МИФЫ О «СЛАВЯНСКОМ»: ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА ТЕНЕВОЙ ЭКОНОМИКИ

4 мая, 2001, 00:00 Распечатать

После перерыва в несколько месяцев снова прозвучал «залп» публикаций — все в тех же средствах мас...

После перерыва в несколько месяцев снова прозвучал «залп» публикаций — все в тех же средствах массовой информации, что и раньше, — в защиту руководителей банка «Славянский», находящихся под следствием по обвинению в намеренном уклонении от уплаты налогов, злоупотреблении служебным положением.

Не случайно информационная кампания развязана тогда, когда следствие по многим эпизодам завершено, а обвиняемые накануне передачи дела в суд знакомятся с его материалами. Самое время пририсовать подследственным нимбы мучеников, удобрить правовое поле демагогией. Это звездный час создателей мифов. Такова уж технология «кризисного пиара».

То, что все именно так, наилучшим образом иллюстрирует публикация «Банка нет. И не будет?» в газете «Зеркало недели», 14 апреля.

Стилистика и технология построения этого материала свидетельствуют о том, что его создатели добросовестно вызубрили элементарные рекомендации популярных учебников по PR — раздел «Мифотворчество».

Пользуясь тем, что независимое издание «Зеркало недели» предоставляет возможность (и даже прямо приглашает) высказывать на своих страницах разные точки зрения — даже не за деньги, попробуем доказать читателям, обратившим внимание на новый виток информационной войны, что защита с помощью мифотворчества — ошибочна.

Миф первый:
о политическом
или конкурентном заказе

 

Даже в редакционном комментарии к публикации (кстати, не содержащем иной позиции, нежели изложенная в самом материале) как о непреложном факте говорится о том, что в поле зрения налоговой милиции попадает немало финансовых структур.

Не говорится только о том, что банк «Славянский» среди них — бесспорный лидер финансовых афер и махинаций. Наоборот, утверждается, что он стал «жертвой заказа».

Уважаемые правозащитники, если факт «заказа» банка «Славянский» для вас неопровержим, почему вы прямо не называете заказчиков? Почему в бескомпромиссном изобличении возникает «фигура умолчания»? Не потому ли, что на самом деле «заказали» уголовное преследование сами махинаторы, когда нарушали закон?

 

Не потому ли, что есть реальный заказчик другого — кампании отвлечения общественного внимания от должностных злоупотреблений руководителей банка?

И не ради ли этого в своей инструкции для работников банка вице-президент КАБ «Славянский» Б.Фельдман из тюремной камеры призывает начать активные действия по всем направлениям, и прежде всего в судебных органах и средствах массовой информации:

«...начинайте оказывать настоящее давление...

...я хочу, чтобы было организовано в конце концов настоящее давление на следствие и прокуратуру...

...мне нужна провокация в любом районе, городе или области...

...перейти к активному противодействию на таких направлениях...

...возбуждайте уголовные дела в отношении следователей и должностных лиц ГНА...

...наши действия нуждаются в поддержке средств массовой информации, влиятельных общественных организаций и политиков...

...работа со средствами массовой информации должна быть не эпизодической, а целенаправленной и сконцентрированной, только резонанс в средствах массовой информации в состоянии охладить пыл следователей...

...настало время понять, что МЫ в этой стране не какие-то там маленькие люди...

...нет ничего невозможного...»

 

Да, ваша цель понятна, ведь именно для ее достижения выделяются миллионы гривен. За счет которых руководители инициативной группы обманутых вкладчиков, получая денежное вознаграждение за проведение собраний и организацию митингов протеста, провоцируют действительно пострадавших от действий банка людей на разработанный Борисом Фельдманом сценарий.

А как расценить попытки связаться с майором Мельниченко, чтобы он озвучил то, что дело банка «Славянский» имеет заказной характер, идет от высокопоставленных лиц государства?

Итак, вы придумываете «преследование» и не видите, что уголовные дела и арест — логическое завершение кропотливой работы блюстителей порядка.

Внимание к злоупотреблениям в «Славянском» привлекло еще 14 декабря 1999 года сообщение о первой разоблаченной операции перекачивания средств в First trading bank (о.Науру), прозвучавшее на заседании Координационного комитета по вопросам борьбы с коррупцией при Президенте Украины. Махинации с депозитными соглашениями и облигациями крымского займа были обнародованы на заседании Координационного комитета 20 апреля 2000 года.

Материалы о многомиллионных махинациях требовали принятия адекватных правовых решений.

Таким образом, работала не чья-то предубежденность, а правовая логика.

А «защитники банкиров» используют первое правило мифотворчества: никаких фактов, никакой логики.

Миф — он на то и миф, чтобы факты не назывались.

 

Миф второй:
о незаконности следствия

 

Возбуждение уголовных дел в отношении руководителей «Славянского» названо безусловно незаконным, никаких оснований для ареста авторы статьи не видят, выводы Генпрокуратуры и судов «лишили» подследственных защиты. Прямо-таки масонский заговор!

Напомним, что руководителей «Славянского» задержали согласно ст.115 Уголовно-процессуального кодекса Украины по обвинению в злоупотреблении служебным положением (ст.165 Уголовного кодекса Украины).

Сегодня следствие в полном объеме доказало обвинения относительно вице-президента КАБ «Славянский» Б.Фельдмана, председателя правления Е.Якименко, начальника финансового управления А.Заславского, главного бухгалтера Ю.Винницкого, начальника управления пассивных операций Н.Василевской — по трем статьям Уголовного кодекса.

А мера предосторожности — арест — была избрана в соответствии с тяжестью обвинения, как требует закон. Кстати, на определенном этапе следствия арестованных женщин освободили под подписку о невыезде — об этом создатели мифов молчат.

Как молчат о реалиях «пыток» господина Фельдмана. Кстати, почему именно сейчас у авторов статьи нет возможности рассказать о том, что же происходит «в застенках»? Ведь адвокаты с задержанными общаются, жалобы и заявления продуцируют...

Понятно, что пребывание за решеткой не прибавляет человеку достоинства, сильно влияет на личность. Тем не менее условия, в которых находится господин Фельдман — четырехместная камера с собственными телевизором и холодильником, возможность с первого дня питаться исключительно продуктами, которые ему передают свои, — трудно назвать способом истязания. Наверняка. Не считает так и сам господин Фельдман, поскольку ни одной жалобы на условия содержания и отношения к нему не подавал.

Как отметили сами создатели мифов, тщательные проверки действий блюстителей порядка подтвердили, что нарушений законодательства не обнаружено. И опять же, как правильно отмечено в редакционном комментарии, окончательную оценку действиям и обвиняемых, и блюстителей порядка даст суд. А до его законного решения такая квалификация действий следствия, обнародованная мифотворцами, — это недопустимое вмешательство в следствие, давление на него. Напомним, что определениями «преступник», «преступный», «нарушение законодательства» относительно конкретных лиц можно пользоваться только после приговора суда. Господа создатели мифов, подводя итоги акции, учтите, что это уже хорошо известно общественности, а следовательно, ваш «приемчик» сработал против вас.

 

Миф третий:
о том, что банкиры действовали «по праву»

 

Здесь использовано второе правило мифотворчества: подмена понятий и изъятие того, что не подпитывает миф.

К примеру, задается вопрос: в чем же обвиняют банкиров? И хотя ответ хорошо известен авторам, поскольку обвинения предъявлены, с ними ознакомлены адвокаты — ответ заменяется теми же некорректными квалификациями действий следствия.

Переведем вопрос с риторического в практический. Следовательно, руководителей банка «Славянский» (каждого за его конкретные действия) обвиняют:

– в нарушении налогового законодательства;

– злоупотреблении служебным положением;

– краже государственного или коллективного имущества в особо крупных размерах;

– должностном подлоге.

Кстати, в новом Уголовном кодексе, который справедливо считают образцом современных демократических подходов, уголовная ответственность за такие преступления сохраняется.

В период 1996—1998 годов руководители банка вывели за границу 1 млрд. 210 млн. долларов США. С целью личного обогащения установили себе и родственникам 360% годовых на депозитные взносы, в то время как «маленькие» вкладчики получали 30—43% годовых. Гражданину Ф. установили ставку 1630% годовых, благодаря чему он получил 27 млн. гривен — треть суммы, которую банк задолжал вкладчикам — и предусмотрительно покинул пределы Украины в южном направлении. Обменялись любезностями с руководителями банка «МТ-банк»: положили друг другу депозиты и установили по ним годовые — 360% в «Славянском» и 452% в «МТ-банке». Взяли в собственном банке колоссальную сумму под отчет и в этот же день такую же сумму положили в собственный банк на собственные депозиты под собственные колоссальные проценты.

Все это творцы мифов называют не мошенничеством, а «правом банка устанавливать высокие ставки по взносам». Но есть ли право в один и тот же день десяткам вкладчиков устанавливать 30%, а одному — 360%?

 

То есть за счет «маленьких» украинцев, страдающих и сейчас, за счет их взносов выплачивались фантастические проценты десяти-двадцати должностным лицам и приближенным. Именно так, за счет вкладчиков, ведь не известна ни одна финансовая операция, обеспечившая банку сверхприбыль для выплаты клиенту 1630 процентов годовых.

Соответственно простейший и наиболее гуманный выход для вкладчиков, которые сейчас голодают, умирают, требуют от государства помощи (и, кстати, получают ее именно от государства) — это если бы банкиры возвратили личные сверхприбыли тем, у кого их и взяли, — вкладчикам.

 

Миф четвертый:
о поддержке «динамичным» банком отечественной экономики

 

Если бы это было так, по-видимому, экономика Украины вышла бы из кризиса еще до 1999 года (см. выше сумму «перекачанных» за границу денег).

На первых порах динамику «Славянского» почувствовал Крым. Во время осуществления операций с облигациями Крымского республиканского займа второго выпуска, при содействии должностных лиц Минфина АР Крым, банк незаконно перераспределил в пользу двух оффшорных компаний доходы от облигаций в сумме 331 млн. гривен.

 

Потом «Славянский» подержался за отечественную экономику, кредитуя на драконовских условиях промышленные гиганты: Макеевский металлургический комбинат, Днепровский металлургический комбинат, Северный горно-обогатительный комбинат, Никопольский завод ферросплавов. Предприятия вынуждены были рассчитываться за кредиты собственной высоколиквидной продукцией по ценам, значительно ниже себестоимости. Металл, руда, ферросплавы реализовывались через специально созданные фирмы, доходы выводились за границу, в частности, и через «виртуальные» банки, а именно наурийский First trading bank.

Объективно оценить экономический эффект «Славянского» позволяют комментарии руководителей «облагодетельствованных» предприятий:

Александр Викул, заместитель гендиректора Южного ГОКа:

В период работы со «Славянским» у комбината увеличилась недоимка перед бюджетом и Пенсионным фондом, выросла задолженность по заработной плате. Банк приоритетно списывал плату за кредит.

Сегодня у нас нет недоимки перед бюджетом, значительно сокращена недоимка перед Пенсионным фондом, нет задолженности по заработной плате.

Вячеслав Геналюк, заместитель гендиректора Северного ГОКа:

Политика работы на банк без учета потребностей комбината привела к тому, что в июне 1999 года комбинат был полностью остановлен. Банк работал на себя, зарабатывал деньги на комбинате.

Сергей Раскопов, главный бухгалтер Макеевского металлургического комбината:

Убытки от реализации составили около 110 млн. гривен. А задолженность по зарплате — 24 млн. гривен.

Александр Таран, финансовый директор «Криворожстали»:

Банк односторонне списал 13 млн. гривен на счет третьей фирмы. Эти деньги трудовому коллективу были просто необходимы. А пришлось распрощаться с надеждой на сокращение задолженности по заработной плате. Результат такого «сотрудничества» непосредственно сказался на 45 тысячах работников, их семьях.

И наконец, выведенный следствием денежный итог: убытки от разворовывания средств, злоупотребления служебным положением, уклонения от уплаты налогов достигли 348 миллионов гривен — что в три с половиной раза превышает задолженность банка перед вкладчиками.

 

Миф... последний:
закон против справедливости?

 

Авторы статьи утверждают, что следствие апеллировало к чувству справедливости, а не к нормам закона. Не будем втягиваться в спор — недолго осталось ждать момента, когда его окончательно прекратит суд.

Заметим лишь, что задачей уголовного судопроизводства является обеспечение верховенства принципа справедливости наказания и охрана прав и законных интересов физических и юридических лиц. Для этого и ведется следствие. При этом законные права и интересы имеют не только обвиняемые, но и потерпевшие: вкладчики, перед которыми банк не выполнил обязательств, предприятия, которые понесли урон из-за недобросовестного кредитования, Минфин Украины — собственник пакета акций, который недополучил прибыль из-за завышения валовых затрат банка вследствие выплаты фантастических процентов.

Итак, абсурдно противопоставлять закон и справедливость. Именно закон сейчас и действует для установления справедливости, как ее определяет общество, принявшее такие законы.

Есть доказанные факты нарушений закона. Есть обвинение, которое нужно доказать или опровергнуть в суде. Идет определенный законом процесс, в котором стороны имеют свои права и свои способы защиты позиций. Стороны и пользуются ими в полной мере. Какого другого процесса хотят мифотворцы? Чтобы поверили на слово: «вот те крест, не брал»?

Было. Слышали. От Павла Ивановича Лазаренко, присягавшего, что не нарушал законов. Американская Фемида не верит ему уже два года. Невиновен (по собственному мнению) и банкир Жердицкий. Ему упрямо не верит на слово немецкая Фемида.

На самом же деле построенный таким образом миф — «требуем не справедливости, а верховенства права» — разрушает сам себя.

Если вы требуете верховенства права и признаете его наивысшие стандарты — вы вообще... должны молчать до суда. При условии соблюдения вами норм права никакой публикации не было бы вообще, и не было бы этого ответа. Нормами, на которые вы ссылаетесь, позволено только информировать о ходе следствия, а не оценивать его действия и влиять на общественность.

По-видимому, создателей мифов такой подход не устраивает. Почему? Имея право на предположение, выскажем его: посмотрите еще раз, пожалуйста, на сумму выведенных за границу средств.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно