Насколько страшен для платежного баланса черт Потребительского бума?

25 ноября, 2011, 15:26 Распечатать

Сейчас, как известно, главную обеспокоенность вызывает возможное расширение «дыры» в торговом балансе, что может нарушить хрупкое равновесие в балансе платежном.

© mafrance.ru

До Нового года еще больше месяца, но торговые сети и банки посредством рекламы (прежде всего, телевизионной) уже взялись достаточно активно подогревать предпраздничный ажиотаж потребителей. Некоторые «искусители» традиционно предлагают в т.ч. «беспроцентные» кредиты и едва ли не стопроцентные ценовые скидки на холодильники-телевизоры-микроволновки…

Согласно опросу, проведенному компанией «Делойт», на новогодние покупки украинцы намерены потратить в среднем 3665 грн. на семью, что на 23,4% больше, чем в прошлом году. Это резко контрастирует с тенденциями в Европе, на которую мы привыкли равняться и считать благополучной (увы, в последние месяцы в этом пришлось серьезно усомниться). В Греции, например, ожидается сокращение новогодних расходов на 22%, Португалии — на 7,3%, Италии — на 2,3%. Как отмечают авторы исследования, такая особенная динамика в Украине обусловлена не только инфляцией и ростом стоимости потребительской корзины, но и традицией празднований вопреки всем трудностям.

Напомним, что за январь—октябрь розничный товарооборот в Украине увеличился на 14,1% по сравнению с аналогичным периодом 2010 года. За десять месяцев было приобретено на 36,8% больше автомобилей, чем за этот же период 2010-го (175 тыс.). По итогам года продавцы бытовой техники и электроники ожидают увеличения продаж на 20—30% (до 5—5,5 млрд. долл.).

Свою лепту в этот процесс вносят и банки. В нынешнем году они выдавали потребкредитов в среднем почти на 1 млрд. долл. в месяц, тогда как в прошлом году — раза в полтора-два меньше. Исходя из этих пропорций, в ноябре и декабре население может получить потребзаймы на 2,5—3 млрд. долл. (за аналогичный период 2010-го — около 1,5 млрд. долл.).

Специфика нынешнего потребительского бума состоит и в том, что для многих украинцев покупки различных товаров становятся своеобразной «антикризисной» мерой. Чтобы не потерять из-за второй волны кризиса и так в подавляющей массе достаточно скудные сбережения, наши соотечественники стараются их хотя бы во что-то вложить. Поскольку на масштабные покупки типа недвижимости обычно денег не хватает, большинство людей ориентируются именно на потребительские товары. Также на ТВ уже появились сообщения о возникшем буме спроса на золотые украшения. Впрочем, сами же авторы сюжетов констатируют, что это — не самый лучший способ сохранения сбережений. Так как при покупке ювелирных изделий из драгметаллов приходится серьезно переплачивать за их художественную составляющую, которая для ширпотреба этой категории весьма и весьма условна. Поэтому в дальнейшем их очень редко можно реализовать по цене выше стоимости золотого лома (за исключением редких случаев, когда изделия действительно имеют достаточно высокую художественную ценность). Да и состав такого лома редко имеет высокую пробу, так что потери от подобных вложений составляют в среднем как минимум половину покупной стоимости.

Традиционно бумы потребительской активности серьезно подогревают инфляцию. Однако после достаточно продолжительного периода щедрости, с конца весны-начала лета нынешнего года Национальный банк взял денежно-кредитный рынок в очень жесткие тиски.

В итоге совместными усилиями Нацбанка и Кабмина удалось серьезно ограничить рост потребительских цен (за январь—октябрь он составил 4,2% и 5,4% — в годовом исчислении). И по итогам года, как было уже неоднократно заявлено, инфляция окажется даже ниже правительственного бюджетного прогноза (8,9% —
декабрь к декабрю).

Поэтому сейчас, как известно, главную обеспокоенность вызывает возможное расширение «дыры» в торговом балансе, что может нарушить хрупкое равновесие в балансе платежном, с дальнейшими негативными последствиями для валютного курса.

За три квартала, напомним, дефицит баланса товаров составил 9,151 млрд. долл., что почти вдвое больше, чем за этот же период 2010-го и лишь на треть меньше, чем в январе—сентябре 2008-го. Причина — темпы роста импорта опережают аналоги для экспорта. Впрочем, некоторые эксперты утверждают, что на самом деле физические объемы потребительского импорта, в отличие от стоимости закупок энергоносителей, если и растут, то очень незначительно. А факт увеличения официальных статистических показателей импорта объясняется в основном значительно возросшей таможенной стоимости большинства пересекающих границу товаров (из-за необходимости увеличить сборы в бюджет).

Сейчас наиболее высокие риски для платежного баланса несет импорт энергоносителей. Напомним, что за десять месяцев «Нафтогаз» перечислил «Газпрому» за «голубое топливо» около 10 млрд. долл. При этом, по данным Госкомстата, отрицательное сальдо торговли, например, транспортными средствами за три квартала составило около 630 млн. долл., бытовой техникой — 447 млн. долл., текстилем — 514 млн. долл., мебелью — 10 млн. долл. и т.д. Показатели, что называется, говорят сами за себя. Они просто несопоставимы.

Так что если официальному Киеву все-таки удастся достичь обещанной договоренности о значительном снижении стоимости закупок газа в России, ситуация действительно должна стабилизироваться.

К тому же в Нацбанке обращают внимание, что при анализе курсовых перспектив необходимо учитывать состояние не только внешнеторгового оборота, но и платежного баланса в целом. А он в нынешнем году, согласно прогнозам банковского регулятора, должен быть сведен хоть и с небольшим, но профицитом. На днях председатель центробанка Сергей Арбузов в очередной раз публично уверил, что «до конца года курсу ничего не угрожает».

Но если с нынешним годом все более-менее понятно, и эксперты признают, что как минимум до Нового года курсовой стабильности вряд ли угрожает что-то серьезное, то что будет дальше? Ведь Национальный банк не сможет бесконечно долго железной рукой давить на денежно-кредитный рынок, не рискуя полностью задавить экономическую активность, которая и так начала прихрамывать?

В правительстве делают ставку на собственные инвестиционные программы. В частности, в рамках выполнения утвержденной правительством программы развития внутреннего производства предусматривается реализация 159 инвестиционно-инновационных проектов общей стоимостью свыше 349 млрд. грн.

Также Кабмин, как недавно заявил премьер-министр Николай Азаров, намерен в течение 2013—2015 годов снизить годовые темпы роста импорта до 9—9,5%, обеспечив среднегодовой темп роста экспорта не менее чем на 7—10%.

В итоге — очень хочется поверить премьеру — это должно дать возможность достичь положительного сальдо торговли товарами и услугами в 2015 году на уровне 1,5—2 млрд. долл.

В специально разработанном Плане мероприятий по преодолению отрицательного сальдо во внешней торговле, утвержденном правительством 26 октября (распоряжение №1074-р), Кабмин рекомендовал НБУ «предотвратить повышение уровня потребительского кредитования» путем ужесточения требований при предоставлении потребзаймов «с учетом платежеспособности заемщика-физлица».

Также в упомянутом плане Кабмин констатировал необходимость «внедрения приоритетного финансирования развития отечественного реального сектора экономики» путем «направления кредитных средств из сферы потребительского кредитования в сферу производства». Кроме того, задекларировал намерение компенсировать процентные ставки по кредитам, которые направляются «на развитие или организацию производства». Такая декларация выглядит довольно ненадежной ввиду того, что не совпадает с конкретными действиями КМУ. На­пример, в проекте бюджете на 2012 год было предусмотрено всего несколько сотен миллионов гривен на поддержку отрасли жилищного строительства. Активизация же этого сегмента реально могла бы дать синергетический эффект для ряда других секторов экономики. В том числе для отечественной металлургии, спрос на продукцию которой за границей уже снижается.

Банкирам, естественно, инициативы по ограничению потребкредитования не очень по душе. Они неоднократно высказывали сомнение в том, что это улучшит состояние торгового и платежного баланса.

Член совета НБУ, старший советник «Альфа-Банка» (Украина) Роман Шпек считает, что правительство само отталкивает банки от кредитования корпоративного сектора и фактически вынуждает более активно работать на других рынках (в т.ч. потребкредитования) — из-за невозврата экспортерам НДС, авансового взимания налога на прибыль. «Банк может дать средства на новый проект, но не может кредитовать финансовые проблемы заемщика. Общее состояние экономики приводит к тому, что нас толкают в другие сектора экономики. А мы хотели бы работать с корпоративным сектором», — говорит он.

При этом, по его словам, охлаждение потребрынка не сможет защитить украинскую экономику от потребительского импорта при существовании значительных объемов теневого сектора. И значительно более эффективной мерой могла бы быть борьба власти с «серым» импортом. Соответствующий пункт в правительственном плане, кстати, тоже есть — «внедрение современных инструментов таможенного контроля и проведения оценки таможенной стоимости всех групп импортируемых товаров», «создание и внедрение автоматизированной системы управления рисками при проведении таможенных процедур» и т.д. Вопрос только, когда это будет сделано. Если будет в принципе когда-нибудь.

А что же Нацбанк? По словам директора генерального департамента денежно-кредитной политики НБУ Елены Щербаковой, в вопросе ограничений потребкредитования регулятор готов идти на компромисс, «который устроит каждую сторону — и банковскую систему, и Национальный банк».

Пока НБУ и участники рынка компромиссную модель не нашли. Правда, регулятор уже смягчил свою первоначальную позицию, отказавшись от намерения присваивать финучреждениям статус специализированного банка и требовать выполнения привычных нормативов в двойном размере.

Взамен НБУ, напомним, предложил ввести новый норматив «максимального общего размера потребительских кредитов» (Н8-1), который должен рассчитываться как отношение портфеля потребкредитов к основному капиталу и не может превышать 300%. Кроме того, регулятор планировал изъять транспортные средства из перечня предметов залога, которые берутся в расчет резервов по кредитам физлиц, и отнести потребительские кредиты, идущие на приобретение импортных товаров, к кредитам со степенью риска 200%. Однако и такой вариант встретил критику банковского сообщества.

Пока власти и коммерческий сектор ломают копья и ищут компромиссы, приближение второй волны кризиса и охлаждение в том числе украинской экономики создает очевидные риски и для местного потребительского бума. И, скорее всего, приведет к естественному сокращению рынка потребительского кредитования. Ярким симптомом этого является, в частности, снижение интереса международных ритейлеров к Украине. Так, согласно исследованию компании CBRE, по приоритетности развития ритейлеров Украина опустилась с 17-го места в 2011 году на 23-е — в 2012-м.

К снижению активности на рынке Украины, в частности, иностранные банки будет подталкивать также повышение требований к капиталу их европейских «мам». Учитывая сложность привлечения новых ресурсов, самым реальным сценарием эксперты называют именно делевереджинг, или сокращение кредитного портфеля. Этот процесс в Восточной Европе, собственно, уже стартовал. И будет ли найдено, что ему противопоставить, — большой вопрос.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно