 1994-м падение ВВП составило 22,9%.

Часть людей потеряла работу, многих перевели в режим неполного рабочего дня, граждане и предприятия столкнулись с серьезными проблемами при обслуживании банковских кредитов. Но пенсии и зарплаты в бюджетной сфере выплачивались вовремя. Каждый день «спасали» очередную отрасль экономики: автомобилестроение, авиапром, строительство или аграрный сектор. Общество убаюкивали ежедневными разговорами об успешной борьбе с кризисом.

После драматического падения ВВП в 2009 году Украина демонстрирует в текущем году положительную экономическую динамику. Растут промышленность, аграрный сектор, транспорт. В ближайшие месяцы выйдут из отрицательных значений торговля и сфера услуг. Не просматривается перспектива восстановления в текущем году разве что строительства. Однако нынешние темпы роста не способны вывести экономику на докризисный уровень.

При условии достижения в текущем году запланированных темпов роста по объемам ВВП страна так и не перейдет из 2005-го в 2006 год, а по объемам промышленного производства останется в 2004 году. Это — масштабы экономики пяти-шестилетней давности. Но ключевая трудность заключается не в этом. В конечном итоге, экономику можно и восстановить, и нарастить. Главная проблема в другом.

Баланс без баланса

Немногие заметили, что страна второй год подряд живет без бюджета. И речь идет не об отсутствии юридически принятого документа под названием «Бюджет».

Бюджет имеет форму классического экономического документа — баланса, синонимом которого является равновесие. Это равновесие между доходами и расходами. Забудем о случае, когда доходы превышают расходы, величина такого превышения называется профицитом бюджета. Нам это пока не грозит.

Страна постоянно сталкивается с превышением расходов над доходами, то есть с дефицитом бюджета (недостатком средств). С 2003 года (90-е годы — отдельная печальная история) бюджет Украины — дефицитный.

До 2009 года это не создавало проблем. При достигнутых масштабах экономики не является сложной задачей восстановить баланс (равновесие), когда нехватка денег составляет 5, 10 или даже 30 млрд.
грн. Профинансировать дефицит средств на все расходы можно за счет приватизации, займов (влезание в долг) или «проедания» запасов — остатков средств на счетах правительства с предыдущих лет. Но удержание баланса, равновесия между доходами и расходами становится очень серьезной проблемой, если нехватка средств измеряется трехзначным числом миллиардов, как произошло в 2009 году и продолжается в текущем. Держать равновесие становится крайне трудно. Надежной опоры нет. Всех граждан, экономику страны вывели на скользкий и тонкий лед.

Бюджет с таким размером несоответствия доходов и расходов не в состоянии решить ни одну общественную проблему. Он сам — проблема. Потому что баланс перестал быть балансом.

Почему мы оказались на тонком льду?

Мировой экономический кризис не мог обойти страну, но у нас он протекает острее и сильнее, чем в других странах. Потому что к мировым вызовам добавились сугубо украинские проблемы, которых не хотели видеть украинские политики, как не хотят видеть и сейчас. Кризис вынес на поверхность все язвы нереформированных систем украинской экономики. Девальвация гривни, огромный дефицит и стремительно растущий государственный долг — это сугубо украинское достояние, не имеющее никакого отношения к мировому кризису. Он только обострил их.

Кризисы сопровождают жизнь многих стран, предприятий, отдельных граждан. И на них надлежащим образом реагируют. У предприятий падают доходы — они сокращают расходы. Так делает и каждая семья. Руководствуются при этом простой и понятной логикой приоритетов. Бюджет страны — это тот же бюджет семьи, только членов этой семьи — 46 миллионов.

Уже в конце лета 2008 года чувствовалось опасное дыхание кризиса. Стала очевидной неизбежность спада экономики, а соответственно — и бюджетных доходов. Это был шанс для Украины отреагировать как на кризис, так и на годами не решаемые внутренние системные проблемы. Но об этих проблемах не хотели не только говорить, но даже слышать.

Принятый на 2009 год бюджет игнорировал уже зафиксированное статистикой в течение месяцев серьезное падение экономики. Он ориентировался на рост. Столь необходимое сокращение расходов не произошло. Бюджет не сводился с балансом. Следствием этого стал рекордный дефицит прошлогоднего бюджета в 104,3 млрд. грн. (11,4% ВВП), превышающий суммарный дефицит за все годы независимости Украины. Потому что при падении доходов государственного бюджета на 10% бюджетные расходы увеличились на 29%.

Эти цифры не совпадают с официальными данными. В доходах 2009 года не учтены поступления от продажи СПЗ — специальных прав заимствования, потому что они не являются доходами. Официальная отчетность не учла расходов, оплаченных ценными бумагами правительства (ОВГЗ), и расходов, осуществленных за счет займов и с казначейского счета.

Бюджет 2009 года должен был привести к серьезным осложнениям для страны, для ее граждан. Пронесло. В общественном сознании сформировалось мнение, что все уже позади, что мы легко пережили кризис и сейчас выходим из него.

К сожалению, это далеко не так. В прошлом году многие специалисты стали свидетелями неожиданного поведения МВФ. Несмотря на серьезные болезни украинской экономики и нежелание власти их лечить, правительству были предоставлены кредиты, включая средства Всемирного банка, на 56 млрд. грн. Не следует искать мотивы такого поведения в политических симпатиях или антипатиях. Они обусловлены мировыми экономическими процессами. Стране от этого не стало легче. Бюджетную дыру прикрыли. Она от этого не исчезла, а наоборот, увеличилась. Ее только замаскировали.

Социальные выплаты осуществлялись в течение года вовремя и в полном объеме. Делалось это очень просто. Хочет пенсионер, учитель или врач получить 1000 грн. пенсии или зарплаты — должен взять в долг 1000 грн. И брали. На внутреннем рынке — почти под 30% годовых. Единственная (допущенная сознательно) натяжка — делали это не учитель, врач или пенсионер. Это за них делало правительство.

Но это не меняет сути формулы: получи сегодня тысячу, завтра отдашь 1300 грн. Потому что 100% доходов бюджета формируется за счет нашего с вами кармана. Место сбора налогов и их источники — разные вещи. Например, НДС проходит в бюджет через счета юридических лиц, но источником их уплаты является исключительно карман граждан.

Страна давно не знала проблем с финансированием расходов. Для этого хватало собственных доходов. Очень незначительная часть ресурсов зависела от займов. С 2009 года граждане стали заложниками игры в рулетку: повезет — не повезет, дадут взаймы — не дадут. Большой дефицит и стремительное наращивание долга страны с каждым днем увеличивают вероятность второго варианта. Страна, еще до недавнего времени входившая в группу стран с наилучшими показателями долга, быстрыми темпами вошла в группу стран риска.

Всего за два года, с начала 2008-го, государственный долг (прямой и гарантированный) вырос в 3,6 раза и достиг к началу 2010 года 316,9 млрд. грн. По отношению к ВВП 12,3% превратилось в почти 35%. Резко растет долговая нагрузка на бюджет. В 2008 году 2% поступлений общего фонда шло на уплату процентов по долгам. В прошлом году этот показатель увеличился до 6%, а в текущем году на эти цели пойдет почти каждая десятая гривня доходов общего фонда государственного бюджета.

Граждане стали заложниками страусиной политики. Проблема уже не только в том, что завтра нечем будет платить. Возникают серьезные риски иного плана.

Верные последователи

Новое правительство стало верным последователем своего предшественника. Бюджет на 2010 год ярко иллюстрирует намерения его политики.

Очевидно, что из дефицита в 11,4% ВВП невозможно за год выйти на обычные для страны, безопасные 2%. Его можно было — более того, обязаны были — не допустить. Но такое желание не возникло. И этого уже не изменишь.

Очень трудно за год закрыть быстро разрастающуюся бюджетную дыру. Но серьезно уменьшить ее — обязанность ответственной власти.

Новое правительство провело законом бюджет с дефицитом в 5% ВВП — 57,7 млрд. грн. Реальный размер такого дефицита я считал бы прорывом нынешнего правительства. Но это тот случай, когда говорят «не верь глазам своим».

Предыдущее правительство ввело порочную практику разделения дефицита бюджета на части. В тексте закона приводилась одна цифра, а в таблицах, определяющих источники финансирования дефицита, — другая. Получился хороший инструмент манипулирования общественным мнением. Дефицитом называют только часть дефицита, хотя реальная его цифра значительно больше.

В табличных материалах бюджета цифра дефицита уже не 57,7 млрд. грн., а на 30,5 млрд. грн. больше. Именно такую сумму предполагается выделить на рекапитализацию (восстановление) банков.

Еще одна часть дефицита скрыта из-за завышения доходов. И в этом смысле мы видим верных последователей. В текущем году в общий фонд планируется собрать 218,6 млрд., что на 40% больше, чем в прошлом. Нереальность этой цифры хорошо иллюстрируется динамикой доходов первых четырех месяцев. В бюджет за этот период поступило 58,2 млрд. грн. Это — на 19% больше, чем в предыдущем году. Но если учесть невозврат НДС в текущем году (по сравнению с минувшим годом он меньше на 4,8 млрд. грн.), то реальный рост составляет менее 10%. Завышение доходов (а следовательно, и скрытый дефицит) я оцениваю в 30 млрд. грн.

Ноу-хау правительства является отсутствие зафиксированной цифры расходов. Формально она вроде бы есть. Вместе с тем пять статей закона о бюджете-2010 позволяют правительству превышать расходы сверх утвержденных (со стандартной формулировкой — с соответствующим уточнением размера дефицита и государственного долга).

Вспомним еще один «пустячок» — газовый. По сравнению с минувшим годом цены на газ почти не изменились. В то же время для покрытия разницы в ценах на газ в 2009 году истрачено 30 млрд. грн. В этом году реальных источников заложено только на 0,7 млрд. грн. Либо эту дыру закроет неизвестно кто, либо же ее закроют самим «Нафтогазом Украины».

Итоги неутешительны. Декларированный дефицит якобы в 5% ВВП превращается реально почти в 16%, или в 170 млрд. грн. (с учетом трудно оцениваемых «аппетитов» по части права на превышение установленных законом размеров расходов).

Грустно смотреть на подобные правительственные состязания — кто сделает большим дефицит, кто больше увеличит долг страны. В 2008 году 6,4% расходов государственного бюджета покрывались долгами, в 2009-м — 29,5%, а в текущем — почти 40%.

Жизнь в долг — не просто путь в никуда. Он может привести к новым серьезным испытаниям.

Призрак девяностых

У кого-то может возникнуть закономерный вопрос: к чему столь пристальное внимание к бюджетным проблемам, где же здесь экономика, ее развитие? Однако к экономике эти вопросы имеют не просто важное, но, в нынешних условиях, ключевое, фундаментальное отношение.

За три докризисных года (2006—2008) в основной капитал в Украине было инвестировано почти 550 млрд. грн. Менее 10% этой суммы приходится на государственный и местные бюджеты. Доминирующая часть вложений, обеспечивавших развитие украинской экономики, — частные.

Ключевая ценность для любого владельца денег (инвестора) — возможность сопоставления доходов и расходов, то есть оценки прибыли от вложения средств. Она, в свою очередь, зависит от стабильности «метра», которым измеряют доходы и расходы. Все хорошо помнят тяжелые последствия девальвации национальной валюты (изменился «метр»). Доходы людей не изменились, а расходы по погашению и обслуживанию валютных кредитов выросли на 60%. Это касается всех без исключения экономических отношений.

Бюджетный дефицит нынешних размеров — это постоянно занесенный топор над стабильностью «метра». Невозможно предвидеть, когда и в каких размерах изменятся цены или обменный курс. А характер этих изменений в условиях подобной несбалансированности таков, что доходы и расходы при изменении «метра» меняются неодинаково. Совершенно правильно просчитанное прибыльное инвестирование имеет все шансы стать убыточным. И не по вине инвестора (его ошибки), а по причине изменения длины «метра». Подобная угроза убивает желание инвестировать (вспомните отток депозитов из банков в результате девальвации депозитов, которые прежде были ресурсом кредитования развития национальной экономики).

Серьезные колебания «метра» могут вообще уничтожить инвестиции, поскольку деньги не способны выполнять функцию сбережения (сохранять свою стоимость), без которой инвестиционный процесс вообще невозможен. Большинство из нас были свидетелями этих процессов в 90-е годы.

Почему призрак тех лет бродит сейчас по стране?

На покрытие дефицита бюджета текущего года нужно взять в долг 160 млрд. грн. (предполагая поступление 10 млрд. от приватизации). Кроме того, на погашение старых долгов необходимы еще 24 млрд.
грн. К тому же последняя цифра занижена по причине нереальности декларируемой цифры дефицита. Где, на каком рынке можно одолжить 160—180 млрд. грн.? Ресурс подобных объемов невозможно найти внутри страны. При постоянном ухудшении показателей дефицита и государственного долга — невозможно и на внешних рынках.

Не стоит в наших условиях рассчитывать на приватизацию. Это все равно, что бросать деньги в ненасытную печь. Да и на приличную цену вряд ли можно надеяться при существующих финансовых рисках.

В стране, власть которой ключевой своей реформой считает «не делать никаких реформ», реальным становится риск покрытия дефицита за счет института, в котором немерянное количество денег, поскольку он их «придумывает», — НБУ.

Показательны источники финансирования дефицита бюджета предыдущего года. Его цифра несколько выше, чем называлась ранее, поскольку учтена и оценка того дефицита, который юридически не считается дефицитом, но является таковым фактически (например, невозврат НДС, непроплата обязательств — выполненных работ).

Следует обратить внимание на три принципиальные вещи. Первая — появление варварских способов покрытия дефицита, что сокрушительно бьет по экономике. Из-за НДС, переплаты налогов, непроплаты средств за выполненные работы или поставленную продукцию происходит принудительное изъятие средств из экономики.

Вторая. В прошлом году правительство получило для финансирования дефицита рекордную сумму средств от МВФ. Внешние заимствования дали ресурс для бюджета в 42,2 млрд. грн. Но и таких огромных ресурсов не хватило. С внутреннего рынка было привлечено более 54,3 млрд. грн. Однако внутренний рынок смог мобилизовать свободные средства всего на 12,3 млрд. грн. Основную часть средств (42 млрд. грн.) предоставил НБУ.

Сейчас Программа сотрудничества с МВФ приостановлена. Средства по этой линии не поступают. При наличии действующего бюджета, если не принять меры по сокращению его дефицита, вероятность ее возобновления невысока. Допускаю, что функцию МВФ в текущем году возьмет на себя кто-то другой, например Россия. Но от этого ничего не изменится. В любом случае потребность в займах на внутреннем рынке резко растет.

По состоянию на начало 2008 года НБУ вообще не участвовал в финансировании дефицита бюджета. За минувший год его участие достигло 42 млрд. грн. Это не что иное, как эмиссия. Но в прошлом году параллельно происходил другой процесс. Для покрытия дефицита платежного баланса НБУ продавал твердую валюту. Всего было продано свыше 10 млрд. долл. США. Соответствующее количество гривни параллельно изымалось из оборота. Действовали два разнонаправленных потока: один выпускал гривню, второй — стерилизовал ее (изымал).

В текущем году ситуация на валютном рынке изменилась. НБУ не продает доллары, а покупает их. Понятно, за какие средства. За четыре месяца с рынка было выкуплено свыше 800 млн. долл. Потоки денег идут в одном направлении. Угрозы для обменного курса и инфляции понятны и очевидны: страну второй год подряд ведут по тонкому, скользкому льду. Это — опасный путь. Легко провалиться или поскользнуться.

Альтернатива без альтернативы

Страна, ее экономика должны встать на твердую почву, получить надежную опору. И я убежден в том, что это неминуемо произойдет. Поскольку это не ситуация обреченности, из которой нет выхода. Мы уже такое переживали, переживаем и сейчас. Правда, платить за это придется. И чем позже это произойдет — тем более высокую цену.

Я не уверен в том, что это произойдет сейчас, а не после того, как поскользнемся или очутимся подо льдом. Потому что одно правительство кормило нас разговорами о конечной дате окончательного изгнания кризиса из нашего дома, его преемник очередную газовую «победу» рассматривает как решение всех наших проблем.

Такая ежедневная «кормежка» на протяжении двух лет дает свои плоды. В обществе нет понимания реальной ситуации. А власть собирается преодолеть кризис, не делая ничего. Ждут чуда или действий какого-то «факира», который с помощью волшебной палочки избавит страну и ее граждан от нарастания существующих проблем.

Не только от масштаба бюджетных проблем, но и от характера разговоров о них веет неприятным духом девяностых. Тогда тоже надеялись на чудо, заявляли, что без печатного станка НБУ не выживем. За несколько лет такой «жизни» прижало так, что пришлось делать абсолютно неизбежные и очевидные вещи, альтернативы которым нет. Только пришлось делать это в значительно худшей позиции, чем можно было, не допустив превращения всех в миллионеров и серьезного спада экономики.

Бюджет должен обеспечивать баланс между доходами и расходами. Попытки сбалансировать ситуацию за счет доходов не имеют никаких перспектив. Там есть резервы (внутренние украинские офшоры), но не в размерах, которые способны адекватно ответить на существующие масштабы бюджетной дыры.

Проблема украинского дисбаланса бюджета не в доходах, а в расходах. Можно было бы «переварить» и дефицит 2009 года в 11,4% ВВП, если бы он носил разовый, сиюминутный характер. У вас провалилась дорога, ее отремонтировали — и завтра этих расходов нет. Проблема в том, что основная часть дефицита носит базовый характер. По реальным доходам мы сегодня вернулись в 2005 год, а по расходам — мы в реальном 2010-м. При падении реальных доходов государственного бюджета за минувший год (скорректированных на инфляцию) на 22% реальные расходы увеличились на 11%. В текущем году при уменьшении реальных поступлений на 7% расходы хотят нарастить на 9%. Дисбаланс, как видим, усиливается.

Огромный базовый дефицит, стремительно растущий долг для его покрытия создают очень опасный заколдованный круг. Дефицит начинает самовоспроизводиться, а долг — порождать еще больший долг. Разорвать этот порочный круг без сокращения расходов не удастся. По моим оценкам, общий уровень всех публичных расходов составляет 55% ВВП, тогда как в предыдущие четыре года он находился на уровне 43—45% ВВП.

Неизбежное лечение

Сокращение расходов — это не чье-то маниакальное желание. Ситуация банально проста: не из чего платить. Не хватает не 5—6%, а в этом году — уже почти 40% средств. Напомню, что фактически платят из кармана граждан. А он с большой дыркой. Закрыть эту дыру долгом сегодня — значит увеличить ее завтра.

Две основные проблемы обуславливают бюджетную дыру — газовая и пенсионная. На покрытие разницы в ценах на газ в прошлом году из бюджета было израсходовано 30 млрд., на выплату пенсий — 65 млрд. грн.

Даже безотносительно к нынешней ситуации действующая система цен на газ не имеет права на существование. Поскольку это система, при которой за газ, потребленный богатыми, платят малообеспеченные граждане или те, кто вообще его не потребляет.

Цены — наихудший ответ на социальные вопросы. Потому что цена не видит потребителя, его материального состояния. Выигрывают от этого те, кто больше потребляет. А потребляют больше граждане с большими доходами.

Поддержку должны получить малообеспеченные. И инструмент для этого есть — субсидии. Можно вести дискуссию о размерах, но ненормально, когда коммунальные услуги для далеко не бедных граждан оплачивает бюджет. Для них бюджет не предназначен вообще. Большинство из нас готовы поделиться с бедным, но не поделятся с тем, кто просит помощи из открытой крыши «Бентли». В то же время мы спокойно относимся к тому, что такие средства предоставляются даже без просьб обеспеченных людей. Потому что делается это автоматически, через цену.

Вся система льгот должна быть увязана с доходами граждан. Для обеспеченной семьи пособие при рождении ребенка не имеет значения. Для многих — это только обед в ресторане. А право на его получение имеют все. Еще раз подчеркну: можно спорить о пороге доходов, ниже которого назначается пособие. Но нельзя назначать его всем. И речь идет не о небольшой сумме расходов. По закону о госбюджете на текущий год, сумма расходов на эти цели достигает 24 млрд. грн. (включая другие виды пособий).

Подобный подход должен применяться и к другим формам социальной поддержки.

Нерешенный пласт проблем существует и в Пенсионном фонде. По масштабам расходов он почти сравнялся с доходами общего фонда государственного бюджета. Из каждых 10 грн. пенсии 4 грн. не из чего выплатить. Платит бюджет. Есть причины поволноваться нынешним и будущим пенсионерам, как бы ни успокаивали их высокие правительственные чиновники.

Некоторые пенсионные решения очевидны. Прежде всего, речь идет о единых правилах пенсионного обеспечения. Говорится не о том, что у всех должна быть одинаковая пенсия. Она должна назначаться по единым для всех правилам.

Сегодня в Украине большинству пенсионеров пенсия начисляется из размера зарплаты, которую они получали. Для «избранных» пенсионеров ее начисляют по нынешнему заработку аналогичной категории работников. Дискриминация налицо. Как и в том, что у одних пенсия составляет 90% заработка, а у других — 1,35% за год. Это — мораль украинской пенсионной системы. Мораль для избранных.

Ненормально, когда для части граждан не существует понятия пенсионного возраста вообще — для них работает понятие выслуги лет. И вдобавок для некоторых часы нередко идут в два раза быстрее. Это дискриминирует саму идею пенсии как средства защиты человека, когда он уже не может работать. Если существует проблема привлечения людей к работе в определенной сфере, то ответ на эту проблему должна дать зарплата, а не ускорение хода часов.

Именно через зарплаты должен быть дан ответ и по поводу размера пенсии. Рано или поздно не избежать и решений об общем пенсионном возрасте. Поскольку это компромисс между возрастом и размером пенсий.

Эти и подобные решения требуют честного, открытого разговора с гражданами. Никто, кроме нас самих, не решит наши проблемы. Убежден, что абсолютное большинство наших соотечественников способны понять и принять неизбежные решения.

Не сомневаюсь и в том, что у большинства читателей в отношении этой части материала происходит борьба головы и сердца. Голова понимает, а сердце сопротивляется. Тем более слушая ежедневные убаюкивания власти об отсутствии проблем. Власти, которая боится своих граждан, не доверяет им и видит в них исключительно электорат, а не зрелую политическую нацию.

Хочу поддержать в дискуссии ваши головы. Немногим нравится сокращение расходов. Как не нравится и инфляция или девальвация национальной валюты. Но огромный дефицит и стремительно растущий государственный долг, с одной стороны, инфляция и девальвация — с другой, как говорят, два сапога пара. Невозможно достичь стабильности, не сократив расходы. Если мы хотим стабильности, мы должны принять сокращение расходов.

P.S. Мы хотим жить в благополучном украинском доме. Я не задавался целью говорить обо всех элементах обустройства такого дома. Речь шла исключительно о фундаменте. Потому что когда рушатся конструкции дома, то в первую очередь спасают фундамент. Ведь это — основа обустройства остальных элементов.

Сегодняшние реалии жизни дают немного поводов для оптимизма. Однако прорыв неизбежен. Не сделают сегодня — сделают другие завтра. Поскольку никто не способен остановить волю наших граждан жить лучше, видеть хорошую перспективу для своей страны, своих детей и внуков.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно