"Энергоатому" — 20 лет. Неюбилейные заметки

3 сентября, 2016, 00:00 Распечатать

Атомщики уже скоро смогут отпраздновать юбилей — 20 лет создания национальной энергогенерирующей компании "Энергоатом". За прошедшие годы компания смогла сделать главное — уберечь ядерную энергетику от растаскивания, сохранив ее как единое целое на вполне мировом уровне. Мощность АЭС выросла, поток отказов оборудования резко (в разы) сократился. На сегодняшний день атомщики производят половину электроэнергии страны.

Атомщики уже скоро смогут отпраздновать юбилей — 20 лет создания национальной энергогенерирующей компании "Энергоатом". За прошедшие годы компания смогла сделать главное — уберечь ядерную энергетику от растаскивания, сохранив ее как единое целое на вполне мировом уровне. Мощность АЭС выросла, поток отказов оборудования резко (в разы) сократился. На сегодняшний день атомщики производят половину электроэнергии страны.

Правда, обстановка далека от пафосной — надвигается зима, рискующая стать рекордно сложной для энергосистемы страны. И практически единственный шанс на ее нормальное прохождение — это устойчивая работа атомных станций. Последние два года АЭС производили в зимний период около 60% общего поступления электроэнергии, так что даже небольшие сбои становятся проблемой.

При этом сами станции далеко не новые. Как раз на ближайшие годы приходится окончание проектного срока эксплуатации большинства реакторов. К 2020 г. истекает проектный срок 60% реакторов страны. К 2026-му — всех (кроме двух новых на Хмельницкой и Ровненской АЭС).

Процедура продления сроков эксплуатации работающих блоков атомных электростанций — это не просто формальность, она требует множества мероприятий, времени и немалых денег. Между тем все два десятилетия существования "Энергоатом" всегда и всеми в Киеве воспринимался как дойная корова.

Сначала вокруг предприятия завертелись "крышуемые" властью бесчисленные бартерные и вексельные схемы увода ресурсов. Когда их с трудом убрали, тариф был определен на запредельно низком уровне. На "дне" его стоимость была в три раза ниже тепловой, порождая миф о дешевизне ядерной энергии.

За счет атомщиков кормили угольщиков и металлургов и кучу офшоров всех цветов политической и бизнес-радуги. А компании указывали на ее рентабельность. То, что она чисто бумажная и в ней нет ни копейки на расширение производства, ни одно из множества "временных" правительств Украины не волновало.

Краткий итог многолетней тарифной дискриминации следующий: производя электроэнергию рыночной стоимостью в десятки миллиардов долларов, ядерщики не имеют на счетах ни копейки на строительство хотя бы одного нового блока. Это притом, что в разных энергостратегиях (читай, бумажках) их собирались построить аж до 11 штук.

Но сейчас это мало кого волнует. В текущем году атомщиков несколько месяцев "кошмарили" из-за явно надуманного и в принципе небольшого долга — с арестом всех счетов и угрозой срыва любых долгосрочных контрактов. Так решил кристально честный украинский суд. Публика, включая кабминовскую, с интересом наблюдала за происходящим, обсуждая в курилках, кто же все-таки "опекает" никому не известную офшорку, подавшую иск.

Сюрреализм происходящему придавало в буквальном смысле то, что все это происходило в разгар вполне себе горячей войны с тысячами погибших и в балансирующей третий год на пределе энергосистеме. Но интересы офшорки были явно в приоритете.

Тем временем профильное министерство рапортовало, что все прекрасно, а уж угля — просто завались. Когда вдруг обнаружилось, что с углем все-таки проблемы, виновными назначили… атомщиков. Хорошо хоть, что приостановили арест некоторых счетов, что позволило покупать топливо по нормальной схеме. Впрочем, кредиторы пообещали вернуться, благо, долгов много, а надо будет, так еще нарисуют. Схема-то известна.

По сути АЭС стали заложниками собственной многолетней хорошей работы. Компания "Энергоатом" так долго и успешно работала над снижением аварийности, что приучила всех к мысли, что там все вытянут. Слова "износ оборудования" никто, кроме специалистов, всерьез не воспринимает.

Между тем в нынешнем году снова вылезла проблема традиционных отказов "ленинградских" турбин. Ее снова нужно решать, а это и время, и деньги. Некоторая ирония состоит в том, что, имея тариф намного ниже российского, наши АЭС демонстрируют на однотипных реакторах большую надежность, чем у россиян. Хотя в России те же запчасти куда дешевле.

В общем, имея самый низкий в мире тариф, украинские АЭС умудряются соответствовать стандартам безопасности Евросоюза. Они давно работают под пристальным международным контролем, часто пристрастным. И протокольная фраза "энергоблоки НАЭК "Энергоатом" эксплуатируются безопасно, требования по обеспечению безопасности реакторных установок, предусмотренные проектом… и международной практикой, выполняются в достаточном объеме" — реальна. Как бы это кого-то не огорчало.

Два блока Запорожской АЭС (г. Энергодар), на которых продлевают срок эксплуатации, вообще референтны для НАЭК — они станут образцом для еще девяти блоков. Сказать, что все идет без сучка и задоринки, трудно. Недавняя замена руководства ЗАЭС — тому подтверждение, и теперь для продления срока эксплуатации блоков завели спецпредставителя компании.

А тем временем отношение власти к атомщикам хорошо демонстрирует вопрос выделения участка земли под централизованное хранилище отработавшего ядерного топлива (ЦХОЯТ). Эту тему мурыжат годами, за каждый из которых Россия исправно получает до 200 млн долл. Война, говорите? Тут уж кому как. Причем речь идет не о пляже на ЮБК, а о неиспользуемом и ненаселенном участке земли в Чернобыльской зоне.

Благодаря титаническим усилиям НАЭК, дело, похоже, сдвинулось с мертвой точки, но на переплатах потерян минимум миллиард долларов. Соль шутки в том, что топливо вывозят в Сибирь на временное хранение, и позже продукты его переработки должны быть возвращены и захоронены на территории Украины. О чем Москва вполне настойчиво напоминает.

Хорошо хоть удалось построить хранилище на Запорожской АЭС. Иначе убытки были бы вдвое большими.

Только после начала войны удалось, наконец, реально продвинуть вопрос диверсификации поставок ядерного топлива. То, что это вызовет бурную реакцию в Москве, было понятно и еноту. Но вот размеры потока грязи, захлестнувшей украинскую прессу, все-таки удивили. Как и то, что вопрос подняли и в парламенте страны. Принцип "деньги не пахнут" кое-кто воспринимает уж слишком буквально.

И все же, преодолевая бешенное сопротивление, удалось уйти от стопроцентной зависимости от российского топлива. Сейчас у Украины есть контракт на поставки альтернативного топлива на шесть блоков из 13 миллионников с возможностью его расширения.

Удалось сократить зависимость в процессе обогащения ядерного топлива, недавно был заключен очередной контракт. Топливо будут обогащать пока только для шведских поставок от "Вестингауза". Россия (вот ведь сюрприз!) явно не в восторге от идеи принимать чужое обогащение для "своих" топливных кассет. Причем подписанный контракт предусматривает гарантированный заказ на две загрузки и еще две НАЭК имеет право заказать дополнительно.

Имея несколько подобных контрактов, Украина обеспечила себе возможность маневра. В критической ситуации — в случае полного отказа Москвы от услуг обогащения топлива — по уже имеющимся контрактам мы сможем заказать полный объем таких услуг у нероссийских поставщиков.

А наличие нескольких компаний исключило ситуацию, когда монополию российского поставщика заменили на монополию другого. В общем, работа ведется, и немалая.

Для сравнения: с начала войны в Донбассе тепловая энергетика столкнулась с острым дефицитом антрацита, на котором работает половина электростанций. Его запасы остались на неконтролируемой территории. То, что часть антрацитовых блоков надо перестраивать на другие виды углей, понятно давно. Но результат за два прошедших года — ни на одном из блоков работы даже не начаты. И это при совсем не запредельной цене — порядка 3,5–4 млн долл. на переоборудование одного "антрацитового" блока тепловой электростанции. Но денег, вот ведь беда, так не нашли.

Понятно, что Ахметову не сильно хочется все это делать, но это невыгодно и людям, "организующим" и курирующим схемы вокруг поставок из ОРДЛО на пока еще государственное "Центрэнерго". Диверсификация и энергонезависимость страны. Да плевать им на это с высоты печерских холмов. Своя офшорка и деньги в личный карман на порядок важнее.

Впрочем, в дефиците антрацита уже обвинили и "Энергоатом". Кого же еще? Кто тянет, на того и взваливают. Благо, что желающих пнуть хватает. Летом атомный тариф несколько повысили. Теперь он "всего лишь" вдвое меньше тарифа для угольных электростанций и втрое — для ТЭЦ ахметовского "Киевэнерго".

Такое повышение не поможет решить проблемы радикально, но ситуацию улучшит. Но это точка зрения энергетиков. А есть и другая: каждая копейка повышения для АЭС — это более 2 млн долл., которые (по опыту поставок на "Центрэнерго") можно славно "освоить".

Сразу активизировались и кредиторы, и просто желающие подсобить своим людям. Благо, схема "урвал — вывел в офшор — уехал", к сожалению, благополучно пережила два майдана и войну. Термин "любі друзі", побывавший и днепропетровским, и донецким, а сейчас жизнерадостно уехавший ближе к Виннице, вполне жив-здоров. "Революция достоинства? Не, не слышали".

В потоке кандидатур, которые помогут разрулить финансовые потоки по нужным карманам, встречаются совершенно экзотические фамилии. Иногда наблюдается буквально ремейк славных распилов 90-х годов прошлого столетия. Так, снова возникла из небытия фамилия руководителя пилившей тогда потоки фирмы "Станк" Дяминова. В судах всплыл иск Запорожского абразивного комбината (это легендарный "Бринкфорд"), и прочая, и прочая… И на Печерске у каждого свой лоббист разной силы.
И святая уверенность лоббистов, что лично в его загородном домике дизелек "на всякий случай" имеется, и денежек на солярку хватит. И до самолета, ежели что, добежать успеет.

Атомщикам уезжать некуда — нужно работать, продлевать ресурс блоков, модернизировать оборудование, ну и читать грязь о себе. Запорожскую АЭС в прошлом году "взорвали" раз пять. Так что охрана станций — вполне реальная забота. И даже готовить новые проекты — а их сейчас у НАЭК больше десятка. Конечно, львиная доля стоимости — это достройка двух блоков на Хмельницкой АЭС, что в любом варианте не вопрос сегодняшнего дня.

Но и остальные проекты помельче дадут прирост производства, идентичный годовой выработке половины ядерного блока, а в перспективе — и резкий прирост экспорта электроэнергии в Европу. Все это реализуемо и делается. Хотя хотелось бы побыстрее, а многое могло бы при минимуме содействия давно работать.

В общем, праздник намечается ни разу не скучный. И по факту итоги юбилейного года подводить придется весной следующего. Если система пройдет все без крупных сбоев, это будет самая высокая оценка труда атомщиков всех уровней. Именно они на своих плечах в буквальном смысле зиму и вытянут. Остается пожелать, чтобы им если не помогают, то хотя бы меньше били в спину.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно