Ферросплавы: «конец света»?

27 декабря, 2012, 16:24 Распечатать Выпуск №49, 27 декабря-11 января

Если вы не знаете, как убить ферросплавную отрасль в стране, не отчаивайтесь. Это очень просто — нужно взять поручение президента Украины и выбросить его в мусорную корзину.

© yaruse.ru

Если вы не знаете, как убить ферросплавную отрасль в стране, не отчаивайтесь. Это очень просто — нужно взять поручение президента Украины и выбросить его в мусорную корзину. Туда же отправляется и распоряжение Кабинета министров. После чего все уходят праздновать Новый год. Вы думаете, это шутка? Ничего подобного — это украинская реальность. Чиновники уже четыре месяца успешно отфутболивают поручение главы государства и три распоряжения Кабмина.

Первым последствием стала (на радость иностранным конкурентам) остановка двух из трех украинских ферросплавных заводов и уход в вынужденные отпуска почти четырех тысяч их сотрудников. Напомним, что в сентябре после почти двадцати месяцев трудных переговоров и личного вмешательства президента страны ферросплавщики получили надежду на установление экономически обоснованных тарифов на электроэнергию. Для этого потребовалось вмешательство президента, который дал соответствующее письменное распоряжение.

Согласно постановлению Кабмина, с октября уходящего года украинские электрометаллургические предприятия (в том числе и ферросплавные заводы) должны были получать электроэнергию по цене 60 долл. за мегаватт-час вместо нынешних 93.

Кстати, и сниженный тариф отнюдь не выглядел подарком. Уже приводились расчеты: после финансово-экономического кризиса энерготариф увеличивался 16 раз. Суммарно с начала 2010 года тариф вырос на 76,2%. В итоге ферросплавщики получают энергию едва ли не вдвое дороже, чем зарубежные конкуренты.

И даже обещанное снижение не возвращало тарифы на хотя бы докризисный уровень. По сути, по итогам работы тогдашней правительственной комиссии по изучению тарифов, ферросплавщикам пообещали просто цену экспорта нашей же электроэнергии за рубеж. Заметим, что экспортная цена украинской электроэнергии еще на 5 долл. за мегаватт-час ниже. То есть чужую промышленность мы готовы снабжать дешевле, чем свою.

Казалось, что здравый смысл победил. К примеру, на Запорожском заводе ферросплавов начали было набирать новый персонал для возобновления работы остановленного цеха №4 (он был остановлен из-за перевода части мощностей ЗЗФ на второй класс потребления электроэнергии, по которому она стоит на 30% больше, чем по первому классу). Планировалось, что к Новому году на работу примут еще 350 человек.

Но не тут-то было. Сначала сроки введения тарифа сдвинули с октября на ноябрь. А позже просто стали игнорировать принятое решение. Оказалось, что постановление Кабинета министров для чиновников просто бумажка. И, похоже, лакмусовая.

Начались попытки увязать новый тариф с внезапно появившимся «меморандумом о взаимопонимании» между правительством и электрометаллургическими предприятиями. Оную бумагу стали разрабатывать аж 13 различных госструктур. Среди них такие ответственные, как Минфин, Минюст, Минэнергоугольпром, Нацкомиссия, осуществляющая государственное регулирование в электроэнергетике (НКРЭ), Госналогслужба, Гостаможслужба, Фонд госимущества, Антимонопольный комитет и так далее. Начались и бесконечные согласования…

И все бы ничего, но, похоже, чиновники сами этой бумаги просто не читали — в итоговой версии документа от ферросплавщиков потребовали ориентироваться на биржевые цены их продукции и не допускать потерь электроэнергии. Разработчики (после многих недель согласований) так и не удосужились запомнить, что ферросплавы — не биржевой товар, а работать без технологических потерь на планете Земля, увы, пока не умеют. Причем в данном случае потери электроэнергии возникают не у ферросплавных заводов, а у облэнерго — в процессе поставки электроэнергии.

Затем цирк перенесли на другой уровень: оказалось, что вся толпа чиновников — это просто банальная массовка, от которой ничего не зависит. Срочно понадобилось мнение совета Оптового рынка электроэнергии. Оказалось, что собраться уважаемому совету никак нельзя. По словам руководителя Стахановского завода ферросплавов Владимира Солошенко, «когда было запланировано рассмотрение наших вопросов, то либо заседание совета ОРЭ переносилось, либо наш вопрос снимался с повестки дня, либо по непонятным причинам не рассматривался».

Последнее тем более удивительно, что уже более года совет Энергорынка вполне официально контролируется одной коммерческой структурой (ее представитель периодически получает аж по пять из десяти доверенностей на голосование). Она же контролирует и весь экспорт электроэнергии и даже ее поставщиков на ферросплавные заводы.

В Запорожье с принадлежащим ей сейчас облэнерго почти два года шли разбирательства вокруг судьбы заводской электроподстанции (при приватизации ее передали облэнерго). В прошлом году из-за этого немалую часть производственных мощностей предприятия перевели на более дорогой класс напряжения.

Удар по производству был страшный — завод был вынужден резко уменьшить выпуск ферросплавов, сокращать людей. При этом подстанция осталась без работы и весь прошлый и нынешний год стояла. А заводу предлагали… построить новую. Только в октябре этот театр абсурда закончился: простаивающую станцию наконец продали заводу.

Ну а чиновничий «пинг-понг» продолжался. К примеру, устанавливающая тарифы Нацкомиссия, осуществляющая государственное регулирование в электроэнергетике, заявляла, что ей трудно снижать цену, так как разницу придется перекладывать на других пользователей, и требовала решения совета Оптового рынка. Интересно, что весной она же с похвальной быстротой решила вопрос об экспорте электроэнергии и о цене на нее. А вот с тарифом для ферросплавщиков вопрос сразу наглухо завис.

Кстати, ферросплавные заводы согласны покупать электроэнергию на границе и оплачивать ее транспортировку в Запорожье или Стаханов. Это не анекдот, это у нас такая прогрессивная модель рынка. Но и это чиновники не разрешили делать.

Прождав всю осень и не выдержав нарастающих убытков, в начале декабря заводы остановились. В результате имеем вместо одной проблемы две — и снижение отчислений в бюджеты всех уровней (заводы-то не работают), и социальную напряженность. Ведь оба предприятия являются градообразующими. К примеру, за 11 месяцев текущего года ЗЗФ заплатил только в местный бюджет 165,1 млн. грн.

Пытаясь напомнить о проблеме, заводчане даже пикетировали Кабмин. Впрочем, директор Украинской ассоциации производителей ферросплавов Сергей Кудрявцев отметил: «Чиновники на своих рабочих местах стали защищать интересы работодателя. Только, похоже, для некоторых это оказалось вовсе не государство. Так что из первоначального проекта данного постановления, разработанного в ответ на распоряжение президента Украины, загадочно исчез механизм его реализации».

Понимая, что решение главы государства банально саботируется, ЗЗФ подал иск в Окружной административный суд Киева на НКРЭ, требуя выполнить поручение президента Украины и постановление правительства, предписывающие комиссии предоставить заводу экономически обоснованные тарифы на электроэнергию.

Повторимся: от чиновников в судебном порядке требуют… выполнить решение главы государства! Как отметил председатель правления ЗЗФ Павел Кравченко, «мы пытаемся защитить президента и Кабинет министров». И именно НКРЭ как государственный регулятор должна была проследить за ситуацией и не дать «Энергорынку» заблокировать поручение президента и постановления Кабмина.

Ферросплавщики воюют не только за себя. Ведь постановление касается всех высокоэнергоемких металлургических предприятий с высокой долей в себестоимости расходов на электроэнергию.

Уже давно назрел и перезрел вопрос о выделении их в отдельный класс потребителей, что полностью соответствует мировой практике: в подавляющем большинстве стран обычно классов напряжения не два, как у нас, а десять и более. Да и ситуация, когда при передаче электроэнергии ее цена возрастает на 300%, что происходит на Никопольском ферросплавном, встречается крайне редко.

Пока «государевы люди» отбиваются, заводы стоят. Их работники получают только две трети ставки и вряд ли смогут похвастаться хорошим предновогодним настроением. Для них реальный «конец света» уже наступил. И на сколько он затянется — неясно. Уже понятно, что вопрос решится не в 2012-м. Напомним: в Запорожской области уже потеряли работу почти 18 тыс. металлургов. Неужели этого мало?

Между тем повторный запуск предприятий — это огромные деньги, многие десятки миллионов гривен. Чтобы не допустить экологической катастрофы, на ЗЗФ сейчас поддерживают в рабочем режиме одну печь. Люди чувствуют ответственность за свою страну. И, похоже, явно лучше, чем те, кому это положено по должности.

Сейчас заводчане снова обратились к президенту — а вдруг это поможет?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно