ИГРА В ЭНЕРГОРУЛЕТКУ

25 июля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 25 июля-1 августа

Лето потихоньку перевалило на вторую половину. Несмотря на июльский зной, в самых разнообразных кабинетах (причем не только киевских) все чаще вспоминают о зиме...

Лето потихоньку перевалило на вторую половину. Несмотря на июльский зной, в самых разнообразных кабинетах (причем не только киевских) все чаще вспоминают о зиме. В энергетике, где зима официально начинается 15 октября (с началом отопительного сезона), до нее вообще рукой подать — осталось менее трех месяцев…

В разговорах все чаще появляются тревожные нотки. Минувшая зима прервала череду теплых «сиротских» зим конца 90-х годов. Она была достаточно холодной и затяжной, чтобы с треском похоронить идею о том, что в условиях Украины создавать запасы у ТЭС экономически невыгодно, так как в запасах омертвляются средства. В принципе оно, конечно, так, вот только жаль, что природе этого не понять.

По иронии судьбы, основными идеологами нового подхода были тогдашний министр топлива и энергетики Сергей Ермилов и его первый зам Виталий Гайдук. Мягкая зима 2000/2001 их идею с ходу не опровергла. Однако нынешний сезон оказался морозным, так что им — правда, уже на других должностях — довелось убедиться, что Украина находится не в Африке. Между прочим, морозы были даже не очень сильными — просто затянулись.

И выяснилось, что угля остро не хватает, а поставка «с колес» хромает. О мазуте на большинстве станций уже и не вспоминают. И пошло-поехало. До очень больших неприятностей, впрочем, дело не дошло: зиму прошли без видимых срывов, о чем Минтопэнерго не без удовольствия и отчиталось.

Однако все прекрасно понимают, что перезимовали мы без малейших резервов и только благодаря тому, что энергетики снова почти бесплатно жгли газ. Разве что, в отличие от старых бартерных времен, приходилось периодически обещать за него рассчитаться.

Соль шутки заключалась в том, что газ был импортным и платить за него приходилось недешево. Накопив за неполных три месяца более полусотни миллионов долларов долга, Минтоп сделал практически все от него зависящее для срыва туркменского контракта.

И снова обошлось. НАК «Нафтогаз України», используя кроме всего прочего и выручку от резко возросшего экспорта газа на Запад, удержала уровень расчетов с Ашгабатом.

Тем не менее бурное начало года запомнилось и газовщикам, и энергетикам, отнюдь не улучшив их отношения. Первые постоянно требовали расплатиться за газ, срезая его поставки на ТЭС. Вторые колебались — от бодрых заявлений «Угля у нас мало, зато какой, да мы и без газа обойдемся!» до панических, дескать, «Вот-вот развалимся, выручай, родное правительство!». Однако перекрыть поставки газа, за который не рассчитываются, все равно никто бы не решился, и обе стороны это прекрасно понимали.

Собственно говоря, ничего нового в этом не было: зиму традиционно выезжали на газе и за него всегда плохо платили. Проблема в том, что традиционная картинка 2000 года в начале 2003-го смотрелась уже угрожающе.

Изменились условия. Массовые неплатежи на просторах СНГ себя изжили, и за газ приходится платить не фантиками, а деньгами и товарами. За красивые глаза газ уже не продают. Понятие «несанкционированный отбор газа» кануло в Лету три года назад. Так что ресурсов бесплатного газа для Сергея Ермилова у главы НАК «Нафтогаз України» Юрия Бойко просто не имеется...

Нет их и у государства. Госрезерв уже неоднократно выдаивали до дна, взять там особо нечего. И без того Кабмин реструктуризировал долги Минтопа (1,3 млрд. грн.) аж до 2023 года. Кстати говоря, министерство и их не оплачивает…

С наступлением тепла около половины зимних долгов министерство погасило — не преминув поставить себе данное действо в очередную заслугу. В НАКе его энтузиазм не разделяют. Дело даже не в том, что осталось более 160 млн. грн. свежего долга, хотя и это деньги.

Обозначилась угрожающая тенденция резкого сокращения доли живых денег в расчетах. Если за семь месяцев прошлого года, потребив 1,3 млрд. кубов газа, генерация заплатила за них 252 млн. грн. живыми деньгами и только 26 млн. — путем зачета льгот и субсидий, то в этом году, когда сожгли в полтора раза больше (1,96 млрд. кубов), — менее ста миллионов гривен.

Т.е. почти на три четверти «зимний» газ был оплачен бюджетными взаимозачетами, что автоматически исключает возможность использования этих средств в расчетах с Туркменистаном. Полученные же 282 млн. грн. зачетов по льготам мало греют. По бухгалтерии оплата есть, только вот как за нее купить товары для расчетов — вопрос интересный.

Вообще же, суммировав цифры, легко убедиться, что газовщикам за больший объем поставленного топлива заплатили меньше. И это при том, что и сам газ для энергетиков подешевел на 20%. Между прочим, Туркменистан, напротив, цену на газ пусть и немного, но повысил.

Ситуация с запасами на складах Минтопэнерго тоже, мягко говоря, далека от ажура. К началу июня там было немногим более 900 тыс. тонн угля — вдвое меньше прошлогоднего уровня. Накопление за июнь оказалось мизерным, порядка 60 тыс. тонн, и во второе полугодие мы вошли, не имея даже миллиона тонн.

Правда, в наличии бодрый график накопления черного золота по 600—700 тыс. тонн ежемесячно. На бумаге это даст возможность к октябрю выйти на 2,85 млн. тонн, а к ноябрю — и вовсе увеличить запасы вчетверо.

Однако реалистичность документа вызывает большие сомнения. Энергетического угля в стране просто нет. За полугодие добыча упала почти на три миллиона тонн, и именно за счет марок, необходимых для ТЭС. Остается разве что импорт. Собственно говоря, это косвенно признают и в Минтопе.

Уже сейчас будут закупать полмиллиона тонн угля в Польше. Причем цена —37 долл. живыми деньгами — оказалась даже выше, чем реально оплатили за НАКовский газ. И это еще не вечер. В прошлом году для энергетики импортировали 1,8 млн. тонн угля. Сколько будет в нынешнем — посмотрим.

Скорее всего, на Крещатике тихо надеются накопить, с учетом импорта, пару миллионов тонн и, если зима будет не очень суровой, как-нибудь перебиться. Сказать, что надежды беспочвенны, нельзя: зимы в прошлом были, в основном, мягкие, так что вполне может и пронести. Другое дело, что это больше смахивает на игру в рулетку, а не на подготовку к зиме.

Подобное положение и само по себе не радует, а в преддверии близящихся холодов — гарантирует, что ресурсы, которые не оплатили до сих пор, скорее всего, не оплатят уже никогда…

Ну и, конечно, пустые склады просто гарантируют повторение газового шоу образца марта 2003 года с лозунгами «Газа срочно, сейчас, потом оплатим, страна мерзнет!». Только продолжительность действа увеличится.

Тем более что в этом году Минтопэнерго вкупе с энергокомпаниями проморгало изменения в законодательстве, сделавшие невыгодным накопление запасов. Теперь лежащий на складах уголь будет облагаться налогами. Правда, сейчас вдогонку обещают убедить депутатов изменить порядок учета запасов, но бежать за ушедшим поездом всегда труднее.

И все это, повторимся, при зиме средней паршивости и стабильной работе атомной энергетики. Если же на внеплановый ремонт выйдет хотя бы пара атомных блоков (что уже бывало), ситуация станет еще веселее. Один неработающий блок АЭС — это ежедневная дополнительная сработка 12 тыс. тонн угля или 6 млн. кубов газа.

О варианте второй подряд холодной зимы в Киеве, очевидно, не хотят даже и думать — чтобы не накаркать. Возможности «Нафтогазу» кредитовать Минтопэнерго после полученных в мае подарков типа увеличения рентной платы, как минимум, не выросли. Тем более что Минтопэнерго — не единственное ведомство, любящее побаловаться газком в долг.

Второй крупнейший неплательщик — жилкоммунхозы вообще и их котельные в частности — тоже не страдают отсутствием аппетита. Там, правда, ситуация может улучшиться. Нынешней зимой НАК намерен в порядке эксперимента взять несколько десятков котельных в управление, что призвано способствовать налаживанию расчетов.

Однако управлять министерством НАКу явно не позволят (в начале года чуть было не произошло наоборот). Так что придется выкручиваться и дальше.

Пока у Минтопа традиционные проблемы с финансами. Кредитов на закупку угля — миллионов 300 гривен — все еще не видно, да и давать их будут, очевидно, на «нечеловеческих условиях», т. е. с возвратом. А тут еще в августе —День шахтера, к которому придется не только накапливать уголь, но и разряжать ситуацию с зарплатой.

После еще не окончившегося продовольственного кризиса правительству абсолютно не нужен энергетический. Поэтому обещанный Януковичем на сентябрь разбор полетов по ситуации в ТЭК обещает стать далеко не пустой формальностью. Другое дело, что любые выводы будут нелегкими.

Популярных решений просто не остается: придется думать и о тарифах, и об управлении, и о многих других неприятных вещах. И лучше раньше, чем позже. Если ничего не делать, годика через три россияне со свистом сбросят нас с туркменской трубы и проблема бесплатного газа закроется окончательно. Вместе с самим газом. Опыт такого «вылета» у нас уже есть по Ямалу.

Чтобы этого не допустить, нужны деньги (цена вопроса — примерно миллиард долларов). Те, которые пропали этой зимой и, возможно, исчезнут будущей, в расчет можно не принимать. Их уже проиграли — в рулетку. Можем поиграть еще. Только недолго.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно