ГЕРМАНИЯ: ПОЛУВЕКОВОЙ ЮБИЛЕЙ ОМРАЧЕН ЭКОНОМИЧЕСКИМ СПАДОМ

1 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 1 октября-7 октября

В 1999 году Германия отмечает две знаменательные даты в своей истории - 50-летие создания Федеративно...

В 1999 году Германия отмечает две знаменательные даты в своей истории - 50-летие создания Федеративной Республики (сентябрь 1949 г.) и 10-летие объединения (октябрь 1989 г.) двух частей страны - западной и восточной, принадлежавших в течение 40 лет к различным социально-экономическим системам.

Образование единого германского государства стало значительной вехой в политико-экономическом развитии Европейского континента. Германия усилила свои позиции в Старом Свете. По многим экономическим параметрам эта страна намного обошла Великобританию и Францию, которые, кстати, вместе с США стояли у истоков появления на политической карте нового государства. Именно Германия была инициатором учреждения новой валюты - евро и проведения согласованной хозяйственной политики стран ЕС, от которой и сама страдает, поскольку диапазон для экономического маневрирования сузился, а «пуститься в автономное плавание» не позволяется.

Что касается объединения Германии в 1989 году, то, с одной стороны, оно имело позитивный политический результат для страны, а с другой стороны, определенный негативный экономический аспект. Из западной части, по данным английского еженедельника Economist, уже «перекачено» в течение последних 10 лет около 1 трлн. марок для реконструкции хозяйства бывшей ГДР. К этому следует добавить 20 млрд. марок на переезд федерального правительства из Бонна в Берлин. А эти деньги могли бы быть использованы для ускоренной модернизации экономики западной части. В 1989 году Германия пережила второй сильнейший экономический шок (первый в 1973 году) в послевоенный период своей истории, обусловленный во многом последствиями быстрого объединения страны. В конце 90-х годов начали зреть «семена» нового кризиса, остроту которого Германия прочувствовала именно в 1999 году. И если правительством не будут приняты решительные чрезвычайные меры, то спад в производстве может носить затяжной характер.

К великому сожалению, к двум историческим юбилеям Германия подошла не в лучшей спортивной форме, как говорят атлеты. Социально- ориентированная экономика на пороге XXI столетия дала трещину и создает стране больше «неудобств», нежели «доставляет приятных минут». О причинах и характере кризисных явлений в Германии пойдет речь в статье.

Сегодняшнее состояние немецкой экономики - самая большая проблема Западной Европы. Ведь именно на Германию приходится одна треть объема выпуска промышленной продукции всего ЕС. Многие экономические проблемы этой страны связаны с общей проблемой Западной Европы - евро, за которую Бонн и Берлин вели «титаническую борьбу» в течение продолжительного времени, а, как известно, евро является залогом стабильности немецкой экономики.

Если обратиться к основным макроэкономическим показателям, то за первые полгода 99-го в Германии было зафиксировано падение ВВП - 0,4% (если немецкие компании не увеличили бы экспорт в США, то снижение ВВП могло быть сильнее). В то же самое время другие государства ЕС демонстрируют более высокие темпы роста - 0,5-1,0%. По свидетельству экономистов- пессимистов, ситуация в стране резко не изменится. А по мнению экспертов-оптимистов, общегодовой прирост должен составить 1-1,5%. Время рассудит, кто был из них прав.

Одной из главных причин спада в экономике Германии принято считать жесткую монетарную политику. С начала

90-х годов Бундесбанку пришлось удерживать общий уровень процентных ставок на достаточно высоком уровне для того, чтобы после объединения с восточной частью Германии попытаться сохранить темпы развития экономики конца 80-х годов. Банку удалось справиться с поставленной задачей, при этом ему приходилось бороться и против увеличения дефицита бюджета (кстати, в 2000 году намечено сократить бюджетные расходы на 1,5%, что позволит сэкономить государству 30 млрд. марок и продвинуться к главной цели - свести к 2007 г. бюджетный дефицит к нулю). Под давлением Европейского Центрального банка Германия понизила процентные ставки в целях соблюдения общих интересов объединенной Европы. Фактически сложилась ситуация, при которой вся экономика Германии работала на благо евро, а внутренние проблемы отступали на второй план, т.е. для поддержки стабильности евро нужна была одна политика, а для стабилизации немецкой экономики - другая. Получается так, что немцы наказали себя экономически. Если введение новых процентных ставок во всей Европе, согласованных с германскими, дали толчок для экономического роста в пределах ЕС, то в самой Германии они отрицательно отразились на развитии хозяйства. Главный экономист Европейского Центрального банка О. Иссинг заявил, что причиной падения евро по отношению к американскому доллару является спад производства в немецкой экономике, и в этом виновна сама Германия, поскольку не способна навести порядок в своем «промышленном доме». Глава ЦЕБ был более категоричен: хозяйственные проблемы в Германии носят далеко не циклический характер, а являются следствием медленных реформ в социальной области, рынка рабочей силы, который не является таким гибким, как в США (кстати, Германия попытается реформировать его на штатовский манер).

По мнению экономистов ЕС, сегодняшние трудности в Германии обусловлены тем, что экономика работала в напряженном состоянии начиная с начала 90-х годов, т. е после воссоединения. По свидетельству министра финансов Х. Айхеля, Германия имеет слишком раздутый государственный сектор. В период правления Коля в госсекторе производилось 50% ВВП. Такая доля считается препятствием для свободного развития предпринимательской активности. В предстоящие пять лет Айхель намерен сократить госсектор более чем на 1% и приблизиться по этому показателю к Великобритании, где доля последнего составляет 40%.

Вторым жестким испытанием для немецкой экономики стали финансовые кризисы на развивающихся рынках. Как известно, Германия проводила политику активного вхождения на рынки азиатских стран, в первую очередь государств Юго-Восточной Азии. Около 30% ВВП Германии приходилось на долю промышленных и финансовых инвестиций за рубежом, причем 25% из этого числа на быстроразвивающиеся в середине 90-х годов рынки.

Азиатский финансовый кризис сильно ударил по немецким промышленным гигантам, в первую очередь химической индустрии и производителей цветных металлов. К примеру, немецкий экспорт в Южную Корею в 1998-99 годах замедлился. Такой известный в Германии производитель компьютерных программ, как SAP, сообщил о том, что реализация на азиатском рынке упала. Германия пожинает плоды своей стратегической линии, разработанной в 80-90-х годах, направленной на создание производственных мощностей за пределами стран, где производство товаров не обременено высоким уровнем социальных издержек. Как известно, страны Юго-Восточной Азии (Таиланд, Индонезия, Малайзия) «не увлекаются особо» социальными программами, как это делает Германия, и стоимость производимой продукции в вышеуказанном регионе на несколько порядков ниже, нежели в Европе. С одной стороны, перенесение промышленного центра тяжести из Старого Света в Азию не является фактором, который противоречит канонам развития мировой экономики. Но с другой стороны, перемещение производства и капиталов из Германии оголяет финансово страну, резко уменьшает базу поступлений в социальные фонды, поскольку многие германские корпорации заявили о том, что у них не хватает средств на инвестирование, техническое переоснащение и удержание зарплаты на прежнем уровне.

Августовский кризис-98 в России усугубил экономическое положение Германии. Это связано с тем, что северный сосед Украины был вторым по величине на экспортном рынке этой страны.

Все бедствия экономики от налогов и раздутой социальной сферы.

Многие экономисты считают, что с вышеперечисленными факторами, имеющими влияние на состояние немецкой экономики, Германия могла бы справиться, если бы вовремя ей удалось реформировать малоэффективную налоговую политику, непозволительно раздутый промышленный сектор и изменить систему оплаты труда. Именно из-за налогов рассорились предприниматели и правительство. Последнее, в лице О. Лафонтена, начало модернизацию налоговой системы с прикрытия всех налоговых лазеек для компаний на сумму 7 млрд. марок, при этом не снижая в целом корпоративные налоговые ставки. Кстати, в Германии самые высокие ставки налогов на корпорации. Они составляют от 43 до 56%.

Для сравнения: в США - 40%, Голландии - 35%, Великобритании - 31%, Финляндии - 28%.

В ответ на нежелание правительства пересмотреть налоговую политику крупнейшие компании пригрозили перенести свои штаб-квартиры за рубеж. Это требование возымело действие. Канцлеру Г. Шредеру пришлось отступить и искать новые пути для налогового реформирования системы. Предполагается сократить базовые налоговые ставки на 19,9% к 2002 году, а налог на зарплату снизить до 40%. Чтобы как-то компенсировать возможные потери, правительство обратило свой взор на представителей низкооплачиваемых профессий, ранее не обремененных высокими налогами. Но когда стало известно о новых направлениях реформы, то поднялся шум. Было подсчитано, что в случае введения повышенных налоговых ставок на вышеуказанную категорию работников страна может потерять около полмиллиона рабочих мест, а некоторые сервисные отрасли лишатся многих рабочих мест.

Нервозное состояние в корпоративном секторе Германии немного спало после того, как Лафонтен ушел, а его сменил Айхель. Последний рассматривается как дружелюбно настроенный к деловым кругам госчиновник.

Однако министр финансов начал действовать хитрее. Он пообещал поддержку предпринимателям, но в то же самое время было объявлено о применении новой системы перераспределения доходов в крупнейших секторах экономики согласно выработанной ранее программе социал-демократов во главе с канцлером

Г. Шредером. Следует подчеркнуть, что вышеуказанное заявление Айхеля имело негативное воздействие. Немецкие промышленники заявили, что в связи с неопределенностью в экономике они будут меньше инвестировать в германскую экономику до тех пор, пока не станет ясно, в какую сторону движется страна.

Налоги не единственная причина, препятствующая увеличению инвестиций в экономику Германии. Как отмечают международные эксперты, за 50 лет существования в стране был создан слишком дорогой рынок рабочей силы.

Как известно, немецкие рабочие славятся в Европе своей высокой производительностью, однако расходы на содержание рабочей силы слишком большие. Они выше на 50%, нежели в других странах ЕС. Изменение ситуации в оплате труда требует разработку и принятие новой программы на общефедеральном уровне. Этот вопрос дебатируется в высших правительственных кругах страны, но не более, поскольку начало ее разработки может дорого обойтись канцлеру Шредеру, который на выборах-98 года обещал не снижать уровень жизни трудящихся (одной из причин поражения канцлера Г. Коля была неспособность увеличить уровень занятости в стране). Правительство социал-демократов оказалось в экономической ловушке.

Выход из кризиса предполагает принятие «крутых мер» не только в самой хозяйственной системе Германии, о которых говорилось выше, но и в распределительном механизме, т. е. уменьшение затрат на содержание рабочей силы. Непонятно, каким образом будут перезаключены коллективные договоры, которыми охвачены 75% и 25% рабочих соответственно в западной и восточной частях Германии. По расчетам немецких экспертов, реальная зарплата в промышленности выросла в 1998 году на 2,5%. Каждое однопроцентное увеличение зарплаты через некоторое время (12-18 месяцев) приводит к почти однопроцентному возрастанию безработицы (именно в 2000 году Германия серьезно столкнется с сокращением рабочих мест). Как свидетельствует практика, компании без поддержки правительства на своем уровне не могут реформировать основы социально-ориентированной экономики, которые были заложены еще во время правления Аденауэра.

Наведение порядка в немецкой экономике возможно только благодаря проведению непопулярных реформ, которые канцлер Г. Шредер намерен все-таки проводить. У Германии, как отмечают аналитики, мало времени на поиск альтернатив. Промедление правительства способно привести не только к дальнейшему ухудшению состояния экономики, но и заложить мину под европейскую стабильность, а также осложнить ситуацию с введением в 2002 году в наличный оборот евро.

по материалам Financial Times

и Economist

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно