Когда придет судебный управляющий?

28 мая, 2010, 16:39 Распечатать Выпуск №20, 28 мая-4 июня

Экономика, которая не знает банкротств, сама рано или поздно обанкротится. В СССР банкротств не было...

Экономика, которая не знает банкротств, сама рано или поздно обанкротится. В СССР банкротств не было.

Банкротство предприятий в Украине набирает обороты, и это еще раз доказывает, что отечественная экономика необратимо приобрела рыночный характер. Хотя в обыденном сознании слово «банкрот» часто ассоциируется с известным персонажем Голохвастовым из бессмертной комедии «За двумя зайцами», в современных условиях введение процедуры банкротства преследует цель либо не допустить прекращения деятельности предприятия, либо как можно скорее вернуть имущество банкрота в хозяйственный оборот.

Банкротство — это экономическая проблема, которая решается, в том числе, и юридическими методами.

Хозяйственные суды, которые ведут дела о банкротстве, должны решать все споры между должником и кредиторами, но ключевой фигурой в этом процессе является арбитражный управляющий, который назначается хозяйственным судом и обязан действовать как в интересах должника, так и в интересах кредиторов.

Арбитражный управляющий анализирует финансово-хозяйственную деятельность предприятия, устанавливает опеку над имуществом должника, принимает все меры, чтобы еще работающее предприятие смогло достойно выйти из кризисной ситуации.

Немного теории

Если проводилась ранняя диагностика и меры приняты вовремя, то возбуждение дела о банкротстве, особенно по заявлению должника, позволит предприятию преодолеть временные трудности и вернуться к активной деятельности на рынке. Но это при условии, если арбитражный управляющий является опытным кризис-менеджером и владеет навыками применения реабилитационных процедур — санации или мирового соглашения.

Если же случилось непоправимое, и спасти предприятие не удалось, то именем Украины хозяйственный суд выносит постановление о признании должника банкротом. Предпринимательская деятельность предприятия прекращается, все работники увольняются, арбитражному управляющему присваивается почетное звание ликвидатора.

Предприятие уже «не дышит», никакой продукции не производит, а ликвидатор является его душеприказчиком и еще обязан воздать банкроту последние почести, оказать «ритуальные услуги».

Имущества банкрота на всех кредиторов не хватает, поэтому среди них возникает конкурс, как бы хоть что-то получить. И хотя все кредиторы равны перед законом, но законодатель установил для них очередность. В первую очередь деньги получат кредиторы, обязательства должника перед которыми обеспечены залоговым имуществом. Во вторую — погашается задолженность по заработной плате и по пенсионному и социальному страхованию, в третью — по налогам, в четвертую — перед такими же предприятиями, которые из-за банкрота сами часто оказываются в тяжелой финансовой ситуации.

Есть еще кредиторы пятой и шестой очередей, но им, как правило, уже ничего не достается.

Опасная профессия

Ликвидатор, чтобы рассчитаться перед кредиторами, обязан продать имущество банкрота с молотка. Причем не обязательно по справедливой цене — закон отводит на продажу слишком мало времени. В результате на всех всего не хватает, и кредиторам ничего не остается, как оказывать давление на арбитражного управляющего. В ход пускаются различные методы: шантаж, подкуп, запугивание и даже взятие заложников. Неудивительно, что профессия арбитражного управляющего является едва ли не самой опасной.

Так, один из кредиторов, который представлен чуть ли не во всех процедурах банкротства, особенно изобретателен в таких ситуациях. Налоговая администрация присвоила себе прерогативу официального толкования норм права, в том числе и в процедурах банкротства. Хотя такая прерогатива принадлежит исключительно Конституционному суду. Толкования же норм права другими субъектами — будь то налоговая или обычные граждане — являются неофициальными.

В одном из дел о банкротстве при формировании реестра требований кредиторов возник конфликт двух толкований норм права об уплате налога на добавленную стоимость в ликвидационной процедуре банкрота. Специалисты налоговой администрации посчитали, что у банкрота возникают новые обязательства по уплате НДС при отчуждении имущества, ибо НДС платится всегда. Арбитражный управляющий посчитал, что коль решением суда предпринимательская деятельность банкрота прекращена, то никакая добавленная стоимость больше не возникает, а значит, не возникают и новые налоговые обязательства.

Трудно себе представить ситуацию, когда во время гражданской панихиды к родственникам покойного приходит налоговый инспектор и предлагает уплатить налоги, которые возникли у усопшего в процедуре отпевания…

Оба толкования закона являются неофициальными, и, по-хорошему, спор должен был разрешить суд. Но тут кредитор вспоминает, что у него есть последний довод — вооруженное формирование в виде налоговой милиции. Возбуждается уголовное дело по факту неуплаты НДС в ликвидационной процедуре, к арбитражному управляющему применяется санкция в виде содержания под стражей.

Отсидев за решеткой 10 суток, арбитражный управляющий доказал свою правоту во всех судах вплоть до Верховного суда Украины. Уголовное дело было закрыто за отсутствием события преступления. Взятие «заложника» оказалось незаконным.

С тех пор прошло немало времени, но, судя по публикациям в специальных изданиях налоговой администрации, НДС в ликвидационной процедуре все-таки возникает.

И это только один из примеров. Другие кредиторы не менее изобретательны...

Понятно, что требования к кандидатуре арбитражного управляющего должны быть очень высокими, а на пути в эту профессию случайных людей необходимо выставлять серьезные барьеры.

Такие барьеры устанавливает процедура лицензирования. Арбитражный управляющий должен иметь высшее экономическое или юридическое образование, пройти специальную подготовку и зарегистрироваться как субъект предпринимательской деятельности.

На практике специальная подготовка превращается в пустую формальность: не существует установленных законом требований к проверке знаний арбитражных управляющих, их опыту и деловым качествам. Других механизмов воздействия, кроме как угрозы лишения лицензии, со стороны Государственного департамента по вопросам банкротства нет. Не удивительно, что возникает слишком много нареканий к профессиональной деятельности арбитражных управляющих как со стороны должников и кредиторов, так и со стороны хозяйственных судов и регулятора.

Новый статус, новые подходы

Практически все попытки последних лет упорядочить предпринимательскую деятельность арбитражных управляющих сводились к ужесточению требований, усилению контроля, повышению ответственности, неотвратимости проверок. Однако подобные законопроекты не набирали необходимого количества голосов. Тем более что эффективность таких мер практически нулевая. Против административного ресурса есть оружие, которое побеждает в 100% случаев, — коррупция. Особенно в условиях, когда уровень проверяющих намного ниже уровня проверяемых.

Рабочая группа, созданная фондом «Эффективное Управление», разработала новую редакцию закона о восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом, в которой наиболее полно учитывается мировой опыт регулирования деятельности арбитражных управляющих.

Как революционное воспринимается предложение об изменении статуса деятельности арбитражных управляющих (распорядителей имущества, управляющих санацией, ликвидаторов) — предлагается считать ее не предпринимательской, а индивидуальной профессиональной. По сути, таковой она и является, ведь, в отличие от частного предпринимателя, который действует исключительно на основе собственного добровольного волеизъявления, арбитражный управляющий назначается и увольняется хозяйственным судом. Так же, как и наемный работник.

Но если наемный работник имеет право обжаловать в суде свое увольнение, то, например, распорядитель имущества такого права лишен.

Вместо института арбитражных управляющих предполагается введение института судебных управляющих. Естественно, исчезает лицензирование такого вида деятельности, как способ допуска судебного управляющего к осуществлению профессиональной деятельности.

Вторым революционным преобразованием законопроекта можно считать создание саморегулируемых организаций судебных управляющих. Предполагается, что саморегулируемые организации будут создаваться как некоммерческие партнерства и возьмут на себя функции профессиональной подготовки и повышения квалификации судебных управляющих, смогут устанавливать стандарты и правила профессиональной деятельности, формы и порядок отчетности, предлагать хозяйственным судам кандидатуры судебных управляющих для назначения на конкретные объекты.

Но самое главное — это введение системы коллективной материальной ответственности. Все попытки страховать риски кредиторов или должника от непрофессионализма арбитражных управляющих в рамках существующего законодательства потерпели крах. Статус же саморегулируемой получит организация судебных управляющих только при условии создания компенсационного фонда, формируемого за счет денежных взносов судебных управляющих. Средства этого фонда и пойдут на покрытие убытков участников производства в делах о банкротстве от непрофессиональных действий судебных управляющих.

Создание компенсационного фонда позволит предоставить саморегулируемой организации судебных управляющих не только право принимать квалификационные экзамены у претендентов на занятие такой непростой профессиональной деятельностью, но и предлагать кандидатуры судебных управляющих хозяйственным судам для участия в конкретных делах о банкротстве.

Чтобы не потерять средства компенсационного фонда, саморегулируемая организация обязана будет создать жесткую систему контроля профессиональной деятельности судебных управляющих, избавив от этой необходимости государственный орган по вопросам банкротства (в настоящее время его функции исполняет Государственный департамент по вопросам банкротства при Министерстве экономики Украины).

Предполагается, что госорган по вопросам банкротства сможет в полном объеме сосредоточиться на реализации государственной политики в вопросах банкротства предприятий и осуществлять контроль за деятельностью саморегулируемых организаций.

Сомнительными представляются звучащие порой предложения наделить судебного управляющего статусом должностного лица предприятия-банкрота. Такой статус нужен якобы для того, чтобы получить возможность привлечь назначенного хозяйственным судом управляющего к ответственности наравне с назначенным собственником. Однако…

Как показывает пример с арестом арбитражного управляющего за неуплату НДС, привлечь к ответственности можно и без статуса должностного лица. В Уголовном кодексе на этот счет записано: «Должностные лица или лица со специальными полномочиями».

Кроме того, должностное лицо — это лицо, занимающее определенную должность, предусмотренную уставом или штатным расписанием. Трудно себе представить учредительные документы предприятия, в которых предусмотрена должность ликвидатора. Тем более что статус судебного управляющего предполагает отсутствие трудовых отношений с должником, иначе при назначении или увольнении судебного управляющего пришлось бы прибегать к нормам трудового законодательства, а не законодательства о банкротстве.

Необходимо также отметить, что должностные лица обладают не только совокупностью обязанностей, но и совокупностью прав. В том числе и правом на отпуск. В обычной ситуации для предприятия обязанности должностного лица, уходящего в отпуск, возлагаются на другое должностное лицо этого же предприятия. Судебный управляющий, сдавший квалификационный экзамен и взнос в компенсационный фонд, вряд ли согласится временно передать свои полномочия неподготовленному должностному лицу.

Можно предположить, что настаивать на придании статуса должностного лица судебным управляющим хотели бы чиновники органов государственного управления, которые занимаются вопросами банкротства. Ведь их основное занятие — сводки и сверки. А для этого необходимо, чтобы судебные управляющие предоставляли им всевозможные отчеты в нескольких экземплярах, причем лично, а также лично участвовали во всевозможных совещаниях, вызывались «на ковер», писали объяснительные... По оценкам экспертов, на одного действующего арбитражного управляющего в настоящее время приходится один госслужащий, который занимается вопросами банкротства.

Нужно ли это судебному управляющему, кредиторам, должникам, хозяйственному суду? Очевидно, нет.

Таким образом, в ближайшее время на суд широкой общественности будет представлен проект новой редакции закона о восстановлении платежеспособности должника, разработанный группой экспертов совместно с членами комитета Верховной Рады по вопросам экономической политики под эгидой фонда «Эффективное Управление». К работе над документом привлекались судьи Верховного и областных судов, арбитражные управляющие, юристы, банкиры, представители Всемирного банка. В нем учтены как отечественные реалии, так и зарубежная практика.

Основными принципиальными положениями законопроекта являются:

• защита прав кредиторов;

• равенство участников процедуры восстановления платежеспособности независимо от формы собственности;

• защита интересов должника, обеспечение приоритета санации (мирового соглашения) над ликвидацией должника.

Документу предстоит непростой путь принятия. Но хочется верить, что этот путь не будет слишком длинным, и новая редакция закона уже вскоре откроет реальный путь к упрощению процесса восстановления платежеспособности/банкротства и минимизирует возможности для затягивания этого процесса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно