ПЛАТА ЗА РАБСТВО В МАРКАХ

24 декабря, 1999, 00:00 Распечатать

В прошлую пятницу в Берлине наконец закончились немецко-американские переговоры по выплатам компенсаций жертвам национал-социализма - бывшим остарбайтерам...

В прошлую пятницу в Берлине наконец закончились немецко-американские переговоры по выплатам компенсаций жертвам национал-социализма - бывшим остарбайтерам. Уполномоченный канцлера граф Отто Ламбсдорф назвал окончательную сумму возмещений - 10 миллиардов марок. Ее возьмут на себя поровну два фонда - правительственный Фонд возмещений и фонд немецкой индустрии «Память, ответственность и будущее». Представители правительств Польши, Чехии, России, Белоруссии, Украины и Израиля, а также адвокаты жертв приняли это предложение.

Итак, на исходе тысячелетия, в конце столетия, принесшего человечеству самую кровавую войну, государство, из которого эта война произросла, наконец покаялось перед самыми им униженными - 10 миллионами человек, в живых из которых теперь осталось около двух миллионов. Канцлер Герхард Шредер с большим облегчением заметил, что хотя сумма выплат и не компенсирует всех страданий, которые пережили жертвы нацизма, однако он надеется, что они получат также и моральное удовлетворение.

От имени немецкого народа у остарбайтеров попросил прощения президент ФРГ Йоханнес Рау. Он высказал сожаление, что возмещений пришлось ждать так долго.

Вина признана, слова покаяния произнесены. Теперь пора выполнять обещанное, которого ждут еще живые бывшие принудительные работники и в Америке, и в Израиле, и в странах Восточной Европы. И если за океаном и на Ближнем Востоке жертвы Холокоста больше ведут речь об имущественных возмещениях, то у наших граждан цель иная - выживание. Эти деньги для большинства из них могли бы стать спасительным кругом в жестоком море повседневной жизни. Поэтому важнейшими для них вопросами являются «когда?» и «сколько?».

Представитель американского правительства на переговорах, министр финансов Стюарт Айзенштадт сказал, что до первых выплат пройдет не менее года, ведь предстоит провести еще немало переговоров по распределению этой суммы. Они начнутся в будущем феврале в Вашингтоне. Уполномоченный канцлера граф Отто Ламбсдорф назвал предполагаемые суммы выплат. Бывшие заключенные концентрационных лагерей и узники гетто, которых нацисты использовали на самых тяжелых работах, порой в просто-таки нечеловеческих условиях, получат по 15 тысяч марок. Принудительные работники, которые были заняты на промышленных предприятиях, могут рассчитывать на 6 тысяч. Тем, кто работал в сельском хозяйстве или на других работах, компенсации положены лишь в случае, если в то время их здоровью был причинен ущерб.

Худо-бедно, но, казалось бы, все стало на свои места. За исключением одного, но самого главного: где взять эти деньги? Фонды для их выплат созданы, но денег у них нет. И вносить их туда никто не спешит. Участники фонда немецкой индустрии, куда вошли 60 предприятий, обиделись: почему должны платить только они?

И то правда. Ведь сейчас в Германии насчитывается свыше 600 предприятий, во время второй мировой войны использовавших рабский труд восточных рабочих, которые, однако, не спешат в этом признаваться. На днях некоторые немецкие газеты начали публиковать списки этих предприятий. Пока остановились на 255. И что тут началось! Никто, оказывается, не виноват: одним местные власти чуть ли не принудительно навязывали дармовую рабочую силу, другие, как, например, шоколадная фабрика «Эрих Хаманн» и бывшая имперская железная дорога, а теперь Deutsche Bahn вообще не хотят признать, что у них работали каторжане. А ганноверская фабрика «Бальзен», выпускающая сладости, вообще считает, что облагодетельствовала остарбайтеров: «Да, нанимали иностранных рабочих. Но только отношение к ним было хорошее - платили зарплату, никто не жаловался. Ни тогда, ни после».

Никто не жаловался тогда... Недавно я познакомилась, можно сказать, с земляком из Киева. Зовут его Эдгар фон Эттингер. Родители его - этнические немцы, фольксдойче, жили в Киеве во время оккупации и понимали, что после освобождения города Советской Армией им нечего рассчитывать на лояльное к себе отношение, хотя ни в чем и не провинились. Забрав нехитрый скарб и пятилетнего Эдгара, вместе с отступающим вермахтом уехали на этническую родину. Теперь 62-летний предприниматель, кстати, владеющий русским на удивление хорошо, помогает в поисках справедливости украинским остарбайтерам. Это он вытребовал справки 60 бывшим работницам киевской кондитерской фабрики, во время войны работавшим именно на «хорошем» «Бальзене», чтобы им была выплачена первая компенсация в 1993 году. Он показал мне письма-свидетельства этих женщин, которые рассказывают, как они попали в Ганновер в августе 1942 года. После окончания смены их всех, 260 работниц, не выпустили за ворота, а через два часа погрузили в машины, отвезли на железнодорожный вокзал, затолкали в «телятники» и отправили в Германию. У некоторых дома остались малолетние дети, многим из них самих было по 15-17 лет. Руководил этой постыдной операцией сам тогдашний хозяин «Бальзена» Вернер Бальзен, который организовал на киевской кондитерской фабрике выпечку хлеба для вермахта.

Теперь фабрикой «Бальзен» управляют его сыновья, которые никак не хотят признать своей ответственности за искалеченные судьбы украинских работниц. Господин Эттингер и не пытается обвинять их, он только просит «Бальзен» выплатить каждой из работниц символические 10 тысяч марок. Как гуманитарную помощь. Для фабрики, с ее миллиардными оборотами, это пустяк. Пока эти личные переговоры г-на Эттингера не привели к успеху, но после того как его подопечные подали исковые заявления в суд, хозяева, кажется, готовы идти на уступки. Ведь если они проиграют процесс, то каждой бывшей работнице платить придется в пять раз больше...

Не лучше обстоят дела и с другими предприятиями. Правда, многие из них не возражают против вступления в фонд, но сперва требуют уточнить правовые критерии выплаты компенсаций, чтобы обезопасить себя от претензий в будущем. Растерялся, кажется, даже представитель фондовой инициативы, коммерческий директор DaimlerChrysler Гюнтер Гентц, который отнюдь не уверен, что 60 участников фонда захотят взять на себя выплату 5 миллиардов, в то время, как другие предприятия, использовавшие рабский труд, пытаются увильнуть от материальной ответственности. А ведь эти предприятия во время войны тоже находились в частной собственности, ими теперь владеют наследники прежних хозяев, которые должны бы взять на себя ответственность за все, что происходило на этих заводах и фабриках. Поэтому фондовой инициативой был послан сигнал доброй воли частному капиталу - стать членами фонда по возмещениям. Некоторые историки вообще пытаются развить дискуссию, включив в нее такое понятие, как «национальный долг чести». В конце концов, считают они, на эксплуатации остарбайтеров наживалась не только промышленность, но и вся нация. Поэтому в этом жесте искупления вины следовало бы участвовать всем немцам...

А вот с этим участием все куда сложнее, чем с ответственностью немецкой индустрии. Ведь вопрос о компенсациях жертвам национал-социализма был поднят десять лет назад. Уже тогда предлагалось создать на законодательной основе совместный федеральный фонд государства и промышленности для выплаты компенсаций. Сегодня, когда «зеленые» и SPD у власти, это стало их программной задачей. Правда, осуществилась эта идея во многом лишь благодаря давлению на немецкие предприятия американцев. И найдено пока лишь политическое решение. Ведь если предприятия не хотят раскошеливаться, но деньги у них все-таки есть, то где возьмет 5 миллиардов правящая коалиция - неизвестно. Проблема в том, что далеко не все партии поддерживают эту инициативу «красно-зеленых». И если земли, находящиеся под их влиянием, примут участие в выплатах, то, к примеру, Бавария, где сильны христианские демократы, не только сама не собирается платить, но и другие земли призывает к этому.

Как поведут себя другие, пока сказать трудно. Так что перед канцлером и председателем социал-демократической партии Герхардом Шредером стоит нелегкая задача - найти деньги. Ситуация усложняется тем, что, по словам министра финансов Ханса Айхеля, эти выплаты невозможно взять из текущего бюджета. Поговаривают, что правительство с целью изыскания дополнительных средств намеревается продать свою часть акций «Deutsche Telekom». Сколько всего денег потребуется от казны, будет зависеть также от того, как предприятия назовут свои выплаты принудительным работникам. Если эти деньги будут рассматриваться, например, как производственные затраты, не облагающиеся налогом, то правительству следует предвидеть налоговую дыру в 2,5 миллиарда марок. Если же возмещения пойдут по статье «пожертвования», то налоговая дыра, соответственно, будет поменьше.

Так что «кино» только начинается. Какие сюжеты там будут закручены? Ясно одно: за океаном своих в обиду не дадут. В США уже организован Фонд будущего, которому американское правительство выделило 20 миллионов марок для дальнейшего изучения темы Холокоста во время второй мировой войны и проблем прав человека в этом контексте.

Для наших же проблемы, кажется, только начинаются. Об этом мне говорил и г-н Эттингер, создавший общественную организацию, которую сам финансирует из собственных средств и для которой сам придумал девиз: «Признание и возмещение делают свободным». Я спросила у него, не собирается ли он свернуть деятельность общества, раз уж принято решение о компенсациях на столь высоком уровне?

- Наоборот, наша работа только начинается, - ответил он. - Ведь остарбайтерам опять понадобятся справки и свидетельства, подтверждения и архивные документы. Кто им в этом поможет, если не мы?

И правда, кто?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно