Газопеределки

4 ноября, 2011, 15:37 Распечатать

НАК «Нафтогаз Украины» в месячный срок должна передать Фонду государственного имущества госпакеты акций 48 городских и областных предприятий по газоснабжению и газификации (гор- и облгазов).

© magicseo.net

В ноябре в газовой отрасли стартует новый передел или, точнее, перезакрепление собственности.

10 октября Кабмин принял постановление №1053. Согласно этому документу НАК «Нафтогаз Украины» в месячный срок должна передать Фонду государственного имущества госпакеты акций 48 городских и областных предприятий по газоснабжению и газификации (гор- и облгазов). В дальнейшем эти пакеты будут проданы…

Государство оставит себе только 25-процентные пакеты акций облгазов. В тех же предприятиях, где доля НАК уже сейчас меньше, госпакеты будут проданы полностью.

По существу это означает новый передел на рынке сбыта газа. Именно облгазы обеспечивают снабжение газом населения и комбыта. Плюс не так мало газа они поставляют и промышленности…

Суммарно через облгазы ежегодно проходит более 50 млрд. кубометров газа (т.е. примерно вдвое больше, чем потребляет Франция).

Газифицировано в Украине (речь о поставках природного газа трубопроводами) более тысячи городов и поселков городского типа и свыше 25 тыс. сел. Газ поставляется почти 150 тыс. предприятий и коммунально-бытовых потребителей, и его же (включая сжиженный) получают около 13,5 млн. частных потребителей.

Насколько система сложна, можно судить по следующему: ес­ли протяженность магистральных газопроводов в однониточном исполнении составляет 39,8 тыс. км, то газораспределительных сетей (давлением ниже 12 атмосфер) в стране более 367,4 тыс. км. Причем последняя цифра виртуальна — еще несколько лет назад протяженность тех же местных газопроводов оценивали всего в 235 тыс. км.

Более чем 50-процентный прирост труботранспортной мощности обеспечен не только в результате нового строительства (хотя оно тоже ведется), но и за счет банальной инвентаризации и постановки на баланс многочисленных сетей закрытых (в прямом смысле слова) промышленных предприятий.

Необходимый режим газоснабжения в системе обеспечивают свыше 63 тыс. газораспределительных пунктов. При этом более трети бытовых потребителей не имеют счетчиков. По данным НАК «Нафтогаз Украины», сейчас их установлено 8,5 млн. штук, то есть приборами учета расхода газа обес­печены 62,2% от общего числа потребителей. Ранее принятая программа обеспечения полного учета тихо и благополучно завалена.

Очень любопытно: кому все это газораспределительное добро принадлежит?

Теоретически трубы (за иск­лю­че­нием вновь построенных, причем не за госсчет или счет НАКа) нельзя приватизировать — они находятся в ежегодно пролонгируемой аренде. Фактически контроль государства над региональными газораспределительными сетями весь­ма условен, ведь «отделить» новые тру­бы от старых практически невозможно. А история 2008—2009 годов, когда при премьере Юлии Тимо­шенко пытались передать трубопроводы от облгазов в свежесозданное предприятие «Наф­то­газ­мережі», показала, что забрать их у владельцев пакетов акций облгазов практически нереально. После длительной и публич­ной борьбы газораспределительные сети не отдал ни один облгаз… А пос­ле прихода к власти Виктора Яну­ковича «Нафтогаз­мережі» вообще ликвидировали.

Причина провала этой затеи (собирания сетей под крышей одной гос­ком­пании) банальна: у боль­шинст­ва этих предприятий есть собственники, которые не хотят отдавать активы и готовы за них бороться на всех уровнях.

Еще в ходе сертификатной приватизации 90-х годов прошлого столетия акции облгазов стали находить новых владельцев. Сейчас ни в одном из обл- и горгазов НАК «Нафтогаз Украины» не имеет более 51%. То есть для проведения соб­рания акционеров в каждом таком акционерном обществе НАКу нужно договариваться с остальными владельцами акций (единственное исключение — ГАК «Черномор­неф­тегаз», да и то речь идет в основном о добыче углеводородов).

До недавнего времени ситуация выглядела следующим образом.

В 19 облгазах НАК имела конт­рольный пакет, в четырех ее доля превышала 40%, что давало возможность блокировать любое собрание (или решение) акционеров. Еще в 17 компаниях у НАКа был блокирующий пакет (более 25%). В остальных 14 она могла разве что наблюдать (что, впрочем, не исключает вариантов блокирования с другими акционерами).

Согласно новому постановлению в 14 облгазах и горгазах «Нафтогаз Украины» потеряет контрольные пакеты акций. В пяти компаниях будет продано более 20% акций, что означает сущест­венное перераспределение долей акционеров. В следующих пяти компаниях НАК продаст более 10% акций.

Ключевой вопрос — в чью пользу?

Два года назад Служба безопасности Украины информировала Кабинет министров о попытках иностранных посредников приватизировать 20 облгазов в Украине. В основном подразумевались структуры Дмитрия Фирташа, который именно в то время сделал резонансное заявление о том, что его компания контролирует 75% поставок природного газа потребителям (то есть те самые гор- и облгазы). И хотя позже он свое заявление опроверг, все же было признано наличие у Фирташа опционов на приобретение ряда крупнейших газораспределительных компаний.

В середине 2000-х годов структуры Фирташа, при дружественной поддержке тогдашнего главы «Наф­то­газа Украины» Юрия Бойко, активно перекупали облгазы у собственников. Для чего использовались самые разные методы убеждения — от кнута до пряника.

НАК «Нафтогаз Украины» заявляла о долгах ряда облгазов, что было чистейшей правдой. Следовал бурный процесс обмена обвинениями, потом достигались договоренности и… тема затихала. Долги обл­газов перед НАКом, к слову, оставались…

Только весной этого года их весьма внезапно «списали», что не без основания было воспринято экспертами как подготовка к приватизации.

Забавно, что, по одной из оценок ФГИ, общая балансовая стоимость газовых сетей, находящихся в пользовании облгазов, составляет 9 млрд. грн. При этом сумма списанных облгазам долгов превысила 10 млрд. грн. А в настоящее время предпринимается попытка протолк­нуть и дополнительные льготы…

Ну а пять лет назад схема работала достаточно незатейливо. Сначала под нее в 2006—2007 годах попал один из тогдашних спонсоров БЮТ Олег Бахматюк. Летом 2006-го он выкупил акции шести облгазов (в основном, западно­украинских) у Игоря Еремеева (группа «Континиум»). Это были контрольные пакеты «Закарпат-», «Чернов­цы-», «Волынь-», «Чер­ниговгаза» и более чем 40% «Ивано-Франковск-» и «Львов­газа» (см. табл. 1).

Тогда по заказу австрийской компании Raiffeisen Investment даже была сделана единствен­ная публичная оценка стоимости этих пакетов акций, составившая 73,5 млн. долл. Хотя сам Игорь Миро­нович сначала хотел получить 92 млн. долл.

Затем весной 2007 года структуры, близкие к О.Бахматюку, выкупили 26,4% «Винницагаза» (продавцы, дружественные Богдану Губскому) и 22,6% «Сумыгаза» (это ОАО связывали с Анатолием Шкрибляком, нынешним владельцем Дарницкой ТЭЦ в Киеве и акционером Черниговской и Черкас­ской ТЭЦ). Суммарно О.Бахмаюк тогда заплатил за два этих пакета около 17,5 млн. долл.

А потом начался «накат»…

После начала «запрессовки» Бахматюку пришлось поделиться контролем, хотя, по ряду данных, он сохранил опцион на блокирующий пакет. По неофициальной информации, короткая война обошлась Фирташу в сумму, эквивалентную 75 млн. евро.

Незадолго до этого можно было наблюдать увлекательную (с «маски-шоу») попытку Богдана Губского зацепиться за «Черкассы­обл­газ» и акции того же «Винница­обл­газа». Впрочем, в итоге для нардепа все закончилось печально — добытые «непосильным трудом» акции пришлось реализовать.

А вот переход в пользу Дмит­рия Васильевича контроля над компанией «Газтек» (ранее связанной с экс-зампредами «Нафтогаза» Владимиром Якубенко и Вадимом Украинским), владеющей конт­рольными пакетами «Хмельницк­обл­газа», «Житомироблгаза» и крупными пакетами «Николаев-», «Ривне-», «Днепропетровск-», «Запорож-» и «Тисменицагаза», прошел вполне мирно, без особых выбросов компромата.

Тогда же достаточно публично собственников «сменили» еще несколько облгазов.

С конца 1990 годов акции ряда восточных облгазов («Днепрогаза», «Харьковгаза», «Харьковгоргаза», «Донецкгоргаза» и «Криворож­газа») скупала так называемая лужниковская группа российских бизнесменов, лидерами которой называют Михаила Воеводина и Александра Бабакова. (Они также купили в 2000 году четыре обл­энерго на конкурсе, а позже приобрели контроль над «Одессаобл­энер­го».) Однако летом 2006-го они быстро продали пять конт­рольных пакетов облгазов структурам российских предпринимателей — Виктору Вексельбергу и бывшему заму Анатолия Чубайса (главы бывшего РАО «ЕЭС Рос­сии») Михаилу Абызову. По не­официальным данным, сумма сделки была довольно скромной — порядка 35—40 млн. долл.

Ранее были утечки информации о том, что компании, связанные с Вексельбергом, были намерены потратить на покупку газо­рас­пре­делительных компаний в Ук­раине до 100 млн. долл. Причем, купив в тот период «Донецкгоргаз», от приобретения «Макеевгаза», при­­над­ле­жащего Владимиру Ше­луд­ченко (экс-главе НАК «Наф­то­газ Украи­ны»), россияне отказались.

Тогда же Абызов заявил, что контрольный пакет акций принадлежит его структурам, а у Вексель­бер­га — блокирующий пакет. Од­нако реальное управление сейчас осуществляют именно офшоры, близ­кие к «КЭС-Холдингу» («Ком­п­лексные энергетические системы») Вексельберга.

В то время компания Вексель­берга оптимистично отметила, что купила бизнес, имеющий 31,8 тыс. км сетей, которые обеспечивают природным газом 1,8 млн. человек и 16,5 тыс. предприятий, с годовым объемом газопоставок 2,6 млрд. кубометров и транспортировкой почти 9 млрд. кубометров. Для управления этим немалым газовым хозяйством была создана дочерняя компания «Газэкс-Украина».

Покупка все же вышла не слишком удачной. Сначала взорвался газ в жилом доме в Днепро­пет­ровске. Потом грянул кризис, затем началась развеселая история с выяснением, куда делась часть акций.

Весной прошлого года в КЭС заявили, что у холдинга пытались увести 19—21,5-процентные пакеты акций АО «Харьковгоргаз», «Харьковгаз», «Криворожгаз», «Днепргаз» и «Донецкгоргаз». Вексельберг без энтузиазма отметил, что «облгазы для КЭС не являются стратегическими активами. «Мы, скорее всего, не будем участ­вовать в их дальнейшей приватизации… Это не в портфеле наших приоритетов», — сказал он. И то верно: по итогам прошлого года, при обороте пятерки этих облгазов в 355,5 млн. долл. они принесли своим владельцам 5,9 млн. долл. убытков.

Хотя вполне возможно, что тот же Вексельберг может докупить НАКовские пакеты акций облгазов. Правда, они имеют какой-то вес только в «Харьковгазе» — 17,7% и «Харьковгоргазе» — 9,91% (см. табл. 2).

Летом появилась информация о том, что Вексельберг рассматривает возможность про­дажи своих обл­га­зов структурам ОАО «Газ­пром». Новость очень «веселая», так как озна­чает прямой доступ российского «Газ­про­­ма» к розничным потребителям га­за. Соб­ствен­но, такой доступ у рос­сийской газовой монополии и так уже появился — дочерняя компания «Газ­прома» напрямую продает газ потребителям Ук­раи­ны, да и то же «Рос­Укр­Энерго», монопольно поставлявшее газ в Украину до 2009 года, было наполовину газпромовским…

Вопрос «как это отразится на украинском газовом рынке?» волнует многих экспертов. Кроме той организации, которая обязана интересоваться таким обстоя­тельством по долгу службы, — Анти­мо­нопольного комитета Ук­раины.

Происходящая концентрация облгазов в «одних руках» АМКУ никак не задела. Точнее, после известного заявления Фирташа о контроле над большинством облгазов Украины АМКУ философски заявил, что с 2006 года (т.е. после покупки акций пяти облгазов Вексельбергом) к нему никто не обращался за разрешением на приобретение свыше 25% акций какого-либо облгаза.

В начале 2009 года правительство поручило Антимонопольному комитету Украины, Фонду госимущества, Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку проверить информацию о принадлежности компании РУЭ контрольных пакетов украинских облгазов. Антимонопольщики проверили. И даже отчитались. Причем отчитались дважды и очень по-разному. Сначала оказалось, что всем, включая СБУ и самого Фирташа, все просто померещилось.

По словам тогдашнего первого зампреда АМКУ, комитет отправил запросы «РосУкрЭнерго» и всем 52 обл- и горгазам относительно структуры их активов и в итоге получил полную информацию: «По результатам анализа ситуации и полученным данным, мы не установили факт осуществления этой структурой контроля над украинскими облгазами». Музыка играет туш…

По иронии, как раз в этот момент в наблюдательные советы обл­газов бодро заходили представители ЗАО «УкрГаз-Энерго» — совместного (по 50% уставного фонда) предприятия газотрейдера «РосУкрЭнерго» и «Нафтогаза» (летом 2011-го НАК «Нафтогаз Украины» и из этого СП выкинули — за ненадобностью…).

Ответ АМКУ был настолько откровенно беспомощный, что несколько месяцев спустя (к началу 2010 года) позицию этого госкомитета подкорректировали. По словам тогдашнего главы АМКУ, оказалось, что «...исследования еще не закончились. Это связано с очень сложной перепиской с офшорами… Нам важно установить элементы связанности. Надо понять, здесь единственный субъект, или их несколько. Если выяснится, что один держатель, условно, имеет 70% обл­газов, то АМКУ должен проверить, на основании какого решения существует такое положение на рынке. Если субъекты находятся под одним владельцем, это усиливает их монопольную или рыночную власть».

И с тех пор — уже полтора года — полная тишина…

Впрочем, АМКУ уже заявлял, что монополия в принципе допустима. Главное, чтобы «общественная польза от этого превышала негативные последствия от ограничения конкуренции».

Чем Фирташ или, точнее, те, кто за ним стоит (в полную самостоятельность Дмитрия Василье­ви­ча верится почему-то слабо), хуже государства? К примеру, в начале июля 2011 года стало известно о смене собственников «Одесса­га­за». Ранее этим предприятием владели Игорь Учитель и Игорь Згуров. Теперь — кипрские офшорки Samenco Ltd. и Zemare Ltd., купившие более 60% акций «Одесса­газа»… Нового покупателя эксперты связывают с тем же Фирташем. Его пресс-служба данную привязку опровергла.

А вот об Антимонопольном комитете никто и не вспоминает. Похоже, уровень АМКУ — плакаться, что облгазы неправильно устанавливают счетчик, и говорить о развитии конкуренции «вообще и где-то»...

Кстати, когда «молодая команда» народного мэра Черновецкого в марте прошлого года «свистнула» у Киева 28,46% акций «Киев­газа», в Антимонопольный комитет (за одобрением сделки) тоже никто не обращался. Да и зачем, собственно?

Среди других возможных приобретателей госпакетов акций обл- и горгазов, выставляемых на продажу, можно упомянуть главу Полтавской областной организации Партии регионов нардепа Алексея Лелюка. По ряду данных, дружественные ему структуры контролируют 42% акций «Полта­ва­газа». НАКовские 26% акций переведут его из статуса влияющего на компанию в реального собственника.

Сильно ли нужны тому же Шелудченко в «Макеевгазе» последние 1,6% госпакета акций этого АО? А предлагаемые пакеты «Кременчуггаза», «Херсонгаза» и совсем крохотного «Гадячгаза» будут интересны владельцу ЗАО «Межотраслевой концерн Содру­жество» Виктору Попову.

Теоретически возможны и другие участники, но многое будет зависеть от условий приватизации. Так как конкурсы по продаже госпакетов акций облгазов должны закрепить позиции совершенно конкретных участников, то можно почти безошибочно предположить, что они будут максимально настроены на отсекание участников со стороны…

А вот схема, когда кто-то будет покупать пакеты акций одного облгаза через уже контролируемый им другой, — вполне возможна. К примеру, сейчас фирташевский «Хмельницкоблгаз» — крупный акционер «Житомироблгаза».

По такой или подобной схеме можно работать и дальше. Забавно, решатся ли «кинуть» Рината Лео­ни­­довича? У него тоже есть интересы. Тем более что предлагаются несколько пакетов в «Запорож-», «Дне­пропетровск-», «Луганскгазе» и пр.

Из нескольких обл- и горгазов государство уйдет полностью. Это фирташевские «Закарпатгаз», «Житомиргаз», «Черновцыгаз», «Волыньгаз» и мало кому интересный «Коростышевгаз».

Готово государство уйти и из век­сельбергских «Днепргаза», «Кри­ворожгаза», «Харьковгаза», «Харь­ковгоргаза»; а также из «Маке­ев­газа» Шелудченко и «Хер­сон­газа» В.Попова, а еще из «Одес­сагаза».

Впрочем, с учетом времени на подготовку сама приватизация обл- и горгазов реально стартует не ранее первой половины 2012 года. По факту осуществления этого передела государство потеряет статус ключевого игрока в этом сегменте газового (и не только) рынка.

Два года назад государство собиралось бороться за контроль на газовом рынке. Сейчас его самого уложат на лопатки. Причем уложат как раз те, кто должен был за него бороться…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно