Мария Баррадос: «Наша обязанность — гарантирование беспартийности и неполитичности государственной службы»

6 февраля, 2009, 16:40 Распечатать Выпуск №4, 6 февраля-13 февраля

Конкурентоспособность страны зависит, в частности, и от четкости функционирования государственн...

Конкурентоспособность страны зависит, в частности, и от четкости функционирования государственной машины, считает начальник Главного управления государственной службы Украины Тимофей Мотренко и связывает это с реформированием госслужбы. Этой теме в Главгосслужбе посвящена целая серия круглых столов, в том числе с главными редакторами ведущих СМИ, представителями бизнеса, общественных институтов. С повестки дня не сходит вопрос политической нейтральности государственной службы, размежевание административных и политических должностей. Бесспорно, государственная машина должна эффективно работать на благо общества, независимо от того, какая политическая партия находится при власти.

В свою очередь, общество заинтересовано в работе команды профессионалов-государственников, а не попутчиков, занимающих кресла в зависимости от политической конъюнктуры. В связи с этим полезным может быть опыт Канады, где назначения на государственную службу происходит на основе достижений и заслуг, без влияния политических соображений, политической заангажированности или политического патроната. Граждане страны имеют реальные возможности предлагать свои кандидатуры на должности и рассматриваться как кандидаты на трудоустройство на государственной службе. В Канаде действует Комиссия государственной службы, которая является независимым агентством и отвечает за сохранение и охрану ценностей профессиональной государственной службы: компетентность, незаангажированность (аполитичность) и репрезентативность. По закону полномочия назначать на все должности государственной службы Канады принадлежат этой комиссии. Недавно президент Комиссии государственной службы Канады Мария Баррадос, по приглашению Главгосслужбы Украины, находилась с визитом в нашей стране. «ЗН» воспользовалось случаем и любезностью г-жи Баррадос, чтобы взять эксклюзивное интервью.

— Г-жа Баррадос, ваш пример прозрачной отчетности чиновника, прозвучавший во время круглого стола, если не шокировал, то по крайней мере серьезно удивил многих присутствующих. Неужели действительно, набрав вашу фамилию в интернет-поисковике, можно получить доступ к информации даже о ваших затратах во время ланча? Вы считаете, что это нормально?

— Канадские граждане заинтересованы в том, чтобы их госслужащие умно тратили доллары, полученные от плательщиков налогов. Поэтому было одобрено государственное решение об абсолютной прозрачности всех затрат старших членов правительства. Теперь каждый может выяснить, сколько я зарабатываю и сколько трачу. Лично я считаю, что в этом вопросе мы зашли слишком далеко, но этого хотят люди.

— То есть никаких проблем?

— Вы знаете, проблема все же существует. Если все так будут делать, то информации станет многовато. Кроме того, журналисты берут всю эту информацию, просматривают ее и решают, кто больше всего тратит, кто путешествует, а у кого был самый дорогой ланч. И ни один из моих коллег не хочет возглавлять список. К счастью, есть министерство иностранных дел, и оно обычно размещается на вершине этого перечня.

— Какие конкретные направления сотрудничества предусмотрены между комиссией, возглавляемой вами, и Главным управлением государственной службы Украины?

— Мы находимся здесь в рамках соглашения, заключенного между Главным управлением государственной службы и канадским бюро международного образования. Этот проект сосредоточивается на реформе госслужбы. Его идея состоит в том, чтобы усовершенствовать процесс найма на работу и решить такие вопросы, как, скажем, политическая нейтральность госслужащих. Вклад моей комиссии в этот проект состоит в том, что мы привлечены как эксперты.

— В Украине остро стоит вопрос размежевания политической власти и профессиональной государственной службы. Как это вопросы решены в Канаде?

— Мы можем похвалиться сложившейся традицией решения этого вопроса. Она подкреплена нашими законами, которые с течением времени пересматриваются и меняются. У нас есть так называемая ключевая госслужба, за работу которой отвечает комиссия государственной службы. Последняя имеет право контролировать любые назначения, а также сам процесс назначения. Мы должны обеспечивать политическую нейтральность госслужащих. Это практически все назначения на должности ниже заместителя министра. Но есть некоторые должности, находящиеся не под контролем комиссии, а скорее, под определенным политическим влиянием. Но эти должности очень четко обозначены, то есть все знают, какие именно это должности. Кроме того, есть ряд должностей, на которых люди работают непосредственно на министерства, и они составляют исключение из общей картины.

— Расскажите подробнее о комиссии, возглавляемой вами, потому что, по моему мнению, ее функции довольно уникальны для Украины.

— Функции комиссии дейст­вительно уникальны. Уникальность состоит в том, что комиссия имеет исполнительские полномочия. Это означает, что министерства не могут работать, не задействуя наши полномочия. Вместе с тем мы очень независимы. Нами не руководит ни одно министерство. Меня, например, назначает парламент. Согласие на назначение должно дать большинство голосов в обеих палатах. В сущности, они за меня голосуют. Перед тем, как назначить, со мной беседовали в парламентских комитетах. И эти интервью транслировались телевидением. Вот видите, до чего доходит наша прозрачность.

Комиссия государственной службы Канады отвечает за все назначения на государственную службу. А также — за ротацию внутри госслужбы, когда люди, например, переходят из одного министерства в другое. Мы руководим системой, которой делегируем определенную часть полномочий. Но все заявки от кандидатов на работу в рамках государственной службы должны подаваться в комиссию, к нам. Мы очень заинтересованы в новых людях. В прошлом году к нам поступило более миллиона заявок примерно на одиннадцать тысяч должностей. Правда, некоторые кандидаты подавали более одной заявки. Поскольку цель нашей работы — создание одинаковых условий для различных кандидатов, мы очень беспокоимся о справедливости наших решений.

Есть и другие аспекты нашей работы. Мы делегируем определенные полномочия, но руководим всеми программами по приему на работу. Так, мы набираем людей в университетах, изучаем все заявки, ведем специализированные программы. Именно мы вырабатываем стратегию, разрабатываем учебники, директивы... Например, в прошлом году через нас прошло 120 тыс. увольнений, наймов и переходов на работу. Поскольку в нашей системе существует делегирование полномочий, то, конечно, мы проводим мониторинг и аудит по полномочиям, переданными другим. И проводим наши расследования. Та часть наших полномочий, которые мы не делегируем, касается политической деятельности госслужащих, поскольку нашей обязанностью является гарантирование беспартийности и неполитичности государственной службы.

— В таком случае, может ли госслужащий в Канаде быть членом какой-то политической партии?

— Госслужащий может быть членом партии. Эта система постоянно эволюционирует. В прошлом госслужащие не могли быть партийными, но в Канаде действует хартия прав и свобод канадцев, поэтому госслужащий может быть членом партии. Может быть политическим активистом, если это не сказывается на беспартийной природе государственной службы. Именно комиссия госслужбы решает, будет ли это отвечать закону в каждом частном случае. Это означает, что для людей на высших должностях такое практически невозможно. Но на невысоких должностях свободы намного больше.

— С какой должности появляется больше свободы?

— Это полностью зависит от характера работы. Прежде чем одобрить решения, мы смотрим, какую работу выполняет человек, насколько он публичен, много ли он контактирует в рамках своей работы. И если уровень контактов довольно высокий, то ответ наш будет: «Нет, нельзя». Поэтому я не берусь точно определить, с какой должности начинается свобода. Например, если человек работает в столице, то он может занимать высшую должность, но при этом, исходя из большого количества служащих, не быть публичным. Между тем, трудясь где-то в регионе на низшей должности, человек может быть более публичным.

— Есть ли у комиссии свои представители в министерствах?

— Нет. Но мы делегируем министерствам свои полномочия по набору кадров и, соответственно, сотрудничаем с административным персоналом министерств.

— А как у вас решен вопрос назначения заместителей министров и руководителей департаментов министерств? Может, их набирают на конкурсной основе?

— За назначение заместителей министров комиссия не отвечает. И их не назначают путем открытого конкурентного отбора. Тем не менее они традиционно приходят на свои должности из рядов госслужащих, из должностей, на которые они были назначены через открытый конкурентный отбор.

— Возможны ли в Канаде, хотя бы в порядке исключения, кадровые назначения, продиктованные родственными связями или политическими мотивами?

— Я надеюсь, что нет. Но давайте подробнее. Я могу решить, что вы прекрасно подходите для определенной должности. Но вы можете быть чьим-то родственником. Для меня важно, чтобы решение о зачислении на работу не базировалось на основе семейных или политических соображений. Если же выяснялось, что назначение было сделано по этим соображениям, то за этим следовало увольнение этих людей с работы и с госслужбы. Я помню одну конкретную историю. Мать наняла на работу свою дочь. Далее — друга своей дочери и одного из его друзей. Потом она говорила, что у нее были причины для этого: должна была немедленно кого-то нанять на работу. А для меня это не играет никакой роли. Ее уволили.

— Можете ли вы назвать соотношение количества госслужащих в Канаде и количества населения?

— Примерно 4% населения составляют госслужащие, если включать в их число военных и полицию.

— Как быстро увеличивается армия госслужащих?

— Мы видим определенный рост. Если говорить о госслужащих, работающих на федеральном уровне, то в прошлом году их количество увеличилось на 4%. Но не думаю, что эта тенденция будет продолжаться, учитывая нынешнюю экономическую ситуацию.

— Профессия госслужащего в Канаде престижна?

— Я бы сказала — да. Собственно, об этом свидетельствует большое количество заявок на должности. Очевидно, она не такая престижная, как врач или ученый, но госслужащие — уважаемые в обществе люди, получают очень неплохое жалованье. Что же касается зарплаты: служащие на низких должностях получают зарплату, соответствующую рыночному уровню. Госслу­жащие высшего уровня получают меньше, чем работники, занимающие должности такого же уровня на предприятиях частного сектора.

— Какая разница между зарплатой госслужащих на наивысших и на самых низких должностях?

— Наивысшие должностные лица госслужбы зарабатывают примерно 350 тыс. канадских долларов в год, в то время как люди, работающие на самых низких должностях и имеющие полную занятость, — 25—30 тыс. в год.

— А как относительно пенсионного обеспечения?

— У госслужащих, работающих на федеральном уровне, очень хорошее пенсионное обеспечение. Считается, что эта пенсионная система — выгоднее, чем в других сферах общества. Она гарантирована государством. В ней нет никаких рисков, и уровень государственного обеспечения может достигать 70% самой высокой зарплаты за последние пять лет работы.

— Это больше, чем средняя пенсия остальных членов общества?

— Да.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно