КАК КОММУНАЛЬНУЮ РЕВОЛЮЦИЮ ЗАДУШИЛИ В ОБЪЯТИЯХ

15 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 15 сентября-22 сентября

С сентября 2000 года крымское правительство в очередной раз повысило тарифы на коммунальные услуги, но это в очередной раз принципиально не изменило ситуацию в жилищно- коммунальной сфере...

С сентября 2000 года крымское правительство в очередной раз повысило тарифы на коммунальные услуги, но это в очередной раз принципиально не изменило ситуацию в жилищно- коммунальной сфере. Жильцам нечем платить за услуги, бюджету нечем доплачивать коммунальщикам, предприятиям ЖКХ не на что работать.

Между тем, еще весной крымское правительство (см. «Коммунальная революция или просто бунт?», «ЗН» № 13 за 1 апреля 2000 года) приняло революционное решение о повышении тарифов на коммунальные услуги до уровня полной оплаты: получалось, что жильцы однокомнатных квартир должны были бы платить в месяц за услуги ЖКХ примерно 130 гривен, двухкомнатных — 160, трехкомнатных — 217. Раз и навсегда правительство ставило ситуацию с головы на ноги — повели речь о модернизации всей отрасли.

Вряд ли следует даже говорить, что такое решение правительства было вынужденным: бюджет не может и дальше компенсировать недоплаты жильцов и фактически содержать убыточные предприятия ЖКХ, которые — поэтому! — не сильно и заботятся о своей рентабельности и сокращении затрат. Но с другой стороны, минимальная пенсия в регионе в то время составляла 74 гривни, средняя зарплата 172 гривни — чем платить? Поэтому самое простое и естественное желание крымчан — и их профсоюзов! — состояло в том, чтобы протестовать.

Так и случилось — пошли по самому простому пути. Федерация независимых профсоюзов Крыма выступила с протестом, ее поддержала коммунистическая Верховная Рада автономии, обрадовавшаяся возможности порадеть за свой электорат и позвавшая на митинги целые трудовые коллективы и на сходы граждан — целые города. Наметившаяся коммунальная революция была отложена на осень, о модернизации отрасли вообще забыли. И вот осень наступила…

Оказалось, что протестовать то можно, но, кроме протестов, надо было как-то еще и жить дальше. А все стороны коммунальных отношений оказывались в патовой ситуации. С одной стороны — наниматели жилья, которым платить по новым тарифам и до сих пор нечем, с другой стороны предприятия ЖКХ, которые, как и раньше, не могут и дальше отпускать услуги без оплаты, с третьей правительство с его дырявым бюджетом, в котором опять же по вине депутатов, включивших в бюджет налогов больше, чем можно было собрать реально, дефицит в 100 миллионов гривен. Где выход?

Ситуацию с тарифами на коммунальные услуги и в Украине в целом нельзя назвать разумной. Тем более это относится к Крыму, где до сих пор все тарифы искусственно сдерживаются на самом низком уровне — в два-три и больше раз ниже, чем в других регионах страны. Например, тариф на тепловую энергию в Крыму до повышения составлял 38,08 гривни за гигакалорию, в то время как, например, в Закарпатье — 79,24 гривни, в Одессе — 71,42, в Днепропетровске — 69,0, в Николаеве — 69,07 гривни и так далее. Тарифы на водоснабжение имеют аналогичную картину: если в Крыму платят 0,25 гривни за 1 кубометр воды, то в соседних с ним регионах — 0,46, 0,67, 0,88 гривни и так далее. Тариф на водоотвод в автономии составляет 0,06 гривни за кубометр, в соседних регионах — 0,54, 0,35, 0,24 гривни.

Искусственное сдерживание коммунальных тарифов в течение вот уже четырех лет привело к тому, что если раньше они возмещались потребителями услуг на 60—80 процентов, то сейчас всего на 40—48 процентов в зависимости от вида услуги. Более того, в самом Крыму возник неоправданный перекос: значительный разрыв тарифов для населения и тарифов для прочих, как они именуются, потребителей — предприятий, организаций и учреждений. По водоснабжению разница уже достигала 50 раз, водоотводу — 60 раз, теплоснабжению — 11 раз. Получается, что население за гигакалорию тепла платило по 38—40 гривен, а организации — до 490 гривен. Кубометр поданной воды обходился населению в 20 копеек, а организациям — в 33 гривни, отвод кубометра стоков из квартир оплачивался 15—20 копейками, а из офисов и предприятий — до 30 гривен. Такое перекладывание затрат с населения на предприятия приводило, в свою очередь, к неоправданному росту цен на крымскую же продукцию, затрудняло развитие местного потребительского рынка. В целом сумма превышения тарифов одних потребителей над другими составляла почти 69 миллионов гривен.

Между тем, ситуация всем была предельно понятна. Никто — ни органы местного самоуправления, ни даже федерация профсоюзов — не возражал против того, что тарифы нужно повышать. Но как это сделать? Именно над этим ломала голову созданная правительством и федерацией профсоюзов согласительная комиссия. Правительству пришлось проявить максимум гибкости. Где можно, тарифы сделали дифференцированными. Например, предельный размер платы за пользование жильем разделили на три категории: за благоустроенное жилье с лифтами — по 0,30 гривни за квадратный метр, за такое же, но без лифта — по 0,24, за неблагоустроенное жилье — 0,19 гривни. Тарифы на другие виды услуг повысили на столько, на сколько удалось уговорить представителей профсоюзов — на 25—30 процентов: гигакалория тепла подорожала до 47,60 гривни (вместо 38,8), подача кубометра воды — 33 копейки (вместо 25), отвод кубометра стоков — 8 копеек (вместо 6).

Председатель республиканского комитета ЖКХ Евгений Намяк утверждает, что эти «реформы» и дальше не позволят отрасли развиваться, поскольку если несколько и увеличат уровень возмещения, то это кардинально ситуации не изменит: долги по зарплате работникам не уменьшатся, о техническом обновлении и реконструкции оборудования предприятий и говорить нечего. При таком реформировании ЖКХ как было советской «котельней», так ею и останется. Коммунальной революции не получилось. Парадокс — ее задушили в объятиях те, кто был с самого начала согласен с необходимостью ее проведения…

За последние годы к реформированию тарифов правительство автономии возвращалось не раз, однако из-за позиции профсоюзов и парламента принять решение не удавалось. Оно то отменялось, то откладывалось. Но когда, наконец, Совет ФНПК Крыма согласился на частичное повышение тарифов, то в связи с тем, что с весны возросли цены на энергоносители, теперь затраты коммунальных служб будут возмещаться потребителями, как раньше, на 60—67 процентов. Остальное — опять за счет бюджета.

Коммунисты называют это социальной направленностью бюджета, экономисты — перекосом тарифной политики. Потому что правильнее было бы субсидии коммунальным предприятиям направить на повышение пенсий и заработной платы с тем, чтобы потребители могли самостоятельно заплатить за потребленные услуги. Ситуация, однако, несколько иная. Почему?

Министр экономики Крыма Татьяна Шандра говорит, что между правительством и Федерацией профсоюзов при участии согласительной комиссии достигнуто соглашение о том, что тарифы не должны повышаться прежде, чем будут повышены минимальные размеры пенсий и средний уровень зарплат. Таким образом, принято соломоново решение: хотя стоимость проживания в квартирах необходимо повышать в несколько раз, на самом деле квартирная плата и коммунальные платежи увеличатся пока не больше, чем на 30 процентов. Теперь, например, стоимость проживания одного человека в однокомнатной квартире составит 54,0 гривни, трех человек в двухкомнатной квартире — 98,4 гривни, четырех человек в трехкомнатной — 133,8 гривни. В других регионах Украины жильцы платят уже иные цены…

Конечно, хорошо бы, если бы вместо революции происходила эволюция коммунальной сферы — то есть оплата услуг потребителями приближалась бы к полной параллельно с улучшением их качества. На самом же деле этой гонке тарифов за затратами не видно конца. Реальная цена услуг убегает вверх значительно быстрее, чем тарифы, и главное — быстрее, чем возможности потребителей. Пока министр экономики Крыма Татьяна Шандра не может сказать, когда регион сможет выйти на 100-процентное возмещение затрат коммунальных предприятий за счет потребителей. Да, крымское правительство повысило уровень возмещения, однако, с грядущим повышением цен на энергоносители он опять снизится. Эта гонка за рентабельностью коммунальных предприятий за счет тарифов на их услуги будет продолжаться, по ее мнению, до достижения мировых цен на энергоносители и услуги такого рода, однако для этого должна достигнуть мирового уровня и заработная плата. А до тех пор, пока это произойдет, — считает Татьяна Шандра, — мы обречены на перекосы, которые будут оборачиваться потерями для бюджета. И поток очередей за субсидиями…

Что могли реально сделать в Крыму для выравнивания ситуации?

Во-первых, реформирование тарифов (его еще называют приведением тарифов в соответствие с затратами) — это просто латание дыр, потому что реформирования и модернизации требует вся отрасль. При введении новых тарифов крымское правительство обязало местные администрации «добиться минимизации затрат» на производство услуг. Но как это можно сделать, если оснащение счетчиками всей системы ЖКХ как весной, так и осенью, составляет от 0,05 до 0,1 процента? В водопроводных сетях теряется до 40 процентов воды, но ведь ее кто-то должен оплатить? Если считать, что тариф на воду удалось поднять всего на 30 процентов, то 40 процентов ее экономии — это громадная цифра! Если сети и дальше не будут ремонтироваться и реконструироваться в соответствии с современными нормами, то как снизить потребление с 300—400 литров в день на человека до мировых 160—170?

Вся система ЖКХ остается «советской» и чрезмерно затратной — редко в каком доме система отопления смонтирована так, что есть возможность отключать батареи или регулировать уровень температуры, зачастую нет возможности утеплять окна и двери. В Крыму нет пока четкого плана модернизации отрасли на современных технических и организационных началах, а следовательно, пройдет какое-то время — и снова повышай тарифы…

Когда верстался номер. Во вторник глава парламента Леонид Грач резко раскритиковал решение о повышении тарифов и сказал, что «парламент отменит это решение правительства». Интересную позицию заняли левые. С одной стороны, коммунисты, входящие в правительство Крыма, проголосовали за принятие новых тарифов, с другой — они же, но входящие также и во фракцию коммунистов в парламенте, в среду опубликовали заявление, в котором «от имени избирателей… выражают протест в связи с очередным ценовым рывком…». Сергей Куницын сказал, что «парламент не имеет полномочий отменять постановления правительства» и что принятое решение было необходимым и полностью согласованным с профсоюзами. В свою очередь представитель Президента Украины в Крыму Анатолий Корнейчук обвинил Леонида Грача в том, что «он не владеет ситуацией», и сказал, что это повышение тарифов ударит не по беднейшим слоям населения, поскольку они будут платить за коммунальные услуги не более 15 процентов совокупного дохода и получат при этом субсидии государства. Повышение скажется, по его мнению, в основном на средних и зажиточных слоях населения, которые зарабатывают достаточно для того, чтобы платить, но часто не платят.

Вопрос о тарифах, несомненно, станет предметом острой дискуссии на сессии крымского парламента 20 сентября, когда депутаты снова поставят в повестку дня вопрос об отставке правительства…

Николай СЕМЕНА
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно